Дороги души:познание. Продолжение
Назад на сайт
Все книги серии

Размер шрифта Ctrl + или Ctrl –
В избранное Ctrl+D

Дороги души:познание. Продолжение © 2019 ISBN: 978-617-7759-26-2




Вступление

Существует род греха, разрушающий всю жизнь личности сразу, как единое целое. Впервые за много тысяч лет жители Земли могут прикоснуться к высшим знаниям, позволяющим различать и преодолевать грехи, согласно собственному виду души.  Да!  Ведь  души – неодинаковы! Уже очень давно на планете Земля  значительная часть жителей  –  родом из высших миров.    Здесь, на земле, в мире людей, воплощаются и души из высоких планов бытия! И узнать свою суть, свой тип души – это поистине драгоценное знание. Ведь у каждого типа души – свои, именно обусловленные данным типом души,  стремления и жизненные цели,   способ восприятия мира,  логика и смысл поступков, своя неповторимая энергетика.  

Каждая серия книги традиционно начинается с уведомления о зависимостях. Но в этот раз мы отложим обычный ход повествования, и изучим чрезвычайно важный аспект бытия, гордыня связанная с ним порождает весьма разрушительные состояния. А  те, кто прикасается к эзотерическим знаниям – как раз и могут быть искушаемы такой гордыней.

Тонкоплановый идеализм

Как вы увидите ниже, читая главу –  это настолько глобальное явление, что  даже образное описание требует много примеров, освещения с разных точек,  многих ситуаций, связанных с этим явлением.
Тогда вопрос – зачем столь значительные усилия были потрачены на исследование и подробное описание данного аспекта бытия? Ответ прост: изучение эзотерических книг может увеличивать   тонкоплановую гордыню. Ведь эзотерика –  это знания о тонких планах.  И так как серия книг «дороги души» дает знания о высоких слоях бытия, то очень важным является осознание читателями данного греха, и его преодоление.
Тема настолько глобальная, и описана быть может настолько разными способами, что я колебался, с чего начать. В итоге решил начать с ситуации, благодаря которой я впервые в этой жизни осознанно соприкоснулся с данным аспектом бытия и начал размышлять о нем и исследовать. И то, насколько быстро и успешно пошли исследования, показывает, что, скорее всего, я уже был знаком с этим аспектом по прошлым жизням, и понадобилось лишь осознанное ситуационное вхождение. Подробнее о исследованиях, проходящих по многим жизням в  [2].
Совсем недавно, я встретил в подъезде одну соседку по двору. Вообще-то, она мне никогда особо не нравилась.  И это вполне нормальное явление, когда кто-то нравится больше, кто-то меньше, если не переходит определенную грань, конечно же.  Но в этот раз я почувствовал что-то чрезвычайно странное.  Больше всего это было похоже на неумную правоту и неуемное превосходство с ее стороны. Вообще-то, правота как таковая – это признак некоторых ментальных грехов, мы об этом поговорим в следующих книгах. Но в этот раз – причина была совсем в другом. И это лишь походило на правоту. Это была неуемная уверенность в чем-то, и причина уходила своими корнями в чрезвычайно высокие планы.
Я сначала подумал, что такая неприязнь (по сути, обоюдная) может быть связана с типом души.  Но  это вряд ли возможно. Ведь я в своих книгах постоянно говорю, что каждое существо потенциально гармонично, нет «плохих» существ, даже и темных.  И действительно, причина была совсем в другом.  Исследование  показало: соседка почему-то напрочь отрицала, с превосходством относилась ко всему тонкому, к невидимым явлениям, к будущему,  к высоким благам, если угодно. Больше же я ничего не смог воспринять. И на тот момент, по полученным данным  я сделал такой вывод (как потом оказалось, ошибочный): я экстрасенс, исследую тонкие планы - а она в них не верит и испытывает неприятие, поэтому мне она неприятна, а я, судя по ее отношению – ей.  Просто пока примите ситуацию к сведению, а мы продолжим с другой стороны.
В детстве я часто бывал в гостях у одной девочки. И сначала незаметно, а потом уже сверхзаметно, после визита к ней я ощущал очень, очень глубокую потерю сил. Я еле двигался. Но не физически, а вследствие концептуального истощения.  Причем это лишь малая часть проблем. Мне перестало что-либо хотеться, я перестал куда либо стремится. Это очень сложно описать точно, в целом можно сказать  так: это истощение вследствие сверхвысокого отрицания концепта действий, концепции.  Тем не менее, даже намного позже этих событий я был уверен, что причина – в темной корысти девочки. Ну то есть в том, что она находилась на первом этапе темного пути [2]. Но когда я стал исследовать  эту тему уже прицельно, после той ситуации с соседкой, выяснилось что это вовсе не истощение вследствие корысти или потери сил из-за отречения от высшего смысла. Хотя черты схожи, безусловно.  Поэтому-то я и спутал. Но  сама энергетика оказалась совершенно другой.  Более тонкого плана.  Кстати, семья этой девочки была бедная, однако с большой перспективой на «жирную дожность» в будущем, и на соответсвующие блага, причем перспектива потом и исполнилась. Обратите внимание, это важно. Теперь и эту ситуацию пока отложим.  Позже они сложатся в единое целое.

Что такое язычество?   Некоторые читатели, возможно, с уверенностью скажут: это и есть темный путь, преклонение перед миром.   Однако, это не так. В предыдущей книге я упоминал атеизм и язычество, поскольку они весьма усугубляют убежденность в темном пути. И поэтому коррелируют. Но кумирство и молитва языческому божку – это совершенно разные понятия. Вот смотрите: кумир не может быть изменен, ведь  нового концепта взять неоткуда, ибо существо отреклось от высшей сути. И темное существо служит кумиру, принимая его за суррогат высшего смысла. А вот языческому божку, племя, например  – вовсе не служит! Хотя может показаться что да. Если объявится лучший божок, или этот разочарует ожидания – его деревянный манифест выкинут в канаву легко и с песней! А поставят «лучшего» божка.
Думаю, наиболее проницательные читатели уже догадались, о чем пойдет речь.   Чем же божок лучший? А зачем он вообще нужен? Божок должен дать путь.  Концепт тонких планов. Потому то и разные божки, и один сменяет другого.  А сами божки представляют собой концепт благ.  Плодовитость.  Божок медного топора. Божок сильного удара. Примитивно? В земной культуре да. В известной земной культуре. Но достигать это может  и огромных высот, что, однако, в данном случае вовсе не является позитивным явлением. Полно случаев, когда на землю в далекой древности прибывали различные высокоразвитые  цивилизации, а местные из них делали языческих божков. Но на самом деле не из них самих, а из их концепта пути и соответственно, всего хорошего, что этот путь дает.      
Языческие культы  -  суть  идеалистичное возведение в абсолют, стагнация   тонкого плана определенного рода.  Ведь по сути, это концепт того,  как мироздание за бороду схватить.  То есть жить не так, как Бог покажет,  а сначала по собственным идеалам, а потом уже и по собственному хотению.  Почему это стагнация именно тонкого плана? Это очень важный нюанс понимания, обратите на это внимание: медный топор -  хорош. Железный – еще лучше.  Пила – еще. Заготовляющий робот – еще лучше.  Понимаете, каждый концепт – более тонкоплановый, поскольку более высокий, затрагивает более высокие планы бытия. И одновременно это – будущее. Причем для образного понимания очень важно, почему именно будущее. Поэтому я разъясню этот нюанс подробнее.
Вот лежат доски под дождем. Обычные доски в обычном человеческом мире опеки, где мы все с вами сейчас и живем. Мы все знаем, что доски сгниют рано или поздно. При должном анализе достаточно просто сказать и когда именно это будет. А вот жители ада  – не знают заранее, что доски сгниют. Потому что они воспринимают только их нечистую проекцию.   И вот скажем, кто-то из нашего мира, каким-то образом говорит адским жителям: через столько-то времени, ваша нечистая адская среда будет колоть, тянуть, сопротивляться – совершенно иначе – так и так. Ведь  гнилые доски раскроются иными векторами нечистых сил в мире ада,  они совершенно иначе ломаются, колются, сопротивляются и т.д. Адские жители – подождали и видят – все в точности исполнилось. И говорят – о, приходил знающий будущее! Однако суть примера не в предсказаниях. Каждый следующий мир охватывает временные потоки шире и тоньше, чем предыдущий. Поэтому образно  тонкие планы – это будущее. Не в прямом смысле –  завтра, или центральное время[2]. Более высокое – более тонкое, вот в чем тут суть. Поэтому образно воспринимающий тонкие планы – погружается в будущее. Еще раз почеркну,  образно.  Но для жителей нижележащих миров, тот, кто воспринимает более тонкие планы  похож на прикасающегося к  будущему. Собственно этот образный нюанс я привел лишь для понимания одного из примеров ниже. Не стоит уделять ему особое внимание, как  отдельной концепции или явлению. И так ясно, что тонкое – тонко, а  высокое – высоко.
Теперь мы можем объединить все  истории.  И та девочка и соседка да и я сам, в определенной мере (раз у меня активация подобия начиналась [2]) – были в гордыне от тонких планов!  Причем  каждый – от своих. И  что же это за обессиливание, которое является очень характерной чертой? Все очень просто: такое происходит, когда личность пытается любой ценой достичь  «благоволения языческого божка». Естественно, в кавычках. Поэтому что это просто процесс мироздания. Тонкое направление мироздания. Просто оно может   проявляться и через  существ. Например, когда  инопланетянин показывает дикарю технологичный топор.  И личность, кстати, уже разочаровавшись значительным образом в своем идеализме, изо всех сил пытается прагматично следовать здесь и сейчас своей тонкой концепции по своему хотению. Представляете, какое там усилие? Поясню, что именно я имею ввиду. Вот личность, которая молиться божку дорожного колеса. И вдруг – действительно пошли перевозки, бизнес попер! Представляете, как она будет волноваться и переживать, а вдруг что? А представляете, как она будет истощена, разочарована и агрессивна, причем в самых высоких аспектах ожиданий, если вдруг введут авиаперевозки?  И она из каждого пытается буквально душу вытряхнуть: ты же с моим языческим божком, ты же за колесо? Итого, язычество – страшный грех.
А теперь перейдем собственно, к эзотерике. Которая не меньше других явлений подвержена язычеству, а исходя из «тонкой» специфики,  думаю, даже больше. Я слушаю эзотерика в 90-х.  Он, как и множество других, учит «хорошему». И что он открыт каждому читателю и слушателю, и что он пытается преодолевать гордыню,  что он прислушивается к слушателям,  что для него деньги не главное и так далее и тому подобное. Прошли годы. Теперь он: никого не слушает, на любого из публики он смотрит как на ничтожество. Деньги для него – очень важны. И прибыль тоже. До него – не достучаться, он гнет исключительно свою линию и так далее.
То есть все, что он считал плохим и против чего предостерегал – он сам теперь и делает. Причем для меня большим сюрпризом стало, что он вовсе не перешел на темный путь. О, причины его «перерождения», иные и весьма любопытны! Кстати, перерождение – здесь в кавычках, поскольку, хоть грех язычества связан со слоями более высокими, чем даже и неизреченный смысл – он не приводит к концептуальному  перерождению существа,  подобно темным существам.  Это просто один из высоких грехов, хотя  и чрезвычайно порочный.
Этот экстрасенс, конечно же, имел определенные блага,   как и любой другой. В его случае это собственно экстрасенсорные знания, деньги, семья, концепты существования, ну и так далее.  И дальше как под копирку: экстрасенсы, некоторые политики, лекторы. Читают, говорят о  благе, учат. А что если затронут не что-нибудь, а именно их концепт существования? То есть добрый лектор-эзотерик  говорит – преодолевайте гордыню, когда толкнули. Подставьте щеку, если оскорбили. А лектора и не оскорбили, и не толкнули, а спросили: сколько получаете, откуда  и как получаете знания, книжный рынок, говорят, скоро рухнет. То есть за вымя потрогали. Вот вам и  проверка на язычество. И если он это испытание не прошел – то  со всеми вытекающими последствиями.
Кстати, обратите внимание на чрезвычайно важный аспект, мы это обязательно рассмотрим в дальнейших книгах. Прагматизм – вовсе не преодоление идеализма, не противоположность идеализму.  Прагматизм – это  логический аналог этапа хозяйствования, или упрощения основы. То есть  дальнейший распад. Преодоление идеализма   -  это реализм!

Есть некоторые очень характерные признаки личностей, которым неплохо бы преодолеть грех тонкопланового идеализма. Причем эти признаки значительно отличаются от признаков темных личностей. Читатели уже могут и самостоятельно предполагать, вывести многие признаки.
Ощущение, что к личности «на козе не подъедешь».  Более того, она может общаться только в ключе своего божка и ждет только этого.  Причем не просто на козе не подъедешь, многие темные  тоже не принимают определенных знаний, но концептуально-то они вполне ощущают, куда ветер дует, иначе как противодействовать? Иначе говоря, они хотя бы осознают, что не хотят. А вот те, кто пребывает в гордыне тонких концепций –  их попросту начинает «выбрасывать» из  всех других   концепций, кроме своего божка.  То есть личность попросту глуха ко всему кроме. Про обессиливание мы уже обсудили. Но это логический аналог упрощения основы. А есть – логический аналог  отречения от основы. Это когда личность уже крайне разочаровалась в божке. Признак -  просто-таки абсолютная уверенность в своем, ва-банк любой ценой глухой ко всему.  Плохо, не то, крах благ и действий и усилий и направления? А на самом деле все равно хорошо. Не верю!  Именно это и была та «правота» у соседки.
Когда-то один из мореплавателей написал письмо на материк: еду торговать, до жены далеко, а там же девушки - аборигены. Развлекусь! Когда он приехал, ему расхотелось  развлекаться с кем-либо, и даже подходить близко. Из-за того, что язычники отторгаются от основ бытия, при отречении они имеют чрезвычайно жуткие черты. Причем на самых разных планах.
Начало же погружения в  тонкоплановый идеализм может выглядеть весьма интересным образом. Думаю, вы заметили, что сам факт тонкопланового идеализма не зависит от масштаба, от «высоты».  У   эзотерика в гордыне,  излагающего более и менее высокие знания – может быть грех язычества, а у жителя соседнего села  с такой же гордыней, который живет более приземленно – что ж, у него попросту божок более приземленный, вот и все. Во многих  народных сказках повторяется один и тот же сценарий. Деревня, жители как жители. А один парень обычной работой не интересуется, на жучка смотрит, мечтает, листик осматривает, тонкий, нежный, задумчивый. Причем конец таких историй двоякий – иногда такой парень добивался значительных высот, а иногда истории заканчиваются чрезвычайно трагичным образом для него. Один парень чувствовал тонкое, да вот только горд был. А другой чувствовал – но был реалистом. И вот такой тонко чувствующий реалист –  не будет выпячивать на каждом шагу свое, отлынивать от работы, не будет агрессивен к селянам и т.д. И наоборот, кстати, селяне не будут озлобляться на него.
Тут есть и другой важный момент: вот такой парень, вроде бы и испытания преодолевает, но взял и отказался от  своих тонких надежд. Потому, что окружающие не ценили. Ясно, что это обернется для него тяжким грехом, и на самом деле – он был в гордыне. Почему? Так, если для него важен не путь, а отношение к нему окружающих и ништяки – это идеализм, гордыня или нет? Конечно гордыня! Чтобы путь был непременно розами устлан.
И еще интересная параллель. Читал где-то  статью о переходном возрасте. Там сказано было так: большинство подростков, вдруг начинают ощущать, что им открылись некоторые истины. И они считают, что они открылись именно им, они познали тайну бытия. А дальше начинается «бунт».
И еще одна  интересная тонкость. Певица, молодая, талантливая. Поет – великолепно! Что называется, восходящая звезда. Но у нее есть этот грех. Ее хвалят в интернете, я читаю комментарии. Интереснейший нюанс! Ее хвалят не как «силу имеющего», не как «настоящую», с настоящим талантом, благом и прочее. А без оттенка настоящего признания признания, скажем так. Ее хвалят как будто «нашего на селе», местечкового. «А давайте похвалим ее, наш талант, раз ей хочеться». Почему? А потому что народ интуитивно чувствует – она не вписывается в будущее, из-за этой гордыни. И тут же реагирует.  Она идеалистична и хвалят ее идеалистично, оторванно от реальности. Так же, как того парня наблюдающего за листиком. «О ты хорош, да, хорош. Да ты просто супер! Но так как это все никуда не вписывается, то мне тебя просто жалко. Ну ладно, хватит ерундой маятся, иди-ка телегу чистить».  Они-то хвалят, но не «по-настоящему». Они сами в себе чувствуют, что этот талант и это тонкое не  впишутся в реальность из-за гордыни, и поэтому не уважают его. Но как вы можете догадаться, такое нездоровое отношение происходит ровно тогда, если вокруг   такие же идеалисты. Не  имеющий же активации подобия, будет в отношении снисходительнее и благороднее.

Здесь кстати, хочу подчеркнуть: эти структуры бытия очень высокого плана, глобальны,    я только начал их исследование.  Поэтому, как видите, эта глава большей частью образна. А подробно, в обычных терминах формальной логики я изложу эти знания в дальнейших книгах серии. Поэтому следует понимать, пока эти знания только  образны, в общих чертах. Однако, так как речь идет об очень важном грехе, к тому же связанном с эзотерикой, я решил изложить пораньше. Так же и позитивные черты личности имеющей гармоничный данный слой -  не исследованы еще. Однако некоторые приблизительные детали есть, и я изложу то, что уже изучил.
Личность, гармоничная в этом аспекте бытия, готова принять направление и путь,  тонкие аспекты от Бога. И концептуально, тонкие планы – суть будущее для нижележащих миров, тонкий концепт  дальнейших процессов и явлений, или глобальные тонкие явления. Поэтому для нынешнего времени  образно такая личность похожа на… дружественного к гаджетам, робототехнике, как бы неожиданно  для некоторых читателей это не звучало.  Ведь на самом деле ничего неожиданного нет, это черты гармонии этого слоя именно для нынешнего времени и для нынешней земной цивилизации.   Это личность, обладающая тонкоплановым реализмом  и открыта тому благу, что грядет. И как грядет, а также непосредственно «тонкости»  и чертам концепта. Но главное, конечно же, именно черты личности, черты ее тонкопланового реализма, а не склонность к чему-либо.

Уведомление о зависимостях

Оптимальным является прочтение всех книг по очереди. Тем не менее, некоторые  книги  серии можно читать  и  без обязательного изучения всех предыдущих.   В таком случае часть базовых знаний является  крайне  необходимой для понимания книги. Но вот этот необходимый базис – он различен для разных книг.   Поэтому в начале каждой книги  и будет фигурировать уведомление о зависимостях: какие именно предыдущие книги необходимо прочитать   для понимания данной.
Итак, зависимости для  третьей книги серии «Дороги души»:
Значительная часть данной книги содержит образные описания светлых черт существ и  грехов существ. Также книга описывает слои выше основы, теоретические знания о которых изложены во второй книге серии.  Поэтому для наилучшего понимания материала желательно прочитать обе предыдущие книги. И совершенно необходимо – одну из них. Читатель может прочитать первую книгу серии, и приступить к  этой. Тогда он поймет главный образный смысл, смысл в целом, детали же теоретических знаний, касающихся слоев выше основы, а также сути темных и светлых существ он сможет доизучать, прочитав вторую книгу серии. Или  читатель может прочитать вторую книгу серии, а потом читать эту. В таком случае он вполне поймет логику действий существ выше основы, однако для полного понимания логики слоев, существ, их деяний, и вообще, теории в целом, ему нужно будет   прочитать и первую книгу серии.
Даже не пытайтесь читать данную книгу, если вы не прочитали ни первой, ни второй книги  серии «Дороги души».  В таком случае драгоценные знания вам, скорее всего,  покажутся полным ералашем.  

Кратчайший конспект для тех, кто не читал первой книги серии Дроги души: мирские жители.

Обратите внимание: такого конспекта совершенно недостаточно для понимания терминов и формальной логики. Конспект нужен для того, чтобы вы могли приблизительно сориентироваться среди терминов первой книги,  понять,  как они вписываются в общую картину, что они вообще означают.
Проведенные фундаментальные исследования показали, что структура мироздания многослойна. Мироздание состоит из разных миров, а в мирах живут различные существа. Именно они упоминаются в  мифах и легендах, а также во многих религиях.  Но миры – вовсе не отдельные измерения, как это зачастую показывается в земной   фантастике.  Мироздание состоит из последовательных,  логически отличающихся слоев бытия. И вот эти-то слои бытия и формируют  миры, в которых живут существа.
Слои бытия начинаются с формы и заканчиваются группами событий. После этого все начинается заново – снова форма, но уже состоящая из новой энергии более высокого мира.
Структура такова:
Форма
Свойства
Методы
События (качества)
Группы событий
И любое существо живет вовсе не в одном «своем» слое, воспринимая его как отдельный мир. А в девяти  соседних слоях одновременно.  И каждый слой играет свою функциональную роль для существа.
Каждый слой  делится на семь подслоев. Все подслои состоят из одной и той же энергии,  логика процессов также одинакова. Различие  ­–  во взаимодействии с  пространственно-временным континуумом. А термины вроде: внешнее временное будущее – и  являются названиями подслоев.
Также выяснилось, что  самые разные существа из самых разных миров, могут реинкарнироваться, воплощаться, рождаться и в здешнем человеческом мире,  на земле. Но душа все равно остается душой именно данного существа!

Кратчайший конспект для тех, кто не читал второй книги  серии Дороги души: Неизреченное познание

Обратите внимание: такого конспекта совершенно недостаточно для   понимания функциональной сути слоев выше основы и  сути темной деградации, ведь значительная часть второй книги посвящена теории.  Конспект поможет лишь   в общих чертах представить, о чем идет речь.

Основы лишь изделия живых существ, итог их телесной деятельности. Любые изделия создаются для того, чтобы их использовать в жизни. Основы, созданные существами, функционально вплетаются  в дальнейшие слои, слои выше основы, влияя на них своей функциональностью. Поэтому все слои выше основы называются слоями влияний.
Слои выше основы:
- Слой эффекта (от влияний основы)
- Слой результата
- Слой жизненных целей
-  Все течение жизни существа.
Различные основы, вплетаясь все дальше по слоям – в итоге и составляют, собственно всю жизнь данного существа.
Последний слой, последний слой влияния – уникален. Смысл жизни любого существа –    познание высшего смысла бытия, неизреченного смысла мироздания. Поэтому последний слой влияния – называется слоем познания. И любое существо живет не просто так: личность, проживая функциональность слоя познания, и  влияя на него – познает, как именно и что   должно происходить согласно неизреченной сути бытия.  А значит познает эту высшую суть!
То есть светлая личность – творит основы, таким образом, чтобы влиять на свою жизнь благотворно, привнося в мир высшее, неизреченный смысл. А для смыл нужно познать, конечно же. Иначе как личность поймет – как влиять гармонично, так, чтобы привнести   высший смысл в мир?
А есть личности, которые стагнировали неизреченным смыслом, будучи в гордыне от него. Это приводит к тому, что они отрекаются от неизреченного смысла. Что тогда остаеться? Правильно, сам слой как таковой, проявленный в миру.  Блага мира.  Его внешние блага, уже вне контекста высшей сути и смысла. Поэтому такое существо – преклоняется перед миром, служит ему.  Существо уже не творит, а наоборот, потребляет жизненные блага из последнего слоя влияния. Поэтому является темным.
Личность, которая из за стагнации отреклась от высшего смысла – преклоняется перед проявленным миром. Но также, она считает что кроме мира – выше ничего нет. Поэтому она и отождествляет свою личность – с миром. Испытывая особое состояние, состояние темной эмпатии, эмпатии к миру.
И еще раз почеркну, это лишь очень краткое, общее описание теории, которая во второй книге занимает немало места. Ведь в земной цивилизации даже сам феномен темных и светлых существ трактуется неверно, ибо реальных знаний об этом крайне мало.
Темные и светлые – это  вовсе не два враждующих  лагеря.  Темные – это заблудшие светлые.  И как только темный начинает реально и активно противодействовать светлым существам – он обречен окончательно.  Но как только светлый начинает не считать темных за души живые, а считает силами зла  – он тоже движется  к распаду. 
И еще  одна опасная ошибка: фантасты на земле очень часто интуитивно прикасаются к высшим знаниям, получаются культурные цепочки, но очень часто они искажены ограниченным  земным восприятием.   Так,  в некоторых  культурных произведениях  призывается подавлять, побеждать силы тьмы.  Но  темные существа тоже несут вечную душу от Бога. Ведь  темные-то  – это бывшие светлые.  Темный –  это просто согрешивший светлый. Как призывают поступать с грешниками – скажем, святые? Подавлять или перевоспитывать и помогать? Конечно же, второе.  Естественно,  если они упорно продолжают грешить, высшие силы часто ограничивают их разрушительные деяния, вплоть до ада. Но очевидно же, что и  это ради их же блага в высшем смысле.
Поэтому обратите внимание, если вы прочитали книгу и определили, что вы светлый:
– Отношение к темным существам свысока, желание им сделать похуже –  просто-напросто  отторгнет вас от высшего божественного смысла. Так как смысл как раз в противоположном –  при возможности и по возможности – вернуть темных существ на путь света. Или просветить.   Ведь похуже-то  сделать – всегда в чем? Ясно, что в проявленных благах и вне высшего смысла – это уж точно(ибо злонамеренно).  И угадайте, кем вы станете и  сами со временем при таком подходе?
Если же вы прочитали книгу и определили, что вы темный:
– Это вовсе не является непоправимой ситуацией. Во-первых темные существа могут вернуться на путь света, об этом будет в следующих книгах. Но и имея знания первых книг: понимаете, темное существо темному существу рознь. Если даже вы поклоняетесь миру, но осознаете этот момент – степень греха будет совершенно не в той степени, как  если темное существо поклоняется миру  и  концептуально уверено, что так и следует, а тем более – если исповедует атеизм.  

Сути формальных слоев

Как вы уже знаете из [1], формальные слои:  форма, свойства, методы, события(качества), группы событий(закон) – это фундаментальнейшие явления бытия. Каждый из формальных слоев определяет и являет собой  фундаментальные черты бытия. И сейчас мы проведем некоторые параллели, вспомнив их и по первой книге,  и изучим некоторые новые.
Методы – это активный процесс, меняющий свойства. Но это и представления. Почему? Потому что личность должна представлять, а метод должен содержать в себе представления-  что и как менять. Метод меняет свойства,  поэтому процесс должен содержать в себе представления – как их менять. Любые методы для личности – это судьба. Ведь когда что-то происходит как-то, в пространственно-временном континууме, это и есть судьба данного процесса или личности.

 События – это всегда опыт. Потому что события – это  выводы – что произошло? И создание качеств, также порождает и выводы и опыт. Поэтому – создание качеств и событий – это и достижения для души живой.  
Группы событий, это всегда среда. Потому что группы событий и формируют «все вокруг», то есть среду. Вы можете сами очевидно это представить, по миру в котором мы живем, миру опеки. Связи между объектами, земля,  лес, дождь – и сформируют окружающую среду. Это связи между событиями, объектами и качествами, закон.  Поэтому группы событий – это всегда различение. Что именно происходит?
Кстати, обратите внимание: во многих религиях упоминается сострадание, милосердие – как чрезвычайно важные добродетели. Но ведь эмпатия – это и есть неравнодушие к чему то. Почему же темная эмпатия является крайне негативным явлением? В религиях и сострадание и милосердие – связаны с пожеланием живущим высшего блага, вечных ценностей. А темная эмпатия – это эмпатия к миру.  


Эльфы

Формальная логика подскажет, что слой познания   эльфов – это качества эмоциональных благ. Тот же слой, который является основой асуров.  Асуры создают технические объекты.  У них это основа, то есть им не нужно познавать и постепенно творить этот слой, они его напрямую создают. Но что генерируют  технические аппараты, что они делают? Все очевидно: технические устройства приносят пользу.  Технические процессы создают нужные, превосходные качества. Полезные качества. Которые в случае асуров будут использованы далее, вовлечены в их слои влияния.
А эльфы – познают мирские полезности! Именно к этому стягиваются все их деяния!  Вспомните примеры занятий эльфов из первой книги. Эльфы  стараются творить законы так, чтобы  достигать полезностей!    Собственно,  эти полезности и познавая. Ведь чтобы создавать законы с пользой, нужно знать и понимать, в чем она заключается.   
Именно слой познания накладывает отпечаток, а точнее говоря – и определяет общую энергетику существа То есть ту энергетику, которая охватывает существо и всю его жизнь. Метливость эльф – это черта их деяний, основы, активность в среде. Упадок в активности, специфическая печаль эльфов – также.  Высокомерие приводит к таким чертам основы. А вот хилость эльфов – это черта,  которую определяет слой познания.  У светлых эльфов черты, порожденные недостатком благ слоя познания очень сложно заметить.  Более того, чаще всего  наоборот, черты слоя познания превосходны! На то они  и светлые эльфы. И тем не менее, можно.  Но здесь черты не будут нести негативного контекста, а  будут определены тем, что это именно слой познания; не сразу все ясно и блага по факту лимитированы, ведь они порождаются  постепенными действиями существа! Поэтому  даже и светлые эльфы не везде умелы, не сразу схватывают закономерности мирской пользы, могут ошибаться, долго разбираются в полезностях и так далее и тому подобное.
А вот темные эльфы сначала неявно, а потом все более заметно  становятся все более хилыми!  Это и есть упадок полезностей, благ слоя познания. Хилость – суть недостаток качества. А к последнему этапу темной деградации эльфы становятся  упадочно-хилыми,  это крайняя степень хилости.   
Но и вне контекста света и тьмы слой познания определяет весьма многие черты поведения и восприятия, конечно же. Ведь эльфы живут внутри пользы. И даже родившись в земном мире, они все равно живут внутри пользы  и действиями и восприятием. Эльфами-то они остаются!   Это дает очень характерные черты, эльф полезности воспринимает охватывающим образом. Знакомая эльфа говорит:  так, кажется, я пошла в магазин. Кроме эльфа так никто не скажет,  разве что случайно.  Она не вполне определилась с полезностью.  Или другая говорит: местами, я чувствую себя разочарованной.  То же самое. Пойди в магазин ради мирской пользы, чувствовать себя в таком-то эмоциональном качестве, состоянии – все это объекты мирского душевного блага, эмоциональные качества. Но эльфа их познает,  значит руководствуется высшим смыслом, а темные эльфы – проявленными благами слоя. Сидит, сидит и вдруг чувствует – пошло.  Вот и говорит – так, кажется, я пошла в магазин.  Эльфа ждет полезного подарка, я дарю ей немного денег, а потом еще что-то.  Она восклицает: о, еще, а я думала это был уже весь подарок. То же самое. Эльф, конечно же, ожидал полезного подарка,  а мирскую пользу он во многих случаях  концептуально воспринимает   «размазанной» по своей жизни, ведь он ее проживает.
Отсюда же проистекает еще один нюанс:  эльфы –   наивные  и доверчивые  создания! Светлые - в позитивном смысле,  ведь светлую эльфу второй раз точно не обманешь. Темные же эльфы со временем могут стать наоборот, чрезвычайно подозрительными.
Вот пример, касательно истин душевного блага (психологии). Вы ведь  помните из главы про асуров в первой книге, все качества мирского душевного блага можно условно разделить на неживые качества, мирских процессов – и на качества самой мирской души. Едет эльфа на поезде – видит служба вокзала убирает сор на рельсах внеурочно. Эльфа: как хорошо, жители решили мусор пособирать, какие молодцы! И даже жилетки надели – чтобы не запачкаться! Я  жителям нашей улицы тоже нашью таких жилеток! Пусть им хорошо и удобно будет! Здесь она восприняла обыденное социальное явление как выдающееся. Наивность окрасила все в розовые цвета.
Коллектив предприятия предвкушает выходные в пятницу. Начальник своему заму: иди-ка, поищи желающих остаться на выходные! Зам, недолго думая, идет к ближайшей эльфе: начальник сказал, чтобы ты осталась на выходные. Эльфа метливо восклицает: я не подведу! Помочь надо, понимаю!

Слои   выше основы в логике центрального времени

Эльфы создали законы опеки. То есть законы природного роста, законы развития  и изменения  среды опеки.  На  слои дальше возможно влиять только с помощью  основ, а не прямым телесным воздействием. И, как вы помните [2], следующий слой после основы – слой эффектов. Эффект эльфов – форма эмоционального блага. Хотите, чтобы воздух был прозрачен-и-ароматен? Хорош эмоционально?  Подумайте, какие законы  в опеке на это могут повлиять и как – и создайте их. Например, листья с порами, которые задерживают пыль. А устойчивая работа эмоций, свойства – это полученный результат от нужных эффектов.  Что толку, если сегодня листья уловили пыль, а завтра   забьются этой пылью? Значит предусмотрите в законе такие качества и связи, чтобы и эффект был нужный, и результат был достигнут – устойчиво свежий и ароматный воздух, а не только на сегодня, или  такой, который ущербным метаболизмом чувств повредит другим эмоциям.   Зачем эльфам все  эти результаты? О, уверяю вас, эльфы начнут сновать и  веселиться среди всех этих устойчивых благ.  Они достигнут своих целей – эмоциональных страстей.  А совокупность целей, эмоциональных судеб даст… да, одно-единственное качество душевного блага. 
Вообще, с высоты знаний нашей технической цивилизации понять суть влияний эльфов не так уж и сложно.  Они живут в мире закономерностей среды, образно говоря, среди запахов. То есть по сути, они живут среди деталей будущего устройства полезности.   Но, как видите, детали – нетехнические. Поскольку они все будут созданы только из возможностей органического роста, не выше.  И эльф, живя среди закономерностей запахов будет пытаться создавать такие законы, которые в его мире в итоге поспособствуют различным полезностям. Асур создаст насос. А эльф будет размышлять: как взрастить окружающие закономерности в такой закон, чтобы мне было удобно испить воды?
Но, конечно, следует учесть важный нюанс: начиная со свойств опеки (которые вполне видимы  и из человеческого мира), рост, создаваемый эльфами – будет порождать энергии и связи, которые из человеческого мира уже не видны! Поэтому эльфы живут  и прямо здесь, на земле,  на более высоких планах бытия, в своем родном мире.  Просто большую часть закона, а значит и полезностей – которые они творят для себя, человеческим зрением заметить невозможно, как и самих эльфов, естественно. И тут тоже ничего особо сложного для понимания. Можете вы заметить визуально запахи? А точнее энергии, которые их образуют? Нет, конечно же.

Слои выше основы в логике творения

Эльфы живут внутри качеств душевного блага. То есть они их воспринимают как мир, который содержит различные блага  своих качеств и событий. А точнее (и это важно, особенно в контексте материала следующих книг) – есть определенные события, характер ситуаций и польз  сложившихся ситуаций. И они познают высшую суть, а в проявленном смысле стараются привнести в свою жизнь полезных мирских качеств и желательных мирских событий, несущих неизреченный смысл . И понимаете, вот эльф задумался – а как бы сделать так, чтобы за водой далеко не ходить? Обратите внимание, я привожу  понятные примеры земных качеств. Но это вовсе не делает смысл неполным.  Подача воды на место – вполне себе полноценное качество  душевного мирского блага. Но нужно понимать – и в мире эльфов и в мире асуров   разных польз гораздо больше,   энергии и сущности, принадлежащие к более высоким мирам, неизвестные  здесь на земле  и т.д.   Дальше – очень интересный момент:  эльф не может создать трубы из углеволокна, не может нагнетать воду моторами, у него нет для этого телесных возможностей.  Но самое главное то, что для него представления о полезном моменте – это достаточно глобальное достижение, а вовсе не как для нашей цивилизации. «А давайте-ка организуем водоснабжение к обеду». Нет, эльф мыслит «в своем времени», для него это – глобальное изменение мира, причем реальное  открытие, достижение, познание. И вот эльф говорит: а представляете, если бы мы здесь жили, а вода была бы под рукой всегда!    Понимаете, это для инженера полезные качества очевидны, они уже часть проекта и он уже знает, что создавать.  А для эльфа это реальное познание, эльфы не осознают изначально всех перспектив полезностей, радостно открывая их для себя.  И вот один из эльфов догадался о такой полезной штуке. Ясно, что в реальности догадки касаются более сложных качеств их родного мира. Но логически этот пример вполне полноценен. Да и в сущности, он не так уж и прост, как вы увидите ниже. Это мы привыкли к технической цивилизации.
И вот эльф говорит – так, чтобы вода была под рукой,  каких целей нужно добиться?  Может, уровень должен быть повышен,  она должна как-то сюда течь, или еще что-то, пока не могу понять, давайте разбираться!  Как видите, это соответствует техническим возможностям асуров. Какая возможность сделать это? И для возможностей  нужна энергия, как раз та самая страсть, да.  А чтобы повысить уровень вод – и земля должна быть иной, более плотной и, скажем, глинистой, чтобы их удерживать, в других местах – наоборот, пропускающей подземные воды, чтобы вода текла. Роза локальной погоды также должна быть другой.  Все ведь делается природными возможностями, не забывайте.  Ну а   дальше, думаю, все очевидно -  у них есть доступные им основы  – законы роста - ну и вперед! Они будут пытаться творить рост в опеке и законы, которые приведут к результатам – новым свойствам эмоций, этим будут достигнуты энергии, ну а они поднимут и направят водичку.  И эльфы будут радостно там плескаться. Но теперь замените  воду на родник энергии, которой нет названия в земном языке, но которую привносит вместе с собой вода и влияет на ее распространение. Вот теперь   будет вполне  точно.
Все это   очевидно и в действиях эльфов на земле.  Вот эльф постепенно вникая, разбирается с полезностями, но не как с единым целым. Для него эмоционально полезное –  непознанный мир.

И еще некоторые черты
Как вы помните, [1] качества мирского душевного блага касаются и социальных аспектов, самой мирской души, эмоционального поведения. И эльфы собирают это «снизу».  Поэтому законы, которые выстраивают эльфы, имеют еще один, причем самый прямой контекст! Чтобы дальше происходило все с пользой, гармоничными мирскими качествами – существа из нижележащих слоев бытия должны законы эльфов соблюдать! Поэтому относительно существ с нижележащих слоев – эльфы – вполне себе вершат суд! А средняя эльфа – зачастую воспринимает существ с нижележащих слоев бытия как питомцев,  поучая их  законам опеки. Просто эти качества у нас на земле слегка смазываются, потому что сама цивилизация более высокого уровня. То есть создание основы эльфов – это и  фактически законы закономерностей в опеке, законы поведения для существ живущих там!  Скажем, эльфы  следят, чтобы собаки и другие животные делились едой, купались вовремя и прочее. Или эльфа на своем слое бытия вполне себе может издать закон, чтобы птицы там-то гнездились, а там-то – не гнездились.  Зачем? Полезность! Эльфа решила, что будет полезнее для животных.
Кстати, как я уже неоднократно упоминал, и черты основы и черты слоя познания весьма, весьма сильно проявляются в существах! В самых разных их чертах, образе действий и восприятии. Основа эльфов – группы событий, то есть аткивность. И эльф  в созидании мыслит именно категориями групп событий в самых разных аспектах. Слушая речи эльфов постоянно можно услышать, как кто-то  хочет уйти, прийти, следить, слушать и т.д. Ведь слух – охватывает все группы событий сразу. Запах – тоже.    Поэтому эльфы очень любят духи, и вообще запахи,  любят музицировать и петь.
Не помешает показать и характерные негативные черты эльфов, которые также   обусловлены тем, какой слой является для существа слоем жизненных благ.     Когда качества не такие, как хочется эльфу – зачастую он их воспринимает как извращенные, мучительные.  Отдыхаю на даче, жгу костер, в костре печется утка, завернутая в фольгу. Ради развлечения глянул, как костер выглядит на слое олимпийцев:  едва тлеющие угольки в человеческом мире  на слое олимпийцев  расцвечены уютным манящим свечением, как камин в Рождество на хорошо выполненном  рекламном плакате.  Причем смысл  тут вовсе не в свечении или цветной картинке.   Уютное манящее свечение несет  энергетику чувств  и определяется энергетикой чувств. Глянул и думаю – а интересно,  слой эльфов, например – ведь с тем же успехом можно глянуть и его!  Очень интересно, как этот костер выглядит  на их  слое бытия.
Вхожу восприятием в этот мир:  на их слое бытия каждая ветка, каждый кусочек дерева, видны как чудесные ажурные произведения искусства, тонкое плетение ажурных серебряных узоров.  Из мира эльфов в одной отдельно взятой  ветке видны сразу все стадии ее роста, ветка подобна ажурной направляющей, очерчивающей  контуры стадий роста. Но это и так можно было бы предполагать.  Гляжу дальше – что-то не то. Горящие ветки в костре очерчены горечью разрушения, утка пронизана знаками разрушения и неприятия, причем со стороны. Я сначала подумал – ну все верно, ветки-то горят, утка жарится, а значит рост  разрушается в определенной мере, логично.  Раздумываю дальше: нет, здесь что-то не так. Утка печется! Она будет вкусной и ароматной. Утка обретает качества мирской пользы! Да и костер –  достаточно сложный процесс, и его отнюдь нельзя трактовать как простое разрушение этих дров. Подозрительно это все. Общее впечатление от  костра и утки  такое: дрова заставили гореть и мучать утку. Именно так мыслят стагнирующие эльфы!   Так, стоп. Чего я  сканирую только  костер? Нужно глянуть, что вокруг делается!  Осмотрелся, да, так и есть. Прямо на костер уставился какой-то эльф с чрезвычайно мрачным видом. И это его восприятие!  Я же на даче, здесь все растет, цветет и пахнет. И здесь на соответственных слоях  бытия  прилично эльфов.  Вот мимо меня проносится эльфа, еще одна. Совершенно не обращая на мой зонд внимания. В руках у них – нечто, на более высоком слое видна функция – емкости для сбора. Все эльфы несутся на запад. С востока подходит грозовая туча, и они спешат словить первые капли дождя, подготовившись заранее.  А как вы уже знаете, высокие миры содержат гораздо более разнообразные структуры и явления, чем более низкие. И в  их мире капли   несут чрезвычайно активную энергию и страсти и жизни в опеке. В общем, эльфы охотятся за ресурсами.  Вот очередная несется. Думаю – какая милая эльфа! Надо поближе посмотреть.  Рассматриваю – а не такая уж она и милая. Эти эльфы  сокрушенные,  потухшие и  невеселые. Кстати, повсюду собраны в аккуратные пучки  родники, бьющие из-под земли.  Какие родники, ведь на человеческом слое воды здесь   нет? Это родники запахов.  Эльфы здесь хорошо похозяйничали. Вернее плохо, конечно, – судя по их виду.  Хорошо, в смысле – много. А эльф, который таращился в костер, одет в символическую форму обозначающую погоду, следящий за дождем. 
Смотрю дальше. Вот так поворот: к зонду по земле пробирается  стелящаяся тьма.  Все безобиднее, чем может показаться – эльфы просто не хотят его видеть и понимать.  Стараются закрыть из своего мира. Зонд убирает стелящийся морок.  Все эльфы вокруг принимают демонстративно огорченный вид.  Здесь очень интересный нюанс: они живут на своем слое бытия,  и в значительной мере  считают именно себя центральной ветвью бытия на земле. Происходит оригинальная сборка восприятия – высокие технологические компоненты нашей цивилизации, даже находящиеся в человеческом мире – эльфы не воспринимают, попросту не понимают. Дачники же в их мир не вторгаются, не могут. Но и технологии на земле – они же  сделаны в основном на удовлетворение хоть и нужд душевного блага – но все же человеческих тел, нужд мира людей.  Думаю многие, читавшие первую книгу, уже задавались себе подобным вопросом.  Мы все в этих телах, и технологии служат цивилизации здесь, частично привносят высшее, да, но полномасштабного вмешательства  в высшие слои нет.   Иначе наша земная наука гораздо больше бы походила на магию.
Так вот, поэтому эльфы воспринимают слой людей  как   особо  не мешающий и незначимый. А мой зонд   ясно показывает, что тот слой, который они считали человеческим, оказался вовсе не таким уж и человеческим. Теперь-то уж эльфы вспомнили, что над их головами  проходят высоковольтные линии, под землею пролегают кабели, а в голубом небе летают реактивные самолеты.  Они все это знают, но они лично привыкли жить на дачах совершенно как полноправные владетели земель. И поэтому зонд их очень разочаровал. Они демонстративно приняли упадочно огорченный вид – вот мол,  как несправедливо.
И теперь, если убрать предубежденное влияние эльфа, то утка, печеная в костре, на данном слое вполне неплохо смотрится. Дрова помогают печь еду,  еда источает  ароматнейший запах, это – достижение в мирском благе!

Кстати, из этого случая можно сделать один очень интересный вывод:  эльфы, которые живут на земле в человеческих телах,  иногда говорят, прочитав книгу – эх, жалко что мы не в своем родном мире. Конечно, следует признать – это более высокий мир, чем человеческий слой, там больше возможностей и больше разнообразия и благ. Да и для эльфов  этот мир –   действительно родной.  Это факт. Одно «но».  Наш человеческий мир пользуется благами технологической цивилизации, подтягивает блага слоя познания, который выше слоя познания эльфов.  Насмотревшись на этих достаточно стагнирующих эльфов со своего родного слоя,  я сравнил их с «наказанными» человеческим слоем здешних эльфов, в человеческом теле. Наказанных, да  вот только почему-то в большинстве своем веселых и метливых. В отличие от этих детей природы, которые там как ходячее наказание бродят.  Все просто:  на  нашей планете эльфы, пусть даже в человеческих телах – живут в союзе с наукой, поэтому  в какой-то мере подобны светлым эльфам древности из альвхейма. А эти, да, на своем родном слое – но у них нет ничего, кроме родных эльфовских возможностей, причем стагнирующих, вот что важно! В результате получается кажущийся парадокс – эльфы, живущие на человеческом слое бытия, не только более гармоничны,  у них элементарно больше благ, в определенном смысле, чем у этих детей природы, живущих среди диких ветров и с  шалым видом гонящихся за благами дождя.

Черты слоя познания эльфов

Гармония слоя познания эльфов первого подвида

Любые события – это опыт.  А значит, и выводы,  порожденные опытом. И достижения, потому что качества – достигаются, как собственно и опыт. Опыт – это достижение.  Поэтому неизреченное познание эльфов первого подвида подобно любопытствующе-радостно-удивленным  догадкам о полезном!  Эльф пытается догадаться, сделать верные выводы  в неизреченном смысле,  какие пользы вообще существуют и зачем? Первый подслой, будущее будущего [1], какие пользы возможны и хороши? И вот когда это выяснится,   уже можно мечтать и влиять на мечту. А как же иначе можно мечтать о полезных качествах, если неизвестно, в чем польза?
Существует шаблонное заблуждение: темная личность уверенно радуется различным ценностям, живет сочно и ярко. А светлая личность – больше отрешена от  благ, поэтому она живет в состоянии значительного ограничения как такового, и по сути именно  однообразная постная отрешенность  и есть  залог не-греха.  Подобные шаблоны совершенно не верны,  они разрушительно искажают суть гармоничного существования,  и в итоге такая концепция становится чуть ли не рекламой темных стремлений. Светлая личность – действительно определенным образом отрешена  от проявленных благ, но вовсе не в том аспекте, что она их   не получает или не использует, а в том, что главное внимание направлено на  познание первичной их сути! Вдумайтесь: первичной их сути. А вот  темная личность как бы внешне  ярко ни жила – но речь лишь о проявленных благах – в забвении темная личность относительно  истинного смысла и сути  данных благ.  Кроме того,  блага становятся глубоко порочными, ведь они оторваны от высшей сути. 
Так, светлый эльф  – вовсе не отрешен  в проявленном аспекте! Более того, благодаря познанию неизреченного смысла его концепция мечты эмоциональных качеств полна чудесной гармонии,  образно она подобна  мелодичному перезвону колокольчиков ландышей. Тем не менее,  эльф в любой момент готов поменять концепцию согласно новым догадкам и выводам. Главное внимание – именно на суть.  И в этом смысле он отрешен от внешних благ, да. Как от не-главного.   Это придает эльфу черты искренней и радостной  дружелюбной непосредственности.   Эльфы со своего слоя ухаживали за зайцами, соревнуясь. Заяц одного из эльфов бегал медленнее других и часто мерз.  Концепция  полезных качеств   для зайца, концепция выводов эльфа   потерпела крах.  Более корыстные эльфы из его команды  спрашивают – ну как же так?! Как же так!!! Эльф, улыбаясь до ушей, говорит:   я проиграл – так как  соперник играл лучше!  Корыстные и высокомерные эльфы стенают – что же делать?  Светлый эльф, отвечает  радостно: ясно, что –  нужно научить зайца быстрее бегать!    И он  доволен и весел. Блага частью разрушены – он проиграл. А вот неизреченная суть –  познается.  Ведь отрицательный итог  –  тоже опыт, который позволяет делать выводы. Для темных эльфов значима корысть в  пользе и мечте – переиграть, лучше увидеть полезные качества, чтобы  использовать их и победить. Для светлого эльфа важно – познание.  Энергетику такого восприятия и отношения можно увидеть у персонажа Спортакуса в «Лентяево», так как сам-то актер эльф, а не герой.
Существует еще один шаблон-заблуждение. Темные  существа – активны, берут свое и не спрашивают. А светлое существо – пассивно, «доброе».    Это заблуждение произрастает из ошибок поверхностного восприятия явлений и ситуаций. Действительно, темные существа гораздо более склонны к конфликтам и ущемлению других из-за корысти.  А светлые – зачастую склонны избегать ненужного конфликта и разрушения. Так ведь и  моська лает на слона. Но мы же не делаем вывод, что моська сильна, а слон – слаб. И тем более мы не делаем вывод, что доброта пассивна.   Наоборот! Светлые существа – творят! Темные – лишь подтасовывают. Поэтому возможностей светлого существа по влиянию на ситуацию намного, намного больше, более того, они принципиально лучше.    Так светлый эльф, зачастую улыбаясь, в таком же хорошем настроении просто берет и делает так, что темный не может вредить – и ему, в частности. А темный, так как охвачен эмпатией  –  вовсю старается показать ее как можно более сильной, вечной, всеобъемлющей, даже когда по факту проиграл. И у  не слишком проницательного наблюдателя , может сложиться впечатление,  что темный сильнее,  а светлый –   пассивен или слаб.  
 Что же касается действий основы, то, как вы можете сами догадаться, если уж эльф решил, как полезнее – то все множество мудростей в опеке и будет вести к этой пользе.    Собственно  с высоты нашей культуры это понять довольно просто. Кроме того, деяния эльфов  сдвинуты ровно на пять  слоев ниже относительно действий ученых. Их познание соответствует основе ученых, а  основа  телесным действиям ученых. «Сами посудите, если заяц должен хорошо чувствовать себя в холода (польза), нужно сделать так, чтобы  потоки тепла не  покидали зайца очень уж активно. Во всяком случае, как один из вариантов».  Это по самой логике действий.  Энергетически же, как я уже писал в первой книге серии, невысокомерные деяния основы подобны специфической задумчивости (мудрости) касательно законов среды опеки. Так создает среду светлый эльф. Но задумчивость здесь – не как ментальная черта, в прямом смысле. Это погружение в среду для различения.
А вот светлый, но высокомерный эльф. Он… очень тоскует и страдает. Почему? Любой закон – это различение. То есть в случае основы – попытка  телесными действиями [1] направить ход событий в положительное русло, достичь желательных событий и последствий и избежать нежелательных событий и последствий.  Поэтому высокомерие, упрощение и, стало быть, невежество мудрости приводит к тому, что у эльфа почти все идет плохо (в созидании).  Причем эту тоску и страдание следует понимать в самом прямом смысле.  В нашей культуре нет ни сообществ, ни примеров  такого страдания в чистом виде. В разделе «обучение» на сайте  я выложу медиа материалы с такой энергетикой, а здесь постараюсь описать   в образном виде.  Больной, который уверен, что со здоровьем у него будет только хуже, доктора не так лечат. Или кто-то, кто  едва может сообразить, как сложить четыре детали в механизм, а ему дали тысячу – точно не получится.  Так вот, для высокомерного эльфа подобным образом  будет выглядеть весь мир вокруг, все, что только затронуто его  основами,  причем и живое и неживое. Потому что влияние основ таковым и является. Закон вредит! Деревья, будто застывшие в немом крике, даже почвам и водам нанесен значительный вред, а котенок, на которого эльфа обратила внимание – почему же он так расстроился, а?  Образно такая мудрость подобна  бледной немощи. 

Гордыня слоя познания эльфов первого подвида

Теперь эльф служит определенной концепции мирской пользы, и только ей. И эльф  пытается развратить окружающих. Потому что попытки манить определенными благами внешней пользы, без сути, это и есть развращение.  А больше всего такой темный эльф боится… разврата.   Что за парадокс? Своего разврата, внешней пользы без сути – он не замечает,  более того, это его образ эмпатии. А вот любые рисунки пользы, отличающиеся от  образа эмпатии – он как раз и считает развратом.
Что же касается  всего веера действий, влияний с помощью основ, такие эльфы на этапе экспансии чрезвычайно коварны.  Почему? Потому что  действия, мудрость которых направлена на эмпатичную эгоистичную пользу это и есть коварство!
Постепенно все это блокируется, а вот сам корыстный эльф  блокировку корыстной мечты зачастую воспринимает как искажение. Это слово здесь –  по сути, термин.  То есть слово-то как раз  верно передает суть восприятия.  Но в современной земной  культуре  практически нет прямых примеров подобных процессов в чистом виде. А вот любой эльф, живущий на своем родном слое, сходу бы понял, о чем речь.  Суть в том, что блокировку  эмпатичной корысти эльф видит как жуткое для него, принудительное искажение собственной мечты о пользе. Она теперь несет страх, угрозу и разочарование в ожиданиях. И корыстный эльф  опасается того, что  эмоциональная мечта встречается с «искажениями». Причем истолковывать такое восприятие темный эльф может как работу необъяснимо величественных существ (так как светлые деяния подтверждены высшим), которые исказили его мечту специально, чтобы ему досадить ему.
Но я постараюсь все же привести образный пример. Для наглядности   примера возьмем реакцию эльфа на приходящие с более высоких слоев быстрые изменения. Это выглядит  приблизительно  так: некто построил завод по переплавке алюминия. Это создание пользы – обратите внимание. Ведь завод  и строится для того, чтобы создавать превосходные качества душевного блага. В данном случае это основа асуров. А корыстные эльфы увидят пар от охлаждающих контуров, который связан с другой пользой и реальностью, вне их  темной эмпатии. Увидят и скажут: беда, Враг пришел в наш мир, он исказил  облик неба.  Может эльфы заботятся о чистоте атмосферы? Нет, пар не приносит никакого вреда, а лес – огромен. Истинные помыслы корыстных эльфов таковы: какая нам польза от пара, никакой? И рисунком эмпатии он не описан! Значит, это искажение нашего кумира – мечты, которой мы все служим. 
Общество темных корыстных эльфов – это общество «прикладных фарисеев» , и это опять  же образный термин, так как на земле попросту нет подобных сообществ в чистом виде, а значит, нет и слов несущих нужный смысл. В Библии  фарисеями называются темные асуры. Поэтому темные эльфы – «прикладные»  фарисеи,  они охвачены фарисейскими действиями.     Это общество, в котором процветают мутные интриги и дележ (полезностей, естественно). А критерий продвижения по иерархии – соответствие некой мечте о том, как надо.  Один нюанс:  каждый из темных эльфов считает, что именно он знает, как лучше, а другие – коварные интриганы и каждый старается обличить вину каждого. Малейшее отклонение от мечты, реальное или воображаемое, вменяется в вину и является основанием для наказания
Постепенно корысть блокируется и эльф начинает выживать.   Когда темное служение эльфа накладывается на нынешние земные условия, это очень оригинально выглядит. Современная цивилизация позволяет напрямую творить качества душевного блага – особенно асурам, конечно же. Но и другие существа вполне обладают средствами для достижения благ. Технологии-то – всем в помощь!  И эльфы видят вокруг обилие и внешнюю легкодостижимость  полезных качеств   эмоционального мира. При неверном понимании ситуации это может нездорово провоцировать эмпатичные стремления получать полезности, обманчиво легким хозяйствованием.    Выглядит это как наивные беспочвенные мечты вроде: все, ура, я решил! Скоро я закончу три института, у меня будет работа, преданная послушная жена, три машины и пять собак и личный дом!   Не получилось. Эльф искренне расстраивается, как же так –  ведь должно было все случится! Проходит немного времени, он с эльфовской наивностью  забывает о полученном   опыте,  и опять все заново: завтра  я перееду в хорошее место, стану богат и у меня будет много свободного времени. Поэтому побегу, скажу своим близким паковать вещи – все уже решено. Почему он решил, что переезд в новое место повлечет за собой богатство и свободное время да еще одновременно – одному идолу темного служения известно.
Пожалуй, приведу пример из их родного мира. Один из эльфов, медленно взращивая нужные компоненты из формы опеки – сделал так, что при уборке винограда людьми – эльф, связанный с данной виноградной лозой испытывал нечто вроде легкого массажа.  По сути, он своими влияниями сотворил аналог машины, заменитель, скажем,  массажного кресла, но из нетехнических компонентов, возможностями своего родного мира.  То есть он влиял основами  и в итоге получил душевное благо,  пользу. И она была создана не прямым образом как основа, а медленно познавалась.  Создавались  же – различные связи в опеке, законы.  Кроме того, в их мире это  ведь не конкретный технический объект,  приносящий пользу. Польза «разлита» в их мире,   в слоях влияния.  То есть речь  здесь идет,  по сути, о влиянии запахов на запахи, если говорить известными земными терминами. Но  фактически  это  законы взаимодействия энергий, ни названий, ни концепции которых нет в земных языках, конечно же.
Итак, он медленно создавал рост компонентов формы опеки, пробуя различные варианты закона, изучая и прислушиваясь к неизреченному смыслу, пока не сделал открытие. А другой эльф, так же сплетая формы опеки – добился роста винограда таким образом, что при сборе урожая часть запахов поднималась от земли, и эльф мог  испить из родников их мира.  И вот оба эльфа продвигают в общество эльфов  каждый свою мечту – один предлагает делать с помощью винограда  приятный массаж эльфам, а другой – нечто вроде удобного средства для питья.  Так вышло, что всем понравился массаж. А эльф, который познавал «насосы»  – был темным. Поэтому он объявляет всех любящих массаж – искаженными извращенцами.
У эльфа первого подвида на этапе выживания   появляется  ощущение терзающей  эмоциональной боли. Ее можно назвать болью мирской души.  Касательно других темных на этой же территории –  зачастую эльф считает, что  все те, кто отказались от его мечты – сделали это специально, они злонамеренно  наплевали на его мечту, несмотря на то, что она хороша. Но на самом деле отказались они потому, что  служат другому рисунку эмпатии. Эльф же зачастую считает, что из зависти  к нему, которому, как известно, все и сразу.  Конечно, он  все равно лучше всех хозяйствует. Просто они   почувствовали свою возможность навредить  ему в то время, пока он слаб, подлые интриганы. А не получил дом и деньги и собак и работу денежную не потому, что это не так уж и просто. А потому что окружающие специально его затирают.  Они воспользовались удобной возможностью его «уничтожить». Американцы в таких случаях  говорят «You ruin me».
Эльф хозяйствует на имеющейся территории, пытаясь отстаивать свою концепцию мечты, пользы. Но другие темные хозяйствуют своей мечтой и пользой.  Кроме того качества  разрушаются разрушающим хаосом, им же разрушается  и понимание событий, опыт самого эльфа.  И эльф бывает  иногда настолько наивен,  что не  осознает того факта, что другие попросту хозяйствуют по своему.  Он возмущается: как же так, почему вы опять помешали именно тому, что я считал лучшим, как специально! Что ж вы такие   зловредные!!! Так потому что на самом деле специально и помешали!  Вообще, большинство темных существ вполне сознательно хозяйствуют и конкурируют на слое выживания. А вот  некоторые эльфы из-за крайней наивности и ограниченности опыта и суждений, рассуждают так: вот сделал как получше.  Но, наверное,  опять все испортят! И  ведь не понимают как лучше, не понимают! Я бы им объяснил, но они… эх!
На этапе отречения эльф  служит и преклоняется перед  уже имеющейся мечтой, концепцией пользы, перед той мечтой, которую ему уже удалось реализовать. Поэтому эльфу кажется, что любая функциональность – его развращает.  Так как она меняет имеющиеся качества. Что вокруг – одни развратники и т.д. и т.п.  Естественно,  и все его основы направлены на остановку функциональности  слоя эмпатии, но если эльф и на этапе отречения и высокомерный – то  его действия чрезвычайно разрушительны.  В преданиях земли с заметным постоянством встречаются сюжеты: то эльфы разбудили какой-то доселе дремавший  ужас, то сломали   важные элементы эмоционального  мироздания, то без меры «выпивают» энергию,  в общем – причиняют огромный вред. Это вполне реальная  тенденция. Высокомерный эльф на этапе отречения,  из мести и зависти не прочь (раз это ему  удается)     доступными усилиями принести огромный вред   в качества эмоционального мира.

Гармония слоя познания эльфов второго подвида

В первой книге описывались основы асуров второго подвида – научные истины.   Слово «научные»  я добавил как свидетельство о слое познания. Как вы увидите дальше, асуры познают науку, поэтому их основа – это именно научные истины. А в случае эльфов это просто истины эмоциональной пользы. Ну или  благ  мирской души, пользы для мирской души [1], пользы в эмоциональном мире. 
Догадки о пользе, будущее – уже есть, но так же существует и глубинное течение процесса пользы, его глубинная реализация. Поэтому неизреченное познание эльфов второго подвида  подобно любопытствующему, отчасти удивленному слежению за «фокусом», за доселе непознанными истинами пользы, а также соучастию в нем.  Рассудительному слежению и соучастию.  «А если это в полезной истине затронуть, что будет?»
Есть хороший пример вышесказанному. Заодно читатель может увидеть, как разительно отличается подход и мировосприятие существ.  Есть  шоу «=3», его  ведет дэв (Ray William Jonhson). Он показывает оригинальные, смешные или казусные ролики из интернета – и комментирует их.  А у нас, в СНГ есть концептуальный аналог, передача   «+100500». Вернее,  должен был  быть концептуальный аналог: и в той и в этой передаче   автор комментирует ролики из интернета. Но получилось совсем иначе, так как наш аналог ведет светлый эльф второго подвида, достаточно гармоничный слоем познания (во всяком случае, на момент написания книги). И он ведет совершенно иначе, чем ведущий «=3» – по сути, он ищет в роликах оригинальные или необычные истины, и комментирует их. Почему произошел такой казус, какая именно истина не соблюдалась, какую еще можно было бы извлечь пользу, чем могла бы быть еще полезна эта истина и т.д. 
Поэтому в проявленных процессах  светлый эльф второго подвида полон непосредственной  специфической радости от наблюдения за «фокусом истины». «Вот это фокус, вот, оказывается, как может происходить полезное»! Собственно, именно эту радость вы и сможете наблюдать в передаче «+100500». Причем светлый эльф рад не только от плюсов в пользе, но и от проблем, ведь это тоже познание, что как раз неплохо отражено в  передаче. По крайней мере, в тех выпусках, что вышли на момент написания данной книги. Правда, там достаточно много мата, и уверяю вас, это не осталось без последствий для души даже и светлого эльфа. Как я уже говорил,   свет светлого существа –  вовсе не гарантия  безгрешности. И здесь как раз хороший пример этого. Дело в том, что данное шоу показывает зачастую  пьяных, маргиналов, достаточно низменных личностей в целом.   Причем,  и ситуации и комментарии подобраны с некоторым перебором как в концентрации на  этом аспекте, так и в плане усилий по насмешкам. И знаете, что может случиться в таком случае? Духовная гордыня. В итоге – презрение и  осуждение. А ведь это весьма тяжкий и разрушительный грех.
Итак, гармоничный эльф второго подвида познает  истины душевного блага. Светлый эльф прикоснулся к истине. Но что-то пошло не так, как ожидалось,  истина оказалась иной, чем виделось эльфу.  Гармоничный эльф, смеясь над собственной ошибкой, радостно восклицает: вот это фокус! Вот ведь как бывает, вот это да!   Понимаете, он не ориентируется на веер конкретных благ,  и  они – не определяющие жизнь для него. Наоборот, истинная жизнь определяет их.
Например,  эльф  в своем родном мире построил дом так, что через год  родники запахов снесли дом в реку –  это, конечно, неприятно и темному и светлому эльфу. Но для темного – это  трагедия,   а для светлого, скажем так – полезный аттракцион. Почему полезный? Да  потому что этот «неожиданный случай» – тоже опыт, неизреченный смысл познается и в потерях, при правильном подходе и отношении. Поэтому такое отношение вовсе не означает, что  эльф – поверхностен.   Ведь выводы и познание сути – ведутся! Когда ошибка уж случилось – что ж, и положительную сторону в этом увидеть можно. Поэтому  эльфы  иногда не прочь подразнить друг друга или разыграть. Но одновременно, такой светлый эльф  очень внимателен к истинам. Он   вдумчиво и внимательно пытается познать истины,  ищет полезные способы их приложения в своей жизни. Вот только приоритет – не   корысть и какой-либо определенный рисунок внешних благ, а познание неизреченной сути.
То есть описанное выше  вовсе не означает, что они вот прямо идут в то, что разрушит их блага, и неважно.   Эльф  вполне будет использовать имеющиеся блага, и вовсе не будет легкомысленен, неполезная ситуация  случилась ведь  вовсе  не преднамеренно!  Также, это означает и то, что эльф не будет использовать те блага, смысла которых  он не понимает. Эльфы зачастую в таких случаях говорят «я еще не готов(а) к такому». 
Вот характерный пример: асуры,  ненадолго посетив коллектив эльфов,  подарили им комплекты сухпайков. Собственно, это еда из компонентов тамошнего мира, не земная еда, конечно же.  Но благодаря нашей технической цивилизации смысл вполне понятен: по сути, это армейские пайки быстрого приготовления,  которые и были подарены эльфам. В следующий раз спрашивают одну из эльф: ну что, дарить еще?  Эльфа отвечает: да, большое спасибо. А потом выяснилось, что все пайки эльфа складывала в аккуратную кучку в укромном уголке своих владений и больше никогда к ним не подходила, не говоря уже о том, чтобы кушать.  Но между тем эльфа была вполне светлой. А смысл здесь такой: эльфа осознавала, что эти вещи – полезны и несут превосходные истины. Но она не  умела даже активировать пакет, чтобы  он приготовился. И так как это  явно,  не прямая высшая воля  – чтобы эти эльфы питались  пайками технической цивилизации  – она спокойно их откладывает. Но и одновременно  здравый смысл ей вполне говорит,  что если когда-либо ее познание слоя будет достаточно – она может получить и познать и эту пользу.  Поэтому она не отказывается от новых и не выбрасывает эти.
Ну а весь веер деяний основ, соответственный. Как я уже говорил,  с точки зрения технической цивилизации его понять достаточно просто.  Стремление к нужной истине обусловит соответственные группы событий в опеке, «технические детали». Вы хотите, чтобы белье высыхало? (польза) А раз так, то   развешивать его в сырости уж точно не стои».    
И еще один любопытный пример. Здесь, на земле, на своем слое бытия живут эльфы самых разных подвидов. В частности, ближе к осени целые кучи эльфов шестого подвида мигрируют на юг.  Зачастую тела созданий из высших миров – многоформенны, в отличие от человеческих. Например, асуры пятого подвида могут принимать  форму подобную рептилиям. Хотя, конечно же, никакого отношения к драконам они не имеют. А эльфы шестого подвида часто выглядят как небольшие создания около десяти сантиметров высоты, то есть именно так,  как и описывается в древних преданиях. Так вот, они мигрируют на юг через мою квартиру и, хотя в квартире много технически достаточно сложных устройств, телевизор во всю стену – ничего из этого их не интересовало. Зато лимон, растущий в горшке – интересовал, они останавливали перелет и  спали на листках. Но корыстные эльфы – они же разрушают. И после того как такая эльфа выспится на листе – он   приобретал упадочные законы роста и лимон стал болеть.   Я прогнал зондом-роботом всех эльфов, кроме одной, она    была эльфом второго подвида. Условившись, что она будет ухаживать за лимоном. Золотистая пыльца  по мановению руки эльфы питает лимон, и он пошел в рост, причем очень быстро.  Однако как-то раз я заметил на эльфе новую одежду пастельно-пастельно фиолетового оттенка и через зонд опять же – сделал ей замечание, совершенно забыв,   что эльфа при всем желании не может так же хорошо и разнообразно влиять на  слой, как пылающие мечтой, и слой истин эльфов  иногда  содержит,   скажем,  некую неполноту, если смотреть с точки зрения основы асуров.   На то он и слой познания – что только лишь познается. А у темных это уже не просто неполнота, а вполне явный упадок.  Так вот, платье вызывало странное чувство недостаточности сродни действиям ученого, который бы упорно пытался запускать волчок без нижней оси для  опоры и вращения. И я говорю эльфе: платье снизу плохо сморится, вроде и фасон обычный – но плохо! Эльфа как начала ныть  и что она старалась, и сделала, как получилось, и она не виновата – как вышло уж, и как она  тратила  силы и так далее. И пропала. Вернее, я так думал, что она обиделась и ушла. А оказывается, она некоторое время шила новое платье, причем,  заметив по эмоциональным направляющим, отраженным в зонде  – что именно мне не нравилось.  И вот гляжу  – а она уж в новом платье! Сотканное будто из солнечной ткани, платье сияет энергией, переливается гранями плоскостей света с зубчатыми концами.    Я похвалил, но  эльфа вдруг  снова скуксилась, и огорченно говорит: ну вот, платье сделала – на лимон теперь сил нет. 

Гордыня слоя познания эльфов второго подвида

На этапе экспансии эльф пытается переделать все и всех вокруг под свои истины пользы. Это гораздо разрушительнее и серьезнее, чем может показаться на первый взгляд. Эльфе нужно  красить пол и придавить газеты чем-то потяжелее. Рядом по общежитию идет грузный сосед. Она без малейших колебаний   требовательно настаивает, чтобы он постоял, где нужно. Понимаете, в ее восприятии он  обязан приносить ей пользу. Все истины должны служить ей. Поэтому она искренне считает, что ее требования – полностью законны!  И это лишь  один пример, причем простой. Такие эльфы воспринимают окружающих, будто  служебные автоматы с набором кнопок, главное – нажать нужную.  Не забывайте, что речь идет о качествах эмоционального мира, а  истины – это не только неживые процессы, но и эмоциональные истины в социальном смысле! И эльфы на этапе экспансии стараются просечь эмоциональные склонности и предпочтения окружающих с тем, чтобы использовать в свою пользу, маня.  Это можно назвать попытками эмоционального совращения.
Естественно, экспансия разрушает и в очевидном смысле, на то она и экспансия. Одно из характерных действий темных эльфов второго подвида  на данном этапе – посоветовать окружающим истину с «с троянским конем».  Дать ее неполной, или потенциально несущей сильный скрытый вред. А потом эльф  говорит: а я здесь не причем, вы сами виноваты.   Я же хотел – как лучше!   Это касается и социальных истин и душевных благ.  Так, эльф предлагает неточному в движениях выполнять ювелирную работу. Несознательному – предлагает охранять коллективную собственность и так далее. Но это лишь явные примеры, зачастую  влияния эльфов более сложные и нелинейные. Верхом интриг  такой эльф считает ситуацию, когда он предлагает действовать  в рамках вроде бы вполне безобидной истины, но одна из линий разрушительна, а  выглядит - многообещающе, и окружающие  сами выбирают именно ее. Но, думаю, очевидно: и здесь и во всех других случаях  темным влияниям подвержены либо другие темные личности того же типа души, либо личности с сильной активацией подобия [2].   
У корыстного эльфа ничего не остается от рассудительной внимательности. Он все знает, всюду лезет без тени сомнений в правильности своих корыстных истин. Постепенно блокировка возрастает.   Но эльф, как вы догадываетесь, делает выводы  совсем другие: истины  – испорчены, раз невыгодны эмпатии.  Блокировку свыше эльф воспринимает как все возрастающую порчу. И это,  опять же, термин, который почти ничего не скажет землянам, но зато отлично известен эльфам на их родном слое бытия.  Помните, как в процессах основ асуров второго подвида [1] – двигатели выключались, а источники энергий – иссякали? Оборудование испортилось. Ну а эльф живет внутри этого слоя, и когда разрушаются его темные истины, он видит это как порчу, пронизывающую все больше его бытие. Кстати, и на земном слое заметил оригинальное явление. Темный эльф с разрушенным слоем истин одевается не в одежду, а  в тряпочки.  Именно так воспринимается фасон, материал и покрой.  Одежда сделана так,   что на слое душевного блага она функциональна по  минимуму.   Она только прикрывает здесь, в опеке. 
Что же касается хозяйствования, связанного с другими темными, то и здесь, на фоне разрушающего хаоса зачастую присутствует крайняя наивность.  Вот эльфа, она явно видит, что окружающие мешают ее хозяйствованию и переделывают слой под свое.  Но она   искренне пытается каждый раз рассказать окружающим, зачастую темным, что они снова ошиблись, и как же так, уже десятый раз, но она снова расскажет, как законно надо поступать. Считая,  что другой темный, «пойманный за руку» на совершении не той полезности, конечно же, исправится, если ему почаще напоминать.  Поэтому такая эльфа может быть чрезвычайно настырной, въедливой  и доставучей. Но как видите, уже вовсе не в позитивном аспекте познания. Ее настырность теперь направлена отнюдь не на это.
Эльф пытается уклониться от «неполезной   порчи»  и начинает сохранять имеющийся масштаб эмпатии.  Естественно, истины все больше становятся подвержены разрушающему хаосу.  Поэтому эльф   становится очень   хилым.   Он пытается хозяйствовать в истинах в свою пользу, а другие темные эльфы на этой же территории (если они, конечно, имеются) стараются переделать их в свою. Однако если хозяйствующий эльф достаточно наивен, но воспринимает это приблизительно так: опять истины не так пошли, опять  неумелые эльфы ошиблись!  Эх, опять придется объяснять и за всем присматривать! Конечно же, эльф может и понимать суть происходящего, не особо мудрено ведь.  На самом деле каждый из эльфов пытается перестроить полезности именно под себя. И тогда уже сам темный  эльф  –  «полезный автомат с кнопками» для других темных эльфов.  
Однако постепенно блокировка затрагивает и имеющуюся территорию. Эльф это воспринимает как необъяснимо испортившиеся полезности, в которых ранее он вполне хозяйствовал. Со временем наступает этап отречения. Если, конечно, существо осталось на темном пути.   Теперь эльф  пропитан не просто хилостью, а хилой упадочностью. На последнем этапе существо, во-первых живет уже только имеющимися благами, а, во-вторых, напрямую отождествляет себя с ними, эльфу кажется, что окружающие хотят пользоваться непосредственно им самим.  Использовать  его.  А так как любая функциональность, естественно, изменит имеющиеся блага – то эльфу и кажется, что все, кто этого хочет – хотят его использовать, что  он постоянно мучается, что его  мучают (этим).  А точнее, что его   пытаются мучительно использовать.

Гармония слоя познания эльфов третьего подвида

Светлый эльф третьего подвида познает внешнее будущее временных эмоциональных событий [1].  Или же, говоря иначе, величие мирской пользы.  Эльф, конечно же,  не воспринимает этот слой как техническое устройство,   приносящее пользу. Чтобы его так воспринять, нужно слой видеть сразу как единое целое в функционально-временном смысле.  Более того,  техническим устройством слой будет только тогда, когда функциональный подход к нему именно таков,  как к основе.  И все нижележащие слои также должны быть   вовлечены в процессы соответсвующим образом.   Эльф же живет «внутри» этого слоя. Поэтому   слой видится эльфу скорее как план по внешней реализации полезного.  Уже есть концепция полезного и истины, которые позволят получить пользу.  А эльф третьего подвида разбирается, что нужно сделать, чтобы пользы, собственно, достичь. Это и будет таким планом событий и качеств. Поэтому неизреченное познание эльфов третьего подвида подобно стремлению разобраться в технологии великого. Но не в техническом смысле.  Термин «технология» здесь несет иной смысл, нехарактерный нашей цивилизации.  Эльф пытается познать, как полезное качество (а значит, превосходное и великое)  реализуется  из самой концепции пользы. Технологию   неизреченного смысла такой реализации.  В  проявленном же  аспекте эльф испытывает чрезвычайно любознательное стремление к плановым испытаниям полезностей. Ну и когда все получилось, эльфы третьего подвида очень довольны и радостны успешным творением.
Что же касается влияний основ – возьмем  для примера элементарный пример полезного. Эльф, живущий на земле отлично знает, что в мешках можно носить грузы. Это польза. И уже известны истины – груз должен быть полностью в мешке, не чрезмерно тяжелый и т.д. А эльф третьего подвида скажет: мешок-то завяжите! Дальновидности закона единый план как раз и обеспечат. Причем дальновидность  будет являться дальновидной именно в контексте данного плана.
Некорректные,  идеалистичные ожидания некоторых  экстрасенсов и авторов эзотерических книг, особенно за последние десятилетия, привели к такому заблуждению: если личность  «на стороне добра», и хотя бы минимально старается соблюдать заповеди, короче говоря, в целом старается вести гармоничную жизнь – то уже ей однозначно уготовано процветание и счастье, с ней будет происходить только хорошее, от всех проблем свыше ее охранят, а благ будет  немеряно. Вроде бы тут даже и возразить  сложно – ведь действительно, неизреченный смысл – залог  гармоничных проявленных благ.   И  все же есть одно «но». На самом-то деле в подобных случаях подразумеваются  высшие неизреченные блага, а также  познание сути.  А вовсе не  бесконечный марафон проявленных благ.  Поясню. Вот личность живет на  определенном слое, и светлая. Но простите, а что если высшими силами предусмотрено такое развитие слоя, которое несколько ограничит блага личности   определенными рамками, и этих благ станет меньше?  Тогда для личности наступит  полоса более тяжелой жизни в проявленном, но  светлая гармония в высшем!     То же и касательно более высоких слоев. Да, исполнение религиозных заповедей хорошо в высшем. Да, Господь податель всякого блага. Но будет ли оно именно таким, каким его понимает и представляет личность?  Мы обязательно рассмотрим подробнее этот глобальный вопрос в следующих книгах серии.

Гордыня слоя познания эльфов третьего подвида

Эльфа охватывает темная эмпатия к слою познания. Теперь он служит качествам полезности, которые нужно реализовать любой ценой для своей пользы.    Теперь это его  кумир.  Полезный план, который  непременно нужно выполнить любыми средствами и он должен  превосходить все другие планы.   Корыстный эльф на данном этапе полон  пренебрежительного отношения ко всем и вся. Причины очевидны:  «Вот кто-то хочет еще пользы достичь. А ведь вся технология, вся возможная технология достижения пользы – у меня! Как же  тогда кто-то еще может достичь пользы? Это просто смешно!» И эльф  на данном этапе вовсю мешает планам других.  На данном этапе эльф – ходячая авария. Причем прицельно планируемая авария.  Всего, кроме образа эмпатии.    Эльфа в гостях. Ее ненадолго оставили с утра одну. Она вдоволь выспалась и… сломала, поела, разбросала и испортила – все, что только можно было сломать и испортить. Она вполне осознанно с довольным видом разрушает качества вокруг, себе же одновременно в полезностях не отказывая, в итоге перестраивая все под свой рисунок эмпатии. То есть с довольным, уверенным и нахальным видом занимается экспансией.  Естественно, она и манит окружающих своей концепцией пользы. Такое влияние можно назвать обманом, с целью завлечь в свой план, который стягивает пользу на самого эльфа. Эльф считает, что на каждого найдется «ключик» –  технология, которая заставит другого приносить  эльфу пользу.
Постепенно эти попытки блокируются свыше   приходящим первозданным хаосом. Эльф вдруг с  удивлением и недовольством понимает, что не на все находится ключик.  Светлые технологии, светлая польза – им не может быть искажена! Эльф начинает сохранять имеющийся масштаб  темной эмпатии.  Однако на этой  же территории чаще всего присутствуют и другие темные существа со своей концепцией  пользы, кроме того, польза  теперь явно затронута разрушающим хаосом. И эльф чаще всего это вполне воспринимает.    Редкий случай, когда в русском языке нет точного слова, а в английском – есть. Corruption.   Это разложение и растление как повреждения из-за негативных изменений. Но в русском языке разложение трактуется практически однозначно как крах  качеств опеки, а растление – как проблема моральная. Здесь же     разложение и растление эмоциональны, качества полезности разрушаются и нарушаются.   
И обратите внимание, действительное искажение, искажение разрушающим хаосом, разрушение полезностей – эльфы вполне могут воспринять  как разрушение, ущербность эмпатичных благ. Хотя далеко не всегда признаются себе в этом.  Но и расцвет пользы в высшем смысле, улучшение полезностей, темные эльфы зачастую тоже видят как отклонение. Ведь сравнивают-то они с образом темной эмпатии!  Несмотря на то, что даже в их восприятии эти отклонения будут отличаться, ибо одно из них –  порождение светлого первозданного хаоса, а другое – разрушающего, порочного распада.
На последнем этапе темной деградации эльф эмпатичен к одной единственной,  неменяющейся пользе, которая уже имеется. Поэтому эльфу кажется, что все вокруг хотят его эксплуатировать, использовать  его пользу.  А всех тех, кто не радуется  и не хвалит его остановившуюся пользу  – эльф воспринимает как  эмоционально отстраненных и черствых.  На последнем этапе эльфы зачастую полны особой мстительной зависти к любым функциональным полезностям.  И, конечно же, пытаются их разрушить.  Это неплохо отражено в древних преданиях об эльфах, появлявшихся на человеческом слое земли,  например,  в преданиях о  лепреконах.  Причем и  в некоторых современных фильмах, характер темного лепрекона показан достаточно точно. Такой лепрекон – уже и сам весь охвачен corruption, он ворчливый и недовольный всем,  из зависти и эмпатии к прошлому –  придирающийся и разрушающий  любые изменения эмоциональных качеств.

Гармония слоя познания эльфов четвертого подвида

Эльфы четвертого подвида познают  протекание пользы, «проекты» полезностей.   Или, если говорить языком формальной логики [1] –  внешнее проявленное временных эмоциональных качеств.   Стремление к неизреченному познанию описать в данном случае очень непросто, так как подобные понятия не отражены в общепринятой речи, хотя эльфов на земле живет немало. Тем не менее, мне  удалось найти достаточно точный образный пример, но все же,  со значительными  оговорками.  Неизреченное познание эльфов четвертого подвида подобно запоминающему, моделирующему проект и делающему выводы разумению шпиона, подслушивающего о полезностях. Но только он не подслушивает,  не шпион и не корыстен. Тем не менее на человеческом слое  земли  более близкого образа я  не нашел. И  если не  присваивать шпионству негативный корыстный аспект и не понимать прямо (ясно, что такой эльф не шпион), то сам  подход достаточно точно описывает неизреченное познание эльфов четвертого подвида. Эльф познает проект светлым образом! И ближайший образ на земле – шпион, так как он пытается понять проект, когда шпионит. Эльфы четвертого подвида живут внутри проекта, и это   попытки понять  смысл уже внешнего протекания «фокуса», проекта фокуса. Ну и участвовать в этом, влиять на проект, конечно же.
Такой светлый эльф  – полон дотошного последовательного любопытства касательно всего происходящего в душевном благе. Ведь ему нужно «выметаться» по всему множеству законов опеки, составляющих  данное временное событие душевного блага.  А как здесь, а что здесь? И что в итоге? Журналистка говорит охраннику – мне вон в то здание надо, узнать, что там. Охранник показывает за оцепление и, видимо, в шутку спрашивает, может и туда впустить?  Однако эльфа  уверенно говорит: да, мне и туда надо! Также эльф четвертого подвида очень любит слушать.  Ведь если  творец не осведомлен, что происходит кругом, как он может знать, что надо творить? И здесь слух значительно помогает им, как в нашем мире, так и в их родном мире. Именно поэтому в земных преданиях эльфов  образно очень   часто изображают с длинными ушами. 
Что же касается действий основы – эльфы четвертого подвида создают осведомленность закона опеки.   И здесь важно понимать, что слово «осведомленность» имеет два оттенка – осведомленный, как знающий  о чем-то происходящем, и осведомленный – знающий, что и как должно идти! Ведь осведомленность, четвертый подслой закона, это ни что иное, как внешняя    законность. Эльф  определяет своими действиями протекание закона опеки во времени. Как говорят, он положил закон такой то…   Поэтому метливость эльфов четвертого подвида  зачастую полна радостной непосредственной  законной уверенности.  А сам эльф любит метаться и при этом указывать и проверять. Ведь благодаря неизреченному смыслу он верно осведомлен, как и что лучше должно идти в опеке.  
Впрочем, и ошибки не исключены, и это тоже полезный опыт. Эльфа четвертого подвида радостно кричит мне  прямо в ухо: я в улей полезла по ошибке, еле убежала!  Почему она довольна? Ну так выводы-то она сделала! А почему ей не терпится об этом рассказать? Чтобы и другие были осведомлены.

Гордыня слоя познания эльфов четвертого подвида
Корыстный эльф четвертого подвида хочет стать черным властелином. Без всяких кавычек. Ибо концептуально ситуация вполне похожа  на описанное у Толкиена.  Конечно, сам Толкиен – дэв, поэтому привнесенные им детали в сюжет  несут энергетику темных дэвов. А вот то, что взято  из древних преданий – зачастую несет отпечаток  деградирующих эльфов.
Обуянный темной эмпатией эльф четвертого подвида несет в мир исковерканный корыстью проект, эльф старается распространить его на весь мир –   чтобы вся власть, все  событие общего проекта душевного блага   –  стягивалась бы на него. Эльф пытается соблазнить других полезностями проекта, предлагая им блага. Однако предлагаемые блага уже отравлены черной корыстью и стягивают все законы на корыстного хозяина, а те, кто их берет – работают   на самого эльфа и его эмпатию. Короче, такой эльф предлагает окружающим кольца мнимого всевластья.  На самом же деле  относится к ним, как к отверженным. Собственно, такое отношение  вполне похоже на отношение высокомерного асура – «вы вне проекта, и поэтому отвергнуты от душевного блага». Одно «но» – у асура это черты основы. Поэтому высокомерный асур видит кого-то в небольшом чине  и отвергает его, а через пять минут расшаркивается перед вышестоящим.  А эльф – он живет в  слое, и это состояние охватывает все его бытие.  Он смотрит на всех окружающих с  корыстной отстраненностью:    «вы лишь винтики моего проекта и, кстати, не факт, что пригодитесь». А если и пригодитесь –  то все равно  вы лишь полезные винтики для меня.
Черты же основы такого эльфа – это попросту  ложь.  Именно ложью действует темный властелин. Если эльф будет давать всем верную осведомленность, то они   достаточно быстро поймут, что польза корыстна  и даже во внешних благах никому не принесет пользы.  Кроме того, такой эльф даже если бы захотел не лгать – не смог бы. Ведь его осведомленность теперь обусловлена эмпатией к миру, он осведомлена лишь о мире.  Созидания и влияния темного властелина будут лживы уже потому, что он темный властелин.
Вообще, все  темные эльфы – вампиры   эмоционально полезного, в самом прямом  смысле. Точно так же, как темные привидения – вампиры качеств опеки. Образно эльф четвертого подвида на этапе экспансии воспринимает окружающих,  будто питомцев, несущих полезные яйца. Главное – погладить в нужном месте, найти подходящий ключ к проекту.
И не забывайте очень важный аспект, я его просто не упоминаю в каждой главе для каждого существа, но он присутствует в восприятии  любого темного существа. Эмпатия, эмпатичное восприятие мироздания полно неизбывной боли уже на этапе экспансии.  Почему?  Потому что несоответствие эмпатии воспринимается как непоправимая потеря.  Для светлого существа нет ничего непоправимого во вселенной, ибо мир рано или поздно может быть  воссоздан и более того, улучшен вечными слоями бытия. Темное существо стремится сделать  образ эмпатии вечным, но это невозможно, слой   находится в миру, где все преходяще. Поэтому в восприятии темного эльфа – есть непоправимые потери в миру. Ведь он отрекся от вечности, которая может истинно творить.   Эльф  на этапе темной экспансии искренне   считает, что… дарует единственное и истинное благо всей вселенной, свой рисунок эмпатии. А те, кто его не принимает – обрекают себя на непоправимый крах полезностей.   Образно эльф воспринимает такую личность, будто пациента, который отказался от единственно правильного способа лечения, и теперь его ждет крах функциональных систем организма.
Корыстная экспансия постепенно блокируется. И эльф воспринимает эту блокировку как надвигающийся исковерканный проект,  совокупность  исковерканного роста. На самом же  деле определенные части эмоциональных событий и качеств становятся светлыми, угодными воле Бога.  А исковерканными законы роста ему видятся потому, что теперь они неприменимы для темных целей эльфа.  Эльф начинает жить имеющимся масштабом эмпатии.  На данном этапе эльф подвержен специфическим  страхам от угрозы краха хозяйствования в проекте полезностей.  Эльфа заплетает косу. Про себя сильно переживая: и так все кругом плохо, еще и коса не так легла. Да что же это такое! Что-то случится!  Ой, похоже рука недостаточно хорошо поднимается, опять застудила мышцы, что ли!!! А ну-ка, запах кожи проверю на всякий случай…Подобные страхи практически идентичны и у эльфов в своем родном теле (естественно с учетом строения и телесных элементов) и у эльфов в человеческом теле. А уж если темный эльф работает в больнице – то простора для таких переживаний гораздо больше, плюс медицинские знания способствуют. 
На этапе сохранения эльфы четвертого подвида зачастую полны специфической жалостливости. И достаточно часто окружающие считают это положительным качеством.  На самом же деле – это та же неизбывная боль эмпатии, но уже связанная с хозяйствованием. Эльф искренне считает, что другие должны следовать его проекту, а если нет – все будет очень плохо, и они достойны  эмпатичной жалости. Причем часто это  усугубляется крайней наивностью (опыт разрушается).   Эльфа зачастую считает, что ее проект эмпатии всем очень нужен, и даже мысли не допускает, что другие темные существа следуют другому. Прохожий срывает с эльфы шапку, чтобы украсть. А эльфа говорит:  ты что, зачем ты это сделал, чушь какая – я же ее только надела!  Если же действия других темных эльфов становятся совсем уж очевидными, то эльф  чаще всего  все равно воспринимает это  как отстраненность напоказ, ведь не может такого быть, чтобы его рисунок эмпатии оказался не на высоте. А  на самом деле  другие темные существа попросту заняты своими полезностями и не радуются  полезностям хозяйствования данного эльфа. Причем, будучи недовольным такой отстраненностью у других, он сам демонстрирует точно такую же отстраненность, когда на него пытаются распространить другую эмпатию. Причем без колебаний  ее оправдывая: не полезно, не то, сейчас я покажу, как полезно и радостно.  В итоге такие эльфы очень часто жалуются, что, мол, радость уходит. Умильно показывая друг другу,  что нужно делать, чтобы она не ушла, как хозяйствовать. Один нюанс: каждый радуется именно своей эмпатии, поэтому каждому радостно, когда хозяйствует он по-своему, а уходит радость от любого другого хозяйствования. Ведь на самом  деле суть таких влияний –  настойчивое и упорное стремление иметь максимальную власть в слое хозяйствования.
Однако же светлая блокировка проходит в настоящее, и часто она  кажется эльфу  исковерканным проектом. Такой  эльф подвержен специфическому    плачу-стенанию от потерь в душевном благе. Образно говоря – что-то вроде нездорового восприятия потерпевшего крушение, который застрял на необитаемом острове и никак не может вставить квадратный штекер в круглое гнездо, чтобы послать сигнал о бедствии.  Темный проект душевного мирского блага перестает работать.
На этапе отречения  эльф преклоняются перед уже имеющимся «течением» полезного.    Эльфы четвертого подвида на последнем этапе темной деградации известны в земных преданиях как гремлины. В преданиях о гремлинах сказано, что их характерная черта – ненависть к любой технике и стремление ее сломать. На самом же деле они вовсе не ненавидят прицельно технику. А  стараются остановить любую функциональность проекта полезности, отличную от уже имеющейся своей, в том числе – и техническую.    Причем в преданиях описывается, что они разрушают с   довольным и проказливым видом.  Ведь в их ошибочном понимании – они отстояли имеющееся полезное,   и радуются этому.

Гармония слоя познания эльфов пятого подвида

Все эльфы пятого подвида – очень нежные существа. Ведь не забывайте,  энергетика слоя познания, охватывающая  существо – характерна тем, что происходит один какой-то процесс, который существо познает и проживает.    И такое    эмоциональное совершенство воспринимается как нежность качества. Обратите внимание: не качеств, а качества. То есть сам процесс может быть и достаточно сложен и  весьма разнообразен, и динамичен. Но познается одно качество. То есть оно, конечно же, меняется, и постепенно существо познает много различных качеств. Но по очереди, вот что важно! Ведь, как мы  обсуждали  во второй книге  –   одно качество  уже раскроется в  течение жизни существа.
Весь веер обоснованных  влияний основ составит совершенство пространственных полезностей. Так, например, поливать каток теплой водой   – необоснованно. А ждать холодов и очищать от снега – обоснованно, это даст совершенные качества полезностей. Конечно, в том случае, если каток будет использован для катания, а не для чего-либо еще.  Эльфы пятого подвида познают совершенство, то есть будущее пространственной пользы. Потому-то качества и совершенны, что успешно обеспечат определенное пространственное будущее пользе. А вот какое и насколько, как раз и будет зависеть от рисунка их совершенства.
Неизреченное познание эльфов пятого подвида похоже на изобретательную догадливость, и гармоничный  эльф пятого подвида полон пытливой любознательности.  В проявленном же аспекте  эльф проявляет смиренную гибкость, касательно  совершенств. Будто врач у постели пациента, которому не помогло определенное лекарство. Что ж, можно и нужно искать новое. Ведь совершенство не стагнирует и может быть улучшено или изменено согласно новым реалиям,  так как вполне могло быть и недостаточным и не к месту.  Но еще раз подчеркну – светлое существо является светлым вовсе не потому, что умерено во внешних благах.   Это касается не только эльфов, а и вообще любых существ.  И смиренная гибкость (в случае эльфов) – суть обоснование  и согласование  собственных действий с первозданным хаосом, а вовсе не сдержанность или смирение  в благах как достоинство само по себе. Так, темное существо может установить себе сотню ограничений  и от этого не перестанет быть темным. 
Также  обратите внимание – термин «смирение» в данном случае не несет традиционный религиозный глобальный смысл. Речь о том, что светлый эльф (как впрочем, и невысокомерный асур) понимает, что любое совершенство – совершенно лишь в контексте определенного смысла и ситуации. Нет абсолютного совершенства как такового. И под смирением имеется ввиду понимание пределов и контекста любого совершенства, оно смиряемо и направляемо высшим смыслом.
И еще небольшое отступление, касательно восприятия всеми подвидами эльфов эмоциональных качеств. Существа не могут воспринимать слой познания напрямую, они проживают его.  Самый высокий слой, который существо воспринимает напрямую – это слой основы. Именно поэтому корыстные эльфы воспринимают нежелательные полезности как изменение роста, нарушение роста и т.д. Причем рост  здесь – в самом прямом  смысле. В мире эльфов все воспринимается как растущее, но не в узком смысле этого слова, как рост дерева вверх. А  как меняющиеся взаимосвязи среды, которые нужно сначала вырастить.  Форма (тело эльфов) взращивается в закон (основа эльфов).

Гордыня слоя познания эльфов пятого подвида.

Ни о каком  гибком смиренном  восприятии совершенства теперь не может быть и речи! У темного эльфа уже есть полное совершенство – его эмпатия. А все, что не соответствует совершенству – несовершенно, конечно же. Эльф теперь полон сложновыражаемым человеческими  словами стенающим ужасом перед уродливыми, искривленными проявлениями эмоционально несовершенного. То есть перед всем, что не соответствует его рисунку эмпатии. И он старается  помочь всему миру стать совершенным.  Но на самом деле эльф – истязает окружающих. В самом прямом смысле.  Из известных на земле  примеров это больше всего похоже на совершенно издевательское отношение к крепостному ради собственной пользы. Ибо на самом деле эльф совершенно не учитывает пользы окружающих, а также их возможностей совершенства, а преследует исключительно собственные цели.  
Например, эльф  на своем слое бытия узнал, что где-то идет лесной пожар. На родном слое эльфов пожар тоже не слишком полезное явление для гуляющих там. Однако темный эльф, самолюбуясь в собственных полезностях совершенства, между делом бросает  кому-то:  сходите погуляйте на юг. А потом, видя приходящих усталых эльфов, пахнущих дымами, он радостно скажет: что, не справились с пожаром? То-то! Ваши  глупые и необоснованные действия  поражают меня, только посмотрите, как я выгодно от вас отличаюсь! Вообще, всех окружающих такой темный эльф воспринимает как ущербных уродцев в росте и законе, которые пытаются, да не могут. Неоперившиеся желторотики, в общем. Себя, разумеется, он видит верхом совершенства.
Постепенно корыстные действия блокируются свыше.   Теперь эльф хозяйствует в имеющемся масштабе совершенств, и он пытается постоянно их проверять, чтобы хозяйствовать и утверждаться в имеющемся масштабе.  Ведь территория-то под угрозой!  Так медсестра, поджидая  знакомых в больнице, восклицает: а у меня больной наконец-то поел! А еще я чаю попила. И теперь у меня кот есть!   Такое поведение очень удивит стороннего наблюдателя, незнакомого с эльфами, а вот врачи и ухом не ведут,  они давным-давно привыкли к эльфам и к подобному поведению. К тому же такой эльф постоянно всего опасается, он воспринимает возможные влияния других темных на этой же территории как  постоянную угрозу, что его совершенство может быть унижено, покорено и использовано другим рисунком совершенства. Поэтому зачастую такая эльфа приобретает характерный  равнодушно-отстраненно-разочарованно-безрадостный вид, ибо воспринимает ситуацию вокруг таким образом: ага, подготовили способы чтобы угнетать и истязать меня?  Чтобы самим забрать все полезное?! А я заметила! И радость уходит! И ваши концепты пользы не хочу!  Он настолько характерен и заметен даже внешне,  что я обязательно выложу видео с такой эльфой  в разделе «обучение» на сайте книги.  Постепенно первозданный хаос проходит и на территорию сохранения эмпатии.  И теперь это вовсе не «уродливые и несовершенные» качества, которым можно в свою пользу «помогать» экспансией, о нет! Образно эльф воспринимает такую блокировку как безмолвную угрозу, которой нет названия, ведь его  совершенство не может описать происходящее. И степени совершенства «угрозы»  тоже нет названия  и описания, поэтому  нельзя сказать «несовершенен или совершенен, уродлив или хорош».  Блокировку эльф воспринимает,  будто операторов  радиационной зачистки, которые пришли и говорят жителям, что теперь – многое нельзя, из того, что было можно, а нужно – другое.
На этапе отречения эльф категорически не приемлет любую функциональность совершеств вообще. Его собственные полезности совершенства охвачены разрушающим хаосом, кроме того, являются прошлым.  Поэтому  функциональные действия других темных для эльфа чрезвычайно мучительны,  и ошибочно эльф воспринимает такие изменения совершенства  как  действия над собой непосредственно.    Образно –  будто больной, которого заставляют принять ванну, или сбили настройки и так плохо работающего био-импланта.  То есть любые изменения совершенства эльф воспринимает так, как будто его мучают этим.  А на самом деле имеющегося совершенства уже   явно недостаточно, совершенство разрушается и эльф постоянно попадает в неловкие, упадочные, не-совершенные ситуации.  Идет группа детей, попала в узкий проход,  началась толкотня, все пошли дальше, а  эльфа осталась сидеть  на полу и плакать.  Но эта же эльфа сталкивается и с функциональностью другого рода,  в ее имеющиеся блага проходит первозданный хаос совершенства. Образно эльфа его воспринимает, будто работника радиационной службы спасения, который уже не ходит поблизости, а вот уже рядом, светит фонариком  в  лицо, одетый в непонятно искривленные одежды. И эта  эльфа  относится так:  подскажите, что делать, я уж совсем запуталась, так что чинить препоны не буду. Что ж, данная личность  имеет перспективу обратиться к высшему смыслу.
Если же нет, то  эльфу кажется искривленным неполезным ростом  любая функциональность совершенства, и рецепт избавления ясен – разрушить.  Вот эльфа, она стоит возле  печатной машины в офисе и пристально следит за ее работой. Вдруг говорит: что-то мне кажется, сейчас эта круглая ручка  отвалится. Ей  отвечают:  не обращайте внимания, все в порядке. Эльфа некоторое время смотрит, потом  слегка бьет по детали. Говорит:  да нет же, смотрите, говорю вам, она вот-вот отвалится.  Однако машина печатает нормально. Эльфа через некоторое время еще раз бьет по ручке. Потом еще. В итоге ручка отвалилась, а эльфа торжествующе заявила: ну вот видите! Я же предупреждала!

Гармония слоя познания эльфов шестого подвида

Прежде чем описывать этот подслой, необходимо уточнить некоторые нюансы фундаментальных знаний.  Сообществ эльфов на земле по факту – немало. Любая больница – это небольшой мирок, населенный преимущественно эльфами.  Но сознательно-то   они не воспринимают себя таковыми. В философском, концептуальном смысле  – сообществ эльфов практически нет на земле. Хотя, конечно же, по факту они будут вести себя как эльфы, и жить так же.   Но  для пространственных подвидов понятно  описать концепции терминами человеческого языка  также достаточно сложно.
Эльфы шестого подвида создают беспристрастность закона опеки. Это их основа [1].  Но как вы помните, любые слои  касаются душ живых и окружающего мира. Беспристрастность, естественно, касается личностей. Если же говорить о любых процессах слоя вообще, то  это объективность. Закон – есть закон, и чтобы создать пространственный закон, необходима объективность – понимание и различение связей между объектами и событиями в опеке.  А весь веер объективных знаний будет направлен на познание эльфами пространственных полезностей, способностей душевного блага. Но эльфами данные качества будут восприниматься не как собственно способности  напрямую сделать что-то.  Ведь тогда способность касается созидания, основы.   К счастью, здесь человеческий язык несет достаточно оттенков. Эльф будет воспринимать слой как способность этих качеств   осуществить полезность. И наоборот, достижение пространственных полезностей требует  достижения соответствующих способностей.
Эльфу показывают совершенно незнакомое животное. Эльф  смотрит: так, вот здесь растет шерсть. А с обратной стороны  на некоторых участках – шерсти нет, частью же она стоптана и пыльная. Значит, скорее всего,  это животное может бегать, и там, где шерсть – это спина. А где стоптано – лапы.  Эльф видит объективность пространственных влияний в опеке. И из них он вполне может вывести способности животного.  Данный вид быстро бегает, но не летает. Или возьмем высшую параллель. Ученому показывают совершенно незнакомого робота. Он говорит – могу только предполагать, но вот эта вращающаяся часть вверху робота – скорее всего, гироскоп. А вот в этой плоской центральной части – думаю, платы управления.
Понимаете, у робота есть определенные способности. Держать равновесие, управлять собственными механизмами. И эти способности должны быть отражены всем веером связей качеств опеки, и ученый по качествам может догадаться о способностях робота. Хотя, конечно, это не характерно для ученого. Я привел для лучшего понимания логически похожий пример. По факту, ученый разберет сами качества душевного блага, или глянет спецификации  и точно узнает.
А привел я их для того, чтобы читатель на конкретных примерах вполне осознал важный нюанс веерного раскрытия в этом случае: способности неизбежно будут отражаться в пространственных качествах опеки и их связях. И отражаться они будут  объективно!  И неважно, тело это асура или основа эльфа. Говоря проще, чтобы робот мог двигаться – у него в каком-то виде и месте непременно должен быть собран   мотор, у животного –  группы мышц и т.д.  Эти уточнения вам понадобятся ниже для понимания тонкостей восприятия эльфов шестого подвида.
Неизреченное познание эльфа шестого подвида подобно попытке сообразить и сделать выводы о способных полезностях и о способах их совершить, согласно высшему смыслу.  В результате наблюдения за высшим смыслом, опытов и соучастия в уже пространственном «фокусе». И тогда как раз и станет ясно, как на них влиять, потому что станет ясно и к чему они способны, и что нужно.   
Некоторые читатели, изучая материал, испытывали трудности с концептуальным пониманием, считая, что будет трудно понять – как   эльф может жить «внутри  технических устройств», внутри пользы. На самом же деле смысл достаточно очевиден. Более того, очевиден и с человеческого слоя бытия, отсюда тоже вполне концептуально ясно, как можно «проживать» пользу, ведь человеческий слой тоже   ниже основы асуров, причем намного. Вот эльф шестого подвида подошел к местам, где другие альпинисты  из группы занимаются подготовкой к восхождению.
– Тросы проверили?
Заглядывает  в баки для воды с слегка неуверенным, но и довольно-любопытным видом:
– Баки полные? А удары  они выдерживают?
– Камнепад был сегодня? А ветер с мест их не срывает?
– На страховке пробовали прыгать?
Можно описать и так: вот, скажем, кто-то должен удержать и передать большой вес, или выполнить тяжелую работу здесь, на земле в человеческом мире.  Эльфа подходит:
– Так, воду пил? А ел? Мышцы  свободнее, без излишнего напряжения,  спину прямо,  пусть руки переносят груз по плавной касательной, без рывков. Поэтому эльфы шестого подвида очень часто работают медсестрами. Нужно обеспечить способность организма выздороветь. А для этого нужен весь веер объективных процессов роста, конечно. Ну или объективные законы опеки, как в описаниях выше.
Сам же эльф полон дотошной  любознательности, уже касательно пространства. Подобной стремлению выметаться по всем нужным ветвям закона, разобраться во всех объективностях вместе.  Но! Это не является безусловным стремлением ради стремления, что-то вроде узнать все или испытать все.  Ведь суть вовсе не  в контакте со средой как таковой.
Две девочки, эльфы шестого подвида. Я даю одной ключ от часов и говорю: вот это ключ от часов иди поиграй, там в комнате еще много чего интересного. Она – темный эльф. За пять минут  она часы завела, сломала в них пружину, попереключала все каналы в телевизоре, шаталась по креслу пешком, сломав пружины и в кресле. Все, чего было полезного в комнате – она из всего попыталась выжать максимум, попутно ломая. Другая же – светлый эльф. Через некоторое время  я ей тоже дал ключ от часов и пульт от телевизора. Захожу в комнату через полчаса, она с очень довольным и радостным видом подкидывает ключик в руке. Говорю: ну что, завела часы? Она:  может потом заведу, сейчас-то  зачем? И, строго посмотрев на меня, уточняет: лучше пока не заводить, пружина слишком слабая!
Кстати,  как слух – отражение временных процессов в среде, так запах – отражение пространственных процессов среды.   Поэтому животные познают мир в значительной мере с помощью обоняния. А вот у эльфов –  запахи дополняют их процессы творения.     Эльфы четвертого подвида любят слушать, а эльфы шестого подвида обожают нюхать, это дает им необходимую информацию для творчества.

Гордыня слоя познания эльфов шестого подвида

Есть неплохой  пример, показывающий корысть эльфов шестого подвида. М/ф золушка 1979 г.  В нем есть песня «Хоть поверьте, хоть  проверьте».  И та же певица  поет эту же песню   со сцены, в большом зале, оркестр – все, как полагается.      Мультик певица озвучивала отрешенно, даже слегка равнодушно – она не вкладывала туда собственное отношение. А вот исполняя  со сцены – певица  от своего лица  рассказывала и показывала ситуацию из песни, вкладывая свое личное отношение и восприятие. И эмоциональная, и в общем, философская разница  – огромна! Песня превращается в последовательность ситуаций, в которых все способности стягиваются к самой певице. Художник отдает свои способности, композитор и поэт также делают, что могут. Ее способности  танцевать таковы, что 13 кавалеров не могут отдышаться, оркестр – в ударе и т.д.
Что интересно, певица слегка серьезнеет и отстраняется, когда поет о «48 дирижерах». Дирижер  для певицы –  олицетворение способностей и управления. А тут  их – сразу 48.  Тут же начинаются серьезные переживания за состоятельность  эмпатии. Также обратите внимание на характерную особенность темной эмпатии:  все полезности   воспринимаются как должное: оркестр в ударе,  танцоры тоже, с  королем тоже все ясно, в общем –  само собой разумеется, кто  самый умелый и способный.  Однако,  смотрите «с оглядкой» или предварительно помолившись. Энергетика ролика весьма дисгармонична. И что важно, не только на слое познания, но и на более высоких слоях, в частности, духовная гордыня достаточно сильна.
На этапе экспансии эльф полон болезненной жалости ко всему миру.  Так, темный  эльф воспринимает  существ на слоях ниже, да и других  эльфов будто… собак на холоде без шерсти, недоделанными. Как тех, у кого недостаточно полезных способностей, отчего они страдают. И конечно же, чтобы помочь им – нужно экспансировать свой слой эмпатии.  Однако же на самом деле как раз от такой экспансии окружающие получат крах полезностей, ибо польза не будет учитывать их  потребности, а все будет  стягивать на эльфа. 
Темный эльф беспорядочно и неуемно реализует и использует все способности, которые есть в слое познания, они отражаются в опеке безудержным, подавляющим все другие законы  ростом, наростами которые все это обеспечат.  Как раз для понимания тонкостей проявлений способностей в мире эльфов я   и  приводил примеры в начале раздела.   Это как  заяц, который переделан так, чтобы  и бежать, и лететь  и в броне, но ничего из этого толком не работает, так как все стянуто на корысть самого эльфа, функциональность частична и ущербна.  Эльф  действует, потом не доводит до конца, потребив нужные полезности, начинает новые разрушительные действия.  Такие «модули обеспечения способностей»  безобразно разрастаются.
Постепенно корыстные действия блокируются, и  в своем  мире  эльф воспринимает  светлое протекание процессов как необъяснимо появляющиеся  выросты, они пугают эльфа, так как его   темные способности не могут повлиять на них.  Начинается следующий этап темной деградации.
На данном этапе эльф  экономит полезное, хозяйствуя в различных умелостях.  И на этом этапе эльфы могут иметь  довольный вид, когда полезности в хозяйствовании получаются.   Однако процесс все больше подвержен разрушающему хаосу, это вовсе не то открытое, непосредственное и уверенное довольство светлого эльфа в результате творения.   Теперь эльф  больше  бестолково   мечется по всем доступным процессам, и все больше болезненно констатирует факт –  и снова умелости разрушились,  мало чего получается, а если и получается, то это, скорее, приносит временное мучительное, иллюзорное удовлетворение,  содержащее и разочарования от грядущих потерь – тьма есть тьма.  Так, сожаление – очень частый спутник любого темного существа,  ведь для него  завтра будет хуже, чем вчера, во всяком случае, после этапа экспансии. И на этапе сохранения это как раз и становится очевидно заметным и внешне. Как-то побывал в жилище такого эльфа на земле – все загромождено вещами, которые теоретически могут быть полезными,  но вся энергетика несет вездесущий отпечаток бестолковой сумятицы, переходящей в разрушение. Умения способностей терпят крах.
На этапе отречения одежда эльфы автоматически превращается в бестолковые тряпочки, а сама эльфа относится к любым полезностям с крайней степенью подозрительности, стремясь их разрушить как можно быстрее, пока они не принесли страданий. Естественно, даже на этом этапе эльф отнюдь не считает себя темным в большинстве случаев. Он считает себя полным сопереживания,  что-то вроде:  не включайте отопление,  я когда-то пробовал: полная фигня получается. Лучше будем в холоде  сидеть.  Но на самом деле эльф испытывает  зависть и мечется он теперь с одной целью –   его интересует,  сбой работы какого именно закона объективно принесет наибольший  вред функциональной полезности. В земных преданиях упоминаний о таких эльфах я не встретил, но образно их поведение неплохо показано в фильме «Оз: Великий и ужасный» – то, как вели себя обитатели водоема.  Это  надоедливые  попытки насмешливо показать превосходство уже имеющихся способностей через разрушение всех других.

Гармония слоя познания эльфов седьмого подвида

Эльфы седьмого подвида познают мощь мирского душевного блага. С их родных слоев  бытия такие качества душевного блага воспринимаются как то, что «может получиться» в полезном. Как вы помните, мощь душевного блага  это седьмой подслой –  приложение и протекание прикладной энергии по качествам, которые уже созданы концептуально всеми вышестоящими слоями.  И если все остальные вышележащие слои  превосходны в пользе, и если последний слой – также, то все полезное по факту заработает, все получится.  Энергия пошла – качества душевного блага «активированы».
И даже если в вышележащих слоях где-то что-то недосмотрели, то это можно компенсировать энергетически на самом последнем этапе. В определенной мере, конечно же. Внимательными, к месту выполненными манипуляциями с мощью.    Логическим подобным образом действует водитель, с плохо работающим мотором внутреннего сгорания. Работа мотора дает сбои, но умелой манипуляцией   с темпами подачи топлива, и давая ограниченную нагрузку, водитель может все же добиться  приемлемой работы. Естественно, это лишь очевидный и простой линейный пример. Формальные процессы могут достигать гораздо большего разнообразия, а значит и подобные  влияния  могут иметь гораздо больше степеней свободы.
Но здесь следует заметить,  творение и функциональность слоя, мощь – являются мощью не потому, что это  в прямом смысле энергия, вливаемая в «технику» полезного, подобно пару  в паровой машине.  Верно выстроенные процессы внешнего будущего душевного блага [1]      сами мощью и являются. Если же они  выстроены неверно, мощь попросту неверно будет происходить, протекать или же недостаточно. Поэтому неизреченное познание эльфов седьмого подвида  подобно попыткам догадаться, как именно полезности могут быть применимы, и какие полезности могут применяться.   Гармоничный эльф седьмого подвида полон  заботливой, опекающей, настороженной и одновременно чрезвычайно въедливой любознательности.  Почему такие, казалось бы, противоречивые черты? А гармоничная мощь ими и должна обладать – чтобы пойти туда, куда должно, и не затронуть то, что не должно. Поэтому деяния таких эльфов  зачастую чередуют тихое спокойное течение мощи и активнейшую  направленную метливость в нужных аспектах.  Клип Натальи Подольской «поздно»  несет пример подобной энергетики  в очевиднейшей форме. В интернете найти не составит труда, выступление на сцене  с синими оттенками и белым роялем.
Как я уже говорил, тип души определяет практически все черты жизни, причем и в человеческом мире. Предлагаю вам самостоятельно изучить клип в этом плане. Обратите внимание, даже текст! Он в значительной мере  и описывает проживание мощи.  А постановка сцены, включая многочисленных играющих на скрипке в скромных темных одеяниях – энергетически отображает восприятие эльфов из своего родного мира. Родной мир эльфов седьмого подвида образно похож на мрачный  полог решений закона, скрывающий за собой грозу. Причем еще раз подчеркну, высшие энергии проявляются и в человеческом мире гораздо больше, чем это принято считать. Иду как-то раз мимо небольшой территории частной клиники, это небольшой дворик, охваченный квадратом забора. Может, размером с  треть квартала.  Видимо, владелец клиники эльф седьмого подвида, ибо вся территория  подернута черным пологом, как мрачный  лес,  лишь изредка освещаемый сполохами. На пороге у подъезда стоит эльфа в длинном платье. А рядом возле забора сидит кот. Я ударил по прутьям забора, интересно было посмотреть на реакцию кота.  Прутья аж  загудели от удара.  Однако кот и ухом не повел, он привык к охватывающей все вокруг мощи, кроме того, он чувствует себя под защитой эльфы.  Слегка помедлив, не спеша, кот развернулся и ушел к эльфе под подол платья. А эльфа рассудительно сказала: зачем кота третировать?
Что же касается основ, то это будут закономерности в опеке. Кроме того, не забывайте – эльфы   в определенном смысле управляют существами на нижележащих слоях бытия, так как, по сути, они создают законы для них.  Поэтому эльфы седьмого подвида  зачастую решают такие вопросы:
– как помочь вырасти птенцу? 
– что делать, если птица не там свила гнездо?
– что делать, если эльф заблудился в запахах?
А у высокомерного эльфа зачастую такой гордо снисходительный вид, будто у судьи, который решил зачитать определенный приговор во чтобы то ни стало. Сама же закономерность похожа на гордую, диссонансную и вредящую ноту. Приблизительно так  и описываются соответствующие деяния в «Сильмариллионе» Толкина. Ведь значительная часть  сюжета  взята из преданий об эльфах.

 

Гордыня слоя познания эльфов седьмого подвида                      

Темным эльфам седьмого подвида нравится, когда другие страдают. Впрочем, здесь речь не идет о каком-либо сродстве к аду или нечистым страданиям боли. Речь идет о том, что эльфы седьмого подвида испытывают нездоровое удовольствие, когда другие не смогли справиться с их мощью и потерпели от этого разрушения. А на  окружающих такой эльф смотрит как на слабых (мощью) с холодным небрежением,  исходя из осознания «права сильного». По факту эльф становится все более распущенным, ничем не ограничивая ни собственные прикладные влияния, ни корысть к мощи.  И таких ситуаций будет все больше, ведь эльф  проводит экспансию, которая как раз и заключатся в том, что вся мощь работает на его проявленный рисунок благ эмпатии, невзирая ни на что другое.
Естественно и весь веер деяний теперь вовсе не творит, а направлен  на корысть и разрушение. Эльф смотрит на закон опеки и прикидывает:  так, похоже, эти закономерности  влекут значительные разрушения. Надо срочно использовать этот закон на тех, кто еще не считает себя достаточно слабым. Призвать их к ответу.  Ну а  влияния темного эльфа в центральном времени очевидны – он распространяет разрушения,  вносит  диссонанс в работу законов опеки, в свою пользу. Интересный факт: на старых английских гравюрах  можно найти изображенных эльфов и,  видимо, преимущественно изображались именно темные эльфы седьмого подвида. Потому что печать порочной распущенности на лицах передана очень точно.  Так вы можете и визуально ознакомиться с этим характерным выражением лица. Я выложу несколько наиболее характерных картинок на сайт книги в раздел «Обучение». Впрочем, и у настоящих эльфов  седьмого подвида, живущих сейчас на земле – выражения лиц при соответствующих обстоятельствах очень схожи.
Сам же темный эльф воспринимает экспансию совсем иначе:   существа могут совершить безответственные действия, которые разрушат полезность, им нужно помочь! Птичка, не ошибись, не пой, пока эльф спит. Твое пение станет безответственным, недопустимым поступком. Слишком громко. И законы, которые «выпустит» такой  эльф – кому где и чего можно – не сулят никому ничего истинно хорошего. Сам эльф  с болезненным эмпатичным страданием манит и показывает всему миру – вот, какая мощная полезность должна быть. А  непокоренный мир полнится кошмарами, которые ждут своего часа, чтобы восстать угрожающей,   непоправимо вредящей,  не такой мощью. 
Корыстные действия блокируются первозданным хаосом.  Очень любопытный нюанс  – в самой концепции темный эльф воспринимает его, именно так, как в изложении Толкина  солнечный свет воспринимал Голлум и другие  подобные личности.  Будто  неведомую сияющую мощь, ужасающую его,  и он пытается скрыться.  Теперь эльф хозяйствует в имеющемся масштабе эмпатии.  Читатели, внимательно изучившие предыдущие книги помнят, что гордыня, связанная с качествами и событиями проявляется как раздражение различного рода, а также гневливость. Эльф на данном этапе испытывает очень характерное эмоциональное раздражение и гнев тем, что окружающие  не слушаются и  постоянно норовят «отбиться от рук», не исполнять те законы, которые предлагает эльф, не делать так, как лучше. Ну а «лучше» – это естественно, хозяйствование эмпатии.   Зачастую эльф не понимает причин, считая, что все, кто не согласны с его хозяйствованием – неблагодарные, отстраненные, попирающие закон и пользу,  легкомысленнно неценящие блага пользы. Это крайняя наивность,  скажем:  на территории хозяйствования рядом с другими темными личностями, повесить возле вкусного яблока табличку – «не рвать», да еще и заранее говорить: а вот я уверена, что сорвут. Такой народ нынче…  Так и сорвут! Во-первых потому что есть другие темные, а во-вторых – хозяйствование-то ведется неверно! И на территории вовсе не должно быть все подстроено под темную эмпатию! А эта табличка лишь внеше выглядит добропорядочным действием. Повесили-то ее исходя из темной эмпатии!
Как-то раз, я смотрел мультик про эльфов, он называется «Маленькое королевство Бена и Холли». Конечно же, совершенно не обязательно земной мультик об эльфах будет нести реальную энергетику. Но так как именно этот мультик делали эльфы, то он действительно несет энергетики седьмого подвида. Я посмотрел несколько серий, и вдруг мне стали сниться странные, полные опасений сны.  Какие-то туманные леса, полные угрозы и тому подобное. Я рассуждал: ну почему, это же просто детский мультик. Однако через некоторое время, когда я его изучил подробнее, все встало на свои места. Почти в каждой серии показаны критические моменты, когда что-то очень большое, шумное, сильное,  в общем,  мощное - мешает и угрожает эльфам. Кроме того,  они  постоянно ошибаются в том, что делают. Это-то и влияет на душу зрителя, он тоже постепенно начинает опасаться мощи. Если, конечно, у него присутствует активация подобия [2] – у меня, видимо, она была в определенной степени. Да и на первом этапе темной деградации, когда происходящее не соответствует темной эмпатии, эльфа охватывает именно это – страх перед  иным рисунком мощи.
На этапе отречения эльф не то что раздражается из-за чего-то, он уже раздраженно не принимает любую другую функциональность полезностей мощи, кроме имеющейся.  Также эльф постоянно всего опасается, соответственно своему подвиду. И эльф седьмого подвида  боится функциональной мощи, образно такие опасения очень похожи на страх, например,  перед обвалом  горного склона  вместе с домами и со всем городом. А основа полна мстительного разрушения, замешанного на страхе. Подобно тому, как темные привидения пугают адским распадом, закон такого эльфа полон угрозой разрушения, он весь направлен на попытки остановить любые новые влияния.
Существует интересный культурный нюанс. Англия была основана племенами,  в которых было очень, очень много асуров, живущих на земле, реинкарнировавшихся  здесь, в телах людей.  И  асуров  на протяжении истории Англии  было весьма много. Поэтому изначально основанные в Англии институты благородных девиц содержали  энергетику асуров второго подвида, и все воспитание и каноны были связаны именно с этими существами.  Однако со временем асуров в тех землях становилось все меньше, а вот влияние   энергетики эльфов в самой Англии (географически)  всегда было огромно и остается весьма значительным.  Ведь там их очень много   на своем слое бытия. И в итоге произошло замещение и контингента и самого культурного направления. Однако, к сожалению, со значительным темным упадком. Хотя опять же, это  тенденция и, конечно, могут встречаться и светлые заведения.  Но в среднем -   институты благородных девиц стали буквально фабрикой по воспитанию и штамповке  культурных клише для   чрезвычайно упадочных и хилых эльфов на последних этапах темного пути.  Зачастую и темных и высокомерных. Ироничная фраза  «ну  что ты прям, как из института благородных девиц» как раз это и подразумевает. Такой эльф  ничего не может,  у него ничего не получается из полезностей, он всего боится и т.д. и т.п.  Кстати,  это же в значительной мере применимо  к последним этапам деградации и других подвидов эльфов.

Эльфы, рождавшиеся на земле
1
Магнус Шевинг (Актер)
Райан Гослинг (Актер)
Эдвард Сноуден


Максим  Голополосов (Шоумэн)
Алисия Сильверстоун (Актриса)
Марк Твен (Писатель)
Екатерина Зинченко (Актриса)

3
Сусана Джамаладинова (Певица)
Кармен Делль’Орефиче (Модель)
Джулианна Роуз Маурьелло (Актриса)
Тина Кароль  (Певица)

4
Ирина Алфёрова (Актриса)
Кэти Перри  (Певица)
Тори Эймос (Певица)

5
Антонина  Матвиенко (Певица)
Татьяна Дегтярева (Певица)
Кристина   Асмус (Актриса)
Ия   Нинидзе (Актриса)

6
Рене О’Коннор (Актриса)
Либуше Шафранкова (Актриса)
Натали (Певица)
Наталья Попова (Актриса)

7
Наталья Подольская (Актриса)
Орнелла Мути (Актриса)
Мила Кунис (Певица)
Агнес Обель (Певица)



Драконы


Группы эмоциональных событий, карма

В первой книге описывались основы, и я уже  уделял некоторое внимание тому, какую роль играет каждый конкретный слой бытия в мироздании.   Кроме того, роль и суть невысоких слоев бытия – достаточно очевидна, и я объяснения вплетал прямо в описания существ. Поэтому в этой книге я не описывал дополнительно роль в мироздании тех слоев, которые не выше основы  асуров. Так как это самый высокий слой, из тех, что рассматривались в первой книге.   И как видите, драконы познают слой, который в первой книге уже не описывался.  Поэтому  давайте рассмотрим, что же это суть такое –  мирские группы событий.  Группы событий эмоционального мира.
Практически во всех восточных религиях упоминается закон кармы.  Закон кармы в первичном смысле – это всеохватывающий закон причин и следствий.  То есть подразумеваются все  группы событий  всех энергий  всех вселенских слоев бытия.  Любые  причины и следствия, любые события, связанные между собой.  Однако же, во многих   источниках карма упоминается в контексте мирских групп событий. То есть подразумевается не   глобальный, всеобъемлющий закон,  а  мирской.   Закон групп событий эмоционального мира.  Но не как ошибка, заблуждение об истинном смысле – просто в этих трактатах зачастую речь шла именно о данном мире, с соответственным контекстом. Ну а слово использовалось одно и то же – то ли вследствие неточного перевода, то ли изначально  в языке-оригинале контекст  мог быть разным, сказать трудно.  Но факт остается фактом, и чтобы избежать  неоднозначностей, во всех книгах серии «Дороги души»  под термином «карма» будут подразумеваться группы событий эмоционального мира, мирская карма.  Если же речь пойдет о группах событий других миров, то для них будет отдельный термин, соответственно их сути и роли в бытии.  Ну а если речь пойдет об  охватывающем,  глобальном законе,  это также будет отмечено особо. 
Кстати, пусть вас не смущает «личностный» оттенок термина в некоторых источниках.  «У него плохая карма», «какая у меня карма» и т.д. Все просто,  ведь карма это и есть та Судьба, о которой упоминалось в первой книге. Личности может быть предначертана определенная мирская среда. Это и есть карма,  среда, группы событий, условия среды, в которые поставлена и будет поставлена личность.    
Думаю,   читатели уже поняли, что слой познания драконов, группы событий мира эмоциональных энергий – это и есть мирская карма.  Отсюда, кстати, следует важный вывод:  драконы –  первые существа, которые могут    влиять на собственную карму и на карму окружающих.

Слои драконов выше основы

Слои выше основы в логике центрального времени

Дракон – высшая параллель животных. Дракон живет в среде эмоций точно так же, как животное живет в среде опеки.  То есть  животное живет среди  полей, лесов и рек,  а дракон живет в среде эмоционального мира. Собственно, современная земная культура уже обладает достаточным уровнем абстрактного мышления, чтобы это было вполне понятно.  Видимый нами мир опеки «одевается» энергиями эмоций,  имеет «тонкоплановую» копию в слоях эмоций. А точнее, наоборот, это мир опеки – проекция мира эмоций. Но с точки зрения снизу – в высоких слоях бытия лежит мир, который является отражением того, что мы видим вокруг, тех же объектов, связей  – но там все они  облечены эмоциональной энергией, состоят из энергии эмоций. Поэтому как животное живет в видимой и нами  среде,  точно так же дракон живет в эмоциональной среде, которой «надстраивается» мир опеки. Ведь каждый более высокий мир разнообразнее и сложнее, чем нижележащий.
Дракон создал эмоции.  Это его основы, созданное.  Но  любое существо создает для чего-то. Дракон создает эмоции, чтобы повлиять нужным образом на их взаимное течение, на чувства. Это и будет эффектом от влияний основы. Короче говоря, дракон создает красивое не просто так – а чтобы затронуть чувства окружающих, а темный дракон – чтобы играть на их чувствах.  Но! Не только чувства окружающих, а и свойства среды! Животное с гладкой шерстью и нестоптанными лапами резвится и бегает, успешно реализуя инстинкты.  А дракон создал хорошую погоду, которая ему нравится эмоционально и точно так же резвится и играет, летая в воздухе, да и в воде, получая в результате уже эмоциональные страсти.   Далее –цели драконов. Цели драконов – полезности среды. Изначально выстраивая погоду,  а на самом деле – энергию эмоций, не видимую из человеческого мира – он это делает   так, чтобы в итоге черты среды стали полезными для дракона! А среда эмоционального мира предоставляет много возможностей к такой пользе, больше, чем возможности среды опеки.  Но дракон  мудр, дальновиден, осведомлен и прочее. Поэтому он так формирует пользу, чтобы получилась среда хорошая в целом, чтобы пользы гармонично взаимодействовали между собой.  То есть, как видите, в итоге дракон творит себе да и другим драконам хорошую карму. То есть  среду, где  много полезностей в нужных сочетаниях.

Слои выше основы  в логике творения

Дракон познает закон душевного блага, карму.  И вот  ему открылся закон: а  хорошо бы, если бы эта полезность влияла бы на эту полезность вот так, а на ту – этак. Именно поэтому   темный дракон приговаривает зачастую «так, вот так».  Он порочно смакует связи закона.  Но чтобы сотворить закон, нужно сначала  сотворить эти самые полезности, которые будут влиять друг на друга. Поэтому они – совокупность целей дракона.    Любая полезность состоит из возможностей этой пользы точно так же, как технический объект состоит из технических возможностей. Но дракон может такую возможность реализовывать только влиянием формы. Ну и вот, он создает формы, обеспечивающие страстные возможности для польз,  а своим видением кармы дракон  объединит все цели в итоге в собственную жизнь. Ведь он  живет в среде эмоционально полезного.

Черты слоя познания драконов
Гармония слоя познания драконов первого подвида

Драконы первого подвида познают мудрость эмоционального закона, или мудрость кармы. Неизреченное познание дракона первого подвида – это познание доселе непонятного! (в карме) Ведь  мирская карма, это ни что иное, как эмоциональная среда.    Что в сущности вообще происходит, а что может происходить? А что из происходящего будет позитивным с точки зрения высшего смысла закона?  Такое познание подобно стремлению вникнуть в ситуацию. Проявленные же влияния дракона, творящие светлый закон мудрости –   игроподобны.   Гармоничное познание групп событий подобно игре: а ну-ка, как все может пойти? И драконы первого подвида играют всем веером созданных эмоций, познавая слой. Или, как это описывали в древних преданиях образом, понятным людям – играют погодой.  Ведь погода – суть проекция  соответствующей эмоциональной формы драконов  в опеку. 
Вот дракон в своем родном мире, он смотрит на невиданное им раньше нисходящее воздушное течение как на странное, необычное явление. Но постепенно он пробует играть им, согласно высшему смыслу, влияя привлекательными эмоциональными формами, начиная различать смысл происходящего. Теперь часть течения, вкупе с восходящим током воздуха от земли и перепадом температур,  подобны качели, и он может на это влиять, гармонично в высшем, гармонично в проявленном. И вот он подзывает молодняк, они рассаживаются с одной стороны «качелей», дракон говорит:  ну, открывайте ротики.  Воздушное течение  «перекатывает»  им некоторые вкусности их мира. Дракон  разобрался в ситуации. В определенной мере, конечно же. Такой светлый дракон добрый, заботливый и вежливый. Добрый – потому что следование карме творит мирскую доброту – позитивные ветви  кармического закона. Вежливый (опять же в мирском) – ибо он не держится любой ценой за проявленные блага, и замечает не только те полезности, которые нужны ему лично, но и те полезности которые нужны другим, и связи собственного  поведения с   общим  протеканием закона. И заботливый – потому что неизреченный смысл, который он проводит в мир – обеспечивает благами закона не только его, но и других. 
Теоретическое включение о фундаментальных явлениях

Однако слой познания драконов (впрочем, как и подавляющее большинство других) читателю вовсе не следует воспринимать как принадлежащий лишь высшему миру и не проявляющийся в жизни на земле. Это очень важный пласт знаний, вы вполне поймете огромную роль этого в дальнейших книгах серии. Высокие структуры бытия, да, находятся в высоких мирах. Но они влияют на нижележащие миры! Более того, определяют для них фундаментальные явления! Например, желания. Это слой познания дэвов. Но желания есть у всех существ ниже. У всех! Это неотъемлемая часть бытия.  Поэтому высокие слои бытия проявляются в  нижележащих мирах в виде фундаментальных законов и  явлений в!  Карме подвержены не только все существа ниже драконов, но и все существа, для которых слой кармы – выше их основы. Так как они не могут напрямую создавать ее.
Но и самым прямым образом, даже кроме   объемлющих проекций, ведь мы живем  в технической цивилизации! В  нашей технической цивилизации, полной объектами и качествами эмоционального душевного блага – дракон будет иметь немало возможностей влиять и созидать.  Ну и исходя из описанного выше,    даже и нетехническая цивилизация – полнится разнообразными эмоциональными пользами, связанными между собой, ведь это ни что иное, как мирская карма. И дракон и влияет на карму и познает. То есть такой дракон, по сути, познает  и разбирается с тем, как мудрее жить в среде эмоциональных полезностей.  Но, конечно же,  у драконов в своем родном теле и в своем мире   возможностей влиять на мирскую карму   больше, и они разнообразнее.

Гордыня слоя познания драконов первого подвида

Темный дракон считает, что он один знает, какой закон должен быть. Он  точно знает, как мудрее всего.  А значит, он должен распространить  закон эмпатии на весь мир. И дракон трактует это однозначно: он – избранный!  Ведь при таком восприятии он и его закон избран из всей группы событий.
Такой дракон  относится к среде и к окружающим  как к жертвам обмана, которые даже если и будут знать о том, что они предполагаемые жертвы (обмана) – то все равно ничем не смогут помешать. Так как дракон мудрее их всех и все возможные  события наперед просчитал. Поэтому дракон не стесняется  и напрямую показывать подобное отношение к окружающим. У меня был  друг,  дракон этого подвида. Он и так-то был достаточно заносчивым. А потом посмотрел фильм «Матрица» (1999г.). И стал копировать  и стиль одежды и поведение персонажей фильма.  Вот  он подходит к парню,  решив, что риск «огрести» от парня меньше, чем перспектива покрасоваться перед окружающими, и вдруг говорит: ну, что с тебя взять, дааа, взять с тебя нечего. Разве что квартиру…Совершенно ясно, что он был обречен, и за короткое время, не прошло и года – его карма   надолго  пострадала. 
Такой дракон совершает очень узнаваемые манипуляции над окружающими, с уникальной энергетикой. Но так как в человеческом языке нет похожего термина, то я могу описать только ситуативно.  Окружающие, подпавшие под влияние дракона, подобны загипнотизированным, совершающим под гипнозом  немудрые и неполезные действия для себя, зато полезные в плане внешних благ для самого темного дракона. Хотя почему подобны? Они таковыми и являются!  Ведь подтасовка эмоциональных форм –  это и есть гипноз. Подмена эмоций на целевые от гипнотизера.  Я  сканирую фотографию темного дракона.  А он, чувствуя определенные аспекты работы аналитического зонда – пытается меня загипнотизировать. Конечно же, это бесполезно – я не подвержен эмоциям, но влияние именно таково! На земле гипноз считается очень могущественным явлением. Но это только потому, что жители здешнего мира живут внутри эмоции. Поэтому гипнозом и можно воздействовать на человеческое восприятие и на ситуацию. На самом же деле – гипноз влияет лишь на эмоции, но не выше.
Тем не менее, это только кажется, что на этапе экспансии темное существо достаточно успешно и процветает.  Иллюзия внешних благ. На самом же деле, сразу же после начала темной эмпатии дракона начинает преследовать  страх перед катаклизмом! Он ведь проводит экспансию не просто так, темный дракон панически боится угрозы своему рисунку эмпатии. В восприятии такого дракона любой закон кроме – это крах групп событий, крах среды, эмоциональный катаклизм.  Если не давать другим закон от избранного – то они совершат немудрые действия, которые приведут к  катаклизму.  Все так и норовят совершить странные, сомнительные действия, not eco friendly, как  кажется дракону.  А их направленность в чувствах на другое трактуется драконом чрезвычайно любопытно: как унылая кармическая обреченность. На самом же деле они просто не соответствуют его образу темной эмпатии.
Процессы среды – это определенная активность среды, группы событий в среде. Гармоничные процессы кармы – содержат расслабленность, в душевном восприятии. Ведь активности – столько, сколько нужно, и когда нужно. Тогда торопиться некуда, все придет своим чередом. А вот темный дракон на этапе экспансии испытывает охватывающее раздражение и неумную внутреннюю спешку. Ведь все события должны пойти именно согласно эмпатии. А вечности вроде бы и нет, значит все решается в миру. Скорее, скорее!
Экспансия блокируется свыше. Темный дракон, естественно, воспринимает эту блокировку по-своему: для него невозможность искажать будущее закона в свою пользу видится как надвигающееся лихо. Угроза краха корыстного закона в будущем приходит.  И  эмоционально  дракон себя чувствует плохо, лихо, тошно.   Почему тошно?  Когда кого-то тошнит в мире людей – это означает надвигающийся «катаклизм» в законах опеки. Съели что-то не то, закон в органическом теле протекает не так, близиться сбой. Ну а в восприятии темного дракона близится эмоциональный  сбой, катаклизм корыстной работы  эмоционального закона!
Но есть еще  и  воздействия других темных драконов на закон. И оно взаимно воспринимается ими    весьма  специфическим образом.  Эта энергетика очень узнаваема, но  подходящих слов в человеческом языке я не нашел. Поэтому возможно описать только ситуацией.  Но она настолько узнаваема, что я, когда проводил исследования  –  вспомнил это ощущение из своего детства, хотя я и не дракон, это была лишь активация подобия от драконов рядом.  Образно, дракону кажется, что его «пытают» технологической ловушкой. А точнее, пытаются обманом направить в позитивные для других варианты закона, а не для него. Технологическая – здесь тоже скорее, в кавычках.  Ему кажется что на  избранного натравливают различные эмоциональные качества, но образно это очень похоже именно на травлю животного, чтобы его загнать и покорить. С той разницей, что здесь качества – эмоционального мира.  Дракона пытаются покорить всем спектром доступных средств в эмоциональном.
Как-то   раз один из читателей спросил:  вот вы говорите, что темная эмпатия к карме дает сильную напряженность, не-умиротворенность. А посмотрите, какие пейзажи, с энергетикой неспешного умиротворения, можно увидеть в мультфильме «Ходячий замок»!   Отвечаю: на  самом  деле напряженная активность никуда не ушла из энергетики, она  там все также присутствует. А то, что вы воспринимаете как  умиротворенность, это  на самом деле не  мера активной гармонии, а удовлетворение от защиты  своей территории. Посмотрите, что происходит, когда защищенность колеблется: нездоровый напряженный страх! Лихо уже не просто угрожает в будущем, оно ходит рядом. Фильм матрица, замок хаула.  Канва идей в этом плане практически идентична. Нашей, хорошей «матрице», среде – где закон подвластен нам, угрожают неясные лихие силы, с которыми нужно бороться  путем отстаивания подвластного закона, обеспечивающего комфортное существование.
Что же касается действий других темных, на этой же территории – то все драконы на этапе выживания постоянно колеблются. Ни в чем не уверены. Почему? Так ведь обмануть могут! Другие темные драконы. Помню, один из драконов вел беседу как-то так: пора сходить в магазин. Хм. А может и не пора. Да (после выслушанных аргументов), ты меня убедил, наверное, все так и есть. (помолчав) А может и нет. Ну и так далее.
Следующий этап –  темная эмпатия к прошлому. Книжка – «Гарри Поттер и философский камень». Цитат не буду приводить, предлагаю читателю самостоятельно проанализировать. В сюжете это встречается по всей книге. Блага, различные ценности, которыми владеют персонажи, имеют одни и те же весьма отличительные черты: они появились нипочему. Нет наглядных причин, а также  функциональности. Они родом из прошлого. То есть уже есть.  Мальчик уже знаменит и родители такие же. Он уже богат, за много лет прошлого набежали большие проценты. Если персонажи перекусывают, пользуются вещами или имуществом – они просто есть. Не описывается даже самым отдаленным намеком  – как добыли, получили, и уж тем более – сделали.  Основные же проблемы, постоянно довлеющие над персонажами – порча прошлого закона. Одежда прохудилась, крыша проседает, если отрицательный персонаж – то подробно перечисляют, как он сломал имеющиеся игрушки и вещи, то есть – эмоциональные блага. Ведь в восприятии темного дракона это страшное преступление – испортить имеющиеся сокровища. Торт – взялся неведомо откуда, зато у персонажей  серьезная проблема –   он повредился в дороге. Прошлое уже есть.  И главная проблема  –  уберечь от разрушения. 
И еще раз подчеркну:  прямое восприятие формальной ауры, высшие способности – нужны и просто-таки необходимы для полноценного исследования и анализа. Но когда  исследования проведены  – я описываю фундаментальные, базовые процессы. И читатель,  хотя бы минимально воспринимающий  общую энергетику – вполне может почувствовать   и этот темный покой, и страх у такой личности. Да и не мудрено,  ведь данная энергетика – буквально окутывает личность, пронизывает личность. Помню, у моей бабушки было подобное, она была как раз темным нагом. Вплоть до того, что я подносил руку ближе  – и рука будто немеет в чувствах. Аура буквально выключается из формальных процессов. Стремление к покою – огромное!
Но вот я смотрю на темного дракона на последнем этапе темной деградации. А у него смирение перед приходящим высшим смыслом! Он все так же не понимает светлые действия. Он все так же не прочь всплакнуть, когда теряет эмпатию. Но он понимает, что эти действия нужны и положительны! И ему в том числе. Он подобен тому, кто с сожалением жертвует некое имущество, но уверен, что во благо. Подобные  события чрезвычайно редко, но встречаются в земных мифах. Вот дракон снял чешую ради блага и, утирая  слезу, отдает, но это же в перспективе принесет и ему самому расцвет!
И вот такое существо, его душа – может быть «пересобрана» в новый светлый путь.
А вот еще один дракон, тоже на этапе отречения. О, у него все иначе! Избранный ищет уязвимости в «матрице», в среде! Он хочет любой ценой, прямой войной против божественных сил, неожиданным и уверенным ударом, желательно в уязвимые качества среды – выйти из-под влияния  светлого закона.  Хотя может и притворяться покорным, ожидая удобного случая. Вы же помните, что темные существа на последнем этапе характерны тем, что их территория прошлого в значительной степени подчинена им? Но это от минуса, а не от плюса. Возможности разрушаются и территория разрушается. Но дракон думает, что он мудрый избранный, подчинивший себе карму. Что среда ему полностью подвластна.  Ведь он цены не сложит тому, что  у него есть. О, это неподражаемо. Такой дракон каждую мелочь полезности, каждое собственное эмоциональное движение делает с намеком  на  неотразимую  и неостановимую проницательную мудрость. Каждый даже мелочный вывод касательно среды он преподносит как откровение. А больше всего ему нравится предсказывать процессы в среде прошлого. И  зачастую удается, по причинам описанным выше. Тогда он цены себе не сложит: матрица подчинилась избранному! Домашние собирают вещи, а дракон стоит к ним спиной, скрестив руки на груди, и  слушая, кивает: все хорошо, идет как надо, ничего нового –  как и предполагалось.
Как-то раз мне попалась статья, она называлась, кажется так: «Идеи  фильма «Матрица» на службе полиции» Это поразительно, но в какой-то стране додумались  рекомендовать идеи фильма полицейским. О каких же идеях идет речь? В фильме существует весьма странная бравада в действиях, что-то вроде «выполню события любой ценой». Персонажи фильма прыгают с высоты, пробивают окна, стреляют навскидку – и должны попасть.  Вот это как раз и рекомендовали полицейским, назвав так: «полицейским попытаются привить идею вторичности собственной безопасности по отношению к  оперативным задачам».   Но это же попросту толкнуть полицейских на гибель!  Надеюсь, у высшего руководства все же хватило разума не применять данную концепцию.  В фильме-то –  во-первых, вся среда прошлого подчинена темным драконам, а во-вторых - естественно, там  показывают, будто такие действия оканчиваются, в основном, положительно, а вот на самом деле –  далеко не всегда так. И на самом деле суть такой бравады – чрезвычайно разрушительна.  Эта бравада –  стремление уверенно разрушать, якобы полностью контролируя имеющуюся среду.   
Кто-то из читателей меня спросил – а вот у этих драконов, на этапе отречения – как у них с вежливостью? Наверное невежливые? Нет, очень вежливые. Правда специфически, и поэтому в том числе, существа на этапе отречения иногда вызывают оторопь страха. Дракон вежливо просит – ничего не трогать из имеющихся благ. А кто тронет – тот получается, сам невежливый! Все перевернуто с ног на голову.  Сутью вежливости становится не гармоничный смысл, а незбылемость благ. Вежливость становится эмпатичной!   То же касается и других темных существ. Некто начинает разговор  так: ну ты же мне брат, да? Дружбан ты мне? Прохожие от него шарахаются. Ибо на самом деле все сведется к тому, чтобы  все, как он скажет, и чтобы никто и не «рыпнулся».
Первозданный хаос проходит   на территорию фактически имеющихся благ, на «территорию прошлого», и  драконы зачастую испытывают обессиливающий  страх сильных переживаний. Страх потери того, что накоплено в корысти. Он сродни тому страху, который испытывает аферист – когда афера раскрыта, и он опасается конфискации имущества. Ведь прошлое у такого существа – главная ценность.

Практическое включение

Осознание и различение грехов содержит огромный потенциал к практике, к преодолению собственных «активных» грехов   или активаций подобия [2].  Но  активации подобия возможны только при наличии собственного греха, поэтому преодоление активаций подобия  также сводится к преодолению собственных грехов. И так как книга по практике выйдет не скоро, я иногда буду добавлять  в предыдущие книги  практические включения, особенно если они перекликаются с  теоретической канвой.
Темная эмпатия никуда не делась, дракон ее испытывает и на этапе отречения. Теперь это эмпатия к уже имеющейся карме.  Дракон цены не сложит тому, как мудро все происходит уже сейчас. Поэтому  он эмоционально млеет от кармы прошлого, преклоняясь.  Когда же что-то начинает идти не так, его охватывает упрямое, костенеющее, охватывающее эмоциональное раздражение.  Дракон всеми силами души не хочет, чтобы ситуация изменилась. Вот женщина с такой энергетикой,  и как только происходит что-то незапланированное – ее охватывает сильнейшее раздражение,  эмоции, стремящиеся к одному –  чтобы удержать все как раньше.  Помните, как принимающий высший смысл дракон отдавал или менял чешую?  Если же этот  дракон   вынужден отдать или поменять, то  всеми силами старается раздраженно остановить это, а когда остановить не получается –  чувствует себя кармически обреченным.
И вот эта активация подобия чрезвычайно разрушительна для окружающих. Представьте, рядом с вами личность, которая раздражена всем, что происходит, а если уж что-то  произошло новое – считает себя обреченной на якобы плохую карму. Что если и вы станете перенимать подобное мироощущение?   И вот здесь становится очевидным, насколько важно различать грехи. Даже с моими возможностями я двадцать лет жил рядом с драконами и не понимал, что со мной происходит. Почему я, например, иду в школу, и панически боюсь – чтобы ничего не случилось непредвиденного? Почему я воспринимаю как преувеличенный катаклизм,  когда лишь стекло в двери от удара разбилось и т.д. И даже со всеми возможностями сканирования я все еще не понимал сути.  А вот когда стал исследовать драконов прицельно – разобрался.  Если с вами рядом личность, которая считает, что высший смысл кармы  несет катаклизм – лучше бы вам считать по-другому, поверьте.   И здесь знания книги сложно переоценить. Ведь  уже теперь возможна и практика – вы получили эти знания, грех различен – а значит, его можно преодолевать!  Широко известными способами, в достаточно гармоничной  в этом плане  земной цивилизации. Молитва, религии, собственные изменения и так далее.
Кроме того, активация  подобия работает-то  в обе стороны! Вот я  практически пытаюсь  измениться в этом аспекте, молюсь Богу, а также убеждаю себя, что карма свыше, новая карма которую привносит  высший смысл в мир – вовсе не обреченная. И вдруг отслеживаю – у папы состояние тоже начало меняться. Конечно, далеко не факт что он изменится надолго и коренным образом,  здесь все  зависит от его  личного устремления. 
А темный не принимающий высший смысл дракон  воспринимает ситуацию  как-то так: ладно, отдам я чешую, да только загнусь я без нее, хнык… Будто богач, который был раздражен, хотел, чтобы ничего не менялось, но однажды утром проснувшись, замечает, что кольца на руках не те, головной убор другой, горло издает другой звук, в груди что-то мерцает, а руки засунуты в какие-то странные округлости.  К тому же, какие-то злодеи сделали ремонт в комнате. «Я помню на этом месте стояла ваза! Где ваза, взломщики?!»  Он ошибочно считает, что избранный обреченно пытаем новой кармой, и безвозвратно утеряно  все хорошее.
Здесь очень интересно отследить, как воспринимается  таким темным драконом закон, состоящий, естественно, из определенных объектов и событий. Очень похоже и на восприятие темного животного, но на своем слое. Животное видит что-то длинное. «Это что, плетка? А зачем вам плетка?» Но это пример,  очевидно, на уровне опеки. А дракон видит, скажем, поворотный штатив со светодиодной подсветкой, о, он раскроется всевозможным кармическим ужасом в преувеличенных темных тревогах дракона. Как он может отнимать, и повергать, и мешать. 

Гармония слоя познания драконов второго подвида

Драконы второго подвида познают справедливость, законность.  Глубинное течение эмоционального закона. Неизреченное познание драконов второго подвида – подобно попытке понять, что же происходит в эмоциональном, а главное,  что будет соответствовать неизреченному смыслу. Помните, как высокомерный асур относился к непонятным истинам? А дракон разбирается, как одно непонятное (пока что) взаимодействует с другим непонятным. Иногда драконы под влиянием такой энергетики –  чешут затылок, разбираются. И такое стремление драконов будет полно мирской доброты. Почему? Так ведь если они разберутся в высшем смысле закона, то смогут обеспечить его позитивность в высшем смысле, избегая  или препятствуя тем ветвям закона,  которые высшему смыслу противоречат.  А также  творя или изменяя закон, чтобы  он нес высший смысл в мир. Светлый дракон второго подвида несет энергетику и суть взвешивающего познания.  Как уже знаете, все слои групп событий душевного блага – это карма. А второй подслой – это кармическая справедливость. Поэтому термин «взвешивание» здесь несет тот же смысл, который заложен  в весах, символизирующих правосудие. Чтобы правильно выстроить глубинную функциональность закона, необходимо оценить, сравнить и взвесить различные   глубинные варианты протекания закона.  Когда они будут оценены и взвешены – их можно сравнивать и выбирать наиболее справедливый, законный подход, с точки зрения оценивающего.  Или если кому-то хочется уж совсем  очевидно и образно, откройте главу из второй книги о светлых животных второго подвида, там, где описывается их взаимодействие со средой. Здесь то же самое, только среда – состоит из «технических» истин, истин эмоционального блага.
Ну а основы такого дракона  – эмоциональное восхищение. Поэтому образно он подобен обходчику на заводе, стремящемуся чтобы все истины  формировали верный закон. Но! Способы достижения этого отнюдь не технические. Такой обходчик не меняет расшатавшийся  мотор и не пересобирает обмотку.  «Всем  рабочим до пятницы ходить по западному мосту, смотрите, какой хороший мост! Ибо другой совсем прохудился. Уходят рано? Покрасьте часы в приятные цвета, может чаще поглядывать будут…  Работники, запомните! Опрятность в одежде – ох, хороша! Ночная смена, смотрите, какие моднючие фонари завезли!»  И  такое влияние вовсе не будет манипуляцией или неправдой. Разве  у кого-то есть сомнения, что фонарь для работы ночью эмоционально хорош и полезен?

Гордыня слоя познания драконов второго подвида

Закон имеет глубинную реализацию [1]. Это справедливость.  Глубинные механизмы закона работают   справедливо. На то он и закон!  Группы событий разворачиваются справедливым образом. Кстати, обратите внимание – справедливость здесь вовсе не означает какую-то абсолютно правильную справедливость, высочайше верное положение вещей.  Справедливость  –  с точки зрения представлений о вреде и пользе   данного закона. Это касается  слоя вообще, вне контекста главы о драконах. То есть справедливость – это законность. И справедливо то, что законно (в рамках данного закона). Но   справедливость – ближе к восприятию живых душ,  законность – сама логика работы слоя.
Теперь перейдем, собственно, к темным драконам. Если смотреть из нижележащих слоев,  то справедливость означает, по сути, что взаимодействие эмоциональных благ, качеств осуществляется законным, справедливым образом.   И темный дракон воспринимает мир как среду, в которой справедливость всегда на его стороне. Такой дракон считает, будто он имеет права везде и на все. Что он привилегирован. И его основы становятся соответствующими. Он приценивается к пока еще   многообещающей и перспективной для него   среде и смекает, в каких событиях закона можно «отхватить» побольше благ, подтасовывая основу, эмоциональное восхищение. Такой дракон может действовать буквально так:  ой, на меня смотрят.  Глазки нужно сделать большие, пусть в них сверкает и дрожит слеза. Теперь они никуда не денутся, отдадут все, купились!
Такое мировосприятие  порождает уникальное поведение. Корысть побуждает дракона трактовать  все происходящее в среде исключительно в свою пользу.  Вот, скажем, дракон  лежит  и отдыхает. Вдруг видит совершенно незнакомого человека, входящего в комнату. Дракон говорит: ааа, деньги мне принес? Ты денежки вот сюда положи – и свободен!  И это вовсе не аллегория. Я видел многократно таковые или подобные действия темных драконов! Если же происходящее – не в его пользу, то нужно сделать, чтобы вся справедливость вовсе не была справедливой в высшем смысле, а  работала на него. Поэтому дракон второго подвида на этапе экспансии  является аферистом.  Такой дракон тоже «чешет затылок», но исключительно над аферами. И конечно же, аферист должен быть обаятельным. Иначе, как он будет очаровывать и восхищать эмоциями?
Гармоничные слоем познания животные – творят формы опеки, и, в конечном счете, среда опеки расцветает. Это  сродни тому, что ученые земли называют гармоничным балансом экологической системы.   Корыстные слоем познания животные опустошают среду опеки [кстати, 1, про опеку], а темные драконы – опустошают среду эмоциональную. Вообще, все корыстные драконы  на этапе экспансии  ведут себя как саранча но в эмоциональном. Помню одного такого дракона, он пришел на вечеринку, за  пять минут  выпил свой бокал и два чужих, наступил на чью-то сумку, съел все бесплатное печенье,  и испортил работу колонок, потому что нехотя  шел  через весь зал, совершенно не обращая внимания на запутавшиеся в ногах провода. Сделает все это и  не заметит!  Ведь  если он имеет все права, то окружающие абсолютно бесправны. Именно так воспринимает окружающих дракон. Они вне закона, так как весь закон работает только на него.
У отца трое сыновей. Отец отдыхает. Сыновья приходят и просят поиграть с ним. Даже если  душа отца  отягощена грехами, даже если он большой эгоист – все равно в конце-концов он уступит, хотя бы для того, чтобы  не мешали больше просьбами. Но только не темный дракон. Каждый раз, когда дети будут просить поиграть, отец в своих решениях их просьбы вообще не будет учитывать. Они абсолютно бесправны. Каждый раз, десятый, сотый, тысячный – на просьбу поиграть он будет задавать один и тот же вопрос себе:  хочется ли мне поиграть?  И если он присвоит такому развитию событий нежелательную категорию для себя, дети могут  продолжать это  делать хоть годами, все равно ничего не добьются.
На этом этапе среда пока еще полна возможностями потребления для дракона, благодатная среда, полная эмоциональных благ, из которых можно выбирать и получать.  В судебной практике есть термин «пресечь бесправные действия». То, что нужно сделать прежде всего,  а оценивать или наказывать – потом, сначала – пресечь, чтобы экспансия незаконных  действий –  не ширилась дальше. Помните, как темные животные второго подвида попадали в «ограждения»?  Действия животных в среде – ограничивались.  Ну а дракон начинает встречать в среде все больше эмоциональных заграждений, говорящих – «для тебя идти сюда – не законно». Пресечено. Дракон изо всех сил показывает, какой он милый, однако табличка ясно гласит:  любителям   поесть  и выпить с чужих столиков вход воспрещен, да и от студенток жалобы были!  Теперь дракон уже не прикидывает, в каком направлении закона блага получше, из большого количества вариантов. Более того, ему уже приходится искать одно из незаблокированных направлений закона.  Темный дракон может воспринимать такую среду как постепенно возникающие неблагоприятные условия.  «Лихо»  проявляет свои глубинные черты. Постепенно все направления   темной экспансии блокируются.
Здесь я еще раз напомню о важном нюансе. В истинном смысле – карма не блокируется. То есть это вовсе не наказание, которое лишает возможностей. Закон справедливости вовсе не блокируется, наоборот, он обновляется свыше, гармонизируется! А вот  корыстные устремления – блокируются!
Однако же все темные драконы испытывают уникальный страх – страх перед кармой (несоответствующей их эмпатии). Так и дракон второго подвида – он испытывает сильный кармический страх. Перед чем? Перед тем, что если закон совместит истины иначе, не по-эмпатии, то это может способствовать протеканию катастроф в эмоциональной среде (с точки зрения темной эмпатии, конечно же).  И теперь такой страх преследует дракона постоянно, причем уже в явной форме, ведь вовсе не все происходит согласно его эмпатии. Так, на этапе хозяйствования другие драконы тоже хотят хозяйствовать, но  по другому рисунку справедливости и законности, так как у них образ эмпатии связан с их собственным эгоизмом.   Аферист все так же пытается хозяйствовать на территории эмпатии, но теперь это аферист, который весьма часто разоблачаем. Как высшим смыслом, так и  внешне, другими темными драконами,  и естественным крахом афер. Разрушающий хаос.
Темный дракон чаще всего не хочет  задумываться над тем, что он сам – аферист. А вот мешающие действия других хозяйстующих  он еще как замечает! Ему кажется, будто обман на каждом шагу! Он постоянно ждет обмана, проверяет на обман, пытается избежать обмана.  Ведь кругом аферисты!   Поэтому иногда такие драконы  принимают перманентно угрожающий и возмущенный вид,  заметный даже и во внешней мимике и чертах лица,  говорящий: ну что, очередной аферюга! Я раскрыл твой обман! На привилегии мои роток разинул, а?!   На этапе хозяйствования каждый из таких драконов упорно считает что ему все можно, и на все, кроме того, что восхищает – пофиг. А другие – показывают, что обман раскрыт,  вы непривилегированы вовсе, так как по-настоящему привилегирован – я. Каждый считает, что законны его действия, а действия других – незаконны и их всех можно  и нужно словить «на горячем». Как видите, такие взаимоотношения являются взаимно-зеркальными, то есть драконы создают друг другу такие условия в хозяйствовании. А так как весь веер подтасовок – эмоциональные восхищения, то дракон  постоянно  сомневается, подозревает, что все вокруг –  жульничество, фальш, нужно проверять.
Но несмотря на блокировку корыстной экспансии, в  настоящем-то дракон продолжает темные, по сути незаконные действия.    И это не остается без последствий. Постепенно первозданный хаос начинает менять и настоящее,  дракона преследует специфический страх, очень похожий на страх перед судебным разбирательством.  Ведь и хозяйствуя, исходя из эмпатии  он продолжает искажать справедливость высшего смысла, а разбирательство – может  пролить свет на это.
Здесь хочу обратить  еще раз внимание на важную деталь фундаментальной теории:  ни на этапе блокировки корыстных устремлений в будущее, ни на этапе блокировки корысти в настоящем – истинно темное существо ничего не теряет.  Гармоничные блага, делегаты высшего смысла  – вовсе  не разрушаются. На первом этапе существу, по сути, свыше мешают осуществлять цели, ведущие к развитию корысти. На этапе выживания – мешают осуществлять корыстные действия уже имеющегося масштаба.  А  на третьем – начинается прямое разрушение (изменение) благ, полученных корыстными устремлениями.    И такое разрушение  также вполне имеет смысл – ведь  остановить  темные действия – мало. Нужно еще и исправить темные последствия. Кому это кажется нелогичным, возьмите  наглядный пример. Живет жестокий, порочный властитель. Ему помешали завоевывать новые земли ради корысти. Помешали рассылать темные приказы.  Но оставили  уже существующий режим, граждан под игом и твердую валюту.  Конечно же, высший смысл диктует по-другому: последствия темных действий также должны быть исправлены. 
На этапе отречения дракону сулит катастрофу любое изменение закона, любое сочетание истин, кроме тех, что уже есть сейчас.  Это порождает уникальное состояние именно для драконов – стремление к среде,  в которой ничего не происходит.  Неприятие любого  происходящего как такового. Моя бабушка каждый раз, когда переезжала куда-либо, расставив мебель, говорила: ну вот, на века.  Так же и   драконы второго подвида на этапе остановки  –  концентрируются на покое, что суть стабильность прошлого. А также  испытывают  страх  перед потерей уже  накопленных благ. Нечто вроде страха перед законным судебным приговором, который перераспределит накопленные блага по справедливости.  И как я уже писал, темное существо на последнем этапе часто воспринимает процессы слоя эмпатии напрямую, как себя. Поэтому дракону кажется, что он пытаем, попираем истинами. Будто змея, которую придавливают инструментом, направляют инструментом, пытаются добиться определенных реакций и т.д. Только здесь все «инструменты» – инструменты кармы, техничны, если так понятнее образно. А точнее,  сделаны из эмоциональных энергий, а не из элементов опеки.    Но такое восприятие темного дракона - ошибочно, а вот  темное прошлое темного дракона действительно полнится разрушающим хаосом. Языком земной цивилизации очень сложно передать такое состояние. Темный дракон воспринимает себя и свою жизнь будто… ломающийся завод, непонятно почему.  Закон истин разрушается. Но этот «завод»  стремится… заманить на свою территорию и подвергнуть ломающемуся режиму мирских истин все, что  функционирует.
Читатели иногда спрашивают:  а каковы в среднем сроки переходов в различные состояния, и от чего это зависит? Специально этим вопросом я пока не занимался, но некоторые общие выводы уже есть, собственно, в общих чертах ситуация достаточно очевидна. Чем больше темного вреда, тем быстрее происходит блокировка. Однако вред ведь может заключаться не только в конкретных греховных действиях. Как относится сама личность к темной эмпатии? Что делает? Насколько она  влияет темной эмпатией на другие личности,  и как? Я знал одного дракона, который считал аферизм – одной из лучших черт собственной личности.  Постоянно акцентировал внимание окружающих на внешних преимуществах афериста, позиционировал себя как афериста, не стеснялся того, что он аферист, показывал, какой он обаятельный  и милый аферист и так далее и тому подобное. Так вот, от времен молодости до старости, в срок одной человеческой жизни он успел деградировать с этапа экспансии до этапа отречения!

Гармония слоя познания драконов третьего подвида

Светлые драконы третьего подвида познают  внешнее временное будущее  мирской кармы,  эмоциональную дальновидность. Неизреченное познание драконов третьего подвида похоже на недоумевающее распознавание – какие реакции среды несут высший смысл и какой. Уже известна ситуация и известно, что происходит.  А какими внешними реакциями это все обернется?  А значит, что  ожидать от эмоциональной среды? В проявленном же – энергетика  такого дракона похожа на завзятый интерес исследовать реакции среды, поиграв с ней. И  «недоумевающее» здесь вовсе не следует понимать как негативную черту явления.    Да, недоумение – это черта невежества. Пока дракон не вполне дальновиден.  Но познание как раз и  направлено на то, чтобы это невежество искоренить! То есть недоумевающее распознавание это как раз и есть стремление к тому, чтобы доумевать со временем: как  что пойдет, а как лучше?   И светлый дракон будет дальновиден и гармоничен в своих поступках, потому что он знает, какие действия к каким реакциям эмоциональной среды приведут, а также знает, какие реакции несут гармонию высшего смысла.
Так, светлый дракон закинет приятелю  сумку с важным  содержимым не в боковое окно  микроавтобуса, а в заднее. Потому что во втором случае  импульс  движения автобуса отнимается от скорости сумки, а возможные изменения  в движении не приведут к непопаданию. Причем иногда дракон настолько хорошо разбирается в среде, что может казаться  окружающим легкомысленным везунчиком.  На самом же деле, он познал высший смысл реакций, и даже внешне походя,  действует верно во всем множестве эмоциональных планов, и у него все получается. А вот у темного дракона действительно все ломается, сгорает, утекает и незапланированно  испаряется. Ведь не забывайте, что группы эмоциональных событий третьего подслоя – это взаимодействие качеств величия,  ну или точнее, в случае  драконов –  качеств  планов эмоциональных полезностей. Если светлый дракон случайно зацепился за крюк какого-то механизма – то он различает, что он зацепился за крюк какого-то механизма, а значит – можно отцепиться, вот и все. Темный же дракон, теряется и испытывает ударный страх, а также ощущение, что его пытают средой. Ведь он не может, а чаще всего и не  хочет разбираться в происходящем.

Гордыня слоя познания драконов третьего подвида

Дракону кажется, будто все проявленное будущее кармы, эмоциональной  среды – описывает только блага самого дракона, и вообще, функционирует и существует исключительно ради этих целей. Дракон чувствует себя исключительно дальновидным. А значит и  внешнее будущее кармы, которое обеспечит такая дальновидность – будет наилучшим и все сложится специально для него в проявленном благе. Дракон ощущает, будто он попал в среду, в которой все величие и все полезное для него, а значит он сам  - элита!  Избранность проявляется. Как ни посмотри – сверху – он славный, потому что именно он обладает всей  совокупностью величия и славы, и снизу – потому что    именно у него – самый красивый животик, и ручки, и зубки, и ротик – он самый славный.  Темный дракон на этапе экспансии строит эмоциональные хитрости, предлагая другим совершать в среде определенные действия, но такие, что реакции среды приведут к желательным последствиям для самого дракона,   а вот другого ждет крах. Собственно, если других просто ждет крах полезностей, даже без благ эмпатии для темного дракона – все равно дракону это выгодно, так как  он показывает, что другие – уж точно неславные и недальновидные. А  потом он скажет что-то вроде: а я так и знал, потому что вы не славны, этого и следовало ожидать.
Такие действия  очень хорошо показаны в сериале «Воронины».  Галина Ивановна сплетает  именно такую хитрость, причем с подтасованными эмоциональными деталями, например, что-то недоговаривая, или направив на неверную линию закона, утверждая, что она верная. Если подтасовка удалась, она делает доброе  и снисходительное выражение лица (ведь на самом-то деле она желала всем только добра, конечно же!) – и говорит что-то вроде: ну что же, ведь все и так знали, кто на самом деле славный. Конечно же, вы не могли тягаться со мной, это с самого начала было ясно. Но не расстраивайтесь, я добра ко всем, даже к таким неславным неумехам, как вы. Если же хитрость не удается, то это воспринимается исключительно как лицемерная хитрая каверза как раз со стороны других, посягательство на славного, и начинается плетение мести.
Ведь все другие –  не-славные, не избранные во внешних делах.  Подобное отношение описать  человеческим языком достаточно сложно, поэтому я опишу ситуационно. Понимаете, если Гарри Поттер идет «на задание» с другими драконами – колдунами, то кто   будет пойман врагом? Кто провалится в подземелье? Ясно, что не Гарри. А у кого узнают тайну?  Ясно, что не  у славного и дальновидного! У какого-нибудь не-славного, а стало быть – совершающего критические ошибки персонажа!
И для  темного дракона славный –  лишь он. А другие как раз и нужны, чтобы их можно было обхитрить, чтобы они могли ошибаться и попадаться, терпеть аварии  и т.д., а также отдавать весь позитив.  Очень любопытно такой дракон воспринимает первозданный хаос.   Дракон вдруг замечает влияние процессов и личностей, которые совершенно не реагируют на то, каким бы славным ни показывал себя дракон, ради темных подтасовок.  Они не реагируют на это потому, что не подвержены темной эмпатии. Однако дракон их воспринимает  эмоционально  недобрыми,  нелюбящими и неодобряющими все славное.  Будто воспитательниц детского приюта одетых в черное, с линейками и ключами от подвала, день и ночь раздумывающих над тем, как отобрать у подопечных все славное. Естественно, подобное восприятие ошибочно. Суть в том, что темные драконы перестают различать  высший смысл, суть. А перестройку эмпатии видят лишь как потерю.
Что же касается действий основы, темный дракон третьего подвида  – манипулянт, который воспринимает окружающих  как заведомо не способных противостоять его влияниям, ведь дракон – дальновиднее всех!   И темный дракон занят тем, что пытается   сообразить отношение окружающих к формам, к эмоциям.  А потом – манипулировать окружающими с помощью того, что им эмоционально нравится и не нравится. Драконы, как вы помните, создают красоту эмоциональных форм.  И  темные драконы – подтасовывают слой, пытаясь с его помощью манипулировать.  Так, скажем – кто-то хочет пойти на рыбалку, а жена – темный дракон – не хочет, чтобы муж шел на рыбалку,  а нужно чтобы он сделал что-то более выгодное ей. И она будет  рассуждать так:  чем можно манить  рыбака, чтобы не пошел?  Для этого нужно, чтобы ему что-то понравилось больше, чем рыбалка.  Или – обратите внимание – чтобы рыбалка стала чем-то малоприятным. Поэтому от такого темного дракона можно ожидать как обещания вкусного ужина в выходные, так и пуганий плохой погодой в эти выходные. Причем все действия будут темными, ведь их цель – корысть и проявленные блага.  Спектр же возможных действий – очень велик. Например – сплетни среди друзей-рыбаков. Дракон дальновиден во внешних благах, он понимает,  что ссоры сделают рыбалку гораздо менее желательной.
В сериале «Воронины»    подобные действия основы весьма хорошо показаны. Например, персонажу известно, что кто-то  любит определенное блюдо. А может, не пойдет на свидание ради этого блюда? Или отругает, кого скажут?  Или выскажет нужное отношение? А вот дракон в своем родном мире, и он самым прямым образом пытается гипнотизировать красотой.
На этапе сохранения хитрость становится все более неуверенной и все чаще бывает тут же и раскрыта. Ведь хитрость все менее дальновидна уже и в проявленном аспекте, разрушающего хаоса все больше, и упрощения все больше.  В сериале «Воронины» это также показано великолепно. И персонажа все чаще спрашивают  так:  «Костенька, а ты это что, приготовленные для детей конфеты хотел съесть?  А вчера, пытался  со школьного собрания свинтить? Пожалуйста,  не пробуй сок из всех пакетиков на столе, чтобы определить самый вкусный и первым его выпить, как только начнется застолье.  И пожалуйста, не переставляй блюда с едой что получше – к своему месту за столом». В общем, на этапе сохранения дракон тоже хочет вести себя, как саранча, да вот только все реже получается. И в рамках темного пути ему остается одно – прикинуться, будто ничего не понимает, и показывать, какой  он милый. 
Это территория хозяйствования, дракон экономит и опасается, и поэтому   все больше возрастают черты  сомневающейся лени и пофигизма. Ведь чем больше дракон будет избегать чужих, и вообще, подозрительных закономерностей, тем меньше вероятности, что другие ему устроят подвох. А подозрительны все закономерности, кроме его рисунка эмпатии, ибо он все больше погружается в невежество.  И в итоге получается склад психики, когда дракон ничего не берет в голову, ко всему относится поверхностно, забывает поручения, отлынивает от задач, косит и забивает. Дракон третьего подвида, в восьмидесятые ворует с предприятия муку, ему показывают герб с серпом и молотом, ставя на вид: что ж ты воруешь, вот, знаешь, что это такое? Дракон:  «да знаю, герб: коси и забивай».  Такого дракона интересует ровно те связи кармы, которые касаются его напрямую и в благах которых он уверен. Все. Остальное спускается на тормозах.   Однако же первозданный хаос проходит и на территорию сохранения эмпатии. Дракон его воспринимает как ударный, внезапный  эмоциональный страх уже и внешне  начинающегося катаклизма. Что логично:  неизреченный смысл он не воспринимает, поэтому  качества пользы, руководимые неизреченным смыслом, внезапно начинают протекать несогласно с его эмпатией.  Это подобно тому, как если бы кто-то внезапно увидел, что фундамент сложного сооружения пересекает трещина, а во дворе дома горит любимое блюдо.  Или влажно там,  где исходя из внешней пользы -  ни в коем случае не должно быть влажно и т.д. Образно реакция дракона  на такой страх подобна  шерсти вставшей  дыбом у животного, но здесь все это касается не опеки, а сферы эмоционального.
На этапе невежества дракон преклоняется перед прошлым.    Любое существо на  данном этапе не желает функциональности.   И для дракона это желание избежать любого изменения среды, желание избежать любых новых событий! Поэтому дракон испытывает уникальное состояние:  охватывающее раздражение попыток темного останавливающего контроля за всей средой сразу. На пляж привели девочку. А она в страхе смотрит на волнующуюся речку и раздраженно орет: не хочу,  не хочу, она зальет нас, пусть не волнуется вообще, хочу чтобы вода  не волновалась!  Для такого дракона мир зачастую полнится вредителями, «Костеньками» из предыдущего этапа, которые норовят подъедать, брать, перенаправлять полезное в свою пользу. Но тогда это крах имеющегося, и дракон полон раздраженного стремления контролировать состояние закона, избежать любых  событий, которые им не запланированы. Ну и конечно, любые новые  стремления в его понимании  приносят вред, кажутся проявлениями катаклизма среды.    Ведь любые события – кроме  имеющихся дальновидностей –  якобы плохи и ведут к авариям. Мать приходит к сыну с невесткой  в гости  и говорит невестке: не готовь, я сама все сделаю.  И, конечно же, когда вокруг будет побольше родственников,  она обязательно воскликнет: пришлось помочь, а то  еще травануться нам не хватало всей семьей. 
Что же касается первозданного хаоса, то дракон зачастую, (при неверном понимании оного) испытывает уже постоянный охватывающий ударный страх, это заметно даже в мимике и во взгляде, это постоянный страх перед многократными авариями, страх перед  уже начавшимся катаклизмом, он кругом и он порождает многократные аварии (имеющегося закона эмпатии).  Более того, ему кажется, будто он сам искажаем, испорчен  и мучим авариями, ведь качества величия свыше, и связи между ними  ему кажутся неполезными, а стало быть аварийными, ибо они не способствуют темному пути. И такой дракон постоянно раздражен. Ведь он только и думает о том, как вернуть все согласно своей неизменной дальновидности. Моя бабушка могла часами   беспрерывно-рекурсивно концентрироваться на своих планах, чтобы  все пошло именно так.
Также следует заметить, что такие драконы на всех этапах испытывают, скажем так, «дурную радость»:  сверхактивную, нездорово-радостную неугомонность. Светлый дракон радостен в меру и действует в меру, он истинно-спокоен и расслаблен, касательно кармы. Ведь все свыше в конце-концов.  А для темного дракона кумир –  фактическая внешняя среда. Поэтому он испытывает неугомонную  нездоровую охватывающую радость. Постоянное эмпатичное умиление перед уже имеющейся средой.   А на последнем этапе – эта радость особенно «по-дурному» выглядит, ибо это радость уже к тому что есть, значит уже все что нужно достигнуто, все хорошо. 

Гармония слоя познания драконов четвертого подвида

Светлый дракон четвертого подвида познает четвертый подслой мирской кармы. Осведомленность о происходящем. А происходящее  – это совокупность «проектов» эмоциональных полезностей.  Осведомленность здесь непременно будет связана с понятием «класс». Почему? Возьмем общий пример,  в котором среду можно  понимать  и как технический проект, и одновременно как влияние на среду польз.  Гидроэлектростанция, ветра над ней, подводные течения. Чтобы быть осведомленным о происходящем вокруг, гидроэлектростанция должна быть распознана как гидроэлектростанция, ветра над  ней как ветра над гидроэлектростанцией, течения под водой как течения под водой возле гидроэлектростанции.  Почему? Потому что только распознав гидроэлектростанцию как  принадлежащую к классу гидроэлектростанций, мы значительным образом понимаем, каков ее проект. А вполне же с этим можно разобраться, поняв что это не абстрактный класс гидроэлектростанций, а именно эта гидроэлектростанция, конкретный экземпляр класса. То же самое с течениями, ветрами и связями между ними. То есть это распознание уже фактически протекающих процессов в этих конкретных  экземплярах соответствующих классов.
Но! Сразу же, заранее дракон этого не знает и не понимает! Поэтому неизреченное познание светлых драконов четвертого подвида подобно классифицирующим испытаниям. И важный аспект: классификация проводится не ради различения отдельного класса, а ради осведомленности о событиях, присущих им! А ну-ка, как реагируют эти качества и классы, а как взаимодействуют между собой? А то, что хорошо в законе, и как хорошо,  место каждого класса и их взаимодействие – покажет высший смысл.  Ведь  испытание не может проводиться наобум, без цели и сути.  Испытания дракон проводит – чтобы воплотить неизреченный смысл! Сотворив или выбрав позитивные направления закона. Вот, скажем, пожар. Определить его как пожар подлежащий тушению, недопустимый?  Или как необходимое обновление леса? Или, может, это вообще у туристов горит огонь, и вмешиваться не обязательно. Для этого нужно осведомиться о всех тонкостях временного процесса, опознать определенным различением и пожар, и его воздействия, и другие качества, на которые он влияет. 
То, что выглядело для дракона странным и непонятным, после проведения познания и таких испытаний, классифицируется и различается,  перестает быть непонятным. Ибо теперь ясно, как протекают проекты все вместе. Дракон осведомлен. Ведь такие классифицирующие испытания дадут возможность различить не только сами классы, но и их качества, события, а главное, связи между ними.   Но, конечно же, познание может происходить (и должно, и происходит) и напрямую «от высшего смысла».  Вот эти классы, с ними должно случиться вот что,   как  этого добиться?

 

Гордыня слоя познания драконов четвертого подвида

Теперь дракон эмпатичен к одному, остановившемуся образу наилучшей осведомленности, о лучшем сочетании лучших классов. Поэтому темные драконы четвертого подвида вместо классифицирующего познания сути начинают проводить ревизию потребления.  В самом прямом смысле. Все блага среды описываются и классифицируются исключительно с точки зрения  пользы или бесполезности для данного рисунка темной эмпатии. И в итоге дракон паразитирует в среде эмоциональных благ.
Корыстный дракон четвертого подвида считает, что  у него есть допуск ко всему, ко всем классам, которые могут быть для него полезны. Для того-то и производится ревизия.  Также дракон считает, что он «отмеченный»,  это  внешне проявленная привилегированность. Причем эмпатия-то именно его, поэтому  окружающие должны беспрестанно любоваться и умиляться его поступками, всей совокупностью его проектов. Ведь его осведомленность в них – безупречна!  Взрослый дракон на полном серьезе, без тени, скажем так, шутки, убеждает окружающих:    смотрите как я гвоздик забил, смотрите, где Пашенька сел в теньке, смотрите, как   Пашенька  развернул белье хорошо, а вот я  крышечкой питье прикрыл!
Одно из любимых впечатлений корыстного дракона – ощущение, что он «ломанул» среду.  То есть благодаря своей осведомленности, он обманул среду и получает  наилучший вариант развития событий.  Причем зачастую это граничит с крайней наивностью:  даже если дракон фактически не на высоте, он делает вид, что обманул среду и получил допуск туда, куда стремился. Стоят рабочие, слушают начальника. В начале смены он объясняет, что и как нужно делать в течении рабочего дня. Потом переходит к описанию времени окончания работ. И каждый раз, стоящий в группе рабочих дракон четвертого подвида пропускает мимо ушей речь начальства,  но как только начальник начинает говорить о порядке завершения работ, дракон восклицает   зычным голосом, потирая руки: эх мужики, шабашим!  И у него – реальное ощущение, (просто пропустив всю речь), что закон ему работать не рекомендует, а вот зато в конце он все усек и в итоге он будто бы «провел» начальника - сразу переходя к отдыху. Корыстный дракон четвертого подвида попросту не слушает, не осведомляется  обо всем, что не касается его корысти.
Для такого дракона – допустимо все.  Окружающие же  должны постоянно чувствовать, что  сами по себе они ничего не могут делать, дракон им –  единственный указ. Он скажет, как поступать. Это порождает очень характерные черты поведения. Приведу очевидный пример,  ведь в  нашей технической цивилизации группы событий мирского душевного блага повсюду.   Так, например, забывать включенной   горячую воду в ванной – недопустимо. Свет – также.  Понимающий и щедрый эмоциями гармоничный дракон – приветливо  скажет:  «вы забыли выключить воду», более того он еще и подробно разъяснит – почему  нежелательно забывать выключать воду.  Ему самому будет это  приятно, он познает слой.  А темный дракон не просто поругает «вы забыли». Он скажет: «вы почему забыли выключить свет, вы почему забыли выключить воду». Кто не понял смысл  именно такой формулировки, поясню: теперь забывший должен оправдываться, причем желательно вечно. И вообще, теперь он – раб того, кто осведомлен, и кто напомнил.
Итак,  корыстный дракон четвертого подвида  –  обманщик и врун,   а всех вокруг он видит как тех, кто обречен быть обманут.  Ведь он, халтурщик и обманщик, считает, что сможет успешно провести окружающих с помощью подтасованных чувственных прикосновений, выдав классы за то, чем они не являются,  и обманув  в итоге осведомленность окружающих.  Причем им не просто ничего нельзя, они даже не заслуживают особо места в осведомленности дракона, если не связаны с конкретной выгодой.  Поэтому с одной стороны – такой дракон   ведет себя, как хочет, совершенно не обращая внимания на общий закон. Более того, он сделает как раз то, что нежелательно для других. Для экспансии нужно освободить место.  Заходит дракон в офис, видит знак – не открывать окно  и не трогать стол с бумагами.  Он непременно подойдет к окну и разбросает бумаги. Ведь ему все можно, а окружающие налюбоваться им не могут! А с другой стороны окружающие – недостойны его  драгоценного внимания. Поэтому характерная черта такого дракона  – он попросту не обращает ни на кого внимания, особенно в плане их эмоциональных стремлений. Причем это проявляется и в очевидных чертах поведения и речи. Так для него соседка не Маша, а Машка,  рядом живет безымянный мужик, а у соседа сын – Сашка. При этом сам дракон, конечно же, – Сашенька.
Иногда блокировка происходит весьма быстро, равно как и темная деградация. Вот дракон на этапе темной  экспансии, а вот он же, спустя всего десять лет –  и уже начался этап сохранения!  Ему вдруг говорят, что на самом деле гвоздик забит не очень хорошо. И здесь тоже так себе, и здесь…  Проводящего ревизию вдруг схватили за руки: а это откуда? А это где взяли? А вообще почему, по какому праву эти классы здесь и так? Ах, потому что вы отмечены? Ну-ну. Кстати, это не свистулька, а предохранительный клапан!
Невежество познания все увеличивается, поэтому на этапе сохранения дракона охватывает  очень специфическое ощущение  окружающих его странных событий. Череду событий и качеств, которые абсолютно не описываются осведомленностью,  личность воспринимает как странные.   Теперь дракон хозяйствует на ограниченной территории, поэтому очень  обеспокоен тем, чтобы все проекты и классы использовались именно по его рисунку эмпатии. Дракон охраняет все проекты, чутко замечая малейшее эмоциональное  поползновение окружающих как угрозу территории хозяйствования.   Сам характер темной эмпатии – тоже меняется. Теперь это эмпатия к хозяйствованию, и дракон старается показать, как он осведомлен обо всем на своей территории.
И конечно же, так как зачастую рядом другие хозяйствующие –  такой дракон очень подозрителен и недоверчив, у него все время возникают ощущения, что  эмоциональные прикосновения обманчивы, он не доверяет и перепроверяет их. Для такого дракона мир полнится личностями, которые берут его сокровища, намереваясь использовать, но они, конечно, все не осведомлены  как –  поэтому все поломают. И он ничего никому не дает и за всем следит.  Такое поведение неплохо показано в том же сериале «Воронины» у Николая Петровича. А вот дракон, отец  троих детей. Он сидит в большом кресле в отдельной комнате. На лоджии рядом сушится заготовленная  рыба  и стоит консервация на зиму.  Дети, прежде чем зайти – должны  спросить разрешения и подождать. А то вдруг помешают. Дракон, развалившись  в кресле,  делает вид, что слушает жену, совершенно не вникая в суть. Вдруг посреди  беседы он неожиданно  орет:  Маша (жена), я  пошел спать!  И направляется в спальню  прямо с ходу, совершенно не обращая внимания ни на детей ни на разговор, не прощаясь – просто встал и пошел. Ведь ему все можно,  а другие нюансы, вне личной корысти –  попросту не затрагивают его осведомленность. Но  вдруг он замечает, что младший сын взял на лоджии кусок сушеной рыбы. Он багровеет и орет: воры, беззастенчивые воры!!! Прогоняя всех детей.
Все его усилия направлены на то, чтобы показать:  в текущей среде  он контролирует все «проекты» протекания полезностей,  лучше всех осведомлен, вплоть до того,  что если такому дракону попытаться сделать замечание или посоветовать что-то – то дракон постарается повернуть ситуацию так, будто бы он и без того все знал, причем лучше. В таких случаях дракон часто  использует варианты весьма специфических приемов общения именно в таком направлении. Например,  если дракону говорят: слушай, ты не ту обувь взял, коричневые ботинки нужны. То дракон ответит примерно так:  коричневые ботинки, коричневые ботинки.  Коричневые, коричневые, коричневые. О, кстати, надо коричневые ботинки взять! В итоге получается, что подсказавший вообще  «за бортом» беседы, его совет уже вроде бы и давно был. Будто бы осведомлен сам дракон, а не подсказали.
На этапе отречения дракон испытывает устойчивый  угрожающий и возрастающий страх перед «странным», потому что оно уже не просто угрожает или происходит, дракон теперь вынужден мириться с перестроенной ситуацией, отличающейся от его рисунка эмпатии.  Четвертый подвид на этапе  отречения также испытывает дурную охватывающую радость.  Это нездоровое удовлетворение  тем, что в нынешнем состоянии течение событий предсказуемо и неизменно. Замечу, что это вовсе не побочная черта или состояние, а чрезвычайно яркая, основная черта энергетики таких драконов. Однако в человеческом языке даже близко нет подходящего термина одним словом.  Это постоянный, неугомонный и  нездоровый выброс эмоциональной энергии  на проверку имеющегося закона, и захватывающая радость, если он не изменился. И  провоцирующее цепенеть (потому что это нежелание любых событий), охватывающее раздражение, когда грозят любые изменения эмоциональной среды.  Иногда можно увидеть дракона, самым прямым образом катающегося по полу в истерике и кричащего – не хочу, ну зачем, не хочу, не хочу (чтобы это происходило).
Да и  в самом прямом смысле он занят тем, что оберегает имеющиеся проекты.   Если продолжить по аналогии с предыдущим примером, то у такого отца семейства словарный запас состоит из «отойди», «не мешай», «поломаешь», и так далее. Он стремится остановить любую активность в карме окружающих вообще, потому что новая активность может лишить его комфортного существования.  Такой дракон смотрит на всех окружающих с подозрением,   пытается отговорить от кармической активности:  не делай, не получится, брось, бесполезно.
Например,  кто-то  с энтузиазмом активно говорит дракону: ну, привет! Дракон не может этого допустить. Вся же эмоциональная активность должна быть его, а тут кто-то другой себе позволил инициативу.  Дракон попытается «перекликаться», то есть  в ответ скажет – привет? Да-да, приветик, приветик. Если же собеседник, скажем, вдруг продолжит в ответ: ха, да, привет! Что ж, дракон  опять попытается перетянуть активность на себя и начнет бормотать что-то вроде: ха, ха, ха, и так без конца, пока активность другого просто не потеряет смысл, нить разговора теряется,  но «переговорить» всех должен именно он. Или, например, на замечание дракон отвечает: «вот именно»!  И в итоге получается, что уже как бы это он говорит, а не ему.
Дракон рекурсивно погружен в любование всеми  элементами и порывами  комфорта, он смакует уже имеющуюся осведомленность. Дракон чем-то занят и при каждом действии приговаривает:  да, вот так, вот так.  Вот так, да. Он утверждается в том, что он все учел снова и снова, что он осведомлен  обо всем.
Думаю, читатели уже поняли, что нездоровое умиление всеми полезностями сразу – одна из основных черт темных драконов вообще, не только четвертого подвида. Спектакль «Ревизор» 1985 года, мама и дочка. Это эльф и дракон. Предлагаю вам самим определить, кто есть кто, а нездоровое умиление в голосе и тоне дракона  очевидно и без какого-либо экстрасенсорного восприятия.
Кроме того, на этапе отречения дракон четвертого подвида постоянно «впрессовывает» окружающим свою осведомленность кармы. Ведь чем больше активна карма прошлого, тем меньше  изменчивой  функциональности.  «Да-да да, я помыл груши. Да, да, я начинаю то-то.  О, ох ты, аааа (вкусно), ох (зевает)».  В итоге – в его близком присутствии  - о  его присутствии нельзя забыть ни на минуту, и о том, что и как он делает. Ведь его проекты кармы должны подавить все другие функциональности.

Гармония слоя познания драконов  пятого подвида

Мы только что рассмотрели четвертый подслой закона, совокупность проектов и связей между ними. Каждый из проектов имеет определенные режимы. Атомная электростанция при некоторых режимах работы – разрушается. Конечно, скорее всего, такой режим вне стандартных, но ведь достаточные  и нужные совершенства вполне могли бы купировать последствия неверного режима! И наоборот, недостаточные и не такие совершенства, даже при обычных режимах могут привести к пространственному катаклизму среды. Познание драконов пятого подвида  - это познание обоснованности всех качеств совершенства сразу, их обоснованности для данного состояния режимов «среды проектов». Ну или – их подготовленности  к данным режимам. Как вы помните, слои, и даже подслои выше слоя познания, для любого существа – это реальность, данная свыше, «как есть». 
Неизреченное познание светлого дракона пятого подвида подобно оценке и подготовке     стресс тестов, а критерий прохождение теста  – работа совершенств, согласно высшему смыслу в текущей ситуации.  Такое познание похоже на   заядлый интерес к «кармическим тестам», попыткам вникнуть в то, что может произойти уже в пространстве. Какой  путь  развития пространственного закона наиблее обоснован, а что будет происходить,  к чему быть готовым? Облако с дождем, таак, если еще немного подуем?  Уплывет или выльется?
Ну и, конечно,  не следует  воспринимать светлых существ как безоглядно дающих в благах. Светлый дракон пятого подвида щедр, он творит весь веер эмоциональных притягательных форм. Если это обоснованно. Если же, оценивая слой познания, дракон решит, что обосновано ограничить где-либо что-либо – он ограничит. Если ветви закона разрушительны и в проявленном и высшем – запретит.   Некоторые   воспринимают светлых существ как безусловно щедрых, согласных безусловно творить просимое,  раз светлая суть основана на творении. Однако это не так.     Дракон  превратил конфеты, которыми лакомились дети – в отталкивающие эмоционально.  Созидания и щедрости здесь нет, новых конфет не создано, наоборот – старые, по сути – отобраны. Однако же,   дети переедали. И  действия дракона были вполне обоснованы. По сути, он действовал на пользу.  В общем, такой дракон постарается сделать притягательным тот воздушный поток, который не ведет в ненужную турбулентность.
Высокомерные же действия неплохо показаны в фильме «Чародей и белая змея».  Если притягательные предложения окружающими отвергнуты –   дракон искренне не понимает  – как вообще могло не понравиться, и ситуация почему не пошла в нужном направлении? Наверное, плохо предлагала, эмоциональнее надо было, упорнее!  Впрочем, не следует уходить в крайность,  предполагая, что режиссеры всегда угадывают с энергетикой. Так, в этом фильме одна из сестер – действительно дракон, а вот другая – асур шестого подвида.  Далеко не факт, что   сути сюжета  это соответствует. Кстати,  в Китае  не везде   большинство асуров среди населения. Оказывается, я попросту недоисследовал ситуацию, когда описывал составы населения некоторых мест  по типам душ в первой книге. В Китае также  живет очень, очень много драконов в человеческих телах. Но условно Китай можно разделить на юг и на север. В одной части  большинство асуров, а в другой – нагов.  Точного  деления по областям не могу сказать, но общая тенденция –  именно такова.

Гордыня слоя познания драконов пятого подвида

Теперь дракон имеет одну неизменную концепцию обоснованности.  И все должно  происходить только согласно этому рисунку. Поэтому такой дракон ощущает себя и свои действия отборными, выдающимися, абсолютно совершенными и обоснованными. И его, конечно же, охватывает сильное раздражение тем, что многие не поддерживают его концепцию пространственного развития эмоциональной среды, а ведь именно она обоснована!  Вообще, все темные драконы очень раздражительны, подобную раздражительность, касающуюся пространственной мудрости часто называют ворчливостью.  Однако на данном этапе окружающие, уязвимые к определенным грехам, могут и   соглашаться  с драконом, ведь они бывают обмануты, подчинены его эмпатией.  Любое темное существо на этапе экспансии старается манить своим рисунком эмпатии.  И дракон пятого подвида, естественно, старается внушить, что его действия и порывы – выдающиеся, идеальные в своем совершенстве и  обоснованности и цены им не сложить. Еще раз обращаю ваше внимание (подробнее мы эти черты обсудим в книге, касающейся отношений между существами) – что энергетика эмпатии и попытки манить этой энергетикой при экспансии –  не просто имеющиеся действия, это центральная энергетическая линия и центральное направление темного существа на данном этапе. Энергетика эмпатии охватывает все существо такого дракона, а попытка завлечь других образом эмпатии, показать, как он хорош и несравненен – одна из главных черт  энергетики на этапе экспансии.
На самом же деле  дракон попросту переделывает полезности совершенства  среды под обоснованные   для себя. Теперь дракон тестирует, проверяет и отбирает лучшие блага, согласно рисунку эмпатии.  Или, если угодно – дракон проверяет взаимодействующие качества совершенства и отбирает лучшие – для себя.  Подобно трактирщику, пробующему на зуб каждую монету из платежа. С той  разницей, что трактирщик может быть и некорыстным. А темный дракон – корыстен точно.
Темный дракон обожает  подмечать и  ситуации у других,  потенциально «уязвимые»    с точки зрения закона. И естественно, с удовольствием подтасовывает эмоции,    подбивая  других на неосмотрительные действия. Темные драконы пятого подвида –  коварные существа! 
Я исследую темного дракона на этапе экспании. Это очень известная актриса. И вдруг замечаю, что она испытывает характерные для темных драконов ощущения, будто она  «пытаема» нежелательными качествами среды,  актрисе кажется, что ей  навязывают определенные обоснованные совершенства. Но позвольте, это же дракон на этапе экспансии! В   большинстве случаев на данном этапе нет столь явной блокировки свыше!  Случилась весьма любопытная ситуация: этот дракон  сверхсознательно достаточно хорошо помнит о счастье творения, о светлом удовлетворении от творения, о радости творения. И на этапе экспансии он попросту идет к светлым личностям и предлагает им  свои действия,  причем очень настойчиво. Но теперь-то он исходит из эмпатии! А   первозданный хаос  светлых существ  проходит верным образом,  не из его эмпатии, и он уже сейчас испытывает  ощущения ошибочного восприятия светлого порядка. Тем не менее, думаю, что это скорее плюс чем минус -  значит,  дракон далеко не убежденный темный,  ведь, так или иначе – его тянет вернуться на светлый путь.
Постепенно первозданный хаос блокирует корыстную экспансию.  Пусть дальнейшее сравнение вас не удивляет, не забывайте, что драконы – высшая параллель животных,   и подобно тому, как животное опасается западни –  дракон опасается западни «технической» а точнее – в среде душевного блага. Поэтому образно это и выглядит именно так. Светлое влияние совершенства дракон воспринимает,  будто команду по исследованию радиоактивной местности, в сложных костюмах, с прожекторами, со страшными сканирующими лучами, ведущими дознание, поиск и тестирование. Они восстанавливают гармоничное совершенство. В восприятии дракона же - полны муторных эмоций, неподходящих к его эмпатии.
Муторных, мешающих дракону эмоций все больше. Но теперь-то, в путях хозяйствования и дележа имеющейся территории с другими темными – он далеко не везде сильнее всех. И теперь дракон вынужден не постулировать, что для него обоснованно все, а хитрить, убеждать хитростью и  интригами. Иногда такой дракон делает это  очень оригинальным способом. Ему нужно убедить закон, что данные  действия хозяйствования – обоснованы. И он выбирает образы эмоций, для которых многое позволено (в его понимании, естественно).  Например – маленькому, слабому, напоказ беззащитному,  но притягательному и  эмпатично-позитивному  – вроде бы и простить многое можно, и снисходительнее быть, исходя из эмпатии, во всяком случае.    Вот вам небольшая притча об этом, и обратите внимание,  вполне можно провести некоторую аналогию с  низшей параллелью.
Жили-были крестьяне, долгое время они успешно отражали нападения одной особо настойчивой нагини: интересовало ее все то доброе, что успели запасти крестьяне, интересовала ее  и жизненная энергия всех живущих в поселении. Успешно отражали нападения крестьяне, нагиня  нападала с воздуха, жгла селения. И с земли – пытаясь забрать интересующее ее.  Но вдруг все затихло, на многие дни.  Огня с воздуха замечено не было, не насылала нагиня и дожди,  не требовалось больше останавливать ее набеги. Но вот как-то раз, один из крестьян  обнаружил у себя дома  маленькую змейку, с четырьмя лапками.  Ее голову украшали цветочки, нежная  кожа переливалась манящим зеленым светом. Змейка открыла рот и показала пальчиком  туда-туда, кушать нужно. Змейка погладила пузико и сказала – ням ням, приятно  и хорошо, когда там полно еды.
На данном этапе корыстный дракон пятого подвида пытается всячески обмануть закон, в том числе и других темных,  убеждая в обоснованности своих корыстных стремлений. Однако светом коварство распознается, а другие темные  меняют процессы на  те,  что полезны им. И  дракона охватывает  специфическое  раздражение-спесь. Ничего не получается, а ведь он  отобран, он пространственно избранный! Кстати, деяния других темных на этой же территории, по отношению к темному дракону подобны стремлению  заманить его в   западню полезностей, поэтому дракона также   преследуют опасения попасть в западню совершенств. Раздражение и спесь все усиливаются. Но  порочные действия и устремления  разрушают, собственно,  слои души. И наступает граничный момент, после которого разрушение не может дольше продолжаться, слишком много грехов,  душа разрушается. Кроме того, слишком велик и сам вред порочного хозяйстования.
Хозяйствование блокируется, дракон начинает жить прошлым.  Касательного этого этапа читатели иногда спрашивают: почему же – прошлым? Ведь  и на этом этапе время идет вперед, у существа есть сегодняшние действия, а есть – завтрашние. Жить прошлым – означает  отречение от функциональности слоя познания.  Существо прилагает усилия к тому, чтобы слой познания  не менялся, а значит это его прошлое, ведь таковым  слой  был сформирован прошлыми действиями. Теперь существо эмпатично только к тем благам, которые уже имеет.
На последнем этапе дракон эмпатичен к той обоснованности совершенств, которые он уже имеет. Поэтому дракон воображает себя законченным образом  всех возможных совершенств, совершенной, выдающейся, ключевой личностью. На самом же деле он  погружается в специфическое, очень мучительное состояние, негативную суть которого сам темный дракон может и не замечать. Причем на земле это может касаться и внешне вполне обыденных действий. Так как воспринимает-то любое существо ситуацию все равно, в значительной мере со своих слоев бытия. Это нечто вроде повторяюще-дублирующего для верности  контроля, внутреннего  успокаивающего диалога, касающегося обоснованности. Дверь закрыть? Да, закрыл, вот начал движение  и захлопну… захлопываю…  Кнопку нажал, да вот таким образом, правильно, так, так, двигаемся к кнопке, пока еще ничего не случилось, блага не отбираются, и эмоциональной западни вроде нет, нажал, все хорошо. В восприятии дракона он уже имеет самый лучший рисунок обоснованности, поэтому он мнит себя кладезью всех лучших совершенств и их применения в самый подходящий момент.  Скажем так, неуязвимым в своих совершенствах, в том числе и в плане их совершенства, здесь тавтология естественна. Причем во всех  вместе.  Сделал в эмоциональной среде – а другие прям обомлели – ни придраться ни возразить, ни добавить, ни убавить. Любые же  изменения, конечно же, считаются не-совершенством.  Это делают  специально, чтобы напасть на абсолютное совершенство!

Гармония слоя познания драконов шестого подвида

Как и остальные слои бытия, закон касается и душ живых и собственно  процессов окружающей среды.  Беспристрастность – это больше черта личности. Когда же речь идет о среде закона, то  это объективность. Временные слои  закона в пространстве проявятся объективностью.  
Итак,  светлые драконы шестого подвида познают объективность, беспристрастность  закона душевного блага, или – объективную, беспристрастную карму. Светлое существо контактирует со слоем познания, и с высшим смыслом. Но не  только посредством проявленного мира. Светлое существо воспринимает неизреченную суть данного слоя, его высший неизреченный смысл. Далее же – существо живет в мире, творит в мире – и пытается обеспечить  протекание процессов слоя познания образом, который соответствует определенному высшему смыслу, содержит высший смысл.  То есть существо созданием основы и дальнейшим влиянием является со-творцом Господа, привнося во вселенную неизреченный порядок своими действиями.       
Неизреченное познание дракона шестого подвида похоже на подробное и внимательное инспекционное тестирование.   С той значимой разницей, относительно этого термина в земном понимании, что, во-первых, проверяются не технические объекты полезностей. А во-вторых – инспекция  направлена не только на проверку имеющихся состояний закона, а и на выводы и потенциальный творческий анализ. По сути,  это анализ того, на что способен закон и что от него нужно. Далее же согласно неизреченному смыслу процессы закона будут изменены на позитивные, желательные. Почему имено инспекционное? На этот вопрос даст ответ формальная логика.  Закон на этом плане – есть то, как взаимодействуют все качества душевного блага на этом  подслое между собой.  Так как любой закон – это группы событий. И  как вам известно из предыдущей книги, это взаимодействие способностей  качеств. Возьмем для примера качества, хорошо известные читателю.  Светлое восприятие и познание дракона будут различать, скажем, плохо поливающий шланг - как плохо поливающий, твердую, негодную для ростков землю – как негодную для ростков землю, ржавеющую крышу – как ржавеющую, и, возможно, протекающую.  И это будет объективным восприятием! Ну, а действуя, дракон будет оценивать   – насколько в высшем смысле все это объективно,  где и насколько, согласно высшему смыслу желательны  изменения, какие.  И такие действия будут   очень похожи  на инспекцию с целью проверить, выявить,  различить и привести в соответствие оптимальному закону.  Но одна очень важная поправка – такой дракон не выполняет такую инспекцию в прямом земном смысле (ведь это не творение, не основа). А познавая,  влияет на ее протекание. Дракон пытается  объективно разобраться в происходящем.  И когда он начинает успешно различать и понимать происходящее, то, конечно же – обретает достоверное понимание того, как способности взаимодействуют между собой. И может на закон гармонично влиять. Если же кого-то устойчиво сбивает с толку термин «инспекция, проверка», они могут понимать так: дракон проверяет и убеждается -  точно ли объективно все вокруг так? А если нет, то как на самом деле?  А высший смысл какой? Под проверкой и инспекцией подразумевается именно это.
Здесь еще раз подчеркну: в книге не описываются вторичные или неочевидные процессы бытия, которые смогут воспринять единицы. Все сравнения, образы и описания – это фундаментальные, центральные процессы бытия. И если скажем, восприятие познания дракона шестого подвида описывается как вдумчивая  объективная инспекция  – то это не абстрактная сказка о внутренней логике, которая, скажем так, «где-то есть». Нет, личность дракона  явно несет именно такую энергетику, и если брать  примеры драконов, живущих  даже и  на человеческом слое, приведенные в конце глав – то и их  действия, и собственно энергетика самой фотографии, и смысл многих  поступков и стремлений – будут  самым прямым образом выглядеть именно так, как испекционное познание объективности закона.   То же самое и с любыми  другими существами.

Гордыня слоя познания драконов шестого подвида

Корыстный дракон тоже «инспектирует» окружающую среду, да вот только интересует его вовсе не соответствие проявленных благ среды высшему смыслу, а сами проявленные блага. Объективность всех черт проверяется им с одной единственной точки зрения:  насколько они объективно полезны могут быть лично ему и исключительно с точки зрения проявленных благ.  Дверь, ржавая  или нет, неважно, так, ширина, длина. Таак. «Пройдет – пройдет… Баранов в стойло, холодильник в дом».  Арбузы? Таак, попробуем на зуб, объективно хороши – пойдут на обед. А вот этот не очень. Можно выкинуть за окно. А уж объективность арбуза, падающего из окна, темного дракона совершенно не волнует.  Полагает, что это  уже не его проблемы.  Корыстный дракон шестого подвида ведет себя, как саранча,  проверяя и пытаясь потребить в эмоциях все, до чего дотягивается в пространственной среде.  И одновременно, пытаясь повернуть «способные» качества среды на пользу своей экспансии, вредя конкурентам. В фильмах Стивена Спилберга – вид  и суть поведения гремлинов – очень точно показывают подобную энергетику и отношение. Вообще-то сами гремлины, как реальные существа – имеют другой тип души. Но  в этих фильмах они концептуально показаны именно так.
Естественно, сам дракон считает себя выделяющимся среди всех, объективно лучшим. Окружающие  же ему видны – как те, кого очень легко запутать, манипулируя их эмоциональными привязанностями.   И  дракон их будет выставлять как объективные, подтасовывая эмоции. Вообще, все темные драконы пытаются эмпатично показывать, насколько они совокупно милые.  Во всех  связях закона.
Постепенно корысть блокируется свыше, но с точки зрения эмпатии эти  события кажутся дракону необъективными и непонятными, поэтому он их воспринимает как странные и неразличимые, будто угрожающие бесформенные устройства, части механизмов которых размазываются  в неясной работе. Причем  события затрагивают и его самого, ведь он живет внутри этого слоя. Поэтому ему кажется, будто он «пытаем» навязанным, нежелательной и непонятной для него объективностью эмоционального закона. На этапе хозяйствования зачастую на территории имеются и  другие темные драконы, которые  не прочь повернуть объективность польз в свою  сторону.  И дракона охватывает характерное тревожащее   ощущение   того, что окружающие «ломанут» уже пространственное  благополучие среды, что они, поступив не объективно, вызовут катаклизм, который обернется бедами. Фильмы Стивена Спилберга  пронизаны этим ощущением насквозь.
Итак,  теперь дракон хозяйствует, потребляет, но и экономит,  поэтому его корысть приобретает весьма узнаваемые,  зачастую противоречивые черты.   Видел как-то такого дракона, его терзали две противоречивых объективности. Он хотел попить шипучки из сифона. И одновременно ему очень нравился вид закрытого крана как объективный символ экономии в среде. Поэтому он открывал, быстро пил, думая о том, как трогательно он это делает и что ему не должны особо поставить на вид, ведь он такой трогательный. А потом он с огромным удовольствием закрывал кран, очень обстоятельно, проверяя много раз, что он действительно закрыт, удовлетворенно «крякая» и получая удовольствие от такой инспекции, которая ему говорила – кран закрыт, собственность в сохранности.
Постепенно корыстные действия начинают блокироваться и в настоящем.   Как вы уже знаете,  жизнь темного существа   пропитана неизбывным  страданием от угрозы или потерь эмпатичных благ. Ведь кумир, которого темное существо считает вечным –  на самом деле временный. И поэтому изменения  проявленных благ слоя познания существо зачастую воспринимает как разрушение мироздания и себя. Так как темное существо отождествляет себя именно с проявленным миром.    
Территорию темного хозяйствования все больше охватывает разрушающий хаос, а высший смысл дракон зачастую не понимает и игнорирует. Поэтому дракону кажется, что в любой момент сможет случиться необоснованная беда-катаклизм.  А так как слой познания разворачивается всем  множеством жизненных благ,  то в восприятии темного дракона – это крах всех  благ, к которым был привязан в своей жизни.   Все это можно увидеть в фильме «Искусственный разум». Он наполнен болезненным, тоскливым переживанием,  вся канва событий, по сути, представляет собой одну и ту же, многократно повторяющуюся последовательность:
– персонаж стремится  жить в любимой среде так, как он хочет
– происходят необоснованные события,  ни в высшем смысле ни во внешнем. Они  нипочему и низачем, однако же, сулят беду темному дракону. И показаны, конечно же, с точки зрения  темной эмпатии.
– персонаж болезненно демонстрирует  эмпатию темных страданий и весь веер болезненных  эмоциональных привязанностей.
Вообще, одно из основных ощущений  фильмов от любого темного дракона – ощущение,  что может случиться все, что угодно,  и это ничем не обосновано, не объективно, не несет ни причины,  ни какого-либо смысла.  Катаклизмы, ураганы и наводнения, иллюзорный мир, бесплодный пейзаж, эмоциональная тоска и непринятие.  И  все это – нипочему и низачем . Ведь дракон отрекся от высшего смысла, а разрушающего хаоса, наоборот – все больше. Причем с   высокомерием болезненных привязанностей все это только усугубляется.  Смысл же происходящего – никого не волнует вообще.  Так, в фильме «Искусственный разум» бесплодно повторяется – персонаж хочет маму, персонаж хочет маму. А то, что мама – лишь иллюзия  – персонажа нисколько не волнует, наоборот, он рад обманываться. Ему суть не нужна. Ему нужны лишь внешние блага без сути, и среда  иллюзий полностью его устраивает.  Внешнее  восприятие фильма «Искуственный разум» – дает ощущение боли и несправедливости  среды, пока зритель не  сможет проникнуть сквозь темный морок. Восприятие же сути – делает фильм поверхностным. Мальчик-робот (впрочем, кого это волнует) – хочет маму. Суррогат мамы его полностью устраивает  так же, как  настоящую маму в начале фильма вполне устраивает суррогат сына.  
Постепенно темное хозяйствование  также блокируется.     Если дракон воспринимает блокировку ошибочно, то ему кажется, будто он сам фактически подавляем, ущемлен  нежелательной объективностью, законом способных полезностей. Будто пытающийся закрыть утечку из трех отверстий двумя гидроуплотнителями, для темных целей  ему неудобна эта объективность. И эмпатично-трогательным дракон теперь считает только  неизменчивое прошлое. Но обратите внимание, когда действия дракона блокируются первозданным хаосом, он вовсе не испытывает жутких ощущений, подобно показанным в фильме, даже если и воспринимает ошибочно. Ибо в данном   случае новая функциональность несет истинное благо!
Однако если дракон остается на темном пути, то теперь пытается отстоять спокойную не меняющуюся  пространственную среду прошлого, ведь закон объективности  на этапе отречения  один и тот же.  Все это проявляется достаточно мучительным, замкнутым на  себя внутренним диалогом.  Попытками постоянно оценивать, контролировать ситуацию, согласно эмпатии.  Чтобы ни в коем случае ничего «лишнего», нового,  а значит необъективного, нежелательного не происходило бы.  Впрочем, сам темный дракон может этого и не замечать.   
Действия основы дракона  продолжаются и на данном этапе темной деградации. Но теперь влияния основы направлены исключительно на разрушение любой меняющей функциональности, чтобы отстоять прошлое. Любое существо на данном этапе стремится, чтобы   его прошлое превосходило все остальное. И темный дракон считает, что его уже имеющийся опыт, возможности, закономерности – их хватит навсегда и они преодолеют все.
Это то самое эмоциональное упорство во что бы то ни стало, как  в фильме «Матрица». Есть фильм, в котором великолепно показано как это выглядит  в случае драконов шестого подвида.  Фильм «Время» (2011). Начинается он вполне предсказуемо: упадочная среда, полная недвижимого покоя, «драконы», борющиеся за жизненную энергию, образно обозначенную как деньги.  А дальше начинается  полный хаос.  Персонаж побеждает в поединке. Почему?  А просто он умеет быстро, настойчиво и в нужное время повернуть руку. Он уже несет эти знания, и они победят все. Другие, конечно же, и понятия не имеют об этой уловке. Только он. Его прошлое закона больше всех. Персонаж, рискуя жизнью, выигрывает в карты. Может быть, он долго изучал многогранную теорию или просто  повезло? Или он знал какой-то фокус, подходящий в этой ситуации?  Нет, он выигрывал нипочему  и нииззачего – он уже  знал, что выиграет, вот и все. 
А потом персонаж находит рецепт к доброй, хорошей, спокойной жизни. Надо просто грабить банки! Вот, оказывается, в чем ключ-то! Все накопленное прошлое надо перераспределить и всего-то. И он успешно грабит банки, успешно противостоит системе. Как же ему это удается? Может быть, у него секретный ключ или он знает нужное время и место, или  изучал соответствующие знания?  Или, может, какие-то особые способности? Да нет, у него нет ничего из этого. Он просто идет с пистолетом и успешно грабит. И в фильме подразумевается, что он и  дальше будет так же успешно это делать. Просто его прошлое, имеющийся закон побеждает любую другую объективность. Естественно, это иллюзия, такие идеи  поверхностны до смешного.

Гармония познания драконов  седьмого подвида

Из первой книги серии читатель помнит, что седьмой подслой закона – это ответственность.  Однако же ответственность – это черта действий  живых существ. Когда же речь идет о процессах, протекающих в седьмом подслое  –  то они будут закономерными. А понимание закономерностей – это внешняя пространственная мудрость. Седьмой подслой. Явные, внешние аспекты пространственного закона – это закономерности. Гармоничные драконы седьмого подвида познают эмоциональные закономерности.
Проявленные гармоничные влияния   светлого дракона похожи на забаву.   А вот в высшем смысле –  его познание похоже на ответственную генеральную подготовку.  Ведь закону осталось только реализоваться. Седьмой подслой.  И дракон вникает в эмоциональные закономерности, чтобы такую подготовку гармонично провести!  Некоторые читатели могут удивиться: почему именно на такую подготовку, какая генеральная подготовка, почему такой образ?  Здесь следует учесть: я излагаю материал так, чтобы была передана суть,  и если в образе она передается –  то считаю, что главная цель достигнута.  Кстати, вы же помните, образность – это отнюдь не упрощение по отношению к чистой логике. Наоборот! Образ содержит нюансы восприятия, которых нет в одной лишь логике.
Говоря  формальным языком – дракон познает закономерности среды мирского блага. Но как это передать образно и земным языком? Я не нашел иных земных примеров. У нас техническая цивилизация и это очень похоже на  проверки перед запуском завода, оценка  будущего закона взаимодействий мощностей. Ясно, что в мире  драконов эти энергии - не  мощь технических машин. Они живут внутри  кармической среды. Но понимаете, суть определенных процессов  проявляется отнюдь не только в слое их породившем!   Каждый из миров, особенно высоких – проявляется и отражается и в нижележащих мирах, причем весьма значимым образом. Мы это рассмотрим очень подробно в одной из следующих книг. Что же касается именно этого слоя, то тем более, в нашей технической цивилизации!    Вот дракон бежит с чаном краски и думает, куда бы вылить без нежелательных  последствий.  Это вполне познание закономерностей, потому что это познание окончательного взаимодействия полезностей. 
Любое светлое существо –  щедрое и многогранное в чертах творения. Предположим,  дракон решил, что будет хорошо, если данная лесополоса –  должна процветать по-другому, а скажем, сеять здесь  не должны. О, для этого надо создать чудесные ароматы леса и переливающийся мох, и ягоды, и богатые оттенки зеленого, сквозь которые играют изумрудом лучи солнца.  И тогда – крестьяне ли, туристы или другие драконы – оценят прелесть этого места, теперь там возможны различные наслаждения как результат трудов дракона, и все это создаст определенную картину закономерности, в данном случае такой, что сеять здесь вряд ли будут.

Гордыня слоя познания драконов седьмого подвида

Обычно я без проблем сканирую души и гораздо более высоких существ. Однако же с темным драконом седьмого подвида – пробую час, два, десять часов – бесполезно, данные  попросту не поступают. Со временем сообразил – он настолько корыстен в экспансии и генерирует столько противо-хаоса, что зонд попросту перегружается порочной мощью и  перестает работать.   Удалось провести анализ, только защитив зонд восприятия соответственным образом  - и  он будто погрузился в  разрушающую ураганную пучину.
Темный корыстный дракон считает, что в мире все блага последнего слоя влияния  –  для него. Поэтому дракон мнит себя выделяющейся личностью,  и все закономерности должны работать на него. Причем зачастую дракон вовсе не считает себя поступающим порочно, наоборот, в его понимании  именно это – позитивные ветви закона! Темный дракон седьмого подвида на этапе экспансии – елейно добрый, однако это не более чем эмпатичный обман! Как-то видел такого дракона, он трясущимися от жадности руками перебирал карточки в картотеке, а выходя из комнаты кинул многозначительный взгляд на блестящий декоративный подсвечник. Казалось бы – ну и что?  А то, что карты уже    перебраны, подсвечник дракон тоже приметил.  Всю ситуацию в целом также. И при случае он не замедлит закономерностями воспользоваться.  Причем при каждом действии он чуть ли не восклицает: о, как я сделал! Что? Почему именно так все сделать, как я прошу? Так ведь вон облачко плывет, сами видите!   Какое прелестное! Отдайте все.  Ну а на случай, если окружающие не согласны – темный дракон седьмого подвида строит козни окружающим, пытаясь подбить их на поступки, разрушающие карму. Темный дракон тоже занят подготовкой  к исполнению закона. Правда, иначе: если где-то скоро потечет золотая река – будьте уверены, он придет с мешком.
Пожалуй, для разнообразия я покажу подробнее, как воспринимает дракон блокировку свыше темной экспансии.  Дракон в своем родном мире был не прочь между делом, проехаться на спинах местной фауны, причем с совершенно наплевательским отношением, что достаточно вредило и фауне и среде.  Дракон с  елейным видом попросту навязывал свои закономерности. Однако же светлые силы просто взяли и убрали «седло» с этих существ. Теперь дракон не может на них разъезжать.  Но как он воспринял изменение! О, это неподражаемо! Закономерность изменилась так, как дракону не хотелось бы. Но он это трактует иначе:  бедные существа, что с вами сделали! Понимаете, темная эмпатия не показывает суть: мне хотелось, а теперь седла нет. Она это трактует как болезненное страдание – за мир, за существ. А недовольство отсутствием седла в собственных корыстных целях если и  признается, причем вспышкой  охватывающего раздражения, то как естественное следствие неверного рисунка мира. Дракон воспринимает этих существ как ужасно искаженных (тем, что без седла, седло не там, где ему нужно). А эмпатию – как позитивный порыв сделать всем хорошо. Конечно же, путем распространения рисунка эмпатии на весь мир.
Корысть блокируется все больше,  дракон переходит к сохранению территории эмпатии.  На этапе хозяйствования дракон, конечно же, тоже  елейно пытается показать всем, как именно нужно организовать закономерности, хозяйствовать в них, конечно же, в свою пользу, но уже с оглядкой.  Гуляю по даче, слышу   – какой-то мальчик, видимо, помогая родителям, пытается вбить сваю. Однако делает он это в четыре часа утра, и к его воротам стекаются недовольные соседи.  Мальчик видит закономерность происходящего  с эгоистичной точки зрения, поэтому возмущенно говорит: вы что, не видите, что я сваю вбиваю.   И вдруг умильно добавляет: между прочим, я когда сваю забью – буду кушать бутерброды. Сказал, и ждет реакции. Странно, но окружающие не восхитились прелестью такого действа.    Тут мальчик исполнился еще больше    прелести и верных закономерностей   всего происходящего и,   ковыряя пальчиком стенку,  добавил: а еще сырков потом съем.  Соседи продолжают выражать недовольство. Тогда мальчик начинает снова бить по той же свае (!). Но с многозначительными перерывами. Видимо, чтобы соседи лично убедились, как чудесно происходящее.
Вообще, характерная черта всех темных драконов – максимальная концентрация на ветвях закона, связанных с  благами эмпатии, и абсолютное наплевательство, попросту    игнорирование других ветвей событий.
Блокировка продолжается и в настоящем, у дракона продолжается ощущение проявляющихся ударов эмоциональной стихии,  но  теперь ему кажется, будто  искажается «не такими» закономерностями он сам.    Также ему мешают действовать и другие темные драконы. Причем уже действительно разрушительно, в отличие от первозданного хаоса. И при неверном восприятии краха активности  дракон становится торопливым, раздражительным и ворчливым. Быстрее урвать из среды, а вдруг перебьют и т.д. Темные драконы таскают эмоциональные сокровища  друг у друга.
И вот я  смотрю на того же мальчика через три года – ситуация почти та же. Соседи те же. Однако мальчик за это очень небольшое время  умудрился приблизиться к этапу отречения: он выбежал с криками, он исподволь  сжимает кулаки, а энергетика плещет упорным настырным стремлением  – все же отстоять свои закономерности. Естественно, теперь он стремится избежать любой функциональности, которая приносит ему сильнейшую эмпатичную боль.  Похожую на таковую у шестого подвида, как  в фильме «Искусственный разум» – но несущую страх перед прямым разрушением полезностей.  Иначе говоря, дракон шестого подвида боялся, что, скажем –  если ездить на роликах – то можно попасть в беду-происшествие. А дракон седьмого подвида – боится  прямых разрушений эмоциональных благ вследствие незакономерного поведения  роликов.  Жизнь темного существа постепенно пропитывает разрушающий хаос.  И обратите внимание,  жизнь темного существа разрушается вовсе не в качестве наказания и не после прохождения первозданного хаоса. Истина  прямо противоположна! Жизнь темного существа  разрушает само существо корыстью и отречением от высшего.  Прохождение же первозданного хаоса – наоборот, возвращает все на круги своя, обновляет мир, пусть и со значительной  перестройкой внешних благ  темного существа.
На этапе отречения  диалог дракона  с эмпатией  превращается  в замкнутый цикл, не ведущий никуда. Подобный цикл похож на постоянное умиление-утвержение, что закономерности именно такие, а значит все пойдет именно так.  И как только дракон столкнется с любой другой закономерностью – он начнет раздражаться. Поэтому такие драконы раздражаются уже всем подряд: кто-то на машине проехал там, где дракон не ожидал, зажгли свет вместо ночника, не туда вбили сваю, да что там,  мать учит дочку шить, она вдевает нитку в ушко не справа, а слева. И мать уже эмоционально раздражается. Но здесь не спутайте, если личность раздражается, но с другой несущей энергией, не эмоциональных групп событий – то, конечно же, это связано с другим слоем.
Прохождение же высшего смысла дракон ошибочно воспринимает так, будто его «пытают» неверными закономерностями. Прямо это описать очень сложно земным языком. Поэтому я опишу образно: такой дракон воспринимает себя, будто животное, у которого забирают полезные компоненты, стригут и так далее. Только это «животное» - на самом деле состоит из эмоциональных драгоценностей, а не из плоти опеки. Собственно, когда другие темные влияют на существо, ему тоже кажется, что его «пытают», один нюанс –  в одном случае, манипуляции имеют созидательный смысл, а в другом – порочную подоплеку. Собственно  и оттенки восприятия  этих разных по своей сути случаев вполне различимы,  даже для темного существа, в них есть разница, еще бы! Но для темного существа зачастую эта сверхважная  разница отходит на второй план, а главным кажется несоответствие эмпатии.

Драконы, рождавшиеся на земле

1
Лидия  Арефьева (Актриса)
Юрий Чурсин  (Актер)
Хаяо Миядзаки (Аниматор)
Джоан Роулинг (Писательница)
Энди Вачовски

2
Адам Сэндлер
Жан-Поль Бельмондо (Актер)
Александр Александрович Ильин (Актер)

3
Оскар Кучера (Актер)
Анна  Фроловцева (Актриса)
Георгий  Дронов (Актер)
Андрей Снежко (Актер)
Оскар Уайльд (Писатель)

4
Том Фелтон (Актер)
Рассел Кроу (Актер)
Борис Клюев (Актер)

5
Чарлин Чой (Актриса)
Анджелина Джоли (Актриса)
Кира Найтли (Актриса)
Милла Йовович (Актриса)

6
Кристен Стюарт (Актриса)
Эндрю Никкол (Режиссер)
Стивен Спилберг (Режиссер)
Ирина Апексимова (Актриса)

 

7
Евгения Крюкова (Актриса)
Джастин Тимберлейк (Актер)
Анна Потапова (Актриса)
Татьяна Клюева (Актриса)

 

Хозяева благого быта

Слои святой опеки

Любые   пять слоев бытия, которые несут одну и ту же энергию, я буду называть, как и в первой книге – миром. Хотя, конечно, этот термин здесь играет образную роль и означает  «совокупность пяти логических слоев с одной несущей энергией». Но концептуально это вполне удобно и образно понятно, поэтому термин «мир» я буду использовать и так, во всех книгах серии. Впрочем, контекст-то будет очевиден. Мир опеки, мир эмоций и т.д.  Итак, мы начинаем рассмотрение следующего типа существ,   их познание достигает слоев, уже несущих следующую энергию, более высокую, чем энергия эмоций.  И это форма нового, вышележащего мира.
Как вы помните по первой книге, есть мир, область бытия,  где все состоит из эмоций.   А есть мир адских слоев, состоящих из нечистой энергии.  Между ними лежит мир опеки. Именно поэтому в древних источниках человеческий слой Земли называется Midgard – средний мир.  А  энергии,  которые он содержит, являются энергиями опеки, потому что  мир эмоций «опекает» этот мир,   функционально форма эмоций  «раскладывается» на нижележащие слои.  Ну или  наоборот,  мир функционирует,  «взращивая» из нечистого –  форму эмоций, он опекает эмоцию.
А на высоких слоях бытия есть мир, все пять слоев которого созданы из святого света.  Этот мир будет описан в книге, касающейся небесных жителей. И  форма святого света разделяется на группы событий святой опеки так же, как эмоциональная форма разделяется на группы событий опеки.  Поэтому ниже святого мира лежит мир святой опеки,  как раз он и находится сразу же, после мира эмоций.
Итого:
Нечистый мир, состоит из пяти подслоев. Нечистая форма, свойства, методы, события, группы событий.
Далее лежит мир опеки, состоящий  из пяти подслоев: форма опеки, свойства опеки, методы опеки, события опеки, группы событий опеки.  Мы все находимся сейчас  в мире опеки.
Далее лежит мир, состоящий из энергии эмоций.  Форма эмоций, свойства эмоций, ну и так далее, вплоть до групп событий эмоций, это мирская карма.
А мир еще выше состоит из особой энергии, энергии святой опеки.  И хозяева благого быта познают его первый слой. Форму святой опеки.
Мир опеки – творится  эмоциональными слоями, ведь он  нижележащая проекция эмоций. Поэтому одна из главных черт мира опеки – здесь условия, дружественные  для того, чтобы из этой функциональности развить эмоции, чувства и прочее. Так же и мир святой опеки  – он проявляет черты, которые способствуют и ведут к святости. Потому-то он и мир святой опеки. Как именно он «опекает» святость, и как святость опекает его,  вы поймете в дальнейших книгах. А сейчас мы рассмотрим его форму. 
В предыдущей главе мы  рассмотрели группы событий  мирского душевного блага, связи между качествами мирского блага, объектами эмоционального мирского блага.    Но вот есть множество эмоциональных объектов. Что же происходит дальше, на следующем слое? Они сразу, все вместе влияют на душу согласно своим качествам. Причем облекаясь новой энергией.  Проницательный читатель с хорошим воображением, вполне  может догадаться, хотя бы в общих чертах,   какая форма будет образована!  Душа взаимодействует сразу со многими объектами, которые обеспечат  полезные качества.  Для лучшего понимания и очевидности, я приведу пример с точки зрения основы асуров, ведь на земле цивилизация – техническая.
Вот известный инженер огромной корпорации, он садится в машину, быстро едет куда надо. А в машине уже, пожалуйста, к вашим услугам и другие нужные качества:  рессоры для комфортной поездки, напитки – только протянуть руку.  Робот ведет машину быстро и уверенно. Музыкальный центр, связь. На машине – знак, показывающий титул, прохожие расступаются, благоговейно перешептываясь: любимый руководитель поехал.  Если хотите, остановите чтение  и попытайтесь сами сообразить, прежде чем продолжить: какой итог проявится в душе как общая результирующая воздействий подобных качеств, хорошей кармы, но концептуально вместе,  в энергиях выше?

 

Мир святой опеки – это мир, в котором все состоит из настроений!  Форма святой опеки, стало быть – это настроение, «кирпичик» вышележащего мира!  А в  примере выше очевидно:  душа, которая испытает рисунок  общего  единого влияния (в данном случае положительных)  душевных качеств – у нее возникнет хорошее настроение, настрой. И общий рисунок настроения будет определяться рисунком общего влияния всех качеств, событий в душевном благе, но облеченный новой энергией. Группы событий эмоционального  душевного блага как единый рисунок на следующем энерго-информационном  уровне!
Настроения – именно так воспринимает душа форму мира святой опеки! А физически, в научном смысле – какова эта энергия и что она собой представляет?  Для лучшего понимания –   небольшое отступление.
В  первой  книге  серии был описан пример, когда привычное восприятие может мешать воспринять суть, пример с шоколадкой. Существует подобная же проблема искажений, но связанная  с культурой  всей цивилизации в целом. Так, если   необходимо корректно воспринять энергетику, например, советских песен – для этого необходимо «выйти во вне» влияния всех шаблонов, всех эмоций всех землян, устойчивых наработанных представлений и т.д.  – иначе они будут искажать и накладываться на  полученные данные.
Так вот, как-то раз я смотрел  фильм по телевизору  и решил применить этот механизм к просмотру фильмов как к таковому, как к культурному феномену. Неожиданно обратил внимание не на сам фильм, а на нюанс, показавшийся  теперь совершенно нелепым:  музыка!  Практически все фильмы имеют музыкальное сопровождение. Причем не какое-то там особое, будто в фильме играют или  спецэффекты. А самая обычная музыка, причем ближе к классической:  скрипка,  труба, даже тарелки ударные есть. Зачем?  И почему во всех фильмах-то?  Это  вдруг стало казаться нелепым и примитивным почему-то. А вот почему: на современном этапе развития киноискусства нет иного способа повлиять на настроение зрителя, кроме как музыкой.  Герой в фильме подкрадывается к усадьбе: шпионит. Холодно, дождливо, и грязно и скользко, а также    в любой момент может появиться охрана.   Но как показать зрителю   это настроение главного героя? Ведь,   по-хорошему то, зритель должен воспринять атмосферу сцены!  Но таких  технологий на земле пока нет. Поэтому используют имеющиеся возможности: музыка. Конечно, это подлог, ведь все же это земная музыка, а не музыка небесных сфер.  По-хорошему, нужен  канал влияния на весь эмоциональный спектр, наряду с аудиоканалом и видеоканалом.   Но пока его нет, и в роли такого канала используется музыка. Музыка создает форму настроений напрямую. Такова ее природа, природа звука! Поэтому физически мир святой опеки создан из звука (конечно, не земного звука, не колебаний опеки), он-то  и   воспринимается душой как настроения. Так  и музыкальные инструменты – настраивают. Этот мир упоминается в некоторых религиях, в частности в буддизме. Он там так и называется  миром звука. В христианстве он тоже упоминается. Все существа, у которых основа приходится  на мир святой опеки – творят звук, песнь святой опеки. Именно об этом идет речь в Библии, когда упоминается рай, где поют ангелы.  Ну, или если взять обывательский  образ – в раю играют и поют, сидя на облаке. У  некоторых видов ангелов основа приходится на миры святой опеки, поэтому  они создают песнь святой опеки.   
Существа из других миров нередко упоминаются в самых разных религиях. В буддизме встречаются  упоминания о различных существах. И о их родных мирах. Но чаще  просто говорится – такие-то существа живут в своем мире. И все. Однако касательно мира  апсар  встречается любопытная подробность. Там сказано, что апсары живут среди «призрачных» водопадов, лесов и рек. То есть получается, что другие миры подробно не описываются, так как жителям земли достаточно сложно будет понять их описания, а вот мир, в котором живут апсары – описывается, ведь он похож на мир людей, но «призрачный». 
Читатели, изучившие формальную логику, и сами могут догадаться, почему. Апсары – высшая параллель людей, поэтому они и живут в подобном мире. Водопад в опеке, в мире эмоций  - тоже водопад, но облеченный эмоциональной энергией.  Реки   в более высоком мире – тоже реки, но состоящие не из опеки, а из эмоций, ну и так далее.  А   «призрачный» – конечно же,  и имеется ввиду «тонкий», более высокий.

Слои хозяев  благого быта выше основы
Слои выше основы в логике центрального времени

Поэтому слои выше основы, да и вообще логику и созидания и влияния  хозяев благого быта будет понять достаточно просто читателям, живущим в человеческом мире.  Тут даже особо расписывать нечего.  Хозяева благого быта создали чувственный быт.   Далее, так же, как человеку приятнее и благополучнее спать на мягкой постели, и он будет бодрым и выспавшимся – хозяева благого быта будут более страстными и эмоционально благополучными, когда выспятся на постели из чувственных прикосновений и свойств.  А результатом всего этого будет  мирская польза, конечно же. Благодаря превосходным качествам быта человек будет активен в среде, и  сможет жить в эмоции, которая ему приятна – скажем, без проблем сходить на реку, купаться и отдыхать в шалаше. А хозяева благого быта, благодаря страстям и полезностям – будут активны в эмоциональной среде, и так же будут купаться в «призрачном» озере и отдыхать под «призрачным» деревом. Но так как у них  эта среда состоит из эмоций, то итоговым вилянием будет хорошее настроение.

Слои выше основы в логике творения

Хозяин благого быта хочет достичь определенных настроений, тех, которые  содержат и несут высший смысл.  Для этого ему нужны полезности эмоционального мира, благодаря им он и будет испытывать хороший настрой, потому что только благодаря им он может достичь определенных ситуаций. Точно так же, как человеку, чтобы испытать  эмоцию катаний по реке, нужна лодка и запасы для совершения путешествия.  Ну а чтобы  получить либо объекты полезностей, либо определенные полезные качества,  на них нужно влиять  определенным образом свойствами, которые хозяин благого быта и создаст.

Черты слоя познания хозяев благого быта

Гармония слоя познания хозяев благого быта первого подвида.

Светлые хозяева благого быта первого подвида познают привлекательность настроений. По сути, это  открытия в настроениях.  В нашей цивилизации термин «открытие» несет в значительной мере научный смысл, но это вовсе не является противоречием. Ведь форма святой опеки входит в слои влияния асуров, об этом в соответствующей  книге.   А смысл открытий хозяев благого быта вот в чем: они познают первое вхождение в абсолютно новый для них мир, это форма святой опеки.  И поэтому совокупность их целей  и в проявленном мире и в высшем смысле – подобна открытию: вот оказывается как, вот оказывается, во что складывается определенный рисунок мира душевного блага. Вот, оказывается, как это выглядит в форме нового мира; вот, оказывается, что может  получиться! Неизреченное познание хозяев благого быта подобно  экспериментирующему открытию в результате наблюдения. Но  наблюдается, воспринимается – неизреченный смысл, а не проявленная определенная форма, тогда это было бы не творчество – а просто копирование.   А оденьте-ка широкополые шляпы на водную прогулку,  как приятно в ней смотреть за  волнами, а каждому – сладкого, но и немного морско-соленого напитка! Ну как, нравится? Я так и знала! Хорошее настроение, правда? Привлекательно в проявленном, привлекательно в высшем смысле.  Если же образно сравнивать с актерской игрой, то это не игра на сцене, не подготовка к роли, а открытие: такой сценический образ – возможен,  нужен и несет свой высший смысл в привлекательности настроений.
Это мир настроений, звука святой опеки, поэтому можно образно выразить и так: неизреченное познание подобно вопрошающему  наблюдению – какое настроение можно и нужно сыграть и «на чем». Подобно тому, как первобытный человек вдруг  начинает ощущать, что жизнь в пещере без наскальных рисунков – совершенно не то, что с рисунками. Другая эмоциональная форма.  И подобно этому я  наблюдал такую картину:  девочка-апсара ходит вокруг мальчика и вслух размышляет: почему же он не улыбается? Она пытается понять, почему у него плохое настроение.   
Обратите внимание:  светлое существо в познании не идет напропалую, создавая все подряд методом «тыка». В таком случае вреда было бы на порядки больше, чем пользы. Чистая  математика.  Светлое существо  в высшем смысле познает слой. Непосредственно или в результате эксперимента, а когда осознает определенные пути гармонии –  творит.  Так, апсара внимательно «прислушивается» к высшему смыслу общего рисунка, и по разумению услышанного – постепенно и внимательно, стараясь не «сфальшивить» – влияет на настроения в бытии. К проявленному   настроению –  она относится как к сменному платью. Сегодня создано одно, завтра другое. И каждое будет порождать свой настрой, подходящий в данном случае.  
Светлое существо – щедро и активно  в творении. Когда следует. А когда нужно – и остановит. Помню ситуацию –  идет какая-то ссора среди небольшой толпы. Там, естественно, разные личности, но в целом разрушительные чувства порождают сильный диссонанс  формы святой опеки. Идет разрушительная театральная игра, только в данном случае  чувства – вовсе не постановочные. Вдруг рядом проходит апсара, сухо поджав губы и насупившись. И агрессия толпы утихла, чувства стали слабее и мягче, апсара, может даже и сверхсознательно  – перенастроила настроение в более гармоничный рисунок.

Гордыня слоя познания хозяев благого быта первого подвида

Еще раз отмечу:   гордыня  темного существа  на первом этапе деградации – это вовсе не гордыня от имеющихся благ.  Гордыня от имеющихся благ – это последний этап деградации. А первый -  гордыня от  восприятия, концепта определенных возможностей и благ.  Существо, отрекшись от неизреченного смысла, и вместе с тем, воспринимая определенный масштаб, образ  проявленных благ слоя познания,  решает – теперь я  служу миру ради достижения благ, которые он мне дарует. И влияю на мир теперь не ради познания   а чтобы  получать те блага,  существование которых мне открылось.  И тут же  действия существа станут корыстными, а действия основы – станут подтасовками, попытками «подтолкнуть» мироздание к заветному рисунку.  Ведь корысть – это ожидание определенных благ в будущем, не так ли?
Отсюда проистекает характерная черта  любого темного существа, начиная с самых первых  моментов деградации: темное  существо  находится  рабстве у мира, его  действия  теперь ограничены  и  обусловлены одним и тем же рисунком благ, ценностей стагнирующего слоя познания. Светлое существо –  со-творец мироздания и вплетает в  проявленный  слой  познания все новые нюансы от высшей сути.  Темное существо – вынуждено жить только так, как диктует стагнировавший слой познания. Иначе оно не вписывается в него, а значит  и эмпатичных благ не получит.
Отсюда проистекает очень характерная черта корыстных хозяев благого быта, которую не спутать ни с чем. Вот темная апсара – и она считает, что ее настроения  должны  переиграть все другие настроения. Кроме того ее привлекают только ее слой эмпатии, гордыня же.   Поэтому при малейшем несоответствии ее рисунку она воспринимает  окружающих  как носителей ущербных, непривлекательных настроений.  Здесь, на земле, апсары очень характерно выражают такое отношение. Вообще-то апсара  в таком случае должна рассказать, как ей не нравится весь веер чувств других, а вот ее веер чувств, и стало быть,  настроение  – хороши. Но в человеческих языках категорически недостаточно слов для обозначения  огромного множества существующих чувств или настроений. Поэтому апсара на земле находит вполне логичный  выход  – она свою неприязнь в настроениях описывает как веер вееров, через свой телесный слой. Она описывает, как неприятны ей все инстинкты, а значит, множество чувств,  ну а все вместе – это и  будет настроением. Причем русский язык контекстно    это вполне верно передает. И если  кто-то услышит такую ругающуюся апсару, он вполне верно поймет причины ее недовольства, вовсе не связав это напрямую с инстинктами. Корыстная апсара первого подвида может размышлять о настроениях и воспринимать окружающих как-то так:
Что смотришь? Да ты же слабый (в чувствах), жалкий, что ты тянешь ко мне свои потные пальчики, можешь даже не извиняться, не поверю!  А вон этот, прячет под фраком свой толстый живот и волосатые  похотливые ручки!     На сцене  кто-то тонко пищит, надоедливо! А думает,  что поет, уверена. Нет,  ему ничего не светит.  В общем, корыстная апсара живет в мире, где окружающие разевают на ее чудесное настроение искаженные гримасами рты, тянут потные пальчики,  смотрят заплывшими жиром неприятными глазками и так далее. Читатель спросит – ладно, а что будет, если апсаре кто-то из окружающих или что-то понравится, а если кто-то  может принести пользу в благах ее настроениям? Так ответ уже есть – корысть. В этом случае апсара попытается взять все, что только получится.
Хозяин благого быта, подтасовывая основу, чувственные вожделения – пытается так повлиять на общую картину бытия, чтобы его настроения играли первейшую роль, а настроения других – как можно меньшую.  Иначе говоря, такой хозяин быта – систематически портит настроения всем вокруг! Причем темное существо – вовсе не убежденно вредит ради самого вреда. Механизм совсем другой: темное существо волнуют только собственные блага рисунка эмпатии. Плюс разрушающий хаос. Поэтому существо попросту ни во что не ставит гармонию настроений других и, конечно, одновременно с темной экспансией  – разрушает настроения окружающих в подавляющем большинстве случаев. Естественно, это противоречит  высшему замыслу и вносит диссонанс в формы звука святой опеки. В принципе, вполне можно сказать – что хозяин благого быта   «бесит»  других упорным впечатыванием якобы единственного правильного настроения – своего.  И чем больше окружающие бесятся – тем больше они подпадают под влияние такого хозяина быта.  Ведь это означает, что и сами они в гордыне настроений. Также стоит заметить, что такой темный хозяин быта сеет в слабых душах уныние. Почему? Ну так, а  если личность подвержена влиянию, и влиянию такому, которое отметает другие  варианты развития настроений снова и снова, а предлагает –  порочную эмпатию, в которой личности ничего не светит ни в явном, ни тем более в высшем – это и будет ее провоцировать на уныние в настроениях.
Постепенно  темная экспансия блокируется. Кроме того, настроение все больше полнится разрушающим хаосом. У хозяина благого быта первого подвида это происходит интереснейшим образом.   Приведу в качестве примера низшую параллель – хозяев быта.  Хозяева быта, особенно темные – любят переспрашивать друг друга «ты отвечаешь, а ну ответь, что это так»!  Это  можно перевести таким образом: а ты уверен, что твои действия в опеке [кстати, 1]  создадут хорошую, обещанную эмоцию?  А можешь ты попросту врешь, что все именно так? И вот приходит человек в племя:  соплеменник не поздоровался,  и грызет семена собранных растений, не предложив, демонстративно сплевывая.  А вот другой – уж слишком многозначительно держит дубинку. И прибывший человек сразу почувствует: что-то подтасовки эмпатии не пошли. Подобное испытывает и темный хозяин благого быта, ведь на одной и той же территории темного хозяйствования зачастую находятся и другие темные хозяева благого быта.  Параллельный пример о людях я привел для лучшего понимания сути, поскольку  не нашел прямых терминов,  описывающих, что фальшь в настроениях «раскусили». Однако же ситуационно смысл описать вполне возможно:
Ранее настроение хозяина благого быта  пересиливало многие другие настроения. Поэтому большинство окружающих были ничтожными и слабыми в чувствах, в восприятии темного хозяина быта.   Теперь блокировка началась, и картина меняется! Пришел   режиссер, угрозой настроений,   не потрудившись даже дожевать обед, смотрит сильным взглядом и многозначительно держит сценарий.   Говорит с полным ртом:  ты почему еще со старой прической, роль то новая!   Что, машина сломалась? А ну, езжай на метро срочно! И апсара едет на метро, а там куча потных, в плохом настроении личностей. Да вот что-то не получается ими манипулировать. И пот уже не  делает почему-то личность жалкой.  И в значительной мере теперь  движения чувств несут угрожающий смысл в настроениях, апсару хватают за руки, толкают, заглядывают в глаза страшными взглядами, и в них угроза настроениям, сила враждебных чувств. А от частых разрушений ее настроений другими темными,  душевной боли от этого и все возрастающего разрушающего хаоса – апсара зачастую приобретает на этапе сохранения характерный диковато-осоловелый вид, который  легко  можно заметить  даже и  внешне в выражении лица. Упорная попытка отстоять свои настроения и манипулировать ими, при фактическом все большем хаотичном распаде и крахе хозяйствования, и что самое главное, душевном непрохождении всего этого.
Постепенно начинается   блокировка свыше и темного хозяйствования. Хозяина благого быта все больше охватывает уныние. Почему? Светлое влияние воспринимается как запрет-поучение. «Как нельзя себя вести, делать, какая  форма  настроений – порочна». Но хозяин благого быта зачастую не  понимает, почему нельзя. Зато отлично понимает, ибо и ощущает практически  – что за светлыми силами стоит неизреченный божественный смысл, и преодолеть запрет силами мира – невозможно даже теоретически.   И хозяин быта (при непрохождении «испытаний», естественно) начинает унывать от  уменьшения перспектив эмпатичных жизненных благ в настроениях.
На этапе отречения  уже имеющееся настроение  в малейших чертах  расписано.  Улыбчивая апсара – вроде бы заботливая и внимательная жена. Предлагает мужу обед. Идиллия! Муж не так подошел, не так стал есть и не так поблагодарил, как ожидалось.  Апсара мгновенно вышла из себя, ругается и скандалит, угрожает, обещая в будущем худшую совокупность чувств, плохие настроения для мужа.
Ибо апсара в имеющемся настроении уже  в подробностях все  порешала. Если же кто-то действует в чувствах иначе, то он портит апсаре драгоценное настроение, и тогда она срочно переходит к действиям из предыдущего абзаца. Естественно, и  манипуляции в чувствах никуда не исчезли: апсара протягивает сослуживцу апельсин, мило улыбаясь.  Но смысл действия таков: ну вот, он захочет и возьмет апельсин, но только по-моему, уже имеющимся настроем.   А значит, он подчинен мне и  моему слою эмпатии.
Постепенно начинается блокировка свыше и  темной эмпатии к прошлому.     На данном этапе хозяин благого быта также подвержен унынию. Но иного рода, чем на  предыдущих этапах.   Ранее уныние в настроениях было останавливающим, но не мешающим благам прямо, маячащим поблизости. Теперь уныние гораздо более сильное, охватывающее,  и от него начинает веять слабостью отречения.
Очень хороший пример хозяина благого быта на последнем этапе – персонаж  фильма  «Жестокий романс».  Сергей Сергеевич Паратов  – полон барственным «шиком».  Это и есть прошлое настроений.  Такой барин может  иметь только настроения прошлого.  То, что уже есть.  Принести в  дар драгоценность, когда бьют часы,   шик  и контраст  белых ботинок среди дорожной пыли, с уверенным шиком одарить деньгами. Бравирование теми настроениями, которые уже  есть, богатством прошлого.
Но далее  по сюжету вдруг становится понятно,  что барственный шик  перемежается с совершенно разрушительными действиями. Прошлое должно быть нерушимо. И барин идет на все, чтобы все оставалось «шикарно».  И если внимательно сопоставить, то можно заметить, что барин «слетает с катушек» каждый раз, когда кто-то пытается изменить ход  имеющегося настроя. А охватывающее ослабевающее уныние  настроений данного персонажа весьма очевидно, чувствительные читатели  его непременно  заметят, просматривая фильм.
Страхи перед первозданным хаосом на данном этапе   весьма специфичны.  Темный  хозяин благого быта опасается  процесса, похожего на публичную критику стиля игры актера.  А если быть точным, то так:  хозяин благого быта  опасается, что его имеющиеся настроения подвергнуться сомнению и разумному рассмотрению. Причем обратите внимание –  само по себе это вовсе не означает   какую-либо кару, наказание, ущемление как таковое. Шику будет дано место и определение, с перспективами улучшить форму святой опеки.  Образно говоря, так :   барин Сергей Сергеевич Паратов, номер 112-й в гильдии бар нашей губернии. Часть имущества – в залоге.  Вспыльчив и мстителен, даже за малое. Носит позолоченные часы и чужое кольцо.   Давайте теперь подумаем, что делать с таким  образом. То есть форма святой опеки    очертилась высшим смыслом, освещена им, и ее фактический вид показан.  Чрезмерные  же претензии  в  существующих настроениях теперь будут восприниматься как неуместные.  Фальшь распознана благодаря светлым открытиям, как фальшь. А один из рисунков гармонии, подходящий высшему смыслу здесь и сейчас – как рисунок гармонии.  И рекомендации даны.

Гармония слоя познания хозяев благого быта второго подвида

Второй подслой настроений. Хозяева благого быта второго подвида познают восхищение настроений.       Первый подслой уже открыл для себя возможные   настроения, их гармонию в высшем.   А второй подслой, как вы помните,  это глубинные  временные процессы, их внутренняя реализация[1].  Неизреченное познание хозяев благого быта второго подвида  подобно  копирующе-подмечающей  склонной готовности «принять к сведению», «прислушаться» к аспектам неизреченного смысла глубинных течений настроений.  Образно же,  в проявленном аспекте  их действия подобны  мастеру, настраивающему инструмент, он выстраивает глубинные временные процессы настроений.
И естественно,  светлый хозяин благого быта щедр в творении – ведь он влияет нужным образом на  настрой  с помощью веера чувственных возбуждений, творя их. Что,  зрители не в восторге  от того, как вы сыграли роль? Значит неправильно, неправильно вы возбуждали их чувства. Ну-ка, дайте я…

Гордыня слоя познания хозяев благого быта второго подвида

Второй подслой настроения стагнирует в один и  тот же настрой. Только от него хозяин благого быта испытывает восхищение.  Свой настрой хозяин благого быта пытается распространить всюду, подавляя все другие настрои формы святой опеки. И здесь стоит  обратить внимание читателей:  у темного существа экспансия своего течения настроений –  вовсе не сродни попытке, скажем, посоветовать свое хобби другому, поделиться таким образом своим настроением.  Темный настрой завязан  целиком на благах для самого хозяина быта. Поэтому распространение такого настроя означает, по сути – что все  остальные должны угождать  и служить корыстному темному существу. Темный хозяин благого быта подтасовывает чувственные возбуждения так, чтобы окружающие  под их влиянием действовали  согласно настрою  экспансии.   Причем это вовсе не приближение или   обобщение, речь идет о самом что ни на есть прямом смысле происходящего. Помню мне как-то позвонил менеджер по продажам, и  одной из первых его фраз была: вы почему так негативно настроены? А дальше все очевидно – надо заставить клиента возбуждаться чувствами там, где нужно, тогда и его настрой станет более благосклонным.
У светлого существа действия основы  происходят согласно первозданному хаосу.  У темного существа – ради корысти.   А окружающие вызывают в таком хозяине благого быта сильную неприязнь. Почему? Так ведь настрой хозяина быта направлен на неменяющийся рисунок собственных благ, а окружающие дерзнули сбивать его настрой своим.  На земле часто такую неприязнь хозяева благого быта выражают через телесное состояние, хотя каждому будет очевидно, что  суть –  именно в настроении.  Апсара заходит в банк, и вдруг видит, что там какие-то бабушки стоят в очереди  за пенсией.  А апсара уже настроилась на другое. Будьте уверены,  они вызовут в темной апсаре неприязнь и сразу станут в ее глазах  медлительными, со слабыми ручками,  пронырливыми глазками и специально, назло кашляющими. Такая апсара воспринимает другие настроения окружающих как   весь веер неправильной активности чувств, а значит, проистекающих   из   не таких,  ущемляющих свободы инстинктов – ведь настрой должен быть ее.
Не забывайте, темное существо на этапе экспансии генерирует противо-хаос. И технически стремление темного хозяина быта на данном этапе – перенастроить всех под свое настроение.  Не понять, как гармонично настроить чувственные действа, а наоборот – прохожему настойчиво предлагается одеть головной убор конкретной моды, чтобы соответствовать «нужному» настрою.
Помните, в первой книге серии серии рассказывалось, как хозяева быта могут влиять на чувства окружающих, выдавая скажем, прогулку на машине – за чудесную? Ну а итоговый настрой – сборная точка всего этого. Поэтому, когда речь идет о темных деяниях  на этапе экспансии,  хозяин благого быта ощущает себя мажором, которому можно все в настроениях, считает себя    воплощением наилучшего  настроя.  Собственно, отсюда и пошел термин «мажор». Народ интуитивно подобрал термин, весьма точно соответствующий формальному смыслу.  В общем, такой хозяин быта считает, что любой  настрой  эмпатии «прокатит» на ура. Например, что можно манить восхитительным настроением, по факту  же отнестись к чувствам окружающих с полным пренебрежением, и все равно утверждать, что настроение великолепно.  Однако, как вы увидите далее, эта иллюзия неизбежно развеется.
Все темные существа на этапе экспансии полны бездонной корыстью. Поэтому  на самом-то деле настроения темного хозяин быта на этапе экспансии чрезвычайно слабы, обессилены. Почему? Так он  ждет получения благ, как же его настроения могут быть наполнены чем-либо. Наоборот, они охвачены стремлением получить.   Темный хозяин быта имеет образ эмпатии как концепцию благ. И он  непременно должен получать их.
Что же касается всего веера темных подтасовок, то тут все достаточно предсказуемо: пользуясь возможностями показать, насколько хороши чувства в глубинных аспектах  – хозяин быта пытается навязывать рисунок чувственных свойств быта, которые в итоге приведут к нужному для него настроению. Простой, но весьма точный пример:  мальчику хочется, чтобы с ним за компанию пошли на рыбалку. И вот он показывает, как классно сыпется приманка, как блестят крючки, как удобно и приятно держать удочки и т.д.
Постепенно корыстная экспансия блокируется, темный хозяин благого быта испытывает специфический настрой,  похожий на  грустное унывание.  Он проистекает от того, что снова и снова при очередной попытке экспансии вдруг свыше  приходит вопрос – а должно ли все происходить в настроении именно так? Похоже, что нет, такой настрой не годится!   Темный  хозяин благого быта начинает жить имеющимся масштабом темной  эмпатии, хозяйствовать в нем. На этом этапе хозяин благого быта    воспринимает окружающий мир как мир, в котором все вокруг должны плясать под его дудку.   Но… не получается! Иногда доходит до смешного. Арабские Эмираты.  Парень едет с мамой в дорогом авто на несколько пассажиров. Они сидят напротив, и мне отлично видны не только его поведение, но и весь диалог.   Впереди поворачивает машина.  На лице парня отражается самое искреннее недоумение,  он   возмущенно и своенравно восклицает: мама! Как же так. Они нам помешали ехать.  А мама вообще-то наг, поэтому она действует по-своему:  смотрит на сына  заботливым взглядом и  говорит,  что все его любят.  Однако сын-то беспокоится по другому поводу. И он демонстративно принимает независимый вид, пытаясь обаятельно улыбаться.  Его вид говорит всем: я мажор, и все вокруг пляшут по моей указке.  Ровно до тех пор, пока водитель не отказался  ехать дальше условленного рубежа.  Парень снова  расстроенно и своенравно  восклицает: мама! Ну вот, опять!
А я задумчиво переключаюсь на его внешний вид.  Вообще, в Арабских Эмиратах большинство жителей – асуры седьмого подвида. Но этот  парень – видимо, приезжий, европейской внешности. Как вы помните,   хозяева благого быта второго подвида создают моду –  как и что следует делать в глубинном течении чувств,  чтобы в итоге получить гармоничный настрой.  А мода этого парня хм… странна. Нет, он вполне чист и опрятен, одет в дорогую одежду. Но разрушающий хаос постепенно проходит в настоящее, отторгнутое от  высшего смысла.   Парень носит пушистый зачесанный чуб, и вместе с тем очень короткую стрижку по бокам, борода подстрижена  ровным полукругом и составляет единое целое с прической, а усы… квадратные.  Брови же – раздвоены по краям.   Очень дорогой «с иголочки» пиджак – соседствует с расстегнутым, сильно помятым воротником белой рубахи.  Но суть здесь, конечно же, не в моде. Разрушена энергетика. Всю внешность парня пропитывает стремление  хозяйствовать, экономно защищаться, быть защищенным. Сохранять масштаб эмпатии.
На этапе отречения хозяин благого быта сконцентрирован на уже имеющемся настрое – он больше всего ценит свой шарм, а как только кто-либо  пытается сделать что-то новое в настрое формы святой опеки, у хозяина благого быта реакция одна:  это выскочки, которые не прониклись серьезностью моей ситуации и моего шарма.  Да и зависть к ним сильная. Как бы это все разрушить.  Кроме того,  на последнем этапе темной деградации хозяину быта кажется, что не просто глубинное течение настроения, настрой меняют. Ему кажется, что его  самого пытаются перенастроить! 
Но настрой не должен меняться! Мама учит дочку: всегда, когда идешь на танцы летом - цветы в волосы. Идешь в ванную – не забывай прихватить   с собой губку для уборки. Вот эту. Шарм, как совокупность неизменного чувственного быта -  всегда  один и тот же.

Гармония слоя познания хозяев благого быта третьего подвида

Представитель   племени людей приходит в другое племя и говорит: слышал, вы теперь с земли не собирать, слышал вы теперь из земли растить. Научите, как быть хорошим крестьянином?  То есть открытие эмоции  уже совершено на первом подслое – можно жить такими свойствами быта, что все вместе это будет жизнью крестьянина. А теперь, человек приходит и говорит – а по факту-то, что делать?  Какие внешние  черты эмоции обеспечат ее будущее, красоту и развитие?  Что нужно делать, чтобы быть хорошим крестьянином? И человеку откроется все множество бытовых свойств этой профессии,  он проявит силу влечения к ним, а их нужно создать как основы, ну и так далее.
Так же и  неизреченное познание хозяев благого быта подобно открытию определенных положений  в настроениях,  это познания уже внешних, а не концептуальных  черт настроения. Само настроение возможно, это уже опередил первый подслой. Но по факту как поставить настроение?    Светлый хозяин благого быта  не несет стагнации проявленных благ слоя познания, и следует высшей сути.  Апсара этого подвида, ей вдруг показалось, что она не так накрасилась. Она как рванет со всех ног переделывать, ее чувства бушуют сильнейшими порывами,  творческими силами  влечения – она  хочет  переделать все под актуальные положения настроя.  Вот кто-то другой имеет определенный рисунок настроения. Но светлый хозяин благого быта смотрит на это настроение с точки зрения познания высшей сути – следовательно, и настроения других личностей – это импульс к познанию, а само настроение не будет воспринято предубежденно.  Так как рассматривается вовсе не с позиций корысти.
Неизреченное познание светлых хозяев быта третьего подвида подобно наблюдательным вопрошающим попыткам разобраться в   «возможностях инструмента»,  в неизреченном смысле этих возможностей, в итоге же - верно задать ноты звука святой опеки  в уже открытом настроении, чтобы игра пошла красиво.  Можно описать и так: красиво в высшем смысле раскрасить «трафареты настроений».
Когда светлый хозяин быта видит что-то некрасивое, по его мнению, пусть даже и объективно некрасивое, явно несоответствующее высшему смыслу происходящего  –  у него вовсе не возникает болезненных, разрушительных и агрессивных состояний души. Во-первых, потому что вечности ничто в миру, пусть и некрасивое – напрямую угрожать не может. А во-вторых, наоборот, это некрасивое, как правило, вызывает у светлого хозяина быта  всплеск высшей радости и творчества. Почему? Так ведь наличие дисгармонии и не красоты – повод творить, провести гармонию в мир.
Ну и конечно же, светлый хозяин быта воспринимает как некрасивое – действительно некрасивое. То есть противоречащее высшему смыслу, или не соответствующее достаточным образом высшему смыслу. Темный же хозяин быта  воспринимает как некрасивое все, что не соответствует его образу  эмпатии.
А проиграет мелодия благодаря всему вееру чувств. Подобно тому, как в земном инструменте тон ноты задается усилием, музыка святой опеки задается всем веером чувственных влечений.

 

Гордыня слоя познания хозяев благого быта третьего подвида

Как  только темное существо  начинает служить и поклоняться слою познания, к этому сразу же прилагается неизбывное    беспокойство и нездоровые переживания, темная эмпатия на то и эмпатия, что личность теперь воспринимает возможный крах ценностей мира как личную  неизбывную  трагедию.  В царствии вечности воры не подкапывают и не крадут. А в мире – и подкапывают и крадут, поэтому, даже пока нет явных потерь, темный хозяин быта третьего подвида   сверхсознательно все равно понимает – слой уязвим,  все в миру – непостоянно.  И темный хозяин быта испытывает  эмпатичное отчаяние и переживание.  Поэтому характернейшая черта любого темного существа даже в самом начале темной деградации – все свои силы существо тратит  на служение слою эмпатии и на его возможно большее распространение.  Может быть, он воспринимает это как неверное отношение?  Как бы не так! Темный хозяин благого быта иногда напрямую озвучивает свое состояние, да вот только в его исполнении  все видится, мягко говоря, ложно. С точки зрения мира все «выворачивается наизнанку», и апсара, актриса, давая интервью модельному агентству,  это подает так: моя миссия – служить красоте,  я категорически не приемлю ничего некрасивого, и занята важнейшим делом – нести красоту всему миру. Да вот только на самом деле в ее понимании некрасивое – это абсолютно все, отличающиеся от рисунка эмпатии. А нести красоту – сделать все соответствующим рисунку эмпатии. Экспансия!
Любые отличающиеся настроения – мешают экспансии. Это порождает специфическое восприятие. Хозяин благого быта искренне считает  настроения окружающих уродливыми и некрасивыми, а значит и  их самих. Корыстная апсара идет по улице и ей  кажется, что прохожие некрасиво двигаются и одеваются,  специально выставляя напоказ свои, конечно же некрасивые, части тел.  Они сбивают ее постановку настроения,  восклицают не к месту, шумно и неизящно садятся рядом, морщат свои некрасивые топорные носы, проходят слишком близко, расстраивая апсару. А вот этот прохожий апсаре понравился.  И что же, теперь претензии исчезнут? Нет, претензии апсары к этому прохожему будут больше, чем к другим – потому что другие просто должны уйти, а вот конкретно этот должен все свои настроения – отдать, все блага должны быть у самой апсары, корысть ведь.
Темный хозяин благого быта манипулирует чувственными влечениями ради постановки настроя в пользу благ собственного слоя эмпатии. Так, беседуют две апсары. Одна говорит – мой молодой человек никак не хочет меня на концерт вести.  Сегодня будто невзначай покажу ему грудь. А дальше – дело техники. Подход вполне логичен,   она  пытается получить контроль над  всеми чувственными влечениями.
Постепенно корыстная экспансия блокируется.  Хозяин благого быта до определенного момента проводит экспансию своего настроения, но вот он сталкивается с   личностями или с процессами мироздания, которые следуют высшим положениям неизреченного смысла и  вовсе не подчиняются темной экспансии, а наоборот,   блокируют корыстные действия.  Хозяин благого быта воспринимает  это как ситуацию, в которой с определенных пор окружающие отказались следовать его постановке нот, а наоборот, разъяснили ему базовые моменты положений в настроениях и ограничили  безудержную экспансию. Корыстный человек тоже опасается, что ему «разъяснят», но там смысл эмоциональный, здесь же – настроения.
У хозяина благого быта третьего подвида также возникает уныние, человеческий язык не содержит достаточно оттенков, синонимов данного слова,  однако это уныние отличается от аналогов  первого подслоя.  Там оно более тонкое, концептуальное. Здесь же более явное, слегка  похожее на грустную безысходность.  Теперь хозяин быта живет  имеющимся масштабом темной эмпатии. И теперь он занимается темными подтасовками в имеющемся масштабе эмпатии, темным хозяйствованием.  Хозяин благого быта пытается «строить» окружающих.  В ожиданиях хозяина благого быта они имеют вторичные  чувственные влечения,  и ничего не стоит хозяйствовать ими  в постановке своего настроения.   Однако это  уже не экспансия, и другие темные навязывают свою красоту настроений.  Такое сообщество полно   обоюдных попыток, пусть  даже исподтишка, но настоять на своем варианте настроений. Чувства все больше нагнетаются, становятся все более сильными, чтобы отстоять именно свой настрой.    Постоянные опасения и неприятие чужих настроений, которые кажутся уродливыми, попытки защищать и экономить свои,  душевная боль  и переживания по этому поводу приводит к тому, что и эти хозяева быта зачастую имеют на этапе сохранения диковато-отчаянно-скептичное выражение лица.
На этапе отречения  красиво уже только то, что есть, а отчаянное неприятие и  возмущенное настаивание на имеющейся форме вызывает уже любая попытка изменить то, что уже имеется. Любые изменения объявляются уродливыми. Однако теперь настойчивое отстаивание своего  настроения проявляется при любых изменениях вообще, кроме того, отстаивание происходит одним способом: разрушением мешающих процессов. Вследствие совокупности  исторических и социальных факторов в Польше  этак двухсотлетней давности наблюдалось значительное количество таких апсар на этапе отречения. И если вы обратитесь к историческим документам, да и к художественной литературе про те годы – прямые и косвенные свидетельства полнятся историями:  то «краля» отравила разлучницу, то соблазнила шляхтича, причем с  разрушительным финалом и т.д.  Да и вообще, такая апсара вызывающе демонстрирует всем имеющиеся настроения красоты, и впадает в истерику при малейшем несоответствии.

Гармония слоя познания хозяев благого быта четвертого подвида

Потерю или крах проявленного аспекта благ слоя познания  светлое существо тоже вполне осознает. Светлая апсара, теряя настроения, вполне себе испытывает и расстройство, и грусть.  Да вот только один нюанс: они мимолетны, не всерьез.  Хозяин благого быта попал в ситуацию, когда его блага в настроениях были ущемлены.  Так ведь это  тоже повод – понять, почему и несет ли это высший смысл. Если несет – значит ситуация на самом деле несет высшую гармонию, и внешние колебания благ для светлого существа будут не особо значимы. А если не несет?  Например, рядом темное существо, которое вредит и разрушает. Так ведь светлое существо – творец! Стагнации нет, и поэтому  светлое существо не будет долго  и всерьез расстраиваться из-за уменьшения благ. Можно ведь  создать новые! И вообще, мир меняется, рисунок благ  также изменчив и поэтому  ущемления в  проявленных благах  для светлого существа  – незначительное неудобство, не более.
Итак,  светлые хозяева благого быта четвертого подвида познают  любование настроениями.  Настроение открыто,   ноты заданы, и  теперь нужно сотворить, как именно настроение будет сыграно, сыграно определенной темой.  Такие хозяева быта полны творческого интереса к любованию настроениями, а познание  неизреченной сути   подобно попыткам подражать неизреченной сути темы, со-творя    музыкальную тему настроений, несущую неизреченный смысл. Ну, или попыткам  составить определенный рисунок  из уже раскрашенного «трафарета» настроений. И здесь  обратите внимание на очень важный аспект.  Естественно, познание светлого хозяина быта не сводится к тому, чтобы увидеть, воспринять определенный смысл, и просто подражать ему в миру. Неизреченный смысл – познается, и подражание – экспериментально. А мир – инструмент познания.
Как я уже говорил, благодаря тому, что девятеричный мир хозяев благого быта – логическая параллель хозев быта, понять суть их  жизни будет достаточно просто читателям, сейчас  живущим в мире людей. Апсара снаряжает дочку на званый вечер, вплетает цветы в волосы, поправляет тончайшие оттенки макияжа, тогда дочка будет вызвать гармоничное любование и гармоничный настрой.  Пенсионер сидит на диванчике. Апсара  размышляет: сейчас  попросить подать рыбу или мясо с вином?  Но почему это важно, и в каком именно контексте она об этом размышляет? Разные чувственные прикосновения двух разных блюд создадут отличающиеся симфонии настроения в итоге! Естественно, ее собственные чувственные прикосновения - также щедры, бескорыстны и творчески активны. Светлая апсара ходит среди званого обеда в праздник. И вдруг как сиганет в толпу!  Спрашиваю: ты чего? Апсара: я должна раздарить шутихи! Я сейчас!   Она решила, что  «тема» всеобщего настроения  пойдет неплохо, если участники будут одарены такими чувственными прикосновениями. И апсара целует в щеку  близких друзей, обнимает встреченных подруг, дарит фейерверки.  И вот, в итоге -  некоторые из празднующих прикоснулись к чувствам апсары, и теперь вся тема настроений праздника будет «сыграна» иначе, в соответствии с этими влияниями.

Гордыня слоя познания хозяев благого быта четвертого подвида

Одна из характерных черт темного существа на первом этапе темной деградации: теперь все его поступки вынужденны. Ведь темное существо живет  ради  благ мира,  и большинство действий теперь обусловлены корыстной цепочкой рассуждений. Практически, это рабство. Улыбнуться ли, пойти куда-то,  или сделать что-то еще  в аспектах жизненных действий  –    существу  все действия  диктует образ эмпатии.   Все для получения чего-то. Корысть. Теперь в действиях нет высшего смысла, и действия совершаются по логике:  а если я сделаю так, то получу вот это… делаем… А это значит, что рисунок благ мира  подчиняет себе действия существа.
Хозяин благого быта четвертого подвида живет одной темой настроений и любуется именно ею.   Окружающие ему  видятся как полнейшие простофили в чувствах, причем по умолчанию, как само собой разумеющиеся. Ведь все они – не  в   теме временного настроения эмпатии.   Поэтому зачастую темные подтасовки таких хозяев благого быта, манипуляции чувственными прикосновениями выглядят  издевательски. Хозяева быта в таких случаях  говорят «он его травит».  Ну а здесь хозяин благого быта зачастую не может скрыть ощущение абсолютной безнаказанности, уверенности, что подтасовка получится, одновременно с мнением, что объект, на которого подтасовка направлена – простофиля и т.д. Все это дает ощущение издевательского отношения, конечно же. Разумеется , тот, кто полностью   захвачен влияниями   экспансии –   этого может и не замечать.
И конечно же, темный хозяин быта уверен, что окружающим так и надо, они же вне единственной верной игры темы настроений, а значит они  напрашиваются на скандал, они  специально останавливаются именно напротив апсары, чтобы подышать ей в лицо, разговаривать рядом о своем,  фамильярно похлопать по плечу,  шмыгнуть носом, окончательно испортив апсаре настроение, и уйти, показывая свою нарочито некрасивую спину в одежде плохого покроя. И  что интересно, сам  темный хозяин быта не воспринимает издевательское отношение как издевательское. А как искренний порыв, полный болезненного переживания: всем простофилям нужно помочь войти в лоно истинного настроя. Издевательское отношение к простофилям не воспринимается как таковое, ибо хозяину благого быта чаще всего даже в голову не приходит, что они не таковы.  С позиции темной эмпатии они  должны быть обделены благами мира по определению,  тогда в чем вопрос-то?
И апсара пытается навязать всем свой настрой. Прикосновения же основ   ускользают, «не даются», действуя по возможному минимуму,  ведь это подтасовка, способ потреблять, а вовсе не давать. Гуляет апсара с парнем. Просится в  клуб. Парень не хочет вести по какой-то причине. Апсара его целует, маня чувствами, и спрашивает: а теперь поведешь? Он не хочет, апсара еще раз его целует, спрашивая – а теперь? Однако ей в этот раз   парень оказался разумным и на третий  поцелуй ее бросил, сказав: мне не нужна девушка, которая  целует не меня, а клуб.

Однако постепенно начинается блокировка экспансии темы. Высший смысл разрушает сделанное хозяином быта? Нет, блокируются такие сборки «паззла» настроений, которые противоречат высшему смыслу, как ни посмотри. Но так как темный хозяин быта, проводя экспансию, вовсе и не руководствовался высшим смыслом, то такие блокировки значительным образом останавливают экспансию.   Хозяин благого быта испытывает болезненную грусть-расстройство  «ну почему все не складывается». Помню ситацию, когда апсаре портье на ресепшен очень долго объяснял, что она намеревалась на самом деле  даром прожить в номере сутки. После этого апсара ушла как ни в чем ни бывало, полностью выкинув из головы сами объяснения. Лишь с сожалением  вздохнула в расстройстве. По сути  о том,  что   еще один путь экспансии заблокирован.
На этапе сохранения хозяин благого быта манипулирует имеющимся масштабом слоя эмпатии. Дальше масштаб уже не увеличивается.  Теперь предсказуемо хозяин благого быта и сам испытывает издевательства со стороны других темных хозяев быта, бывающих на «его»  территории. Ведь в их-то восприятии именно он – простофиля.
Здесь небольшое отступление, которого мы подробнее коснемся в следующих книгах.  Вот я сканирую апсару, она на этапе сохранения и она экономно манипулирует чувственными прикосновениями, стараясь в то же время избежать манипуляций других темных. Но вот что важно:  любая темная манипуляция, подтасовка  несет, естественно, значительный вред другим существам. Я имею ввиду в самом прямом смысле: она разрушает их мирские блага. Высший смысл в таком влиянии не подразумевается, речь не идет о ограничении, направлении, или гармоничном изменении. То есть это просто разрушающий вред. И это  вредит и  путям существ, их развитию, их жизни и замыслу высших сил и существ,  и божественному промыслу в конечном счете.
Некоторые, скажем так, достаточно поверхностные философы выдвигали тезисы вроде: «Вот кто-то ударил старушку  – ну и что, душа-то – вечная. Отобрать деньги – подумаешь, это лишь материальное» и т.д.  Конечно же, это ошибочно, ибо  нанести вред гармоничным путям в миру – это и поругание высшего.  Поэтому даже темное существо,  совершая подтасовки и разрушая – оно все же, образно говоря – вполне может и должно иметь   некоторые ограничители,   религиозные, глобальные каноны, любовь к ближнему, любовь как таковая.
А вот деяния этой апсары – проникнуты страшным богохульством. Потому что она не останавливалась  и перед тем, чтобы нанести значительный, крайне разрушительный вред. Это сродни разнице – обмануть богатого или украсть у бедной вдовы кусок хлеба.  Или… обмануть богатого, который делает чрезвычайно важные деяния.
Вот к чему я веду: мерило грехов темных существ – это не только собственно неприятие высшего смыла и разрушение своей жизни, хотя  это  как раз тоже наносит вред. Их  порочные деяния будут преступлениями и в самом глобальном, общем смысле. Вред гармоничному миру –  вредит и в высшем смысле! И в этом аспекте также  темный  темному рознь. Ограбить грабителя или ограбить монаха – есть разница? Еще какая!
Итак, апсара хозяйствует в любовании настроениями. Но теперь на ее территории есть и другие хозяйствующие, уже в свою пользу. И весь веер чувственных прикосновений они стараются перераспределить в свою пользу.  Образно это как актриса, которая  щепетильно устроилась  в гримерке  обустроить чувственный быт, однако вдруг врывается толпа мимо проходящих зевак, потом  приходит режиссер  и совершенно нетактично сует другой реквизит для примерки. Кроме того, весь мир такой апсары все больше подвержен разрушающему хаосу. Поэтому хозяина благого быта  все больше охватывает отвращение! Ведь это понятийно темные существа зачастую отрицают высший смысл. А вот когда они  по факту прикоснутся к разрушающимся благам, им это вполне себе не понравится, и заметят они это достаточно быстро, даже если  сознательно не подозревают о подобных аспектах. Поэтому на отвращение ко всему, что не подходит под образ эмпатии, накладывается  и  отвращение к хаотичному распаду, порочности благ, которого все больше.   Кстати, любопытный нюанс:  такой хозяин   быта может испытывать отвращение к вполне гармоничным благам, просто потому, что они не соответствуют его образу эмпатии. А брать блага разрушенные хаосом, потому что они самой концепции темной эмпатии – соответствуют. И в итоге  может быть такая ситуация: темный хозяин быта живет среди хорошего, отметает его, берет порочное – да еще и жалуется, что мир плох.
Постоянные переживания касательно краха темного хозяйствования, а также эмпатичные волнения в настроениях   приводят к тому, что и хозяева быта четвертого подвида на данном этапе имеют специфический диковато-осоловелый вид.
Если же такая апсара  высокомерна, то она приобретает еще и тупой «рыбий» взгляд. Причем это вовсе не попытка оскорбить   касательно тупости или прямым  сравнением с рыбой. Просто в  человеческом языке слов маловато. Упрямая невежественность в чувствах приводит к такому состоянию, это взгляд  осоловелой высокомерной русалки.
И, конечно же, агрессивные и порочные действия не могут оставаться неблокированными.  Теперь апсара живет прошлым.   Несовпадающие с ее темой настроения множатся. Апсару одолевает тотальное неприязненное отвращение к любым новым настроениям. И это не теоретическая, скажем, допустимая концепция, а фактический, основной формальный процесс.  Зачастую он отражается и в мимике и в каждом движении –  теперь  в них сквозит неприязнь ко всему вокруг. Хозяина благого быта  одолевает  охватывающее невежество – он ничего не хочет знать о любых других функциональностях слоя познания. Поэтому теперь он живет прошлым, так как в невежестве о любой активности слоя.  А  любое изменение тем настроений воспринимается так:  они хотят унизить мое любование, мою тему настроя, которой нет равных.  И это надо разрушить. 
Любая функциональность воспринимается таким хозяином быта   чрезвычайно интересным образом: во-первых  – светлая блокировка  может восприниматься как жестокий и несправедливый веер чувств. Во-вторых,  он сам может быть управляем  функциональностью чувственных прикосновений со стороны других темных, А в-третьих, хозяину благого быта на последнем этапе кажется, что это не тему разрушают, а  его самого. Имеющееся настроение он воспринимает как себя. Одна из апсар ставила театральные сцены. И через некоторое время  было замечено, что они, скажем так, несколько однообразны.  В них нездоровое смакование разрушения и одновременно нечто вроде обвинения всех вокруг.  Поэтому в ближайшем  интервью ее подробно расспрашивают об этом.  А она и говорит: да, мне нравится ставить такие драматические сцены. Это жестокая правда жизни, когда красивый лебедь гибнет от рук жестокого, оборванного разбойника. Когда толстые, некрасивые сестры – насмехаются над юной, красивой и работящей падчерицей, выгоняя ее на улицу.  Ну и так далее. Надо ли говорить, что и лебедь и работящая падчерица, от которой глаз не отвести – это она сама.  В ее восприятии эмпатичное любование держится из последних сил, а   все вокруг поносят настоящую красоту, разрушают ее и издеваются над ней.
Ну а весь веер  основ направлен на то, чтобы разрушать иную функциональность, и  поддерживать одними и теми же прикосновениями чувств уже имеющееся настроение.  Иногда это достигает и крайних проявлений.  Идет девушка с парнем. Парень засмотрелся на какой-то аттракцион в парке. Девушка раз, его ладошкой, выглядит чуть ли не как пощечина: смотри лучше на меня! Это чувственная  скандальность,  прицельно направленная на то, чтобы воспрепятствовать  любой фукнциональности  в настроениях,  порожденная болезненной эмпатией касательно покоя прошлого.  И она искренне уверена, что это неотразимая чувственная манипуляция.    Но, думаю, парень ненадолго с ней останется,  ведь действия темных существ со временем  становятся все  очевиднее.

Гармония слоя познания хозяев благого быта пятого подвида

Светлые хозяева благого быта пятого подвида познают чувственную притягательность. Как вы помните из предыдущей книги, пятый  подслой – первый пространственный слой. Пространственное будущее процессов в настроениях. Поэтому неизреченное познание пятого подвида подобно актерским пробам. Как гармонично в высшем смысле собрать трафарет настроений? Настроения открыты, настроены, и композиция написана. А теперь нужно разобраться, как сыграть.    Как все это будет взаимодействовать на сцене (в пространстве)?   У актеров есть  концептуальный сценарий – но им еще надо совершить пространственные открытия.   И «актерские пробы» начнут порождать  пространственные открытия «на сцене», сверх одного лишь временного смысла сценария. Так, для любого режиссера актерские пробы являются очень важной частью общей постановки, пробы внесут свои коррективы во все дальнейшие процессы. 
К проявленной притягательности настроений светлые хозяева благого быта пятого подвида относятся внимательно, стараясь не повредить без надобности и развивать – но без малейшей подобострастности или восприятия «всерьез». Как можно воспринять первичным то, что при вашем же содействии меняется в соответствии с неизреченным  смыслом?  Хозяин благого быта гораздо больше рад тому, что пробы удались, чем непосредственно проявленному благу в виде притягательности настроений. Пробы удались, и какие получились притягательные настроения!  Но будут новые пробы, которые породят новые притягательные настроения. И светлый хозяин благого быта   воспринимает высшую благодать.   Все получилось,  и получилось благодатно, вот что важно. Неизреченное благо от познания высшей сути. Ведь если пробы прошли хорошо, значит суть познана верно.  Хозяин благого быта доволен и проявленной работой получившегося настроения, но без малейшего забвения самим благом.      Творец никогда не поклонится изделию. Потому что оно изделие. 
Естественно, и действия основы щедры и творчески наполнены.  Иногда действия светлого существа могут казаться не вполне лицеприятными. Так как существо не ориентируется на внешнее, как на главное.  Но – светлое существо всегда знает меру,  и даже внешне  нелицеприятные действия на самом деле следуют высшей сути. 
Апсара стоит возле входа на вечеринку и улыбается во весь  рот.  Вот идет один из гостей – апсара толкает его плечом и прямо-таки всучивает в руки бумажный пакет, и орет в ухо: привет, на, попробуй эти  хлебцы!  Потом, пока тот направляется дальше в зал, апсара чего только не вытворяла. И с балюстрады ему махала, ожидая пока он сойдет вниз.  Ожидая,   и пиццу подбрасывала и ловила ртом,  и демонстративно наблюдала как тикают часы,  и  не  поленилась несколько раз пройтись мимо до этого гостя и обратно  с бокалом вина, демонстрируя вино, платье и вообще все, что только можно. Ей подруга говорит: ну что, поедем  уж по домам?  Апсара чрезвычайно заинтересованно и с довольным видом отвечает: нет, я чувствую сейчас хорошо пойду, пройдусь  в последний раз и поедем.  
Апсаре говорят – приходи туда-то, на вечеринку.  Апсара как начала бегать по всем комнатам, восклицая радостно -  меня пригласили, меня пригласили.  Увлажняет руки кремами, меряет бусы, пробует, примеряя штук 20 головных уборов – зима на дворе.  Совершенно очевидно, эта активность чувств не может быть порождена корыстью. Это отдача  в творение. Апсара хочет – как лучше. Чтобы посещение вечеринки обернулось    притягательностью в настроениях. Чтобы «пробы» прошли хорошо.

Гордыня слоя познания хозяев благого быта пятого подвида

Актерские пробы для темного хозяина быта теперь никакие не пробы, так как ему точно известен единственный стоящий рисунок эмпатии. Эй, как вас там по роли, викинги? Держите статую, мне нравится. А вы – несите бочку с вином.  Тяжело? Ну ничего, потерпите, потерпите. Такой сценарий.  А болезненное состояние темной эмпатии похоже на   «крокодильи слезы». Но конечно, слезы хозяин благого быта льет вовсе не над терпящими нежелательные чувства, а над своим рисунком темной эмпатии. Ведь неизбывная эмпатичная боль – неизбежный спутник любого темного существа, так как на самом-то деле – слой эмпатии разрушаем и не вечен изначально, это лишь часть мира. Не-вечного мира.
Энергетика территории Польши весьма высокого плана, об этом будет в следующих книгах.  Но так сложилось, что там весьма много и темных апсар. Балерина готовится к выступлению. Она вообще-то должна следовать сценарию, ну, или развивать его, если уж недовольна. Однако все, что она делает  –  напыщенно выделывается, показывая свой норов. И то не так, и это не этак и воду срочно поднесите, и мелодия уж не та, ее драгоценные уши не выносят такую игру, а подносящий воду – шумный и не к месту горбиться.  Вообще-то, он не шумный и не горбится. Но ей кажется, что он именно таков.
Ведь  если определенное настроение самое лучшее и только такое, значит все настроения, отличающиеся от образа эмпатии –  отталкивающие. А значит, мир темной апсары тут же заполнится мужчинами, плюющими в урны, страдающими отрыжкой, показывающими неприличные жесты и делающие такие же отталкивающие апсару намеки. Старушка катит тележку. Однако темная  апсара  пятого подвида увидит это так: мерзкая старуха катит дрянную тележку. Причем вне зависимости от того, какие на самом деле настроения там будут. Важно, что они – настроения старушки,  отличные от слоя  эмпатии.
Пространственная притягательность.  И она у темного хозяина быта. Его эмпатия. Поэтому всех вокруг  темный хозяин быта  пятого подвида будет считать неуверенными рохлями – естественно, не «физически», в опеке – а в настроениях. Действия же основы будут подталкивать чувственными тягами к слою эмпатии апсары. То есть к ее собственному рисунку настроений.    Ну и естественно, темный хозяин быта манит настроением. Он будет изо всех сил показывать как хороша роль, да вот только тот,  кто на нее согласится, вдруг обнаружит, что в сущности, прислуживает в быту  хозяину благого быта и его рисунку темной эмпатии.
Однако есть важный нюанс, который подробно будет рассмотрен в книге об отношениях между существами.  Все ведь свыше, кто будет подвержен и открыт такому темному влиянию? Тот, кто тоже грешен на этом слое и кому предназначено потерять настроения.   
Постепенно корысть блокируется. Все чаще апсаре говорят –  ваши сомнительные действия на самом деле – были пробами. И вы их не прошли.  На этапе сохранения территории эмпатии  апсара  становится невероятно склочной и скандальной. Потому что теперь  мерзкие личности совершают свои отталкивающие действия  уже прямо на территории апсары, мешая ей хозяйствовать там.      И все они – слабые рохли в настроениях, да еще и отталкивающие, неприятные, конечно же. Апсара   воспринимает окружающих, будто театральных кукол, которых  необходимо просто взять и  заставить сделать то, что нужно в настроениях. Заставить разыгрывать именно желаемый пространственный сценарий. Да вот незадача – теперь это далеко не всегда получается, а «куклы» – хотят зачастую того же, что порождает скандальные склоки. Окружающие на территории хозяйствования зачастую не соглашаются на игру чувств  в пользу хозяина быта. И хозяин быта тут же ставит на такого ярлык  отталкивающего в настроениях.
Еще раз напомню, что зачастую на земле апсары (хоть по факту все это касается именно настроений)   выражают отношение к ситуации  более очевидным на земле способом, через веер вееров, описывая человеческим языком неприятное им настроение как множество множеств инстинктов. Хотя на самом-то деле в их описаниях все равно очевиден контекст именно настроений,  и эпитеты, по сути, очевидно касаются именно настроений. Для такой апсары уже ее территория полнится наглыми кошелками,  толстыми коровами, безвкусицами и так далее. А конкретные ярлыки уже зависят больше от степени порочности данного  хозяина благого быта. Ведь, как вы знаете – темный темному рознь не только по степени темной деградации, есть же еще и другие грехи, на других, в том числе и более высоких слоях. То есть  хозяйствующих вокруг  в настроениях хозяин благого быта считает, конечно же, «неправильными пацанами», но в настроениях.  И когда кто-либо не соглашается на рисунок темной эмпатии, он, в глазах апсары  – подтверждает свою неправильность. А если соглашается – он правильный, но его правильность – да, конечно же, в том, чтобы служить апсаре. Итого, если хозяйствование удалось – то он лопух, а если не удалось – неправильный. Зачастую именно так и ограничивается восприятие темного существа – окружающие делятся на тех, кто так себе, и  у которых можно потреблять. И на тех, кто тоже так себе, но у которых нельзя потреблять или нет желаемого. И зачастую многие совершают ошибку,      оценивая соответствующие ситуации приблизительно так: если я этой личности помогу или дам благ – она меня будет уважать. Или наоборот – если я жестко откажу этой личности, то «поставлю на место», и она меня будет уважать. Темная личность уважает только гармоничных светлых, и то сверхсознательно. А вот что касается благ – если вы такой личности даете, то вы неуважаемый лопух, а если не даете – то неуважаемый отверженный от настоящей жизни (эмпатии, где все блага стянуты на личность).    Поэтому  направление и отношение здесь должно быть не внешним, исходя из проявленных жизненных благ, а исходя из высшего смысла! 
И вот в очередной  раз апсара пытается навязывать  определенные настроения, но вдруг это не удается совершенно.  Наборот, окружающие ей говорят – у нас тут идут свои пробы, хотите, вот нужный чувственный реквизит, вот тяги, которые будут соответствовать  пробам, а не вашей темной эмпатии  – присоединяйтесь. Апсару охватывает пространственное уныние, из-за  того, что теперь не получается хозяйствовать окружением.  Здесь  также следует заметить, что в человеческом языке попросту не хватает слов, чтобы описать уныние именно пятого пространственного слоя.  Пространственное уныние – более явное, более «скандально-притязательное», чем временное. А временное – более «тонкое», характерно внешне более незаметным, но на самом деле – более охватывающим течением процессов. Временное уныние больше похоже на то, что классически понимают под этим словом. А пространственное, более явное, «вязкое» и  на данном этапе деградации – похоже на осознание возможного краха собственных притязаний «выделываться» в настроениях. Возможного – так как уныние, как и крах притязаний возникает лишь в том случае, если темный хозяин благого быта концептуально  не принимает и не осознает влияния свыше как, собственно, благие влияния.
И если личность остается на темном пути –  близится  этап отречения. В земных преданиях сохранились упоминания в основном о стагнирующих русалках. На этапе отречения  у них можно заметить одну очень характерную черту: вы обращали когда-нибудь внимание, что даже  рисуют русалок с этаким  отмороженно-томным выражением лица? Его суть  очень проста: главное чувственный покой и неизменность настроений прошлого,  поэтому разрушу все действия в притягательности настроений, ведь они мне дают эмпатичную душевную боль и вредят уже имеющимся благам. Такая русалка разрушает любые действия чувственных тяг, пропитывая все вокруг невежеством. «Корабли стоят разбиты, сундуки стоят раскрыты» –  ими уже никто не воспользуется. Это бессмысленное прошлое.
У таких русалок, ну,  или у водяных –  жизнь состоит из прошлого, это  повторяющаяся замкнутая сама на себя рекурсия: все вокруг притягательно? Да. А   теперь я  все еще притягательна? Да, притягательна.  И сюжеты полнятся описаниями того, как русалка снова и снова без особого смысла любуется силой пены, прибоем, утесами,  или  водяной – лунной дорожкой на болоте, а также собственно, и разрушениями.  А любые функциональности, и темные и светлые, апсара воспринимает  сродни «меня заставляют маяться этим». 
Есть интересный сказ о матросах, которых русалка пыталась заманить к себе  в воду. Он не с земли, однако же весьма поучителен.  Сама ситуация также происходила на человеческом слое, поэтому общая канва та же,  что и у нас на планете – русалки заманивают матросов чувственной тягой в море, а это для людей, конечно же, смертельно опасно.  И вот значит, плывет корабль, на нем пара женщин, и матросы. Тяга рассчитана на мужчин, русалки поют, и мужчины  не могут совладать со своей тягой к ним, привязывают себя к мачтам и прочее. Один же  – не подвержен влиянию. Женщины из команды у него спрашивают – как же так? В чем секрет? Он отвечает – а я в свою очередь не понимаю – почему эти- то  все рвутся? Да ведь русалка ничего не даст, она все заберет! Как можно верить?  У меня вот сынишка родился, меня ждут дома. И зачем мне эта русалка? 
Если кто не понял, суть здесь вот в чем: куда стремятся моряки? Следуя русалкам – к краху собственных настроений, и их душа сверхсознательно, да и сознательно –  это понимает. Но почему они стремятся к краху? Потому что их собственные  грехи в настроениях тоже уже  очень велики. Хоть для них это и не слой познания, они же не хозяева благого быта. И их душа идет на крах – тьма разрушает тьму.  А у одного настроения гармоничны и именно поэтому он вполне видит тьму,  распад видит как распад, а не как обещание или наслаждение.  У гармоничного в настроениях моряка абсолютно иное восприятие: русалка манит моряков своим слоем эмпатии прошлого, показывая, что только она хороша.  А  моряк видит истинную картину, так как смотрит не с точки зрения внешних благ, он видит, как русалка пропитана отталкивающим распадом темного хаоса, ее настроения давным-давно жутким образом искажены. Ведь не забывайте,   темное существо постепенно становится отталкивающим, настроения разрушаются. В нашей культуре это неплохо показано – русалки, водяные зачастую несут отталкивающее разрушение, тлен пространства, крах   настроениях там.
Отсюда следуют  важные выводы –  чаще всего жертвами корыстных существ являются тоже грешащие, на этих же слоях –  иначе они не были бы  подвержены темным подтасовкам.   И уже темное существо отступило бы. 

Гармония слоя познания хозяев благого быта шестого подвида

Как вы помните из первой книги серии, шестой подслой эмоциональной формы – это эмоциональная привязанность.  Ну а шестой подслой формы настроений, это привязанность в настроениях, соответственно. Но  важно правильно трактовать данный термин. Во многих религиях упоминается привязанность как фундаментальный грех, как непринятие изменчивости определенных благ. И это вполне верно. Но в нашем контексте привязанность, как легко отследить по логике подслоев – ни что иное, как пространственное очарование формой, пространственное восхищение формой.  То есть в нашем случае термин следует понимать  в нейтральном, физическом   смысле. Так, исходя из примера в первой книге – если статуя восхищает, нравятся глубинные аспекты формы, то зритель ею очаруется. А если ему нравятся пространственные аспекты  – ну так он и будет находиться возле статуи «привязан». Иначе как он воспримет пространственные процессы, находясь в другом месте пространства?  Итого – в таком употреблении термина   нет негативного контекста,  это пространственный контакт с формой настроений. Ну или так: шестой подслой – это любование, проявленное в пространстве.   И оно проявится расположенностью, склонностью.
Светлые хозяева благого быта познают привязанность в настроениях. Неизреченное познание хозяев благого быта шестого подвида подобно  попыткам разработать систему актерской игры, познание того, как  фактически сыграть  уже готовую тему. Тем, кто путает ситуацию с предыдущими подслоями, вот очевидное пояснение: настроение открыто, «ноты» настроены и определены, и сценарий есть. Но как сыграть? Что же, любой сыграет сложную актерскую роль? Нет, конечно! В пространственной реализации игры много своих вопросов и нюансов, касающихся именно того, как сыграть! Глубинные течения пространственных процессов настроений.
Ну а раскроется это всем множеством чувственным прикосновений. Как сыграть царя? Ну что же, в этой сцене:  драгоценный скипетр, холодный взгляд, а дальше посмотрим по ситуации.   Но конечно,  актерская игра – это образ для земного восприятия (хотя суть именно такова) – хозяин быта не играет роль. Его задача, даже в  подобной ситуации,   была бы - обеспечить «тему настроения царя». То есть не роль, а реальную сущность –  гармоничное  течение такого настроя или для себя,  или, в данном случае,   для царя.
И веер деяний именно таков, а ну-ка, что если эти чувственные ощущения?  Попробуем. Нет, пожалуй здесь лучше другое подойдет! Ничего, попробуем! Подобное неунывающее отношение к  чувственному быту и его выстраивание  концептуально  неплохо  показано в фильме «Королева бензоколонки». Толпы народа, которые липнут к  красоте  апсары также присутствуют. Однако показаны деяния светлой, но высокомерной апсары. Обратите внимание, как главная героиня постоянно скатывается  в болезненное непонимание реалий быта.

Гордыня слоя познания хозяев благого быта шестого подвида

Хозяин благого быта служит  стагнирующему слою, который должен обеспечить  весь веер жизненных благ.  А если ему намекнуть, что нужно бы разбираться в вопросах формы   мира святой опеки, то он посмотрит, как на ненормального: да вот ведь, блага уже есть, в чем  еще  разбираться-то? 
Темный хозяин благого быта  крайне не хочет, чтобы его стагнировавший слой жизненных благ был зависим от чего-то. Ведь затрагиваются его жизненные блага. Поэтому касательно высшей сути он погружается не то чтобы в полное отрицание, по факту он вполне может осознавать наличие высшего. Но очень часто «убежденный темный» будет стараться философически  максимально нивелировать значимость и влияние неизреченного смысла: «ну есть что-то высшее, да, но далеко, высоко, слабое и такое немогущественное-немогущественное».
Очевидная и заметная боль и переживания начнутся тогда, когда темное существо будет терять блага. Однако же, что касается душевного  глубинного состояния –  эмпатичное страдание  начнется сразу же, как только существо становится темным. Отличительная черта абсолютно всего в проявленном мире – временность. Однако у темного существа эмпатия ведь именно к миру.  И поэтому существо теперь испытывает очень сильное болезненное  переживание.  Как его можно представить? Образно это очень похоже на разницу между язычником и верующим в единого Бога. Христианин говорит – что же поделать, Бог дал – Бог взял. Язычник смотрит на перышко птички, обнимает дерево, ходит по каменным дольменам, вырезает идолов. Смотрит и плачет – от сильной неизбывной боли, его терзает эмпатичное страдание – что это будет потеряно. Один нюанс –  язычник, не всякий, а поклоняющийся миру, сделавший из него кумира. Ведь как вы помните из раздела в начале книги, язычество и темная эмпатия – разные фундаментальные явления.  Но так как на земле, достаточно светлой планете, не так много устойчивых культурных явлений темной эмпатии в чистом виде, то я привожу этот пример как весьма неплохо показывающий суть. Ну или перечитайте еще раз пример из фильма «Кин-дза-дза» [2].
И темный хозяин благого быта на самых первых этапах деградации испытывает эту боль, от возможного краха его склонностей в настроениях. Поэтому он стремится сделать слой эмпатии вечным,  распространяя его. И поэтому на самом первом этапе деградации существу характерно   оголтелое, любой ценой,  корыстное  стремление в будущее.  Существо видит – там все блага, в образе эмпатии, который можно «прожить», а никаких ограничений вроде бы и нет, наоборот, слой нужно  достигать и распространить как можно больше – в этом залог благ.
На первых этапах  зачастую происходит очень успешная экспансия слоя. Существо даже не столько подтасовывает,  манипулирует и разрушает явным образом, внешне кажется, что лишь предлагает определенный рисунок жизненных ситуаций.   Так, разбойник на начальных этапах деградации мог позволить себе войти в театр и сказать: благородные дамы, будьте добры складывайте свои драгоценности вот сюда.   Однако, это очень ненадолго.
Но на первых этапах хозяин благого быта   иногда настолько активно проводит экспансию слоя, обладая в то же время все еще достаточно сильной энергетикой, что он способен попросту уговорить недостаточно гармоничных на этих слоях окружающих в том, что именно эти чувства должны вести к благодатным настроениям, а сами же окружающие – действуют плохо.  Недостаточно  гармоничная на этом слое личность  будет пространственно очарована прикосновениями  чувств хозяина благого быта,  подчиняясь ему в настроениях. И хозяин благого быта буквально помыкает  теми окружающими, которые не могут противостоять влиянию.  Конечно же, на самом деле пренебрегая их собственными склонностями в настроениях напрочь. Поэтому такой хозяин благого быта сеет вокруг себя грустную апатию. Он отрицает все другие склонности настроений кроме своих. А  малейшее неподчинение окружающих вызывает в нем скандальную истерию. Просто это еще не так заметно, так как явного противодействия зачастую еще нет или его очень мало. Кроме того, это же не  хозяйствование – ничто не мешает хозяину благого быта попросту выбирать другие, выгодные и легкие пути темной экспансии. Ну а состояние эмпатии очевидно: это одна, неменяющаяся пространственная «тема», один способ сыграть. Вы же помните, что шестой подслой это глубинное течение пространственных процессов? [1]   Сам хозяин быта считает себя всегда в теме, считает, что эта тема настроений – единственно нужная и вечная. Это порождает сильнейшие истерично-скандальные страдания в настроениях. О таких категорических непринятиях других настроений  часто говорят: смотрите, его аж перекосило.
И здесь следует еще раз обратить внимание: это с точки зрения внешних аспектов действий эмпатия – активная экспания,  попытка подчинить весь мир своему эгоизму. На самом же деле, фактически – энергия корыстной экспансии веет невероятной слабостью  у всех существ. Стремление бездонно потреблять и невозможность творить – это и есть слабость, истинно – существо ничего не может в своем влиянии.     Кроме того, уже сразу, с первого этапа – хозяина быта  шестого подвида охватывает нечто вроде болезненного состояния отчаянности и  опасений, касательно привязанностей. Ведь все другие способы проиграть тему воспринимаются хозяином благого быта весьма трагично.

На этапе сохранения территории эмпатии рядом с хозяином быта зачастую полно других таких же темных, которые отстаивают  свой способ проиграть тему настроений.  И вот здесь скандальная истеричность становится очевидной! Апсара, идет по супермаркету. Мужчина загородил ей поле зрения. Ее восприятие: он специально именно так встал! О, какой он специально крупнотелый, специально тянет время, а сейчас специально повернул руку смотреть на часы, и апсара тоже вынуждена смотреть на его неприятную руку!  Вот он пошел  в сторону кассы, но это тоже не так, апсара не склонна  к таким чувственным прикосновениям. Все должно быть по-другому!  А вот женщина – она прокатила коляску рядом, внезапно свернув в эту сторону. Что за безобразие! Короче, окружающие нахально, специально выстраивают отличающийся рисунок настроений, и это порождает в апсаре  истерические претензии.   
Болезненное неизбывное переживание эмпатии никуда не ушло, более того, сейчас оно как раз затрагивается и  в настоящем, кроме того, теперь хозяин благого быта теряет ограниченный ресурс. Ведь он ограничен территорией хозяйствования. Это порождает очень специфическое болезненное состояние.  И стиль восприятия и поведения очень узнаваем.  Особенно это становится очевидным, когда хозяин благого быта работает актером. Из каждой мелочи разыгрывается драма. Малейшее разногласие при постановке сцены  показывается  как личное глубокое оскорбление, личная трагедия.    Малейшая попытка попросить актера сыграть   определенным образом, даже просто согласовать роль – и лицо актера искажают мучительные гримасы переживаний, он хватается за грудь или голову, ну или  обостряется другое хроническое заболевание, которое, несомненно, имеется, с такими-то перегрузками.  Хозяин благого быта пытается манипулировать окружающими с помощью чувств, и он перегружается попыткой «продавить»  свой рисунок настроений, перегружаясь и самими привязанностями настроений.
Во многих театрах встречаются подобные актеры, и их  поведение как под копирку.  Кстати, очень любопытный аспект земной культуры –  на самом деле это элементарные  привязанности  в настроениях, но зачастую темными актерами они позиционируются как этакое непокоренное драматическое  диссидентство,   и даже не  так поданная чашечка кофе – повод воззвать к угнетению его   актерского мастерства в целом.  Действия же основы сводятся к подтасовкам исподтишка, образно это подобно попыткам всучить реквизит для весьма неприятной другому роли.  Душевная боль все возрастает, и  наступает следующий этап темной деградации.  
На этапе отречения темная эмпатия все равно присутствует, но сводится теперь к тому, что уже имеется  и  в уже готовом виде, эмпатия к прошлому. Именно в этом причина замкнутой рекурсии на данном этапе. О, какие пространственные настроения! Но где они и что нужно делать?  Они уже здесь, делать ничего не нужно. Вот они, вот. Но что нужно сделать теперь? Ничего не нужно, они уже здесь, такие, какие и требуются.  В результате возникает однообразный, замкнутый цикл не ведущий никуда.
На этом этапе хозяин благого быта все также  совершает действия основы, управляемые темной эмпатией. Но теперь его действия направлены на прямой вред разрушения  и сводятся к тому, чтобы своими действиями разрушить или помешать действовать другим в настроениях, ну или перенаправить прикосновение других к имеющимся настроениям прошлого, в привязанность к ним. С состоянием таких хозяев быта тоже связана любопытная ошибка культурного восприятия на земле. Такой хозяин быта постоянно напряжен чувственно, ибо опасается разрушения имеющейся пространственной темы. А при крахе имеющихся благ настроения испытывает  эмпатичную боль, конечно же. Но если такой хозяин быта работает актером и ему дают сыграть роль, то что будет происходить? Получается неразрешимое противоречие! Его эмпатия требует неизменности, а  игра роли требует изменений – под роль. И такой актер пытается играть роль… сопротивляясь.  Когда он играет, он напрягается все больше, делает страшные глаза, его чувства все больше напрягаются, он испытывает трагичные, эмпатичные переживания. И как иногда бывает у нас на земле – если определенный порок  распространен среди некоторой части общества, то он вписывается в культуру, понятийно приобретая  черты безоценочной нормы. Что-то вроде: есть и есть, это давно не новость. А  среди темных существ – и желательности.  И такой стиль игры некоторые актеры считают стилем игры настоящего театрала, вон какие переживательные страсти. Следует отметить, что такие состояния иногда весьма сильно вредят здоровью.  Собственно, любые темные состояния вредят здоровью, в перспективе. Но здесь получается прицельный,  весьма разрушительный и явный вред. Но и вне актерской игры, игра чувств – это ведь  и есть вся жизнь хозяина быта, конечно же. И понимаете, хозяину быта кто-то вишенку к обеду невпопад его эмпатии предложил – а у него ощущение светопреставления,  грубияны актера обижают.

Тем не менее,  темное существо  темному существу – рознь.   Весь вопрос в том, на какие преступления и грехи темное существо готово пойти, отстаивая свою  темную эмпатию. Зачастую  сильно нагрешившая апсара  даже в земной внешности  имеет  равнодушный, тяжелый  взгляд. Слишком много грехов совершено в отстаивании темной эмпатии истеричными взрывными действиями. Понимаете, выбор средств.  Один – хоть и  будет манипулировать  подтасовками в определенной мере, не получится, ну что же, он все же   примет как данность свыше. А другой на все готов. И получается, что существо высокого уровня – а в итоге – уже и к аду поближе направится, из-за совершенных грехов.   Именно поэтому темные существа, особенно на последних этапах темного пути  зачастую вызывают у окружающих оторопь, если они готовы практически на все. Некоторые  религии, в том числе и древние –  например, религии древней Персии –  предписывают не связываться с такими, кроме ситуаций, когда иного выхода нет или совершенно явно необходимо пресечь разрушительные действия, а возможности и полномочия имеются.   В современном мире таких иногда называют «неадекваты». Апсаре муж кладет  подарок не в ту коробочку, которая ей нравится. Апсара останавливает его руку, и подает другую шкатулку. Муж сопротивляется.  Тогда апсара начинает остервенело бить его ногой по ноге.   Как видите,    она  уже совсем «слетела с катушек».

Гармония слоя познания хозяев благого быта седьмого подвида

Помните пример со статуей из первой книги серии   «Дороги души: мирские жители»?  Красота – это временное будущее формы.  Если форма красива – у нее есть будущее третьего подслоя. В этом-то красота и заключается!  Ну а внешнее пространственное будущее, самый последний подслой – это прелесть. 
Гармоничный хозяин благого быта седьмого подвида познает прелесть настроений.     Все подслои настроений уже есть, и как играть, уже известно – осталось сделать это. Поэтому неизреченное познание хозяев быта седьмого подвида подобно познанию дирижера.  Собрался северный житель выехать по делам. Жена подошла – ахнула: полозья жиром не смазаны, сам работник не кормлен, ребенку –  погремушку из  косточек  нужно вручить.   Ой, талая вода капает, где поддон? Здесь кто-то из читателей возразит:  так где апсары-то, это же описывается обычный  быт, да еще и примитивный. Ничуть не бывало! Как видите,  жена здесь действует, как умелый дирижер чувств, ибо   чувства, как вы помните, и выглядят зачастую как «материалы», особенно в нашей цивилизации.  И на самом деле  действия и восприятие такой жены намного глубже, чем создание быта опеки. А точнее, ровно на одну параллель глубже. Здесь жена заботится о быте чувств!   Собственно, для того чтобы показать этот нюанс, я специально и подобрал такой пример.  Ибо важна суть, а не внешнее исполнение или фактическая жизнь в определенном мире.  Девочка, живет в моем  дворе, она  живет в человеческом мире, более того, в технической цивилизации. Однако ее воспитанием родители не особо занимаются, плюс определенный тип души. И она воет по утрам на балконе. И ходит, испуганно озираясь.
А апсара даже в чуме –  будет создавать чувственный быт!  Жителям Севера уже давно известно, что полозья должны хорошо скользить, а ребенок  – хорошо бы не скучал. Однако это же нужно фактически сделать, причем корректно и к месту. И если в семье никто не будет  стремиться к нужным чувствам – поездка выйдет так себе.
Существует  стереотип, что светлое существо – без оглядки отдает и будет дарить чувственные стремления всем, кто ни попросит. Иногда можно встретить и  противоположное мнение,  что светлое существо скажет – сами творите,  это истинно, и никому ничего  не подаст. Подобные полюса возникают из-за поверхностной оценки, с точки зрения, собственно, благ.  Светлое существо не поступает ни так,  ни этак, оно поступает разумно.  Обратился кто-то с просьбой (не говоря уже о нужде) – светлое существо, исходя из  неизреченного смысла,  скажет: хорошо, сейчас только пойму суть ситуации. И  по результатам  решит, что делать. Понимаете фундаментальную разницу? Не шаблонно примет какой-то устоявшийся критерий, а решит, смотря по ситуации, согласно высшему смыслу.
Поэтому стремление некоторых темных существ использовать щедрость светлых существ – очень быстро блокируется. Корыстное существо подходит к апсаре и просит чувственных стремлений и настроения. Апсара с готовностью дружелюбно говорит: с удовольствием,  я хочу тебе помочь наилучшим образом, поэтому давай-ка разберемся, зачем тебе это понадобилось, а там уж будем действовать по ситуации. Главное-то для нее – высшее познание! И совершенно очевидно, что в результате такого подхода корыстные мотивы проявятся мгновенно. Неизреченное познание обнаружит их вмиг!

Гордыня слоя познания хозяев благого быта седьмого подвида

Темный хозяин быта в прелести от своего образа эмпатии. Поэтому он полон чрезвычайно упорных, неуемных, очень целенаправленных стремлений  чтобы настрой шел по его нотам.  И конечно, он расскажет и покажет окружающим, какую невероятную прелесть настроения сулит всем именно такой вариант развития событий.  Он насильно пытается навязать всем и весь веер чувственных стремлений, ведь именно из них будет собрано настроение.  Ему совершенно все равно, стремится ли сама личность к определенным чувствам. Должна и все тут!  Все обязаны по умолчанию стремиться к определенным чувствам, потому что все вокруг, конечно же, по умолчанию   должны обожать прелесть данного рисунка  эмпатии.  Есть очень хороший образный пример такого отношения.  Главный отрицательный персонаж из мультика «101 далматинец». Причем   очень интересно – прямая энергетика там другая, естественно, темных дэвов, как и во всех диснеевских мультиках тех лет.  А вот концептуально,  в плане логики поведения и проработки персонажа – энергетика очень похожа именно на энергетику такой апсары на этапе экспансии. Я думаю, персонаж  концептуально был срисован с  реальной личности.
На начальном этапе темной деградации хозяину благого быта кажется, что все окружающие – предсказуемые и послушные, и  он пытается управлять ими через  манипуляции чувственных стремлений.  Помню, апсара этого подвида, рассуждала приблизительно так: итак, мы всех пригласили. Сначала  гости пойдут выпивать. Потом я всех немедленно приглашу в зал, они, конечно же, начнут танцевать…  и т.д.  Естественно окружающие не ставятся ни в грош.  Апсара – учитель в школе. Глядя поверх голов, не утруждая себя даже смягчить тон: а ну  быстро, идем-идем сюда! Конечно же, под «всеми окружающими» подразумеваются только другие темные, либо уязвимые из-за активации подобия [2].
Однако  экспансия блокируется.  Апсара бы сделала и это, и это – да вот только высший смысл выстраивает все благим образом, иначе.   Хозяина благого быта и этого подвида одолевает уныние, о  таком унынии говорят «как в воду опущенный». Хозяева быта зачастую «травят» друг друга. То есть каждый пытается продавить свою эмоцию, часто чрезвычайно разрушительную и болезненную для другого. На этапе хозяйствования  хозяин благого быта испытывает подобные же ощущения, но в плане настроений. Окружающие темные предлагают свою прелесть, которая хозяину быта совсем не прелестна!  А за свою прелесть хозяин быта постоянно переживает, вдруг разрушат. На то это и этап сохранения.
Подобные переживания и отстаивание приводит к тому, что и такие апсары на этапе сохранения имеют слегка диковатый вид, впрочем, как и апсары шестого подвида. Но, как мне показалось, напрямую в мимике и внешности эти нюансы энергетики пространственных подвидов не так заметны, как временных. 
Что же касается темных подтасовок, то хозяин благого быта уже не может напрямую настаивать на своих стремлениях чувств, теперь он, скорее, пытается  хитрить в бытовых стремлениях, подтасовывая чувства своими, ненавязчиво, но настойчиво, или менять их исподтишка. Надеясь, что подтасовка пройдет:  «а почему бы вам не постремиться вот сюда». И конечно же, в проявленных благах  выиграет только он, в слое  хозяйствования блага будут перераспределены в его пользу. 
Я, конечно, могу напрямую воспринимать процессы, происходящие в родном, «призрачном» мире хозяев быта.  Но если я буду описывать те процессы в прямой форме – мало кто из читателей поймет это толком. Ведь там есть много энергий и сущностей, которым в человеческих языках попросту нет названия, так как напрямую они не проявляются в мире людей. А вот образный смысл, наоборот, вполне понятен. Это тот самый «царь горы», но в настроениях, а не в эмоциях.  Кто прелестнее всех? А кто отстоит это звание?
Наблюдаю за одной апсарой, очень интересный нюанс – некоторые темные концептуально признают высший смысл, некоторые – нет. А эта апсара – как только она ощущала блокировку со стороны высшего смысла или влияние со стороны высших сил – начинала вести себя максимально порочно. Этим она, видимо, с одной стороны надеялась помешать путям света, что само по себе наивно, а с другой стороны  пыталась как бы показывать «это вы виноваты, что все идет плохо». Последнее, кстати, достаточно распространено среди темных, я обязательно уделю этому феномену внимание  в одной из следующих книг. Естественно, такие действия ошибочны и  лишь усугубляют   грехи темной эмпатии.  Причем  территория все больше наполняется разрушающим хаосом. Почему? Так ведь хозяин быта уже не дирижирует согласно высшему смыслу, а потребляет, и  его мир не процветает, конечно же. Вот хозяйка чума сидит, и всей пятерней ест рыбу, не обращая внимания на посаженные кругом пятна, чум завяз в грязи, а крыша протекает, однако после еды она садится примерять головные уборы один за другим, даже  не вымыв руки. Что интересно, в сказках народов Севера немало сюжетов, показывающих разрушительность такого отношения к быту чувств.
На этапе отречения   апсара стремится разрушить любую функциональность. Сама же воспринимает себя  как  абсолютно   правильную  и прелестную, уже по факту, прямо сейчас. Апсара заходит в парикмахерскую – перчатки кинула не глядя, принялась отряхивать от снега одежду прямо на ковер. А персоналу сказала прямо: не вздумайте мне что-либо возражать. Такая апсара, отстаивающая прошлое последнего, седьмого подслоя   уже просто требовательно-истеричная, без других эпитетов. Она просто хочет,  ее прелесть настроя была не была ничем затронута, вот и все.
Однако ей все же возражают,   порой   и достаточно грубо.    Ведь апсара на земле может родиться в разных социальных слоях. И поверьте, жизнь темной апсары в Голливуде – совсем не то, что жизнь темной апсары где-нибудь в глубинке под Хабаровском .  Естественно в этом тоже есть высшая справедливость, в контексте глобальной кармы. Кроме того, ведь есть и другие серьезные  грехи, кроме, собственно, грехов слоя познания.
И вот апсара тащится по электричке, ее с разных сторон толкают, напирая, будто специально, именно на нее, садятся на ее пути, и вообще ведут себя бесцеремонно. Если же апсара напрочь не понимает, отчего, то возникает уныние, «как в воду опущенное» состояние,  иногда это отражается и напрямую во внешности. Даже  черты   лица  теперь очерчены печатью уныния и непонимания истоков этого уныния, складываясь в  осунувшуюся   «рыбью» гримасу.
Ну а доступными действиями основы такая апсара стремится, что называется, облить грязью всех вокруг. В чувственном смысле. Она стремится дискредитировать  все чувственные стремления.  В древности эти апсары, иногда являясь людям  со своих родных слоев – имели настолько разрушенную хаосом внешность, и настолько разрушительные и порочные действия, что люди часто  их путали с существами из низших миров.  Поэтому до сих пор в  некоторых преданиях путаница –  темные апсары  приписываются то к привидениям, то к явившимся утопленницам,  в общем, к нечистым мирам.

Хозяева благого быта, рождавшиеся на земле

1
Хилари Дафф (Актриса)
Юлия Лещенко
Беренис Марло (Модель)
Никита Михалков (Актер)

2
Джонни Депп (Актер)
Илья Глинников (Актер)
Надежда Толоконникова

3
Джулия Робертс (Актриса)
Любава  Грешнова (Актриса)
Юлия Топольницкая (Актриса)
Михаил Боярский (Актер)
Марина Влади (Актриса)

4
Кэндис Свейнпол (Модель)
Сандра Буллок (Актриса)
Елка (Певица)
Ирина  Салтыкова (Певица)

5
Ксения Собчак
Мария Александрова (Балерина)

6
Надежда  Румянцева (Актриса)
Ума Турман (Певица)
Елена  Подкаминская (Актриса)
Владимир Машков (Актер)

7
Скарлетт Йоханссон (Актриса)
Диана Крюгер (Актриса)
Рэйчел Макадамс (Актриса)
Татьяна  Арнтгольц  (Телеведущая)

 



Дэвы (суры)


Слой свойств святой опеки

Мир святой опеки начинается с формы святой опеки, формы звука, настроения. Мы это уже рассмотрели в предыдущем разделе. Но что же происходит потом?  Свойства святой опеки – это устойчивая форма святой опеки, жизнь святой опеки. Что есть устойчивое настроение?  Что есть жизнь, устойчивый метаболизм настроений?
Жил-был бездомный.  Холодно и голодно ему, он без крова и без денег. И что, более важно в контексте нашего примера – без совокупности превосходных качеств мирского душевного блага.    И вот, как-то раз его пожалел прохожий. Привел домой, накормил хорошей едой, бездомный в этот вечер спал на мягкой постели, смотрел телевизор, пользовался хозяйским мобильным телефоном,  почистил зубы, помылся.  Изменилось у него настроение? Еще бы! Оно у него стало  весьма неплохим, потенциально не хуже, чем у самого хозяина. Но! На следующий день он уходит, и в этот день уже его никто не пригласил, и опять настроение хуже, все ушло, что было еще вчера.  И вот бездомный,  испытывая  желание все это получить, говорит в сердцах: я хочу дом! Я хочу  все, что было у меня вчера! Что же его не устраивает,  по сути? Очевидно: то, что настроение неустойчиво, сформировалось, прошло своим чередом – и опять жизнь бездомного.   И он хочет устойчивого настроения!   Устойчивое настроение – это желание! И устойчивый метаболизм, жизнь  настроений – суть желания!

Фундаментальная естественность

Как вы помните из первой книги серии, слои бытия можно разделить на области по разным признакам. Например, исходя из несущей энергии, тогда области бытия будут разделены по мирам. Мир эмоций, мир опеки и так далее. Или ориентируясь на энергию, из которой сделаны тела существ. Тогда можно разделить жителей в мирской части вселенной, и в  более высоких мирах, скажем так, «между небом и землей». Хотя, конечно, и эти миры, и сами небесные миры, также принадлежат вселенной, проявленному миру [2, важно]. А можно разделить вот как: в любых мирах происходят события,  если среда активна. События влияют на методы объектов. Но методы все же сохраняют определенную стабильность, как вы помните из первой книги. Впрочем, как и качества. То есть это достаточно устойчивые формации. И если в мир перестанут приходить (или уменьшатся)  влияния свыше, то прекратится (или уменьшится) активность среды, также активность событий и методов.  А вот свойства продолжат свою активность, в немалой мере. И достаточно долгое время.  Почему? Потому что свойства влияют на  свойства не  только, когда приходит что-то из вне, из вышележащих миров, но и сами по себе! Именно поэтому свойства – это устойчивый метаболизм, жизнь. Свойства влияют на свойства, которые в свою очередь влияют и снова и снова. Внимательный читатель сразу заметит, что жизнь будет постепенно  затухать и\или разрушаться  при таком рисунке взаимодействий. Так  и есть,  но ведь на самом деле практически  и не бывает  ситуаций,  когда вся активность среды угасает.  Я привел теоретический пример, чтобы показать эту границу.  Суть тут вот в чем, рисунок  жизни, метаболизм  жизни в каждом из миров – в некой мере обладает собственными закономерностями, так как это метаболизм.  Конечно же, он зависим от событий среды, и среда влияет на свойства, безусловно.  Речь о другом. Среда повлияла… рисунок жизни протекает. Среда повлияла… рисунок жизни изменился… и снова протекает, уже по-другому. Поэтому свойства можно назвать фундаментальной естественностью.     Читатель может вполне понять причины и суть  с  логической точки зрения, поискав в интернете симулятор процессов «Жизнь»  Джона Конвея.
Так вот, свойства святой опеки – это также фундаментальная естественность.   Данный слой бытия, естественные состояния  данного слоя бытия, жизнь данного слоя бытия  – это природа!
Именно поэтому дэвы  -  природные души, природные существа. А темные дэвы – повернуты на том, чтобы защищать природу, преклоняться перед природой и так далее. И именно поэтому они преклоняются перед всем естественным, природным, называя все, что выше – неестественным порождением демонов.
Отсюда следует достаточно распространенная ошибка в земной культуре. Природа – это вовсе не все сущее! Природа – это вовсе не синоним мироздания. Природа – это лишь конкретный слой бытия, а все существа, и процессы на более высоких слоях – являются сверхприродными! И все существа, слой познания у которых выше природы – являются надприродными личностями!

Слои дэвов выше основы

Слои выше основы в логике центрального времени

В большинстве случаев любые существа вообще –  не занимаются всем возможным спектром созидания, а действуют по интересам, «профессиям». Направленность действий олимпийцев, асур – если он специалист по моторам, он занимается больше моторами, а не другими полезными качествами.  Дэвы  – дэв приятных запахов, дэв смеха, дэв лжи и так далее.   Дэвы создают эмоциональные методы страсти, развлечения и так далее по подслоям.  Это их созданное, их продукт деяний, изделие.    
И вот дэвы всем этим заняты, каждый любимым делом, или по ситуации, не суть.    Тот, кто хочет насладится вкусами – наслаждается вкусами. Тот, кто хочет получить новую порцию еды и испытать игру чувств  – ее получит. Тот, кто хочет любоваться  узорами – сможет это обрести.   А теперь представьте, кто-то хочет получить мирскую пользу, подобную пользе в машинной цивилизации. Сходить покушать.  Но ведь тогда он хочет  одновременно и есть поднесенную вкусную еду, и  восседать на  эмоционально приятном, и любоваться узорами за едой.  Обратите внимание, это может случится лишь  благодаря многим  основам дэва или основам многих дэвов.    Потому что полезное качество – «точка фастфуда» или роботизированный блок питания, или чудесный  автоматизированный ресторан с водопадами и садами – это единое качество, создаваемое сразу только в техническом мире.     Это  здесь я могу мгновенно достать еду из холодильника и засесть перед телевизором. Технические устройства обеспечат мне это качество сразу же, без необходимости создания отдельных страстей, ибо это событие уже  несет их. 
А  дэв не может напрямую творить качества.   Поэтому польза дэвов подобна ремесленной жизни в богатой, очень разнообразной местности – но без машин. Их польза будет последовательной.  Охотимся, едим, отдыхаем. Сборное событие произошло. Но не сразу.  И такая польза будет являться слоем эффектов родного мира дэвов.
Эффекты  дэвов соберутся в желательную карму. Вот здесь – вкусно кормят и другие страсти связанные с этим. Там – развлекают и смеются, принося пользу и себе и другим.  И все это вместе – среда дэвов, развивающаяся по закону, которого дэвы пытаются достичь результатом своих деяний.  Хозяин трактира готовит очень вкусную еду. Эффект этого – к нему начнут захаживать. А результат – его трактир станет известен как положительный, и туда будут ходить чаще, чем в другие. Закон постепенно сформировался как устойчивый. И трактирщик надеется на такой результат. Но здесь дело не в корысти. Ведь его трактир оценили по заслугам.   То есть все дэвы  постепенно создают страсти, они приносят пользу и надеются  на результат – хорошую карму, среду. Когда трактир хорош, а рядом – смеются, а дальше в полях – довольные работники и так далее.  Именно это – надежда западного образа жизни, и именно так мыслит тамошний  дэв: я работаю каждый день, честно угощаю всех кофе и булками с вареньем. Если другие дэвы будут работать так же, и никто никому не  будет мешать, мы определенно достигнем процветания и законности. Это и есть философская модель западно-европейской экономики. В Америке   серийно-шаблонный  подход севера изменил ситуацию, поэтому там   немного иначе
Но для чего все это? Чтобы все шло хорошо в целом, конечно же.  Цели дэвов – настроения. Ну а совокупность настроений, их метаболизм нужным образом – это и есть желания.   И зачем же все в настроениях так поставить? Ради жизни желаний!   Есть устойчивая фраза «сладкая жизнь запада». Она использовалась больше в негативном смысле, что, конечно же, не всегда верно, ведь  если светлые дэвы будут творить себе сладкую жизнь, в этом ничего плохого нет.   Зато интуитивное восприятие, как видите, было вполне верным! Дэвы  познают и творят именно жизнь желаний.  Только светлые дэвы познают желания и творят  процветающую жизнь желаний, а темные дэвы – загнивают в разрушающемся, отторгнутом от высшего смысла метаболизме.

                  Слои дэвов выше основы в логике творения

Живет дэв, и вот он чувствует определенный смысл и жизни желаний и процветания природы.  Дэв в своем родном мире живет внутри природы, внутри желания. Это значит, что дэв живет в мире, в котором  все вокруг природная среда, и ее условия помогают удовлетворять желания, способствуют желаниям, составляют желание.  Потому-то обазно это и сладкая жизнь.  То есть родные планеты дэвов – это планеты, наполненные природной жизнью, а сила природной жизни – это и есть сила желаний. И дэвы живут там, познавая, творя и удовлетворяя свои желания (в светлом случае). 
Но чтобы реализовать желания, необходимы настроения. Ибо желания – это метаболизм настроений.  Цели дэвов – получить хорошие настроения. Чтобы  достичь настроений, нужно  иметь хорошую карму. Иначе говоря, все  полезные штуки, для хорошего настроения.  Ну а полезности  дэвы творят, постепенно создавая по одной «возможности» каждой из польз.
Образно так: есть хутор, чтобы его жители могли удовлетворять желания, хутор должен процветать экономически, пользами.  Ну а чтобы это было – один предлагает узорчатых петушков, другой   развлекает,  третий занимается росписью и так далее. Поэтому сообщество дэвов очень похоже на хозяйствующих страстями, коими дэвы, собственно, и являются. Но! Желания должны нести высший смысл, поэтому все страсти и эмоциональные методы  изначально должны быть такими, чтобы формировать гармоничные желания.  Дэв может создать представления жнеца на  солнечной ниве, а может –  представления вора, отирающего нож в ночи. И то и то позволяет удовлетворять желания.  Но одно – творение, а другое – потребление.
Здесь внимательный, стремящийся  докопаться до сути читатель, может спросить: но почему в мире дэвов   нет  именно машин? Были бы – было бы лучше. Ладно, предположим их телесные действия ограничены. Но ведь даже на человеческом слое бытия асуры успешно эмулируют действия родных тел и создают технологии.  Ответ на все подобное множество вопросов один – слой познания.    Дэв познает именно желания, поэтому он и живет именно так. Как дэв сможет сотворить машины, если он не познал, как и зачем это сделать? Если он не познал слой, машины порождающий?

Черты слоя познания дэвов

Гармония слоя познания дэвов первого подвида

Светлый дэв первого подвида   познает вожделение желаний.   Он подобен естествоиспытателю, проявляющему значительный  интерес к природным силам.   Именно такой концептуальный подход к познанию  имел место во многих  западных странах на заре развития наук, а точнее до их становления и развития.  Естественно,  светлые дэвы и сейчас обладают  тем же подходом. Но тогда, до становления наук, подобный подход  в тех местах использовался повсеместно,  вместо научного.  Способ развития цивилизации был именно таков. Это познание естествоиспытателя. А такие «науки» назывались в те времена естественными науками, естествознанием. Обратите внимание, естествознание – это вовсе не замена научному познанию и не начало его. Так как естествознание – это познание природы, естественности (свойств) – то естествознание не может познавать  процессы выше природных. Естествознание  может познавать только природу, но не выше! 
Светлый дэв первого подвида охвачен интересом   касательно способов и возможностей приложения природных сил, вожделения. Именно поэтому его  деяния похожи именно на действия естествоиспытателя, а не, скажем, хранителя природы. Так как речь идет о изучении концепций природного будущего.   Естествоиспытатель познает возможности природы и концептуальные пути приложения природных сил.    Щедро, но и внимательно,  дэв прикладывает нужные страсти в нужных  композициях, получая в итоге ожидаемые природные силы. Понимаете, чтобы природа существовала, как единое целое –  ветра должны веять,  леса – быть в наличии, животные – размножаться, а весенние соки – подниматься.  То есть в природе должны происходить природные методы.  Ну и наоборот, весь  веер таких страстей в итоге составит природное вожделение. Иначе говоря,  чтобы потом  под присмотром натуралиста природный метаболизм совершался  как таковой,  у животных должна быть страсть к размножению весной, у волков – страсть к охоте, а птицы – должны стремиться летать.
Здесь читатель может спросить – но это же лишь описание влияний  деяний дэвов на    других существ. Не совсем так. Понимаете, дэв живет внутри природы, поэтому страсти  и природные блага и будут являться благами в родном мире дэва, соответственными энергиями и процессами.  Так, «лесной дух»,  леший  – ходит по лесу и занимается деятельностью натуралиста, будучи, собственно, лесничим на своем слое бытия.  Ну так он и выстраивает свою судьбу, свои блага, свою жизнь. Он живет в  таком девятеричном мире, что его основы и будут страстями, а все это – соберется в природу. Но, конечно же, дэв выстраивает страсти и напрямую для себя – тот же чудесный чувственный узор, или купель – то есть страсти, которые созданы вовсе  не напрямую для животных или других существ с более низких слоев бытия. А для самих дэвов. И еще важный нюанс – основы создаются существами. Поэтому многие эмоциональные страсти именно созданы, изобретены дэвом.  Он их придумал!  И вместе с тем он меняет и направляет страсти. Как и зачем? Для того, чтобы они гармонично влияли на итоговый слой.
И  еще один интересный нюанс. Помните, как олимпийцы легко и просто могли складывать тысячную мозаику? Дэвы также  будут нести подобные черты, но на следующей, более высокой логической параллели.  Причем даже тогда, когда их действия  не направлены напрямую на природные силы в своем родном мире. Вот дэв – ремесленник. Он часами, сотнями часов сидит за мельчайшей росписью.  А вот дэв сотнями часов корпит над вышиванкой, узорчатой сорочкой. А вот дэв вглядывается в мельчайшие буквы древнего пергамента,  пытаясь понять и сопоставить кусочки мозаики в единый смысл.   Дэвы первого подвида  зачастую тяготеют к  естественно-творческим, ненаучным ремеслам, которые, однако, для успешного завершения и дальнейших влияний  требуют веера точно выверенных, верно направленных страстей. 
Естественно, ни о какой стагнации вожделения у светлого дэва и речи быть не может. Он же  изменяет вожделение,  решает – как его лучше приложить. Полная противоположность темной эмпатии! В таком режиме – вожделение теоретически не может и не будет являться его кумиром. А вот природные силы разрушились, свойства не устояли перед определенным приложением сил. Но для светлого дэва  это вовсе не будет неестественной неизбывной трагедией. Потому что это тоже результаты для естествоиспытателя, и  он их учтет.

Гордыня  слоя познания дэвов первого подвида

Темный дэв испытывает темную эмпатию к вожделению желаний.  Темная эмпатия дэвов приносит огромный вред современному обществу, из-за активаций подобия. Почему?  У нас техническая цивилизация, а желания, как вы легко можете  посчитать по слоям  – цели асуров. Поэтому желания –  суть цели технической цивилизации. И поэтому темная эмпатия дэвов порождает философию общества потребления.   Причем не только у самих дэвов.  Ведь активация подобия может происходить и у существ с другими типами души. Кроме того, не забывайте  – существо на этапе экспансии обладает чертами бездонной корысти.  То есть это очень  слабое (так как ничего не дается, а все берется), стагнирующее и поэтому разрушительное вожделение. Ведь цели должны быть разнообразны и меняться, а рисунок эмпатии – один.  Так,  исследование дэвов первого подвида далось мне достаточно тяжело,  желания начинают деформироваться эмпатичным образом. Однако не следует забывать, активация подобия – от собственных грехов! То есть тот, кто обвиняет американцев  в  распространении философии потребления,  заблуждается в значительной мере. Там много темных дэвов, да – но  они-то иначе не могут, это их стиль жизни.  Но кто принимает  такой стиль?  И у кого и из-за чего он копируется?  Естественно, из-за собственных грехов. Как и в моем случае – я исследую, вхожу в контакт, и мои собственные грехи резонируют и  проявляются явным образом.
И именно поэтому достаточно легко понять, как дэвы манят слоем эмпатии. Ведь в нашей культуре уже известно, что такое общество потребления, известны и многие концептуальные черты и веяния такого общества. Темный  дэв первого подвида на этапе экспансии  стремится как можно шире разрекламировать, какие желания хороши, к каким желаниям стоит стремиться, какие желания нужно хотеть удовлетворять и так далее.  Образно это очень близко к тому, что можно назвать формированием шаблона потребления. Да вот только  такой шаблон будет соответствовать и являться именно рисунком эмпатии самого дэва, в котором он, конечно – самый главный.  То есть в сообществе темных дэвов каждый из темных дэвов стремится, чтобы все хотели именно то, что он может предложить.
Однако именно такие черты американского общества порождают достаточно много проблем там же. Опишу некоторые аспекты, они весьма важны в плане понимания специфики вреда от данных грехов. Я уделю этому самое подробное внимание в книге, касающейся практик, а сейчас опишу в общем.
Если есть определенные преступления, но им подвержена небольшая часть населения – то законы могут быть мягкими, особенно если население можно попросту перевоспитать. Если же определенным грехам, а следовательно, и преступлениям – подвержена значительная часть населения, причем грехи очень глубоки, это стиль жизни – то законы гораздо больше внимания должны уделять этому аспекту и, желательно – работать на упреждение. Именно поэтому в  Америке есть огромное количество законов  и законодательных определений нарушений, которые касаются сексуальной сферы, неуемного поведения в общественных местах, оскорблений, насмешек над эмоциональными представлениями других и так далее.   Но именно порочные желания порождают исковерканные страсти.  Порочные сексуальные страсти, порочные желания как таковые, и многие другие неверно направляемые и неумные страсти связаны именно с темным вожделением!
И еще важный нюанс, касающийся зачастую ошибочного восприятия темных дэвов окружающими. Свойства проявляются как милосердие точно так же, как методы проявляются в виде сострадания. Значит, темный дэв проявляет темное, мирское милосердие. Поэтому  теми, кто недостаточно вник в суть явления,  темный дэв первого подвида может восприниматься как обернувшийся   белым  оленем, сияющий бело-прозрачным светом, с большущими трепетно-живыми милосердными глазами, наполненными заботами мира. Белый маг.  Но это тягчайшее заблуждение. 
Ибо на самом деле темный дэв первого подвида занят  лишь одной важной проблемой:  чтобы вокруг было все так, как ему хочется. Причем однотипно. Это его образ эмпатии.  Поэтому они совершают особые   «подлянки дэвов», которые не спутать ни  с чем другим.  
Здесь обращаю ваше внимание: темных дэвов очень много в Западной Европе, и в Америке, да.  Но тут важно не спутать реальный смысл с чем-то вроде политического клише,  или политической пропаганды. Я вовсе не стараюсь очернить западные страны. У меня нет такого стремления.  Я просто описываю ситуацию такой, какой она есть. Так,   Германия, например – это ведь тоже  Западная Европа.  Но к дэвам никакого отношения не имеет. Или, скажем, отдельная личность – живет в Западной Европе, так что же она обязательно темная? Нет, конечно, она может быть и тем же светлым дэвом. Но в общем, на протяжении столетий Западная Европа, за исключением некоторых местностей, философски, коллективно-культурно  поступает как темные дэвы.   То есть  коллективный менталитет,  хотя опять же – полностью исключая Германию и некоторые другие страны. И вообще, напоминаю: в книгах серии «Дороги души» политики  нет и не будет.   Так получилось, что на земле подавляющее большинство политических манипуляций – ложь. Впрочем, в том  есть определенный смысл  – положение дел вынуждает.  Но поэтому тот,  кто будет пытаться истолковывать материалы из книг с точки зрения земной политики – заведомо ошибется, он будет подтасовывать высшие истины под политические клише.
Итак, продолжим, менталитет, восприятие темных дэвов первого подвида.     Помню картинку, речь шла о какой-то международной ситуации. И там образно показаны западноевропейские страны.  Картинка сделана гениально.  Причем автор-то вовсе не собирался рисовать коллектив дэвов, конечно же. Но он интуитивно показал энергетику! Страны показаны как этакий молодежный коллектив, в котором  каждый хочет подставить другого и выплыть сам. Ну, то есть чтобы его вожделения исполнялись, а других – нет. Вот девушка впереди вихляется, стараясь выбрать позу, которая будет способствовать вожделению других именно к ней.  Парень сзади – смотрит призывным взглядом, многозначительно играя бровями, намекая, что вожделение-то все – у него. Он – альфа самец. Девушка рядом повернулась так, чтобы было видно трусики, ну и так далее. И каждый из них очень ждет случая, чтобы подставить другого. То есть выставить его вожделение  в невыгодном свете, разрушить.   Во многих американских коллективах стержень отношений именно таков:  весь веер представлений  о страстях других нужно опустить, показав насколько они плохи – а дальше непопулярность и остальное.  В школе: «А Смит до сих пор спит в пижаме с уточками»! «Вот тебе трусы на голову. А я – смотрите, с какой цыпочкой в авто».  «А Никлсона вчера облили из фонтанчика для питья, и все девочки из старших классов это видели»! (Последствия то какие!)  Ну и наоборот, каждый старается  в самом выгодном свете  представить свои страсти, ведущие к своему, причем порочному вожделению желаний.
И еще важный момент, касательно стагнирующего вожделения. Как вы помните, свойства – это природная естественность. Но теперь образ естественности – один. Поэтому все другие рисунки вожделения воспринимаются дэвами  как неестественные, враждебные природе.  Не говоря уже о более высоких действиях, влияющих на природу. Именно поэтому в ведах темные дэвы постоянно очерняют асуров, так как асуры меняют природу, а темные дэвы молятся темной эмпатии к природе.  Поэтому все окружающие, поступающие отлично от образа эмпатии видятся темному дэву – как  неестественно искаженные  демоны. Ведь они противоестественны, они разрушают природный ход событий.  Так как под истинно природным ходом событий дэв понимает только свой слой эмпатии.
И, естественно, основы подтасовываются.   Как пример можно рассмотреть американские юмористические передачи. Юмор в них достаточно  однотипен, львиная доля такова: ручной енот мешал дэву спать, тот его спускает с лестницы,  заявляя соседу – я бы и сына твоего спустил, если понадобится. Кое-кто смеется.  «…И вот, этот велосипедист меня достал –  но наконец-то он сломал ногу, пускай теперь поездит». В студии смеются.  «Вы хотите знать, сколько я зарабатываю? Я отвечу вам: идите в жопу» – в студии смеются.   Следует заметить, и  в СНГ  есть некоторые  области, где немало темных дэвов. У них также юмор вертится вокруг жоп, процессов хождения в туалет, подсовывания гадости вместо еды и прочего.    Как видите, стержень зачастую такой: когда кто-то ради своего желания дает плохую или вредящую страсть другому. Кстати, юмор вообще, это когда одни представления вдруг  неожиданно заменяются на другие. Помню, где-то читал рассуждения одного древнего философа на эту тему. Именно контрасты и неожиданности в представлениях воспринимаются как юмор, смешное. И как вы, наверное, уже заметили, среди дэвов на земле очень много юмористов. Но зачастую этот юмор на самом деле не юмор как таковой, а  темная подтасовка   – дэв попросту  лжет в представлениях, но так как с высоты земной цивилизации эти несоответствия сразу видны, то воспринимаются как  смешная активность. Или, например, очевидные попытки дэва обсмеять, очернить представления другого. Но только вот на самом деле тут смешного мало. Сам-то темный дэв  все это воспринимает всерьез!  А попытки обсмеять и очернить представления других – не  шутка, а настоящее отношение темного дэва. И реальные действия могут выглядеть вовсе не так безобидно, как представляется на сцене.  Богатый дэв, говорит охраннику – стой здесь до вечера. Его друг спрашивает – ты чего? Он же сейчас не нужен, пошел бы в столовую перекусил, выпил сока. Дэв: я здесь король. На этом  «балу» я  ем  и я пью. А не охранник.
Но вдруг, при очередной попытке совершить подлость, у дэва спрашивают – подождите минутку, объясните, пожалуйста,  приложение ваших вожделений, вы что вообще делаете? А что тут можно сказать, когда у дэва руки в крови от исподтишка убитых врагов, а укрывища набиты награбленным? И он выкладывает обратно награбленное, не находя особых оправданий, потому что их и нету. Говоря: да, неловко получилось. Но вовсе не потому, что ему неловко от содеянного. Ему неловко, что подлость раскрыта.  И таких случаев становится  все больше.    Но сам дэв воспринимает  блокировки совершенно иначе. У дэвов для подобных случаев есть универсальное сетование: жизнь взяла за задницу. 
Дэв начинает жить имеющимся масштабом темной эмпатии, так как экспансия заблокирована свыше. Теперь силы – экономятся. Теперь территория желаний, а значит и энергия желаний, сила свойств – ограничена, и все больше истощается. Творить-то темные существа не могут.  Кроме того,  на слабые  желания  накладывается обессиливающий страх, еще больше истощая их.  Ведь на территории хозяйствования зачастую творится что-то «не то», другие темные тоже хозяйствуют там и дэв постоянно опасается. Образно это весьма похоже на рассказ про дэва из первой книги, потому-то он и забивался в укрывища – он выживал, избегал и опасался. Это уж потом мы предполагаем, что он стал лучше, кроме того,  в первой книге-то описывались грехи и гармония основы. Темный  дэв, хозяйствуя на своей территории, постоянно опасается, что там начнется твориться какая-то неестественная опасность его желаниям, то есть все, что мешает хозяйствованию.

Это порождает уникальные черты сообществ дэвов на данном этапе. Все более слабые упадочные вожделения, которые все больше оберегаются.   Теперь представьте – есть группа существ и  каждое из них вожделеет на   уже имеющейся территории.  Сил вожделений все меньше, поэтому  сохранение и экономия вожделений  обретают решающую значимость, а убыток сил там уже невозможно восполнить. 
И происходит следующее: истощающиеся  слабые вожделения объявляются особым состоянием, «состоянием благостности».  А малейший конфликт, противостояние или активность (то, что использует свойства, эту энергию) – объявляется величайшим злом, тем, что противоречит принципам благостности. Такие сообщества дэвов делают главной  фундаментальной ценностью общества – бесконфликтность, чтобы максимально сэкономить истощающиеся свойства, природные силы.
О, там царят жуткие нравы. Каждый дэв видит окружающих  как противоестественные (антиприродные)  силы, которые посягают на его территорию.    И дэвы постоянно увещевают друг друга – что нужно быть добрыми, нужно не конфликтовать, а принять чужое хозяйствование и  так далее.    Вот два дэва, и знаете, что будет необходимым условием принципа доброты и благостности в желаниях для каждого? Очень просто! На территории дэва один дэв должен полностью исполнить вожделения другого. Потому что именно это диктует слой хозяйствования, и именно в этом суть темной эмпатии.  Но и одновременно другой дэв должен исполнить все вожделения первого.  И, о, сюрприз,  эти, зачастую взаимоисключающие исполнения должны быть в то же время бесконфликтными. Вот и представьте, что там начнет твориться.
–Ты, конфликтный демон, мешающий моим принципам благостности
– Нет ты!
– Нет ты!
Дэвы на данном этапе постоянно говорят о том, что все должны быть добрыми друг к другу, неконфликтными, позитивными и благостными. Ну а истинная причина такого поведения, ясно – в сохранении территории темной эмпатии.  И черты общества приобретают жуткие и жалкие черты одновременно. Да, экспансии теперь нет, и все хозяйствуют на определенной территории. Но кто сказал, что нет спорных территорий? Они перекрываются! И вот  дэвы исподтишка,  чтобы внешне все было благостно – стараются использовать возможности вожделения, и тогда дэв зачастую видит как, скажем, на его  любимой горке для увеселений катается другой, противоестественно хохоча, а в соседнем водоеме кто-то уже купается, вместе со своей задницей.  Дэв начинает им объяснять принципы благостности, а те – ему.
Подтасовки же  основы теперь похожи на лживые незаметные подлости,  внешне, явно, будто бы и не нарушающие принципов благостности. Помню, одна из западных стран как-то раз обрушила рынок риса, кажется, в какой-то азиатской стране. А посол сказал, что он бы и рад  помочь, но помогать такой бедной и ленивой стране – не будет. У которой рынок рухнул. В общем, если где-то на территории  эмпатии полная жопа в плане эмоционального благополучия, а где-то цветы с чудесным ароматом,  то дэв постарается, не особо выделяясь, внушить, что мол, к цветам-то каждый может пойти, а может сходите  туда, где жопа, она вон какая, полная! Вам воздастся, да-да, идите, и вам когда-нибудь дадут чудесные сады и небесные замки за такой  поступок. Ну а я тут, в цветах посижу. Должен же кто-то чем-то жертвовать.  То есть дэвы подтасовывают, обманывают и лгут, в представлениях. Используя и неоднозначности, и  нездоровые вожделения  других темных, и ошибочную трактовку представлений и т.д.  Ненавязчиво и как бы естественным ходом перенаправить процессы слоя под свое желание и так же ненавязчиво помешать желаниям других. Дэв отдыхает на лужайке, и вдруг видит другого дэва, который присматривается к этому месту с воздуха. И тут же раскладывает энергии, будто цветочным узором там, где на самом деле одни сухие овраги.  А вот дэв нашел желаемую еду,   но теперь он прежде всего раздумывает, как   оберечься, может, есть скривившись, что ли… чтобы народ не особо заинтересовался. А поправки первозданного хаоса темный дэв воспринимает не просто как противоестественные вожделения, а  как противоестественные  действия естествоиспытателя непосредственно над ним самим.
Постепенно дэв  перегружается грехами, которые не могут больше увеличиваться, и  темное хозяйствование также блокируется. Теперь дэв живет  имеющимся рисунком вожделений. Однако темная эмпатия и  преклонение перед благами мира никуда не исчезли, просто теперь дэв потребляет из имеющихся вожделений, такое потребление сводится к чрезвычайно примитивному мышлению, когда все оценивается с позиции сиюминутного вожделения.  Дают то, что хочется – друзья, на пару минут. Мешают вожделению – враги. И вот дэв  уже лишь  тянет руки-лапы в остановившемся  вожделении.  Мычит,  полузабыв речь:  хочу…
Теперь личность живет на некой территории, на которой уже все как надо, и только на ней.  Поэтому она  осаждена неестественными силами. А все представления теперь – о покое.  И о разрушении. Ибо разрушение всего изменчивого – это и есть покой.  Предлагаю такому дэву концепт, не успел закончить фразу, он: обосрешься! Я: секунду – я возьму и… он: и обосрешься!

Гармония слоя познания дэвов второго подвида

Светлые дэвы второго подвида познают возбуждение желаний. Второй подслой, а второй подслой, как вы помните [1] – это глубинные процессы в слое, то есть второй подвид познает глубинные процессы, обеспечивающие природный метаболизм, а стало быть, и желания.
Поэтому неизреченное познание такого дэва подобно интересу натуралиста! Естествоиспытатель совершает открытия, а натуралист – наблюдает и направляет  глубинные  природные процессы. Можно сказать, что такой дэв познает глубинную суть процветания природы. Здесь, конечно, очевидно, что  безудержное стремление желаний как таковых и процветание согласно высшей сути – разные вещи. Так, например, осенью природа замирает, ее страсти и желания  ограничиваются. Но в высшем смысле это процветание, так как  – соответствует высшему замыслу и   необходимо для гармоничного развития и существования природных циклов. Поэтому светлый дэв культивирует и направляет глубинные течения желаний, согласно высшему смыслу, касающемуся природы.
А веер его влияний основы – это совокупность представлений о природном раздолье. Ведь это и будет действиями натуралиста: когда и сколько пить ежам? Ага, пора коней выгуливать. А ну-ка, попробуем новый способ и выгула и корма. А мне самому на каком луге гулять и что там делать?
Здесь еще раз обращаю ваше внимание – светлое существо – не безгрешно.  Светлое существо гармонично на слое познания. Но вполне может нести грехи и выше и ниже слоя познания. Так, например, я наблюдаю за  светлым дэвом. Но он – высокомерен. Высоко мерит свое творение, основу. Поэтому, как только  доходит до того, чтобы создать основу, для влияний по  вполне гармоничному сценарию – ему мешает то, что он цены не сложит своим действиям, во-первых, и не понимает толком, как их выполнить, во-вторых! И вот уже дэв вместо того, чтобы попросту показать велосипедисту, по какой дорожке лучше ехать, а где можно повредить насаждения,  навязывает ему  собственное видение свободы. Он очень высоко мерит свои  попытки принести «демократию». Конечно,   не демократию как таковую, а свободы – но дэвы зачастую называют свои представления – либеральными и демократическими ценностями. Хотя, на самом-то деле  демократия вообще родом из древнего Рима  и к дэвам отношения имеет мало.

Гордыня слоя познания дэвов второго подвида

Есть рисунок возбуждения в желаниях, который дэв обожает. Те желания, которые его возбуждают.  Один и тот же рисунок эмпатии. И начинается безудержная накачка природных сил и желаний в этот рисунок. Дэв манит всех вокруг своей эмпатией, такое восприятие и влияние  похоже на рекламу возможностей желаний.  Исчерпывающе описать подобную энергетику было бы не просто, но есть хорошие примеры. Просмотрите клипы: «Дай мне знак» 2014г.  и «Я танцевала» 2017 г.    Суть главного  направления в обоих клипах –  демонстрировать,  как насыщенны желания, как сильно протекают желания, «накачка» протекания желания. То есть жизнь сильных желаний полная  раздольными  представлениями.  Или, наоборот, раздольные  представления накачиваются желанием. Танцевала так… что аж. В спальне аж… Закат обнимает, теплый ветер и т.д. Но важны, конечно, здесь не слова, а реальная  энергетика клипов. И это именно эмпатичное возбуждение желанием.
Помните, как темные олимпийцы второго подвида обманывали туристов? [2] Стремления такого дэва – чтобы никто не хотел ничего своим чередом, а возбуждался только рисунком эмпатии.  Дэв, конечно, манит и напрямую своим рисунком, но он также и подтасовывает представления своими, ведь ясно, что не все напрямую захотят неприкрытую темную эмпатию, представления которой, само собой, сводятся к  эмпатичным благам самого дэва. Поэтому темные дэвы второго подвида – паталогические, невероятные лжецы.  
Дэв прогуливается  и ему хочется искупаться в тишине. Но вот кто-то подошел и мешает этому. Дэв будет использовать  любые подтасовки, лишь бы  процессы желания пошли по желаемому руслу. Его задача – манить другого лживым возбуждением, ради продвижения своего.
– Слушай, там фейерверк устроили! Ну да, бум, шмяк, бах! Да, да, там, вон, беги, беги, скорее…  там раздолье для любителя фейверков! О, побежал,   вот  тупой, а…
– Вы только подпишите эту бумажку, и вы будете магистром королей, шахом царей, да-да, несомненно.
Теперь это уже не помощь натуралиста раздольями. А совсем даже наоборот. «Ишь чего захотели». Они ни в коем случае не должны получить свои раздолья, ибо тогда они  не достигнут целевого желания эмпатии! Мир для  такого дэва полнится тупыми окружающими, которые носят с собой всякую ерунду, развлекаются без толку, глупо и бесцельно плавают,  играют в никому не нужные игры и т.д. И все эти окружающие – тупые и смешные. 
Здесь следует заметить,  «тупо» в данном случае – не относится к слоям ментальности и ума. В среде темных  дэвов очень часто это слово упоминается в особом контексте.  Тупо   эквивалентно – не ведет к желаниям. А умно = предательству, лжи, эгоистической подлости и  ведет к  эмпатичным желаниям. И тогда получается парадокс, в таком обществе, скажем – разрабатывать инженерные чертежи – очень тупо, потому что это не ведет к желаниям напрямую. Темные дэвы     породили такой терминологический шедевр как «тупой ученый». Вообще,  темные дэвы  второго подвида очень склонны к, соответственно, темной  сатире. Но опять же – к  сатире особой. Это способ экспансии. Почему? Да очень просто, если  не удалось прямо остановить нежелательный рисунок возбуждения, можно  попробовать убедить других, что от него возбуждаться не стоит. А самый простой способ –  выставить представления в невыгодном свете, представить их в нежелательном свете.     Именно с этим зачастую и связана подтасовка основы.  Скажем, кто-то ездит  на красивой колеснице, а дэв завидует,  что окружающие возбуждаются. Нужно показать, что узоры на колесах – смешны,  цвет – нелеп, а сама езда – тупа, то есть не ведет к исполнению эмпатичных желаний особо.
Сети эмпатии   дэва  вполне  можно описать и самым прямым образом, исходя из формальной логики. Он манит возбуждением желаний. Девушка пытается показать –  вы только посмотрите, как я желанна!
Но  вдруг, деяния дэва будто натолкнулись на стену.  И у него спрашивают – а итог ваших действий, покажите, пожалуйста, насколько природа процветает от них? И дэв сбиваясь, лжет – ну да, процветание там, там  –  может, коровки выпасются где-то. А это все я. И убегает побыстрее, думая:  «что-то я перестал возбуждаться, надо обходить такие ситуации стороной».
Постепенно блокируются все направления темной экспании. Теперь дэв на этапе сохранения. Но для дэвов слой темной эмпатии – это жизнь  желаний, ведь любые свойства – суть жизнь, метаболизм [1]. Поэтому когда речь идет о дэвах, данный этап (для всех подвидов)  –  очень похож на стремление к выживанию. Помните в американских фильмах,  выживание  – одна из главных  сюжетных линий, причем даже тогда, когда, собственно, речь  о физической опасности в опеке и не идет.  И  фраза на английском  «я просто хочу выжить»   – удивительно часто встречается в этих фильмах.
И теперь дэв сохраняет, экономит имеющийся масштаб темной эмпатии. Он манипулирует той территорией желаний, которую успел захватить до перехода на этап сохранения.  То есть дэв пытается хозяйствовать на этой территории.  Но на самом-то деле территория изначально  вовсе не работает на темную эмпатию да и не должна, кроме того, там присутствуют и другие личности и их желания и их свободы.  Дэв  воспринимает это очень болезненно.  Ведь они мешают, отнимая имеющуюся территорию возбуждения желаний.   Ему бы и хотелось поспать в спальне на острове, в белой сказке, и чтобы все по полной. Но это уже не экспансия. Дождь не пошел, когда хотелось, и брызг пены  на море нету. Сильные желания не получились .   Высшие силы блокируют темную эмпатию, кроме того, все больше активен разрушающий хаос [2].  Да и вон, кто-то хочет других возбуждений и мешает раздольям.   И если дэв и темный и высокомерный, вплоть до ярости [1] – то он  становится  очень характерным  тихим подлецом.
На пятом курсе института я читал лекции в одном из лицеев. Собственно, такой лицей – это обычное ПТУ.  И  заметил один интересный нюанс. На несколько классов обязательно находился ученик, ведущий себя весьма специфически. Еще несколько классов – еще один такой же.  Еще пара потоков учеников – еще такая же личность. Их поведение будто под копирку, практически  одинаковое.
Такой ученик – сын богатых родителей. Есть некоторые закономерности бытия, в соответствии с которыми даже у темных дэвов в проявленных аспектах  иногда бывает  достаточно хорошая карма. Так вот,  он сын богатых родителей, поэтому  руководство лицея относится к нему снисходительно. И этот ученик на уроках корчит рожи, играет на парте в куклу, сделанную из носового платочка, веселя  своих одноклассников. Все вроде бы безобидно, но… на переменках он черкает в тетрадках учеников, пока никто не видит.  Подставляет одноклассников, ябедничает,  а милые ужимки  перемежаются  сильными вспышками агрессивного поведения. Причем с оглядкой –  чтобы безнаказанно было. Почему? Да потому что он возмущен и в ярости, что другие тоже имеют свои, другие раздолья и желания, да еще на его территории.
И думаю, многие читатели уже догадались – что «юмор» на уроке – это вовсе не юмор, а лишь внешне вынужденно лицеприятные подтасовки представлений. Когда раздолья  хочется получить любой ценой, а на уроке нельзя  – что ж, можно поиграть в куколку. Запретят – можно корчить  рожи без особого смысла, запретят – можно слюни катать языком за щекой. В общем, свободы и раздолья становятся все бессмысленнее, и все больше похожи на  нарушение психики, которым, по сути,  и являются.     А вот на переменках – запретов меньше,  стало быть, пакостей – больше. Дэв  второго подвида идет по   улице. Его кто-то обозвал, он  смешно улыбается, оттягивает  кожу под глазом.  Смотрю его состояние души – он перегружен жуткими преступлениями прошлого, он буквально шагал по трупам тех, кто дерзнул помешать его желаниям и пошел поперек его раздолья. Ну а теперь он, к счастью,  может пакостить окружающим лишь дразнилками.
На этапе отречения дэв живет одним и тем же возбуждением желаний. Он будто застывает в примитивной «шутовской» гримасе желаний. В кавычках, ибо таковой она может казаться поверхностному наблюдателю, ведь на  самом деле намерения дэва направлены совсем на другое.  Вот, скажем, одержимый дэв  все свободное время бегает по лесу и бормочет про себя – орешки, орешки, милые, вкусные орешки. Окружающим он кажется смешным шутом-старикашкой.  Помешанным.  Но суть такого поведения дэва вовсе не в том, он вовсе и не хочет смешить. Неверные искаженные представления о свободах примитивной, застывшей концепции желаний – они смешат! Поэтому некоторые юмористы на земле – им собственно, даже выдумывать ничего не надо – они просто показывают свое  состояние души.   И смешат как раз мелочные и порочные хлопотания по все более мелочной судьбе.  
Однако же, несмотря на внешне будто бы и безобидные черты, дэв – разрушает. Раньше-то в его экспансии была определенная избирательность. Те желания, которые ему мешали, он пытался дискредитировать. А теперь ему мешает любая функциональность – любой, кто действует в раздолье, для такого дэва выглядит как по определению тупой, пилящий сук прошлого, на котором сидит. Именно так дэв воспримет любую функциональность, как отнимающую последнее. И дэв восклицает – вы что, все тупые, вы что делаете-то? Разве можно это трогать! 
Коллектив  таких дэвов приобретает соответствующие черты.   Как-то раз в одно из таких сообществ –  не на землю, на другую планету – прибыли посланники, из асуров. Говоря: вы тут забились по лесным чащам, а ваш мир разрушается, вы уж решите чего-нибудь, мы пришли помочь. В ответ дэв шевелит ушами и улыбаясь, трогает их пальцем.  Подходят к другому дэву, с уведомлениями, а тот в ответ сгинает лапы и увлеченно изображает козу, символический образ витает в воздухе золотой пыльцой.    Ну и  так далее. Однако не следует воспринимать таких дэвов как безобидных.    Ведь суть стагнации в том, что  их примитивное рекурсивное возбуждение будет пытаться ломать, разрушать все процессы – лишь бы остаться незыблемым. И такой дэв  посмотрит на любые, самые разрушительные последствия и скажет – ну бывает… но образ темной эмпатии-то весь для меня, а мне хотелось!
Сами же природные механизмы все более охвачены разрушительным хаосом, становятся все слабее. Ведь, как вы помните, свойства – это силы [1]. Есть неплохой пример подобной энергетики. Очень часто  личность занимается на земле искусством, а изображает – родные миры и их энергетику.  Мультик «Тайна аббатства Келпс».  Девочка, повелевающая определенной местностью и живностью в ней.  Образно это и есть такой дэв. Белая ведьма. И  если внимательно присмотреться к энергетике анимации, можно заметить – время от времени в персонаже отражается жуткая оторопь разрушительной оплывающей слабости природных сил. Так как энергетика разрушается темным хаосом. А вот девочка без колебаний становиться на четыре лапы и бежит наравне с волком. Потому что это никакая не девочка, а природный дух.

Гармония слоя познания дэвов третьего подвида

Дэвы третьего подвида познают влечение желаний. Природные возможности уже открыты, и известны глубинные механизмы природного процветания.  Но как именно их можно проявить?  Неизреченное познание дэва третьего подвида подобно веселому и пытливому  познанию природоведа, занятого внешними аспектами природного процветания.
Дэв третьего подвида  весьма  точно описан у Анджея Сапковского:
«Узреть ее можно, — начал он, — летней порой, с дней мая и древоточца по дни костров. Является она в виде Девы Светловолосой, в цветах вся, и все живое устремляется за ней и льнет к ней, все равно, травы ли, зверь ли. Поэтому и имя у нее Живия. 
— Данамеби, — буркнул Лютик. — Dana Meabdh, Дева полей.
— «Куда Живия стопу поставит, там земля цветет и родит и буйно плодится зверье всякое, такая в ней сила.
Однако, с  оговоркой: вовсе не все живое, а лишь все природное!  То есть здесь жизнь должна подразумеваться не в глобальном смысле, а как  жизнь природы, свойства святой опеки.
Ну и естественно, все множество действий основы будет направлено именно на процветание в высшем смысле. Кстати, временное внешнее будущее представлений [1] основы дэвов третьего подвида – да, это развлечения, в образном восприятии. Если же описывать сам процесс, то это будущее  эмоциональной судьбы. Внешняя эмоциональная страсть.  Или же, можно взять относительно второго подслоя и получим тот же самый результат – реализация эмоциональных свобод.     Но почему  в образном восприятии это развлечения?  Есть страсть – то, что именно нравится личности в эмоциональной судьбе. Когда страсть проявляется, это значит, что личность  явно реализует свои представления о страстном. Эмоциональная реализация того, что личности нравится, и как ей нравится – это и есть развлечения.  Развлечение – суть внешнее проявление страсти.  Поэтому веер основ такого дэва  похож на влияния, способствующие желаниям.      Музыканты, смотрите, как эмоционально эти пузырьки вверх поднимаются, на заметку вам. А вот здесь    танцоры в яркой одежде,  играет музыка для танцев – и на одежде начертаны  мои символические представления о нужных эмоциях.  А ты –  сажай и собирай  фрукты.  А вы, зайцы, и лисы, и птицы   – некоторое время страстно хотите размножаться». В общем, дэв создает развлечения согласно своим представлениям – чтобы желания уже внешне процветали. Без дэва крестьяне волокут бесцветные мешки по пустой дороге. А с дэвом ткань очертится узорами, посуда – росписью, а края дороги обозначат яркие столбы, чтобы не съехать на колдобины. 
И опять же,  светлое существо не только щедро творит и раздает, его деяния и ограничивают, раз уж направляют!  Светлый дэв оглядывает развлечения других, и если ему покажется, что какое-то развлечение вредит процветанию жизни  – он непременно вмешается! Но с другой стороны – не обязательно одним лишь ограничением. Он может и помочь своими действиями, создавая судьбу! А вот люди, охваченные неуемными желаниями. Это мешает процветанию в высшем смысле. И дэв охватывает землю морозами –  это свяжет страсти и умерит нездоровые желания.  Кстати,   дэв вполне может быть одновременно и светлым и … одержимым. Очевидно,  так будет в том случае, если слой познания гармоничен, а слои основы – высокомерны.     Запустили бани, дэв: оо!!! Вода – пшшш –пшшшш! Вы понимаете, о чем я? Все туда! Хорошо заживем! Непременно хорошо заживем!

Гордыня слоя познания дэвов третьего подвида

Есть определенное влечение желаний. И у темного дэва третьего подвида есть определенный  концепт, как привести природу к процветанию,  она должна процветать  только таким способом,  не иначе! Поэтому все иные влечения желаний – воспринимаются дэвом как «святотатство» против природы. Ишь, захотели повести природу другим путем!
Помню, в одном древнем источнике описывалось, что дэвы сидят в своих природных укрывищах, а на попытки урезонить их не совершать преступления,  «заклинать их именами Бога» – они отвечали богохульствами. Почему? Увидел дэв (не признающий светлые силы) – что его влечения желаний под угрозой, то, что он желал – под вопросом – ну и пошел гнуть хулящими матами без  раздумий.
Помните, в предыдущей книге описывалось, как  темный олимпиец подвержен нарциссизму? Дэв подвержен  похожему греху, но  нарциссизм на земле традиционно обозначает грехи олимпийцев.  Отдельного термина, касающегося дэвов я  не нашел, поэтому лучше показать ситуационно и описывая черты. Это очень узнаваемые черты общества темных дэвов третьего подвида. Дэв уверен, что его желание влечет лучше всего, и его достаточно навсегда.  Отсюда, как под копирку, заветные желания темных дэвов третьего подвида.  О, будьте уверены, он желает идти во главе цепочки танцующих,  а значит, всю цепочку  влечет именно к его танцу.  А она  хочет   так помахать на шоу ручкой, чтобы все сразу же забыли о других участниках, и их влекло бы непрестанно только к ней.   Но зачем? Все очень просто:  тогда, если такой персонаж захочет закурить – к нему протянутся сотни рук с зажигалками!  Его повлечет к еде – но он главный в этом  влечении, значит он сможет стянуть все сливки с эмоционального образа на себя.  Желанную певицу все будут счастливы угостить!  Думаю, очевидно, что тогда и все жизненные блага слоя будут его!    Именно такие отношения (в том числе, есть же и другие подвиды)  и  создают основу психологии американского общества. Будешь желанным –  все у тебя будет. И наоборот.
Американец. Сидит на пороге своего дома с подстриженной травой. Но не любой американец, а именно темный дэв. Ведь не в нации дело.  Если только по его газону проедутся, если только соседская собачка травки покушает. На нем можно только отдыхать. Именно это истинное процветание. Причем он вовсе не воспринимает такое отношение как порочное, хотя на самом деле задыхается от возмущения: «Ты что, тупой? Это газон для отдыха, ты чего делаешь?».   Если же он создает развлечения для других, то часто полон нездорового насмешливого скептицизма. Ведь на самом-то деле эти развлечения не более, чем подтасовка. И тогда его собственное отношение – это плохо скрываемая насмешка над окружающими, раз им все равно особо желаний не перепадет, а все пойдет в пользу влечений темного дэва. Причем он искренне считает, что главное влечение – его, а значит, и представления у него превосходны –  окружающие же  в природных знаниях не особо сильны.  «На вот, энергию для катания, прокатись… к обрыву. Да, кстати, там  магазин есть внизу,  как  упадешь  – зайди, купи мне  вот чего…»  Такие дэвы мастера совмещать свойства материалов в представлениях  хитрым образом, в свою пользу. Так, дэв охоты дает желающему полить растения фонтан, который действует как насос, причем вовсе не в пользу растений.  А когда его обязали не приносить острое оружие, он  все же приносит  меч покрытый морской пеной и т.д. Короче, если такой дэв предложит велосипедисту, который проезжает через его участок, новое седло – его лучше не брать.  Иначе с дальнейшими развлечениями могут быть большие проблемы.
Но по мере экспансии  она  противоречит высшему смыслу все более явно.  И в конце концов дэв с удивлением замечает, что, скажем, пересказ эпоса с собою  в главной положительной роли вызывает все больше разумного недоверия у окружающих, и влечения особо-то и нету. Дэв начинает жить  тем, что успел захватить в экспансии.  Теперь для дэва важно  успешно хозяйствовать на своей территории,  получая по возможности все блага с нее. Но и одновременно очень важно сохранять эту территорию. И одновременно на этой территории желаний вполне есть другие личности, которые зачастую хотят того же. Почему именно темные? Если бы там были  светлые дэвы,  то темная территория выживания не могла бы существовать.  Туда прошел бы первозданный хаос.
И у дэва сразу же  меняется  корыстная философия отношения к жизни.  Общество приобретает уникальные, лицемерные черты. Главной ценностью объявляется  благостное, бесконфликтное настоящее.  Почему бесконфликтное? Потому что явный конфликт в корыстном смысле  – это экспансия, а она уже запрещена свыше, бесполезно пробовать.  Кроме того, здесь жизненный слой – природные свойства,  их можно повредить чрезмерным усилием. А ведь они теперь ограничены! Теперь это философия свершившегося влечения.  «Все стоящее в желаниях, то, что можно желать – уже на нашей территории. Осталось только пользоваться. А  что не на нашей территории – то и не ценно, так поступают только хулящие природу демоны.  И поэтому «благостное» хиппование – единственный достойный образ жизни». Кто же считает, что имеющегося недостаточно –  либо сумасшедший (в представлениях), либо демон, раздувающий конфликт. Понимаете, темная эмпатия с позиции самой эмпатии  должна быть вечной в любом случае. На этапе экспансии утверждается, что темная эмпатия вечна и самодостаточна как образ для экспансии.  А если произошел переход в сохранение, тогда утверждается, что вечна и самодостаточна имеющаяся территория благ.  Кто-то делает иное, чем хотелось бы дэву. Но теперь он чаще всего не может явно возмущаться, а тем более проводить экспансию.  Он промолчит, но подумает: «Подожди же.  У тебя развлечения пойдут, ага».
И дэвы тысячелетиями сидят  с  умиротворенно-хитроватыми физиономиями, рассуждая о том, как благостны и добры они, и мир вокруг, и мир к ним, и они к миру. Однако же – кто будет сегодня купаться? А кому достанутся первые энергии фруктов?  А как подменить  одеяло соседа на худшее? А вон у кого-то есть быстроходящие  сапоги. Общество бесконфликтно, поэтому вот бы – без конфликта – их мне!  И  дэвы  ходят друг к  другу, и кланяются,  и говорят:  ты добрый друг, дай доброму другу вот это, мне нравится. А эти отвечают о, мы с радостью, ты услада нашего сердца, но не можем, ведь хорошо, когда они стоят тут, это более желанно. Ну а те говорят:  но не лучше  ли, когда достойный муж  попробует дать сапоги тому, кто просит по-доброму,  пройтись по чудесной сверкающей траве, и не прогневим ли мы мир, если не пройдемся по свежевзращенной чудесной траве для нас.  - Да, вы правы, мы отдадим вам их, но о   горе, – они пропали, за что же нам это… Поэтому мы вынуждены отказать вам в просьбе.  В общем, в таких обществах дэвы «варятся в собственном соку»,   пытаясь «перехозяйствовать» друг друга. Каждый из них пытается перераспределить ограниченные  блага желаний в свою пользу.   И действия основы предлагают  такие развлечения, которые на самом деле  приносят  блага желаний лишь автору,  изменяя территорию желаний в его пользу. Например, дэв берет и ест желаемые и ограниченные припасы, пока другие любуются предоставленным узором, который и был сделан именно с этой целью. 
Но! Разрушающий хаос разрушает, а первозданный хаос блокирует темные действия. В итоге, помните,  я упоминал в первой книге серии,  есть подобие фильмов ужасов, но где пугают не адом, а крахом желаний и благополучия? Таким фильмом и видится дэву мир. Вот красивые девушки танцуют на поляне с летящей листвой. Но что-то вот-вот случится. Листва почему-то жухнет, танец сбивается, порывы холодного ветра приближаются, и в восприятии дэва несут они с собой сохлый лист и бесплодную пыль, а фрукты – лопаются и вытекают под жадными пальцами. 
На этапе отречения  дэв погружен в прошлое. Его желания не меняются, но  становятся все слабее и проще, так как новым процессам слоя познания прийти неоткуда, более того,  любой новой функциональности  прийти неоткуда, а разрушающий хаос вполне себе присутствует . И дэв испытывает   значительную усталость в желаниях.   Веды полны историями о том, как дэвы насовершав грехов сверх меры – вроде бы и побеждали, во внешней канве событий, и преследований особых не было, да и среда для жизни была не из самых плохих, но дэвы просто вымирали без видимых причин в течении какого-то времени. Жизненная сила истощилась.  Зачастую у дэвов на данном этапе на лице печать болезненного жалостливого упадка. Это  эмпатичное мирское милосердие к прошлому.
Темная жизненная философия также изменяется.   Дэвы погружаются в специфическое легко узнаваемое состояние. Это мир, в котором присутствуют очень спокойные, неменяющиеся желания, и они уже имеются. Прошлое желаний. Вот дэв умиротворенно и удовлетворенно рассыпает пыльцу развлечений, а вот сидит, не спеша смакуя энергию плода, ни к кому не проявляя претензий (однако,  лишь пока его не затронули) и ничего не желая нового, прошлое уже есть, дэв абсолютно умиротворенный. Очень точный прообраз этого состояния – медленное, спокойное и удовлетворенное состояние коровы, пережевывающей жвачку. Все необходимое у нее уже есть.   Существует определенная череда формальных состояний, называемых – саттва.  Об этом будет подробнее в следующих книгах.  Стоит подчеркнуть,       состояния саттвы - это действительно весьма гармоничные состояния.  Но темные дэвы – зачастую путают удовлетворение  прошлым   и определенную энергетическую полноту саттвы.  И некоторые   дэвы стали считать крайний этап  темной деградации – состоянием саттвы!
Но это, конечно же, не так, и когда любая функциональность грозит нарушить желания прошлого  – это становится более чем очевидно.  Ибо спокойная удовлетворенность дэва мигом превращается в чрезвычайно грубое разрушение всего, что помешало.  Почему грубое? Потому что на всех предыдущих этапах речь шла о подгонке под свою выгоду. А на этом – дэв пытается просто остановить любую работу желаний, грубое разрушение.    Для дева теперь хулящий природу – любой, кто что-либо меняет. Такая грубость дэвов чрезвычайно характерна. Дэв умиротворенно желает. Кто-то затронул, дэв: я тебе набью рот гнилью!    Форум в интернете, дэв взял себе ник  «доктор вирусолог-распространитель». Другой ник – «эвтаназиолог-затейник». Но почему? А это все затеи для тех, кто вздумает действовать в их спокойном прошлом. Как мне заявил один дэв: «К местам, где я живу,  двери закрыты, а ключи выброшены. Потому что   дверей никогда и не было».  На этом этапе  его влияния основы также могут иметь скептично-снисходительнымй вид, ведь он уверен – представления других – так себе, и ведут их  к  упадочным  желаниям. Эмпатия-то у него!
Кстати,  о нюансах энергетики Солженицына  можно догадаться  по одной единственной фразе из его произведений. «Мы накаляли друг друга таким настроением — и жаркой ночью в Омске, когда нас, распаренное, испотевшее мясо, месили и впихивали в воронок».  Почему такое порочное восприятие? Метаболизм желаний, природной жизни,  охваченный разрушающим хаосом – загнивает и разрушается! Кстати «накалять друг друга таким настроением» - это и есть желание.

Гармония слоя познания дэвов четвертого подвида

Познают четвертый подслой свойств святой опеки, прикосновение желаний. Прикосновение природных сил согласно высшему смыслу означает цветение жизни! Внешнее течение временного процесса [1].  Неизреченное познание дэвов четвертого подвида  подобно порывам натуралиста-испытателя.  Термин «естествоиспытатель» касательно первого подслоя имел контекст  новых открытий.  Так как в человеческом языке есть только это слово. Так-то он, конечно – естествооткрыватель. А вот для четвертого слоя термин  «испытатель» несет самый прямой смысл. Такой натуралист занят познанием не глубинных процессов, а собственно, течения процветания – то есть он занят прикладными испытаниями – что природе нужно, чтобы она цвела?
Термин испытания – здесь, конечно же, не несет научного контекста. Да конь любит гулять, да уже есть луга воды годные для питья.  Ключи бьют, а реки протекают. Но как фактически пойдет игра их страстей?  Как  должна происходить игра эмоций, чтобы природа цвела?  Этим светлый дэв четвертого подвида и занят.
Примеры влияния темных дэвов четвертого подвида можно найти в Америке,  страна в значительной степени существует согласно философии темных дэвов, а дэвов четвертого подвида в Америке – очень много. Концепцию действий светлых дэвов четвертого подвида можно найти… в Америке. Каким же образом? Все очень просто: американская государственная пропаганда постоянно пытается направить общество темных дэвов на светлый путь. Да и небольшая  часть дэвов все же светлая. Поэтому концепция такой пропаганды – образно очень похожа на восприятие   светлых  дэвов четвертого подвида. Но конечно же, светлый  дэв и без пропаганды будет действовать именно так.
Американский чиновник,  моряк, госслужащий, который увидит щенка в воде – и приложит все силы, чтобы действовать по ситуации. Который сходит с белого корабля, машет восторженной толпе и угощает ребенка конфетой. Патриот не  показной политики, а цветущей жизни. Он несет американский флаг, не ради камер или нации, а окидывая взглядом  толпу и оценивая цветущую жизнь,  которая цветет, в том числе, благодаря и его собственным усилиям.    Врач, который смажет  ребенку ранку  и  сделает из салфетки зверушку, чтобы тот не плакал. Искренне. Потому что ему хочется это сделать. Дэв, который ободряюще похлопает по плечу товарища и спросит – ты как, ок? Это уже потом темные дэвы превратили  фразу в фарс. Светлый же дэв улыбается во все тридцать два зуба не для того, чтобы показать, что у него все хорошо, и получить работу, а наоборот – чтобы сделать улыбкой день цветущим.
А вот высокомерный дэв. Он сунул ребенку цветную салфетку, для развлечения, сел напротив и улыбается горделиво. Помог, видите ли, пойте и пляшите! Ребенок вообще-то на улицу хочет, поэтому плакал.  Да вот только дэв – старичок,  про существование уличного раздолья  он  и не вспомнит,  из-за гордыни и невежества.

Гордыня  слоя познания дэвов четвертого подвида

В персонажах диснеевских мультфильмов достаточно легко заметить не только игру эмоций.  В каждом их движении можно заметить специфическое, ни на что другое не похожее манящее желание. Так и выглядит темная экспансия дэвов четвертого подвида.  Энергетика весьма заметна, так как экспансия желаний  навязчива и сильна (энергетически, в истинном творении, конечно же, слаба). Так, она  буквально в каждом движении принцессы из мультика «Аладдин», например. Персонаж двигается неестественно и несвободно, еще бы  – ведь в каждом движении  задача – убедить в цветущей самодостаточности, его касаются обожаемые желания.  Но по факту, такая личность – раб служения образу эмпатии. Она тотально несвободна.
Всех же, кроме себя, такой дэв  воспринимает по определению  как обделенных  прикосновением природы. Темный дэв  воспринимает  окружающих как смешных недотеп, которые, конечно же, чрезвычайно нуждаются в его экспансии, они обделены природным цветением. Это весьма хорошо показано в диснеевских мультиках. Вот главные персонажи, самодостаточные и наполненные манящим желанием. А  окружающие – смешные, идущие вперевалочку, и животик выпирает из-под куцой рубашки, лысые, обрюзглые, с обкромсанными усами и т.д.   Это достаточно явно можно увидеть, например, в песенке из мультика  Beauty and the Beast  «Belle».  А дальше обделенные… служат главному герою так или иначе.    Вообще, в диснеевских мультиках это традиция. К главному герою обязательно прилагается недотепа, зачастую животное-прислужник, обделенный прикосновением природы. Для того, чтобы  эмпатия главного героя была контрастнее и убедительнее.
Деяния основы тоже соответственные. Есть интересный нюанс, который не так просто заметить, но он весьма характерен. Подтасовки основы – они же именно подтасовки, а не настоящее творчество. Так, в Индии хозяева липовых  «лечебных центров»,  иногда  предлагают услугу  – паровую баню. Это деревянный, сомнительный чистоты ящик, с подстеленными на дно тряпками, в него нужно влезть, он закрывается и дальше в ящик идет пар. Но с каким намеком показывает все проводящий процедуру!  И как деревянная крышечка  открывается, и проводит витиевато рукой по тряпкам, и укладывает их и обозначает игру пара. Но все это проникнуто специфическим распадом, потому что на самом деле эта  игра эмоций  не содержит высшего смысла, направлена на потребление  и ведет к краху благополучия, ибо созидательной функциональности практически не содержит.  Или, скажем,  темный дэв рисует яркую картинку  для привлечения публики – она проникнута специфическим лукавством, зачастую лишь  с внешними чертами  при  крайней  недостаточности эмоционального благополучия. Почему?  Так ведь цель манить   с целью экспансии, а вовсе не давать блага.  Представления не функциональны! Показуха!
А что, если дэв на этапе экспансии будет еще и высокомерным? О, есть просто великолепный пример такого поведения. Персонаж  из фильма «Левиафан» (2014).   Он, видимо, был задуман с целью показать коррумпированное и несправедливое правительство, ущемляющее права граждан.  Однако произошел очень интересный феномен.
Зритель, когда ему показывают конфликт в фильме - всегда тяготеет «болеть»  за одну из сторон.  И выводы делает не только из того, что показывается явно. Ведь зритель, особенно светлый, да и вдумчивый, исходя из более высоких слоев – он же проводит собственный анализ, пытается понять подоплеку.  И если ему показать неоднозначных  персонажей,  о которых  явно говорится, что они порочные,  и персонажей, которые показываются как положительные, однако явно ведущие себя чрезвычайно порочно – он  всегда будет болеть за первых, даже если по сюжету у них  рыльце в пушку.   То есть зритель в таком режиме «раскалывает» порочное восприятие самого режиссера. Если режиссер показывает грех, считая, что это хорошо – то   значительная часть зрителей с этим не согласится! А если режиссер дальше показывает персонажа особо не грешащего, но уверяется, что это страшный грех – зритель тоже начнет спорить. Зритель-то к правде стремиться!   Я веду вовсе не к тому, что ворующий чиновник  – совершает благие поступки. Нет, конечно. Но если кто-либо очерняется более, чем есть – то правда лезет наружу. Шила в мешке не утаишь, что вы и  увидите ниже. Правда лезет даже через сюжет, сценаристом же и написанный.
У темных дэвов четвертого подвида на этапе экспансии есть интересная черта. Экспансия подразумевает абсолютное превосходство в цветении желаний, не так ли? Поэтому она проводится только при таких условиях, должна вести к таким чертам, иначе суть самой экспансии теряется.  Есть широко известная истина о феноменально  низкой боеспособности американской армии в неблагоприятных условиях.  Если не завезли туалетной бумаги или нет горячей воды, или у врага тоже есть хорошее оружие – то все. Они работать не могут. То же самое можно прочитать во многих местах и в ведах. Дэвы не против повоевать, но только чтобы безопасно, и чтобы прогулка, и места отдыха, а враг чтобы достать никак не мог. Тогда – орлы!
Итак, в фильме есть главный персонаж, который выставляется как положительный. А дальше зритель с удивлением видит,  как отец  не слабо, причем буквально смакуя, с размахом дает подзатыльник ребенку, усмехаясь.  В другой сцене –  сыну поддать ногой, и боксировать победно – орел, конечно! Кстати, как только сын попытался отвечать – все, закончили. А как же – ведь могут сдачи дать, хоть и минимально, хоть и в шутку.  Зритель с удивлением видит, что главный отрицательный персонаж, враждуя с положительным – не убивает адвоката, хотя имеет силу и возможности.  А главный положительный персонаж говорит, что главного отрицательного персонажа – «молотком надо». И угадайте, что он бы сделал,  имея силу и  возможности? Зритель с удивленим видит (это я о дырах в сюжете), что на сумму, предлагаемую за землю, можно легко купить квартиру даже в соседнем городе, не говоря уже о самострое среди огромных пустующих пространств тут же, рядом. То есть, скорее всего, главный отрицательный персонаж серъезного преступления не совершает. Незаконное изъятие – возможно. Неудобства – да.  Но вот чтобы прям такое жуткое преступление, как это стараются показать в фильме – нет.  Зритель с удивлением видит, что когда  положительному персонажу говорят о Библии и о том, как надо относиться к ситуации – персонаж отвечает, что это чепуха и сказки.
А теперь, собственно, о высокомерии. В фильме очень неплохо показано, как деяния экспансии высокомерного дэва сводятся к саморазрушению собственного и благополучия и желаний. К дэву приехал друг, адвокат. Главный отрицательный персонаж недоумевает, почему, кто заплатил? А потом оказывается, что адвокат-то навострил лыжи к жене клиента. Потом это все открывается,  Николай и адвокат дерутся, плюс его побил  отрицательный персонаж, и адвокат уезжает назад в Москву.  Но как же так, ты же темный  дэв! Ты же хитрый!  Тем не менее, прикинуться добрым и прощающим даже не попытался, хотя бы до конца разбирательства. Нет, каждый раз, когда дэву нужно создать страсть, все оканчивается водкой, уходом, скандалом. Дэв каждый раз вместо хитрости делает чрезвычайно упорные, причем саморазрушительные действия. Высокомерие. Не просто все должно увеселительной прогулкой сложиться, а немедленно и что бы он ни делал.  Николай с невероятным превосходством кидается оскорблять милиционера при исполнении, и милиционер говорит «этого забирайте». Это же надо, какой негодяй, а! Какой произвол милиции!
Весь фильм наполнен  разрушающим хаосом. Адвокату незаконно отказывают принять заявление, и специалист из столицы, сумевший отыскать кучу компромата – просто уходит. Почему? А будет ли защищать истинным порывом тот, кто  тусуется на местах ради жены клиента? Хаотичный и бессмысленный  отдых на природе с шашлыками проникнут жутким распадом, желания разрушаются. Шашлык?  А толку, желания все слабее, все превращается в упадочную порочную рутину.
– Папа, бросай пить.
– Завтра завязываю, гуляй.
Кстати, обратите внимание, как пьет главный персонаж. Здесь тоже очень точно показано.  Вредные привычки темные дэвы зачастую используют по-особому, ведь вредные привычки в мирской проекции – это как раз неверно выстроенные страсти.  Когда убежденный темный дэв  подвержен вредной привычке, то  практически невозможно застать его трезвым, он постоянно курит ганджу и т.д.  Порочные страсти разрушаются.
Темная экспансия блокируется.  На этом этапе темный дэв живет имеющимся масштабом благ, хозяйствуя в прикосновениях к желаниям.  Но в  том  же жизненном пространстве живут и другие темные дэвы, тоже желающие прикоснуться к природным благам.  И такой дэв видит, как живущие рядом  пытаются потреблять те же самые блага желаний.  И он пытается доказать: уж здесь-то, в имеющемся масштабе благ –  он максимально хозяйствует, а другие – непопулярные недотепы, которым не достанется ничего. Приходит американец в рядовую фирму на работу. И говорит всем, что он наследный принц, и у него миллионы на счетах и четыре яхты.  Он цветущий, да! Читал как-то статью об этом,  в Америке такая явная и смешная ложь уже давно никого не удивляет.  И начинается борьба за выживание.   Это дает очень специфические черты коллектива. В общем, они там игриво улыбаются, наряжаются, ходят на вечеринки,  казалось бы – что тут такого, вполне нормальное времяпровождение для дэвов. Да вот только на самом деле все это – наполненный подлостями дележ желания. О, будьте уверены, такое общество полно порчей чужих нарядов и подкладыванием испорченной обуви, и скрытых договоренностей  – кто же именно пройдется по центральной красной дорожке. Каждый думает о том, как бы сделать так, чтобы выставить другого лузером,  а свое прикосновение –  в максимально выгодном свете.  И вот дэвы корыстно играют страстями – напоказ   танцуют, в обнимку прохаживаются,  играя эмоциональными движениями – кто же отхватит больший кусок желаний, кто  стянет больше благ – на себя? А игру эмоций других – подменить, чтобы они не процветали!
Но вот в очередной раз, дэв хочет прикоснуться в своей жизни к определенным желаниям и вдруг обнаруживает, что эти желания находятся под уходом светлых сил, которые пытаются добиться цветения жизни.   Но темный дэв это воспринимает и как уход непосредственно за ним, за всей его жизнью.  И  чрезвычайно опасается этого. Помню, зашел в интернете на  форум,  где большинство форумчан  – дэвы. Они,  когда ссорятся с оппонентами, в момент наибольшего возмущения, в момент набольшей попытки насолить оппоненту, обидеть его –  намекают, что за его желаниями будет присмотр и уход.  Намекают, что оппоненту пора в больничку, что он пишет из палаты номер шесть, а выслали ли за ним санитаров и т.д. Конечно, иногда так говорят и другие личности, но  тогда это звучит просто как шутка-мем. Дэвы  же мрачно пугают – за вами будет уход, все ваши представления будут поставлены под вопрос и остановлены. Почему же их так пугает уход? Так ведь для  них это означает крах  благ мира, полученных корыстью. Кольца, нездорово манящие блеском на вечеринке – под уходом будут сняты с пальцев, язык, говорящий ложь о сладкой жизни – остановлен. А не к месту игриво покачивающий бедрами дэв – будет усажен.
После этого дэв начинает все больше избегать  прикосновений желаний   и в настоящем. Потому что все больше прикосновений охвачены первозданным хаосом, а значит – там уход. Это придает дэву очень узнаваемые душевные порывы. Его желания и прикосновения, а значит и игра страстей, направленная на них, становится все боле «экономной». Ведь он избегает заблокированных путей хозяйствования, опасается их.  И вот уже американская девица лишь  слега поднимает руку, чуть- чуть  призывно помахивая.   Она  опасается прикасаться  к желаниям там, где невозможна корысть. Странное произношение американского английского, этакий экономный прононс – именно следствие этих процессов. Причем  это вовсе не какие-то локальные концепции произношения. Сейчас, на момент написания книги – вся Америка произносит именно так, а не только темные дэвы четвертого подвида. Ибо это уже стало превалирующим культурным направлением. Свободны от такого произношения, по моим наблюдениям, лишь отделенные культурно области, такие как этнические поселения. А также научные институты, и светочи с собственным направлением, например, творческие главы фирм, корпораций и т.д. Причем заметьте, речь идет именно о произношении, энергетика душевных порывов, а не сам  акцент в лингвистическом смысле,  который – суть  вполне обычное языковое различие  Англии и Америки.
Теперь дэва одолевает, опять же, очень узнаваемая  «апатия» в желаниях, ведь они становятся все слабее.  Опишу образно эту апатию. Есть широко известная история об одном тореадоре, который отказался от своей работы и стал защитником животных. Как-то раз он ранил быка копьем, чтобы тот на него напал. И его так впечатлило, что бык не стал нападать, а продолжал стоять на месте  без особых эмоций, что тореадор стал защитником  быков.  Он принял апатию за всеобъемлющую доброту.
В данном случае имел место разрушающий хаос (колоть быка копьем ради развлечения сложно назвать гармоничным деянием) –   и бык просто-напросто пытается предать забвению нежелательные прикосновения жизни, в том числе, и не сопротивляясь.  Но, оставаясь на темном пути, свет высшего смысла – он тоже предал бы забвению!  Эту апатию темные  дэвы часто воспринимают и пропагандируют как всепринимающую мирную  добродетель. На самом  же деле – это хозяйствующие желания, все более слабые и глухие ко всему иному. То есть бык так себя повел попросту потому, что его желания ослабели, а не из-за непротивления злу или мирности.
На этапе остановки прикосновения к желаниям, конечно же, становятся неизменными. А игра эмоций ведет к покою.  И местность, в которой живет  такой дэв, все больше начинает напоминать чащобу полную природного мусора, гниющие болота, черные стоячие воды и т.д. Природная сила разрушается.
Энергетика четвертого подвида на этапе остановки  очень хорошо видна в клипах Майкла Джексона. Характерные движения певца, наполненные желанием. Однако же можно заметить интересный нюанс:  в энергетике, а во многих случаях, и напрямую в сюжете  – концептуально показывается, что исполнитель мучим  ситуацией в различных вариантах. Это и есть следствие отождествления на этапе остановки процессов мира и личности как таковой.

Гармония слоя познания дэвов пятого  подвида

Дэвы пятого подвида познают тягу желаний.  Глубинное проявленное будущее пространственных свойств. [1] Святой опеки, разумеется. Ведь свойства святой опеки – это и есть желания.
Временные слои уже  несут свою функциональность, поэтому дэв пятого подвида – природовед, познающий уже пространственные природные силы.  Вообще, на нашей планете  не так просто описать его деяния и восприятие.  А вот на сугубо природной планете одно лишь упоминание о таком дэве тут же вызвало бы образ сродни лесовику, в нашем понимании, который  заведует пространственными природными силами.
Тяга желаний состоит из представлений о причастностях. В земных преданиях дэвы пятого подвида  известны, в том числе  как ведьмаки. Те, кто может договориться с любым природным   созданием. Указать и наставить,  как себя вести. Ограничив порочные причастности и показав верные. Во времени уже есть все слои представлений о страстях. Но чтобы природа в пространстве обрела тягу, нужно эти представления внести в пространство, сделать причастными к ним.  Чтобы лес разрастался, недостаточно представлений о хорошем дожде   с нужным составом  вод. Нужно чтобы эти дожди могли проходить  в этом лесу. 
И, как вы уже знаете [1],   каждая основа раскладывается, в свою очередь, на телесные действия дэва – веер житейских совершенств.  То есть природовед присматривает  и меняет лес так, чтобы все успешно «работало». «Лишних шумов здесь много. Капли не так падают, дорожки для животных не образуются, деревья на склонах не выдерживают ветра».  Исправит, и тогда  желания обретут пространственное воплощение  и тягу, природа будет успешно реализована в пространстве.   Иначе говоря, чтобы голуби начали испытывать тягу желаний –  недостаточно идеи задать им корма, недостаточно вкусного и ароматного корма. Нужно, чтобы они имели возможность его есть, и добраться до него. Естественно, действия дэва не касаются одних лишь  лесов, они касаются природы, и не только исправляют, но и творят новое. Но и исправления светлого существа  – также несут светлую   гармонию и высший смысл в мир!
Однако все же есть  весьма точный образ. Но точный именно постановкой  отдельно взятого сюжета. Так как энергетика актера другая, да и весь фильм в целом  снят  по темному произведению. Концептуально влияния и действия  Радагаста, показанные в фильме «Неожиданное путешествие» – весьма точно отражают деяния светлого, но высокомерного дэва пятого подвида. Именно отсюда его страдальческая одержимая торопливость.

Гордыня слоя познания дэвов пятого  подвида

Гадить прямо на головы окружающих  – не надлежаще.  Но темный дэв плевать хотел на любые ограничения, если его к этому тянут желания. Дэву можно все в эмпатичных тягах желаний.   В итоге дэв создает  жуткие, раздувающиеся от желаний зооморфные формы. И конечно, само поведение.    Дэв приходит в место для угощений, кладет ноги на стол,  бесцеремонно располагая там же  все более возрастающую пасть, желающую есть,  растопырив несоразмерные загребущие лапы,    выдыхая из пасти прямо в лица окружающих, ерзая, располагаясь.  Может показаться,  что он настроен враждебно, но на  самом деле  это эгоистичное стремление утвердить везде свои тяги, и  он садится всем на головы не из каких-либо претензий. А    чтобы провести экспансию  своих желаний.   И для такого дэва вполне нормально прийти в общество и сказать, например: о, какой у меня член – вы бы знали!
Что же касается действий основы при экспансии, то тут очень интересная картина. В книгах я в основном описываю взаимодействие и соперничество темных на этапе сохранения. Но, конечно же, теоретически оно вполне может иметь место и на этапе экспансии. Просто при экспансии вынужденной конфликтности гораздо меньше, места-то сколько хочешь. Но, тем не менее, если, скажем, где-то живет очень много темных существ одного типа души на этапе экспансии – то, естественно, конфликты могут возникать.
На постсоветском пространстве рисунок преступлений представляет собой по большей части экономические преступления, иначе говоря, обыкновенное воровство. Часть – связана с личной неприязнью, еще часть – бытовые преступления, и небольшая часть – маньяки и прочее.  Ну и известный всем бандитизм 90-х. А вот в Индии, где живет огромное количество дэвов пятого подвида, среди которых немало и темных, есть преступления с совершенно другой подоплекой.   Девушка одела яркое платье и пошла на берег реки.  Селяне вдруг взяли и избили ее.  Парень влюбился в девушку другой касты – жители ему угрожают расправой.  Жених приехал свататься к невесте, она  решила поесть мороженого – жених вдруг отзывает предложение. 
И как же она так хитро поела мороженого? А вот как: я сладострастно ем мороженое. А вот и жених идет, соблазненный моей тягой. Сейчас войдет в дверь. Ткань не в  ту сторону отодвигает, посмешище.  На вот, вынеси на улицу стаканы, да ведро с кожурой заодно прихвати.  И во  всеуслышание кричит дразнилкой: я ем  мороженое, пока он выполняет черную работу. Представления о причастности слабы (так как все берут, но ничего не дают), корыстны и полностью озабочены тягой самого темного дэва. Девушка в ярком платье вышла на берег реки – а  многие   воспринимают это как вызов, они сами хотят экспансии, а девушка, понимаешь ли, тоже эгоистичные тяги вызывает, заморочена больно!  Сообщество темных дэвов пятого подвида  – сообщество стервятников благополучий, ведь каждый хочет  быть «главным на балу». И все зорко следят – а ну как, кому-то причастностей обломится? А ведь должно – мне! Но жених-то не лучше: пришел   в место для угощений, раскинувшись бесцеремонно. И угадайте, к чему  причастны окружающие? Причем он вовсе не ощущает   себя злонамеренным, говоря: ну вы же сами видите, так как тут все желания для меня, то ваша судьба такая:  носить тарелки,  обслуживать – ничего не поделаешь!
Девушка подходит к перекрестку. Здесь же поворачивает машина, вполне успевая, пока девушка дойдет. Она начинает бежать(!), чтобы машина остановилась и пропустила ее.  В принципе, так может сделать кто угодно, и по другим причинам, мало ли… Но ее состояние души! После того как машина ее пропустила, она приосанилась и расцвела в улыбке.  Легко представить, что произойдет, если за рулем будет тоже темный дэв  или личность с сильной активацией подобия на этом же слое. При менталитете темных дэвов может начаться  соперничество природной развязности. Кто развязнее и наглее: девушка, играющая на нормах дорожного движения, которые предписывают остановиться (кстати, играющая неверно, ибо эти же нормы запрещают и выбегать на дорогу), или водитель который  решит не останавливаться.    А потом они сцепятся  между собой, хватит ли у водителя развязности и грубости – ударить девушку,  а девушка остановится хотя бы сейчас, раз  удачный переход уже явно не состоялся, или начнет царапаться и выть, взывать к богам и людям и сыпать проклятьями?
Понимаете, в чем проблема, в темном коллективе апелляция  к разуму видится как слабость неудачника. Гармоничный  водитель вышел бы и ясно  сказал – вы нарушаете нормы дорожного движения. А что подумает девушка, это уж ее проблемы. Однако когда оба участника темные, то вполне может начаться соперничество в грехе, кто развязнее и грубее.  Кто сильнее, тот «самый серьезный чувак», а кто менее «плохой» – тот лузер.  Но на самом-то деле  такое отношение обоих легко доведет до все большего распада, грехов и преступлений.  
Однако с какого-то времени дэв чувствует – что-то не получается располагаться.   Первозданный хаос блокирует неуемные тяги.  Дэву становится очевидным – ноги почему-то свыше  не позволяют совать  окружающим  под нос. Дэв теперь живет территорией жизненных благ, которую успел захватить.  Но первозданный хаос проходит  и в имеющийся масштаб темной  эмпатии.  И это светлый, гармоничный ход вещей.  А вот рисунку устоявшейся корысти – он противоречит. Потому дэв теперь подвержен состоянию, сродни психозу олимпийцев, но касается он не чувств, а желаний. Дэв смотрит в ночь лесных чащ и что-то ему теперь не хочется там располагаться – о, как сумрачны и враждебны темные чащи. Он идет мимо прохожих с сытым животом, и вдруг ему все больше кажется, что прохожие сейчас накинутся на него и отлупят, да так, что все съеденное исторгнется наружу. Он поел и вроде бы и раскинулся отдохнуть, но вдруг ему чудится, что он не может раскинуться всласть, как раньше, растопырив лапы, а живот странно отягощает.  Дэв проходит по местности, на которой расположены смоляные ямы, и вдруг ему приходит мысль, что они липки и черны,  противоестественны, и он может там очутиться.   Ну и, конечно, сама тяга желаний теперь вовсе не экспансивна и не развязна.  А точнее, теперь дэв развязен с оглядкой, ибо уже давным-давно к нему пришло понимание, что в любой момент он будет вынужден мириться с развязностью других.
Что же касается темных подтасовок, то теперь дэв старается обманом всучить другим такую причастность, которая приведет к краху желаний  других, а продвинет его собственные. Но теперь дэв не может грубо навязывать свои представления, и манить особо не может,  ведь экспансия, темное будущее – заблокировано. Поэтому все, в основном, сводится к обману: смотрите, какие благополучия успешно работают на этой территории желаний. Ну а на самом деле, конечно – предложенные представления  изменят желания в пользу самого дэва.
Оригинальный момент: изучаю души двух дэвов. Один живет в Америке, и добился успеха в профессии и карьере. А другая, девушка, живет в Индии – и тоже добилась успеха в карьере. Они оба на этапе сохранения.  Однако энергетика хозяйствования отличается значительно. Причина такова: у девушки не получалось успешно обманывать других развязных дэвов, а у парня – получалось гораздо  лучше. Лучше, естественно, с точки зрения  проявленного мира и выгоды. И этот парень практически все время полон  напоказ удивленной, торжествующей скептической насмешки.    Опять, опять купились, неудачники! Поверить не могу!  Благодаря  в основном успешному обману и ошибочной темной точки зрения он уверенно воображает,  что у всех вокруг более примитивные, недалекие представления, по сравнению с его хитростями судеб.
Однако все это идет ровно до тех пор, пока первозданный хаос [2] не начнет блокировать темное хозяйствование. Есть просто-таки великолепный пример данной энергетики по своей очевидности. Настолько, что, ее скорее всего воспримут  читатели и  без  экстрасенсорных наклонностей. Речь идет об энергетике клипа  Alizee La Isla Bonita, исполнение на оранжевой сцене. Там  потрясающе наглядно видно  буквально в каждом движении танца, одновременно и развязность желаний и вынужденная уклоняющаяся экономность, вынужденная сдержанность в развязности.
Начинается этап остановки.  В обрывках древних индийских преданий есть упоминания о темных раджах – правителях, охваченных неумным стремлением вредить и разрушать. Причем не ради своих каких-то своих целей,   им претит любой эмоциональный порыв вообще. Поэтому среди народа  они считались непостижимо злыми. На самом же деле – они просто любую активность «замороченности» в причастностях  воспринимали как личный вызов. Кто посмел засмеяться?  Плохо, ведь почему-то он да смеялся! А вот работница спешит домой. Значит хорошо там!  Значит, она устроит себе неплохие желания!  Дэв испытывает  сильную душевную боль,  когда видит любые изменения.  Ведь ему доступно только прошлое.  И ему кажется, что вредные окружающие насмехаются над ним,  что деяния других выставляют его неудачником. Кроме того, ему кажется (собственно, так оно и есть), что деяния других темных покушаются на его покой, на те  желания, которые он имеет сейчас. И что эмоциональные причастности – уже сейчас все есть. Ведь кроме слоя эмпатии ничего вроде бы и не существует. Однако же на самом деле причастности все более бестолковы,  и весь веер представлений полнится разрушающим хаосом. Посмотрите клип «Остров, где все есть».
Но сам дэв отнюдь не мнит себя злым.  Дэв на данном этапе охвачен  очень характерной болезненной жалостливой эмпатией   к миру прошлого, где теперь главные блага эмпатии. Такой дэв снова и снова со слезами на глазах оценивает берег, где можно развалиться, спокойные переливы драгоценных украшений,  которые уже имеются,   дыхание и течение воздуха на спокойных полях, которое может исчезнуть, и лучше уж – пусть ничего не меняется. Поэтому зачастую такой  дэв охвачен крайней степенью психоза: он опасается,  что берег вдруг начнет  наклоняться к пасмурному морю,  дыхание полей завязнет в глотке, а драгоценные браслеты свалятся с рук и плечей. 

Гармония слоя познания дэвов шестого  подвида

Существует заблуждение, особенно среди темных существ – что лишь явно берущему доступна  очевидная радость от проявленных благ. Ну а светлые существа – уклончиво говорится,  что для них радость в отдаче, или же  блага светлых позиционируются как  «духовные ценности», что на самом деле – совсем другой  слой бытия,  к тому же ниже неизреченного смысла. И тогда получается, что у темных существ «настоящая» радость и удовольствие,  а светлые – так, перебиваются абстрактными утешениями. Естественно, такая точка зрения ошибочна и работает по сути рекламой темного пути. На самом же деле – все наоборот!  Радость темных временна, безвидна сутью и содержит изначально неизбывную боль неизбежной потери.  А светлые существа – вполне радуются проявленным благам! Именно вполне, а не частично,  ведь темные, по сути, радуются мирской части благ, да еще и отторгнутым от высшего смысла. Кроме того, у светлых-то присутствует и  творческая радость,  радость творца. Так, например,  светлый дэв шестого подвида полон непосредственного, легкого и веселого восторга по поводу благоденствия природы.   Ему удалось так повлиять на слой познания, что природа пребывает в благоденствии согласно неизреченному смыслу.  
Светлый дэв шестого подвида познает глубинные пространственные процессы [1] желаний. Он познает ощущения желаний.   Поэтому  его  неизреченное познание подобно заинтересованному, истинно милосердному покровительственному попечению лесника, который основывается на высшем смысле, но и на анализе существующего мира, конечно же. Как  же иначе тогда узнать, в каком мир состоянии,  и что нужно делать?  Это природовед – испытатель.  И вот лесник весело и активно (ведь основы дэвов – это методы) прыгает с кочки на кочку, там лизнет листочек, здесь поправит  грибочек, оценивая судьбы природных уделов. Все ли в порядке? Он  примеривается ощущениями к земле, к воде и воздуху, и гораздо больше того –  ведь в мире дэвов разнообразие энергий и сущностей  больше, чем в человеческом мире.  Он притрагивается к энергетическим потокам в травах, оценивая влияние земли и солнца, взаимное течение энергий и ощущения свойств святой опеки от них. Естественно, термин  «лесник» здесь употребляется в общем смысле, это не ухаживающий конкретно за лесом, а ухаживающий за природой.  Это те самые дэвы, которых называют духами природы. Дух леса, дух реки и т.д. –  ведь река так же требует попечительства в пространственном цветении, как и лес, конечно же. А  дэвы,  пошедшие по темному пути – известны как лешие.

Гордыня слоя познания дэвов шестого  подвида

Уже на этапе экспансии   рисунок природных сил теряет синхронизацию с тем, что от Бога.  И превращается  в неуемное, дикое буйство природных сил.    Это порождает соответствующее поведение темного дэва. Экспансия   природного дикого буйства – порождает очень специфичное, нагло-задиристое, претенциозное в желаниях поведение, порождаемое уверенностью, что это буйство желаний – никто не в силах остановить.    Кроме того все эмоции вокруг – лишь инструмент для собственных ощущений в желаниях.  Помните дэвов из первой книги, что ехали в автобусе? Они и высокомерные и темные.  Расположились на заднем сиденье, прицельно стараясь развалиться так, чтобы выжить сидящих рядом.  В одно время на земле так случилось, что именно темные дэвы такого рода сходили на землю и брали подходящие им земные тела. Речь идет о сатирах. Сатиры цены не складывали своему природному  буйству и обожали куражиться над желаниями других,   разрушать все другие ощущения в желаниях, занимаясь разнообразным вредительством, которое сами сатиры считали мирными  шутками. Однако же на самом деле это выглядело совершенно по-другому. Собственно землянам повезло,  что этих демонов чрезмерного плодородия, во-первых, было мало, а, во вторых, все же их возможности были ограничены земными телами. Иначе бы живущие там испытали бы на себе захлестывающее буйство природы  в самом прямом смысле. Дело в том, что дэв-то живет внутри слоя, внутри  этого буйства, которое должно распространяться, экспансия ведь.      И жители человеческого слоя  видели бы разрастающийся с невероятной скоростью лес, подступающий к домам, искаженный, переполненный необузданной дикостью, слабо светящий блуждающими огоньками, и стволы переплетаются в буйстве природных сил.
Что интересно, тела сатиров – они ведь, по сути, из той же органики, что и людские, это человеческий слой. Но эта энергия меняла очень характерно многие черты органических тел. Зубы сатиров становились острыми, будто обломанными. Движения становились резкими, замашистыми. В каждом движении – пренебрежительное превосходство буйства сил. Руки и ноги  огрубляются, и становятся больше, будто раздуваясь, буйная  порочная сила переполняет их.
Что касается подтасовки основ, то она весьма интересна, остановлюсь на этом подробнее. В произведении «Властелин колец» есть одна интересная черта. Там, как вы знаете, очень много описаний мест. Практически весь сюжет – это движение по карте. И  степень «угодности» любых территорий, враги  там или друзья, определялась одним –  насколько там хорош удел, пространственное раздолье.  Широки поля, кони, зеленые травы – там друзья добрые.  Еще больше широки, больше родников, еды хорошей – еще большие друзья.   Мало еды, вода горькая – подозрительно. А не с  нехорошими ли силами знаются жители тех мест?
Но если логика поверхностных благ темной эмпатии такова, тогда можно ведь и наоборот! Так и выглядят сети лжи  темного дэва шестого подвида. Его ощущения желаний раскроются всем множеством аспектов удела, и он манит вовсю, показывая – ох, как широки воды, как раскинулись поля, как готовится и запасается еда, гуляют кони и т.д.  Заходит в трактир Бродяжник, и как бы с намеком – ну вы же знаете, я же потомок Нуменора, что такое Нуменор? Ну там все хорошо, всего много, и Рохан – там тоже хорошо и зелено  и еды много. Ничего не напоминает? Европа, пропагандирующая свои ценности. Никаких конкретных обещаний о конкретных благах не дается, а как бы само собой разумеется, что и широко, и сытно и честь большая знаться с ними и именно это собрание лучших друзей. Однако я вовсе  не стремлюсь поставить ярлык – Западная Европа – плохо. Есть действительно чудесные места в западной Европе – например Швейцария, имеющая весьма высокую энергетику – однако они-то подобным образом  не обещают и  близко! А вот там, где много темных дэвов – черты  и действия очень характерны.  
На этапе сохранения слоя эмпатии – буйство природы меняется. Это буйство уже не захватывает новые пределы, не разрастается, а буйствует на одном и том же месте. Но так как это буйство отрицает божественный ход вещей, то природа, буйствующая в одном и том же месте, начнет пожинать собственные плоды распада.  И вот  уже леший, сам заросший, среди гниющих  буреломов в мрачной, непролазной  чаще,  его собственные глаза – будто гнилушки среди сухих суковатых  ветвей.
Действия основы тоже меняются – дэв уже не манит ради экспансии, его задача – отстоять свою территорию эмпатии.  И здесь без разницы,  будет ли это дэв в своем собственном теле – невидимый человеческим восприятием хозяин чащоб, или он будет жить в человеческом теле, или сошел  на землю в виде  сатира. В любом случае он будет стараться охранять свой удел от желающих.  А при возможности и проучить за попытки вторжения, ведь темное существо стремится утвердиться в своей эмпатии,  в данном случае – отстаивать территорию хозяйствования. Если это леший – он заманивает обманными образами людей в чащу, пугает. Чтобы не ходили по его уделам. Если это сатир – он морочит голову загадками, предлагает состязаться. Например, бежать взапуски. Один нюанс: состязание всегда связано  именно с его  местностью. Сатир хорошо знает место и постарается на этом и сыграть, а незадачливого соперника завести с беговой дороги в какие-нибудь кусты и топи, да подальше. Предлагает угадать, что и где растет, ведь сам-то он  давно это выучил и т.д.
А если дэв живет способом, близким к человеческой культуре  – что ж,  есть устоявшийся Шир с умеренно подлыми традициями защиты уделов.  В книге «Властелин Колец» присутствует определенный тип  нюансов  сюжета,  которые каждый раз освещаются подробно, с удовольствием и в деталях. Рассказывается, как неугодных жителей то выгнали с обеда, то завернули с порога,  умело распрощались, избежали нежелательных гостей-соседей, распрощались, а затем раздольно позавтракали  и  т.д. 
И вообще, любое существо – светлое или нет, зачастую несет гораздо больше именно своих деяний и восприятия и позиции – чем средний житель земли мог бы предположить. В делах ли, в мыслях ли. Ведь все это – вовсе не   отвлеченные знания.  Так, темный дэв будет придумывать вроде бы фантастических персонажей, а получаться будут – лешие.  Например, Том Бомбадил –  чистейшей воды леший. Что, в книге показано, будто он вроде бы и светлый? А как же тогда вышло, что подвластная ему территория – самое темное и опасное место во всем Средиземье?  Беорн – аналогично. Почему и этот темный? Да ведь хоббиты, пока у него гостили – вздохнуть боялись не так, чтобы ненароком не задеть его слой эмпатии.
На этапе отречения буйство природы не только существует в одном и том же виде, с точки зрения масштабности  процесса, но и функционально повторяется одно и то же.  Жизнь желаний, вынужденная  использовать для метаболизма свойства,  в которых сила жизни уже истощена  тем же. Такое буйство начинает вполне ощутимо подгнивать, а темные дэвы шестого подвида приобретают соответственные черты. Дэвы на последнем этапе деградации на земле известны как болотники,  темных дэвов будет тянуть  именно в подобные места. Болото вовсе не темно само по себе, конечно же. Суть в другом – там им легче действовать так, чтоб  их слой эмпатии не менялся.
Когда такой дэв  видит  любое хозяйствование в уделе, изменения в ощущениях желаний – он испытывает сильнейшую зависть.  Ему кажется, что над ним потешаются,  специально стараются «сделать ему больно».  И дэв хочет помешать своими действиями любой функциональности. Один нюанс: его удел один и тот же, а темная эмпатия подразумевает, что этого достаточно навсегда.  Поэтому возникает очень интересный аспект восприятия и стремлений: дэв считает,  что ему не нужно ничего менять, а удел – сам расправится с  тем, кто меняет его функциональность.   Персонажи «Властелина Колец» полны надеждой и на то, и на это. Надеждой, что имеющихся возможностей удела – достанет, чтобы победить всех нежелательных, и делать ничего не нужно, лишь слегка направить. Чтобы враги вошли в зачарованный лес, а не вышел ни один.  Правители Рохана сидят и сталкивают между собой кубки с питьем, перманентно.  А тем временем враги сами сгинут, ступив на земли Рохана.  Другие нежелательные враги переступят ручей и сгинут от возмутившихся духов вод.  Хоббиты столетиями пускают колечки на одном и том же месте, и это чуть ли не мистический залог благополучия Шира. А если глянуть в общем – в книге очевидно прослеживается  постоянная надежда на сохранившуюся некую природную  силу из прошлого, которая породит несокрушимый удел.  И сюжет сводится к тому, чтобы  в очередной раз раскопать какую-нибудь сохранившуюся древнюю силу природы дэвов, которая  решит все проблемы. Вообще же, в книге очень хорошо показана суть постепенной темной деградации. Один из характерных признаков  – вчера всегда было лучше, чем завтра. Так как жизненный слой разрушается из-за десинхронизации с первозданным хаосом. Природные маги прошлого всегда сильнее нынешних. И вельможи  дорожат делами предков больше, чем своими.     Но все это не так безобидно, как кажется в сказке. Потому что болотник этим руководствуется в действиях, пытаясь заманить путников в болота,  в глушь и т.д. Такие дэвы любят заклятья, которые  до сих пор встречаются в книгах по черной магии. Они основываются на подобии возможностей удела и желательном. Пусть наши недруги истаят, как туман поутру,  как мох тянется к трясине, так пусть и путники забредут туда и т.д.
Как в случае с фильмом «Левиафан» были весьма неоднозначные отзывы в интернете,  так и когда вышел  фильм «Властелин Колец», обсуждался  персонаж – Арагорн.   Многих просто поразила потрясающая, всеохватывающая безынициативность персонажа. И даже не столько в сюжете непосредственно, сколько в самой   постановке и игре. Абсолютно никакого рвения, ноль внимания, ничего из  личной активности.  Что-то вроде – а вон, черные всадники наступают.  – Ну, бывает. Давайте пока закроем окна поплотнее, и посмотрим из-за штор – это непременно поможет! А в сценах боев – непонятно – то ли это бой, то ли спокойно-безвкусная уверенность, что враг   обязательно  снова  подставится под удобный удар.  В сценах боев ну прям видно, как Арагорн буквально берет и спокойно  выжидает,  чтобы враг сам и подставился.  Сделает ошибку, после которой дэв выграет.  Без особых усилий, и безопасно чтобы!

Гармония  слоя познания дэвов седьмого подвида

Дэвы седьмого подвида познают стремления желаний. Или, говоря языком формальной логики – внешнее будущее пространственных свойств святой опеки.  Стремление желаний состоит из веера представлений о наслаждениях. И восприятие джинов вполне точно показано  в литературных источниках о них, даже  и художественных. Автор интуитивно подключается к слою бытия. Не угодно  ли вам выкупаться, о мой драгоценный друг?  Мне кажется, сейчас самое время. День этому благоприятствует, одно только  слово, и мы пойдем  на наилучший пляж в здешних местах! О, услада моих глаз – может быть, тень от этих деревьев принесет желанное твоему сердцу?  
Неизреченное  познание светлого  джина подобно восприятию и деяниям природоведа-смотрителя, лесника-смотрителя.     Суть тут вот в чем:  природа уже имеет определенные рамки и черты, очерченные предыдущими слоями, как и  глубинное  течение жизни -  временной и пространственной.  Да и у природных свойств в целом есть определенные пределы. Поэтому и сила  стремления желаний,  внешняя прикладная энергия желаний –   должна протекать так, чтобы не разрушить уже заданные рамки и ограничения,   сами стремления также должны нести  благо, соответствовать высшему смыслу.    То есть такой смотритель выбирает, какие нужно создать наслаждения, какие  наслаждения можно и нужно дать природе, чтобы получить гармоничные желания, а какие  - не следует. Потому-то он и смотритель.   В земной культуре подобные действия, касающиеся природы   – называются природоохранными мероприятиями. Но на человеческом слое земли они  зачастую ограничиваются не созданием и направлением наслаждений, а ограничением тех наслаждений, которые губительны для природы.

Гордыня  слоя познания дэвов  седьмого подвида

Дэв преклонился перед определенным рисунком стремления желаний.   Почему же дальше начинается экспансия?   Суррогат вечности оказался лишь суррогатом. И дэв, пусть даже сверхсознательно понимает,  что слой не вечен! И более того, будучи десинхронизирован относительно высшей сути – разрушается! Поэтому всех темных существ преследует неизбывная душевная боль и  опасения, что проявленные блага будут разрушены.  И дэв  находит выход:   мой рисунок благ, рисунок благ под меня – должен захватить весь мир!  Тогда уж точно будет много и надолго.  
На темном пути   у дэва  один, неизменный концепт стремления желаний.   Это смотритель, который  присматривает не исходя из высшего смысла, он просто-напросто присматривает, чтобы все шло, как он хочет.  И поэтому он полон  эмпатично-болезненного психоза, ожидания природной катастрофы. Ибо  все, что идет не так, хочется, он как раз и считает природной катастрофой. А настоящую катастрофу в природе, которая происходит из-за того, что его действия не несут  высшего смысла   – он не замечает. Однако же это  болезненное  состояние  сам дэв воспринимает совершенно по-другому: видите, я милосерден ко всем живущим существам, к судьбам мира: волнуюсь, чтобы с ними не случилась природная катастрофа.
Вот девушка – темный дэв седьмого подвида.   У нее реальное ощущение, что она выйдет на улицу, встанет в игривую позу – и окружающие начнут дарить ей все, приходить, спрашивать «чего же ты желаешь» и т.д. У девушки ощущение, что она тактично кашлянет с намеком – и все тут же предоставят то, к чему она стремилась! На самом же деле, она – неуемна в стремлениях желаний и  разрушает природные структуры.  Такой дэв  - разрушает природу, перегружая ее желаниями, в том числе и такими, которые природная структура попросту не может  выдержать.  Мама с дочкой. Мама вдруг приходит в дикую ярость и орет: сколько раз я тебе говорила, не трогай варенье (нецензурная брань) – руки поотбиваю! Реакция мамы понятна – дочка посмела захотеть того же, чего и мама. Ну а мат и грубость дэвов – прилагаются на всех этапах.  Ведь свойства – это сила. А экспансия – это подчинить своей силой все вокруг. Такой дэв ломает и разрушает природу, и характерен  попытками  немедленно получить все, что захотелось, любыми, даже самыми грубыми и разрушительными способами. Любое стремление желаний –  его и для него. В ведах немало подобных сюжетов. В горе расположены сокровища, асуры приходят и аккуратно устанавливают аппаратуру, чтобы получить их, не повредив природу. Приходит дэв, пинает гору, и забирает все себе.
Подтасовки основ очень интересны. Зачастую темные дэвы возводят свои деяния в ранг высочайшей мудрости, небесной благости и прочего. Они же служат природным свойстам, естественному состоянию. А на сущности выше – зачастую попросту не обращают внимания, особенно сейчас, когда только-только закончилась кали-юга.  И у них искреннее ощущение, что они – творцы миров, божества.   Поэтому такой дэв  всего лишь подтасовывая ради корысти  наслаждения, «благостно», размеренно заявляет: ооо, я знаю каких наслаждений жаждут люди. На самом же деле, конечно, он просто навязывает наслаждения, которые в итоге стянуться к его желанию.
На этапе экспансии темный дэв мог позволить себе неумные стремления, так как он захватывал все новые структуры желаний, потребляя из них.  А вот когда экспансия блокируется,  блага становятся ограничены определенной территорией, и влияние разрушающего хаоса становится все более явным.  Сила свойств истощается, желания становятся  вялотекущими, «безвкусными».  Кроме того, дэв окружен другими темными, и  ему кажется, что ему угрожают природные катаклизмы.
Очень специфический и узнаваемый рисунок таких «размазанных» желаний, темные  дэвы, конечно же, зачастую  называют благостью, удовлетворенностью.  Эмпатия теперь ограничена, а значит, ценна  экономия природных сил, кроме того, эмпатичные блага – уже на этой территории, а значит, все и погружены в умиротворяющую природную благость, осталось хозяйствовать. Это очень специфическое понимание воздержания, которое сейчас как устойчивая концепция -  есть только в Индии.   Я  давно заметил –  когда  некоторые тамошние    мыслители произносили  «аскеза, воздержание» – я испытывал определенное  ощущение неприятия. И раздумывал – но почему? Ведь  подвижничество,  временное отстранение от определенных аспектов бытия с тем, чтобы обратиться  к высшему – это ведь хорошо.   В чем же дело, почему  неприятие?  А потому, что вкладываемый истинный смысл был – поэкономить, растянуть желания на подольше, или накопить желания, силу желаний, то есть опять же, чтобы удовлетворить желания, а вовсе не обратиться к Богу.   Кроме того, сама суть седьмого подслоя – стремление, сочетаясь с экономией – дает у дэва на этапе хозяйствования    очень нездоровое, вынужденное (а не благодаря благим чертам)  сдерживание.
И вот начинается, и неспешные танцы в ночи, и девушка, которая и хочет желаний, но и хочет чтобы они не «потратились»,  сэкономить их силу, которая разрушается, и она в противоречиях, говорит мужчине – «благочестивая девица, позволит одно прикосновение к себе, достойный муж, в эту  благостную  тихую  летнюю ночь».  Кроме того, она опасается и постоянно придерживает себя, из-за других темных дэвов. Но  опять же, Индия – это вовсе не ярлык. В темных дэвах дело, а  не в географической области.  Помню, девушка, она русская, говорит: я,  взойду на любовное ложе только с законным мужем  и не раньше, все мои поклонники – учтите это заранее.  Внешне подобное стремление  похвально и, не вдаваясь в тонкости и исключения (не прелюбодеяние то, что с чистым сердцем),  вполне соответствует религиозным канонам.     Но каковы мотивы именно этой девушки? Вы с этим еще не раз столкнетесь в книгах серии. Внешние проявления – одни и те же. Мотивы – разные. То, что обуславливает поступки – определяет меру греха и гармонии, а не одна лишь внешняя канва. Так вот,  во-первых, это то же самое, что и выше, экономия собственных разрушающихся стремлений, а, во-вторых,  она хочет подороже «разменять» стремления мужчин. То есть, раз ее стремления желаний ограничены – она не может себе позволить неумные желания.   Она пытается хозяйствовать оптимальным образом – если уж тратить силу желания, то так, чтобы и муж был и весь  дальнейший веер благ, максимально возможных на этой территории. Кроме того,  будущему мужу будут предложены наслаждения под жестким контролем, такие, которые ведут к ее рисунку хозяйствования.
Итого,  в подобных сообществах скрыто происходит разрушительная борьба за желания,   мужчина несет расписной горшок, узор на узоре, и приговаривает – чудесное зерно, собранное с омытых водой полей, ставлю сюда. Кто-то втихомолку пытается взять, а там  –  змеи.   Женщина идет в купальню –  попутно берет с  собой жуткую маску, отпугивая прохожих. Кто-то заглядывает в купальню, а тело женщины в грубой и угрожающей позе, покрыто волосами,  рядом лежат камни,  она готовится их бросить в любителя подсматривать.    Ну   или в суд за домогательства можно подать… но это уже на другом континенте.
На этапе отречения  рисунок стремления желаний представляет собой неизменный образ. Дэвы ( не только седьмого подвида), начиная с этапа ограничения хозяйствования и далее, зачастую имеют одну и ту же узнаваемую черту, если  прицельно не принимают блокировку свыше. Темный дэв считает, что его желания должны пересилить всех и вся. Но благодаря светлой блокировке они не могут исполниться. И лицо дэва приобретает выражение очень специфической гримасы отвращения, омерезния и т.д. «как же так, я не могу исполнить определенные желания, а природные изменения, что происходят, я не могу остановить в принципе.  Я просто потрясен, а я-то думал, светлые силы так, понарошку». На нашей планете, где концептуально есть и понимание подобных грехов, и весьма распространены религии, такое отношение выглядит скорее как анекдот: вы почему мне не даете порочно развращаться в желаниях, ну что же вы за чудовища такие?
Однако же, если на этапе остановки явного вмешательства первозданного хаоса пока нет, то дэв воспринимает имеющееся состояние природы как состояние самодостаточной благости свойств, и нужно – лишь поддерживать, а все, что не соответствует – и несет неестественный катаклизм.   А в каждом движении и слове    – сквозит ощущение полной удовлетворенности в наслаждениях.  И если встретивший такого джина не обладает достаточными знаниями, и впал в зависимость от эмпатии, то  джин ему видится как вседовольный, всесогласный, всепринимающий. Он воспринимает его, как стяжавшего дух вселенского мира и удовлетворенной гармонии.  На самом же деле все эти   черты – суть лишь то, что джин удовлетворен всем веером наслаждений прошлого. А вот когда что-то пойдет не так…
Что же касается веера влияний основ – к  счастью, на нашей планете таким дэвам не позволено свыше создавать свои природные территории. Собственно, как и остальным  подвидам в случае темной деградации. Кто видел на земле жути  древлепущи?  Дэв седьмого подвида создает спокойную, внешне привлекательную местность полную кислотных оттенков и цветов. Но рискнувший пройтись по цветочной поляне – очень долго никуда не сможет пройтись. А вдохнувший  тамошний  едкий воздух – долго не сможет дышать полной грудью. 

Практическое  включение. Фобии дэвов

Я собирался изложить данный аспект в книге, которая будет касаться практики. Но от  этого явления сильно страдают и сами дэвы, и те, кто испытывает активацию подобия.  Поэтому я решил все же  изложить эти знания пораньше.
Темные олимпийцы испытывают фобии, комплексы и прочее. Но дэвы – их высшая параллель, потому логично предположить, что и у них должно быть подобное.  Действительно, так и есть. Причем фобии дэвов – гораздо более опасны и разрушительны,   ведь слой бытия более высокий,  а значит и грехи там более тонкие, затрагивающие более масштабные явления бытия.
Темная эмпатия дэвов  разрушает  фундаментальную естественность, природу. Свойства ослабевают и разрушаются. Природные силы  силы теряют. В этом и заключается суть фобий дэвов.  Они опасаются ослабевания природных сил, а значит и того, что разрушаться желания, у желания не хватит сил, и так далее.
Причем это гораздо большая проблема, чем может показаться на первый взгляд. И гораздо больше может проявляться и на человеческом слое, чем может показаться на первый взгляд. Потому-то она и включена в книгу как практика.
У парня побаливает мышца. Да вроде мелочь, не стоящая даже упоминания. А что если боль в мышце мешает удовлетворению желания, например  – мешает танцевать? О, значимость такой боли станет вдруг гораздо больше, и при гордыне желаний  приобретет угрожающие черты!
С точки зрения земных реалий актуальна такая цепочка восприятия:  желания – страсти – качества опеки. Веер вееров. А ведь качества опеки это телесное здоровье, крепость тела и его частей и тому подобное.
Поэтому в земных реалиях личность, подверженная фобиям дэвов – при малейшем сбое телесных качеств – начинает опасаться за свои желания. И наоборот. Понимаете, в гармоничном режиме, да еще в нашей технологической цивилизации природные силы в значительной мере и обновляются и могут быть восстановлены. Зуб болит, да плохо, да, мешает желаниям. Но  зуб  кальцинируется, пломбу можно поставить, десна заживает и так далее и так далее. Да  и вообще, есть более высокие вещи,  а  в самом  крайнем случае можно поставить имплант, причем технологии постоянно совершенствуются. Но у охваченного фобиями дэвов совсем другое восприятие, ему все время кажется, что природа не сможет справиться с проблемой, не хватит сил,  поэтому будут разрушаться и страсти и качества.
Подверженному такой фобии все время кажется, что его жизнь (желаний) истощается и ослабевает! Например: иногда во время  сильного насморка может лопнуть сосуд в носу. Когда у меня такое бывало ранее, я даже вниманием это не удостаивал. Собственно я даже это не отмечал сознательно. А вот когда есть данная активация подобия, это воспринимается совершенно по-другому: жизнь неустойчива, с желаниями могут быть проблемы, жизнь недостаточно сильна. Короче говоря, нос недостаточно дикий, вот и сосуды уж слабые… ну и так далее. 
Но и дэвы в своих собственных телах, испытывают практически то же, хоть у них и нет болезней в земном смысле. Собственно, я   в главе про дэвов такие фобии уже ведь описал. Болезней нет, но может еда не пойти впрок? А объесться дэв может? А жарко ему может быть? Конечно!  И малейший дискомфорт в желаниях, в жизни желаний – воспринимается как ослабление   природы и угроза дальнейшему ослаблению. Так, темные дэвы – очень, очень плохо переносят паркую жару. Ну и все с активацией подобия, конечно же. Им и неприятно и неудобно и душно, и там мешает и здесь противно. То есть гордыня на уровне природных сил, приводит к истощению природных сил, и тогда буйным цветом цветут любые природные недостатки. А чувствительность к ним, наоборот – становится огромной.  Сами же  природные силы не могут быть корректно восполнены.

Дэвы, рождавшиеся на земле

1
Авраам Линкольн
Колин Морган (Актер)
Дэниэл Рэдклифф (Актер)
Элайджа Вуд (Актер)
Андерс Фог Расмуссен (Политик)
Тарас Шевченко (Писатель)

2
Борис Гребенщиков (Певец)
Михаил  Горбачев (Политик)
Наталья Могилевская (Певица)
Светлана Тарабарова (Певица)
Евгений  Петросян (Комик)
Джордж Карлин (Комик)
Нора Туми (Художник)
Луи де Фюнес (Актер)

3
Джемма Артертон (Актриса)
Джон Стюарт (Дейли Шоу)
Луиза Чикконе (Певица)
Джеймс Кэмерон (Кинорежиссер)
Дхармендра (Актер)

4
Михаил Жванецкий (Писатель)
Уолт Дисней (Мультипликатор)
Алексей Серебряков (Актер)
Майкл Джексон  (Певец)
Олег Скрипка (Певец)

5
Рутгер Хауэр (Актер)
Анджей Сапковский (Писатель)
Ализе  (Певица)
Рэй Уильям Джонсон (Шоумэн)
Амрита Рао  (Актриса)
Радхика Апте  (Актриса)
Псой Короленко (Певец)

6
Энн Хэтэуэй (Актриса)
Джим Керри (Комик)
Сесиль де Франс (Актриса)
Джон Рональд Руэл Толкин (Писатель)
Вигго Мортенсен (Актер)

7
Филипп Киркоров (Певец)
Нина Добрев (Актриса)
Триша Кришнан  (Актриса)
Натали Портман (Актриса)
Венчислав Хотяновский (Актер)


Уважаемые читатели, на сайте книги вы можете точно узнать собственный тип души у автора (возможен и более развернутый экстрасенсорный анализ), ознакомиться с медиа материалами, и многое другое
дорогидуши.com (полная версия требует ПК)