Дороги души: неизреченное познание
Назад на сайт
Все книги серии

Размер шрифта Ctrl + или Ctrl –
В избранное Ctrl+D


Дороги души: Неизреченное познание © 2019 ISBN: 978-617-7759-09-5





Вступление

Существует род греха, разрушающий всю жизнь личности сразу, как единое целое. Впервые за много тысяч лет жители Земли могут прикоснуться к высшим знаниям, позволяющим различать и преодолевать грехи, согласно собственному виду души.  Да!  Ведь  души – неодинаковы! Уже очень давно на планете Земля  значительная часть жителей  –  родом из высших миров.    Здесь, на земле, в мире людей, воплощаются и души из высоких планов бытия! И узнать свою суть, свой тип души – это поистине драгоценное знание. Ведь у каждого типа души – свои, именно обусловленные данным типом души,  стремления и жизненные цели,   способ восприятия мира,  логика и смысл поступков, своя неповторимая энергетика.  

Уведомление о зависимостях

Оптимальным является прочтение всех книг по очереди. Тем не менее некоторые  книги  серии можно читать  и  без обязательного изучения всех предыдущих.   В таком случае часть базовых знаний является  крайне  необходимой для понимания книги. Но вот этот необходимый базис – он различен для разных книг.   Поэтому в начале каждой книги  и будет фигурировать уведомление о зависимостях: какие именно предыдущие книги необходимо прочитать   для понимания данной.
Итак, зависимости для  второй книги серии «Дороги души»:
Значительная часть данной книги содержит образные описания светлых черт существ,  а также грехов существ. Поэтому вдумчивый читатель поймет основной образный смысл, смысл в общих чертах –  и без прочтения предыдущей, первой книги в серии. А вот для понимания и фундаментального, формального смысла, и терминов   крайне необходимо прочтение предыдущей книги  «Дороги души: мирские жители».    

Кратчайший конспект для тех, кто начинает сразу с этой книги

Обратите внимание: такого конспекта совершенно недостаточно для понимания терминов и формальной логики. Конспект нужен для того, чтобы вы могли приблизительно сориентироваться среди терминов предыдущей книги,  понять,  как они вписываются в общую картину, что они вообще означают.
Проведенные фундаментальные исследования показали, что структура мироздания многослойна. Мироздание состоит из разных миров, а в мирах живут различные существа. Именно они упоминаются в  мифах и легендах, а также во многих религиях.  Но миры – вовсе не отдельные измерения, как это зачастую показывается в земной   фантастике.  Мироздание состоит из последовательных,  логически отличающихся слоев бытия. И вот эти-то слои бытия и формируют  миры, в которых живут существа.
Слои бытия начинаются с формы и заканчиваются группами событий. После этого все начинается заново – снова форма, но уже состоящая из новой энергии более высокого мира.
Структура такова:
Форма
Свойства
Методы
События (качества)
Группы событий
И любое существо живет вовсе не в одном «своем» слое, воспринимая его как отдельный мир. А в девяти  соседних слоях одновременно.  И каждый слой играет свою функциональную роль для существа.
Каждый слой  делится на семь подслоев. Все подслои состоят из одной и той же энергии,  логика процессов также одинакова. Различие  ­–  во взаимодействии с  пространственно-временным континуумом. А термины вроде: внешнее временное будущее – и  являются названиями подслоев.
Также выяснилось что  самые разные существа из самых разных миров, могут реинкарнироваться, воплощаться, рождаться и в здешнем человеческом мире,  на земле. Но душа все равно остается душой именно данного существа!

Теоретический раздел

Особенности изложения материала в книге

В данном разделе  я  опишу  важные особенности изложения материала, понимание этих особенностей поможет вам   в освоении книг:
- Отсутствие избыточных повторений и вместе с тем  гарантированное однократное изложение необходимых фундаментальных знаний.
Во многих  программах обучения заложен подход:  повторение – мать учения. И это так. Но из-за того, что в большинстве  заведений, из-за некоторых нюансов земных реалий, учат «из-под палки» – у многих сложилось неверное понимание этого механизма. Что-то вроде: если я забыл, должны прийти и напомнить. Я не усвоил, еще раз расскажут. Но на самом-то деле смысл повторения – не  в принудиловке. А в том, чтобы  найти материал собственным импульсом, стремлением – и еще раз проанализировать его. Так, прочитавшие предыдущую книгу иногда задают основополагающие вопросы, и буквально не хотят верить, что в книге они  были описаны, так как они, собственно – основополагающие (относительно материала в книге), я не мог их пропустить. Ищут – и находят. Пусть одной строчкой, пусть даже  уточняющей парой слов – но находят.
Объем книг ограничен, в чем необходимость  повторять даже очень важные определения или концепции еще раз, если они уже изложены? Чтобы читатель, наконец, обратил внимания на эти знания? Это не реклама и не целевой проект выпуска молодого специалиста. Мне претит такой подход. Читатель должен сам стремиться к знаниям.  Например, в теоретическом разделе, где описываются ключевые черты темной эмпатии – многие детали указаны лишь один раз, и в том объеме строк, сколько достаточно, чтобы передать смыл.  Но ведь описываются же.  И при необходимости  сделайте столько повторений, сколько вы хотите сами. Просто вернитесь и перечитайте.   
Отсутствие абстрактных общих и приблизительных рассуждений.  Особенно это важно при описании  черт существ. Каждая фраза и в этой книге, и в предыдущей  – тщательно взвешена и выверена. Да что там фраза – каждое слово! Это необходимо для того, чтобы  максимально была отражена энергетика существ, логика их поступков и процессов, связанных с ними. Именно поэтому написание книг и занимает столько времени + сами исследования. Например, если сказано, что «каждое действие хозяев благого быта пронизано чувственным томлением» – то это не абстрактное сравнение, не поэтическое суждение, не приблизительный пример. Так написано   ровно потому, что энергетика хозяев благого быта, ну или, скажем, французского языка – действительно насквозь пропитана чувственностью, несет чувственность, содержит чувственность.   Здесь я говорю о самом подходе к написанию книг.  Разумеется, это не значит, что текст буквально идеален, и ну просто-таки неотразим в своей точности. В предыдущей книге есть фразы,  в которых допущены неточности. Их немного, но они есть. И я  обязательно подправлю  обнаруженные неточности  в следующих изданиях книги.
– Каждая книга серии –   учебник о фундаментальных аспектах бытия.  И ситуация, когда личность прочитает за вечер книгу,  – но у нее из головы вылетит большая часть терминов и  смысла – вполне нормальна. Книгу желательно именно изучать.  Или как минимум – многократно прочитать.  Так, некоторые читатели признаются, что лишь на десятый раз прочтения предыдущей книги они начали понимать суть или запоминать термины и логику.
Минимальная достаточность, низкий порог вхождения (изложение для разных уровней понимания)
Если вы не поймете математических аспектов веерного стягивания и раскрытия далее в этой книге, или частей формальной теории в предыдущей, или доказательств пары теорем в  теоретическом разделе – вы легко можете это попросту пропускать. Главный смысл изложенного  в целом – вы все равно поймете.    А потом можно возвращаться к частям непонятых знаний, по мере ощущения «осилю, ведь есть интерес и вдохновение». Если же вы упорно застрянете на понимании сложной фразы или абзаца – вы попросту не прочитаете книгу, а ведь главное – целостная картина. Действуйте от общего к частному. Когда будет общая картина, непонятные ранее детали рано или поздно –  обретут смысл.
Отсутствие политики в любой форме во всех книгах серии.  И если кому-то из читателей какие-либо высказывания кажутся политически ангажированными, то это лишь потому, что они подпадают под таковой шаблон у самого читателя. Например: а вот  в Америке…
Причины: земная политика не является  прямым свидетельством о высших процессах, а является лишь отражением высших процессов, причем очень сильно   упрощенным.  Кроме того опросы  показывают, что   средний землянин  считает политику  нечестным,  лживым процессом. Тогда как на самом деле политика (по своей сути) –  светлый процесс, причем практически во всех государствах мира.   Объяснить  среднему жителю земли,  почему – практически нереально. Поэтому   политика  в книгах не затрагивается вообще. Это совершенно обычная  практика как среди философов, так и в религиях.  Если ответ на вопрос не может быть верно понят, то святой или жрец или  философ  –  отвечает молчанием. 
– Уникальная реальность энергий
И еще одно важное уточнение. Образные термины  достаточно точны, да. Например – эмоциональное восхищение.  Но логически  они описывают явление не вполне  исчерпывающе. В этом поможет формальная теория – так, эмоциональное восхищение – это  глубинные временные процессы формы эмоций.   Но! Вот  дерево, камень, на улице  дождик. Вы легко объясняете ребенку, что это такое только потому, что он их тоже воспринимает.  Если бы он не мог это воспринять,  то никакие слова  и никакая логика не  заменила бы восприятие. Но… могут помочь воспринять и понять.  Так  и в книге, слова - это  мостик, путь.   Вот  я описываю метливость эльфы, скажем.  И понимаете, это как реальный химический элемент, а не цифры весов  атомов на бумаге, серебро свежего дождя, а не вода вертикально направленная на землю. Энергетика это уникальная реальная сущность.  Для того я и показываю личностей в конце глав.   Найдя фильм, например,  с эльфой, или фотографию –  читатель посмотрит, как неподражаемо (то есть так, как не уложить в слова)  она деловито говорит – я сейчас все найду. Или – упадочно перебирает платочек в хилости. Или любопытствуя, озирается. Или расстраивается, именно как эльфа. Реальными-то сущностями являются не слова, а то, куда они ведут! Человек ведь тоже может перебирать платочек! Но энергия там будет совершенно другая!  Человек будет перебирать платочек возбужденно, а не метливо!  И одновременно   и описание, и  логика вполне нужны – ведь они ведут, обозначают и дают концептуальное понимание связей. Эльфа мечется, потому что ее основа – группы событий, а это активность среды, ну и так далее. Но здесь следует заметить (иначе книга была бы полезна  для гораздо менее широкого круга лиц) – хоть по «мостикам», ведущим напрямую к восприятию  – пройдут не все,  по мостику образных, общих описаний   существ, их «типажей» в целом – пройти гораздо легче! То же касается и фундаментальных знаний. 
Отсутствие деструктивной  критики.  Вообще-то, данный аспект очевиден для  всех, кто последовательно прочитал хотя бы одну из книг серии.  Но я внес  этот пункт очевидным образом для тех, кто решил пробежать книгу «по диагонали». И в этой книге, и в предыдущей описываются отрицательные черты, греховные черты   существ.  Для чего? Очевидно, что отрицательные черты описываются для того, чтобы существа могли их преодолеть! Но и тем не имеет подобных черт –   эти знания очень полезны, во-первых, для общего понимания бытия, а во вторых – грех   может  ведь появиться! Те же, кто посчитает описанное неконструктивной критикой или претензиями, подобны больному, который прочитав диагноз, восклицает: вы зачем меня оскорбили?  Да, диагноз может быть и неверным, если уж на то пошло. Но специалист, который его ставил –  ну явно делал что угодно, но уж не ругал пациента – точно.
– Безличное описание грехов, этика.  В конце глав есть примеры личностей. Но я не описываю, какая личность, скажем, высокомерная, а какая нет.  У кого какие грехи.  Причина очевидна: неэтично ставить на личность неизменный ярлык. Почему? Так ведь грехи  –  меняются! Со временем одна личность может перестать грешить на определенном слое, а другая,  наоборот, начать. 
Также важный нюанс, касающийся выражений, считающихся в культуре земле обидными.  Например,  варианты вроде «ты ведешь себя, как животное»  и т.д. Нужно понимать, в книге  термин – животное – не несет негативного контекста. Имеется ввиду тип души.  Но! Так как на земле подобное описание может быть воспринято неверно, то я не привожу в книге личностей с этим типом души. В тех же случаях, когда все-таки  нужно показать   явно греховную энергетику или  энергетику слоя животных – я привожу в пример не личностей, а энергетику произведений или персонажей. Например, персонажа из фильма. Или энергетику клипа.

 

Прикладные цели книг

Высшие цели, заложенные в книгах серии «дороги души»  – это сами знания в них изложенные.    Но  плоды познания – они  должны проявляться  и во вполне конкретных результатах. Причем здесь «прикладные» – не равно «корыстные» Прикладные – означает  проявленные, явные.   Однако опыт предыдущей книги показал:  по какой-то причине – часть весьма  ценных плодов некоторые читатели не восприняли. Я думаю, причина  здесь такова: для многих читателей   знания необычны,  и целостная картина   пока не сложилась.  Но думаю, это вопрос времени.   Да,  один из принципов написания книг – каждый возьмет в понимании то, что сам смог осознать. Но  на некоторые плоды мне все же хотелось бы прицельно  обратить внимание.
«Материя – есть объективная реальность, данная нам в ощущениях». Истинно ли это утверждение? Нет, не истинно! Исходя из него  получается: то, что не дано нам в ощущениях – не существует, или не материально. Вот, скажем, человек, живущий на своем слое восприятия. Его ощущения не затрагивают высшие миры, он не может прикоснуться к ним эмоциями.  Так что же  теперь, высших реальностей не существует, или они не материальны? Нет, они вполне материальны! Но эту фразу можно трактовать и по-другому,  относительно восприятия. И тогда она достаточно близка к истине.  То, что личность не может воспринять, для нее как будто бы не существует!  Вот некая личность живет в своем жилище –  мебель, убранство. И в комнате, на самом видном месте  стоит золотая чаша, усыпанная сапфирами. Но если личность  ее не воспринимает и не замечает – то нет ей от этой чаши никакого толку ни в проявленном, ни  в высшем познании, как если бы она и не существовала вовсе!
Так, у кого-то жена, скажем, эльф. Да, он воспринимает ее поведение, характер, действия. И если он видит достаточно глубоко и подробно, то и без моих   книг он будет замечать эльфовские черты, только подобрав для этого свои объяснения. Но! Даже в таком случае объяснения будут   неполны и поверхностны.  Они будут либо ошибочны  и идеалистичны, либо будут выражать все через человеческую материальность. Так как у него нет реальной концепции, логики, объяснения, а значит, нет и понимания.   И такая жена  будет подобна той незамеченной драгоценной чаше. Возможно и иначе:  без понимания смысла и сути  поведения – он может относиться к жене излишне критически, если таковое поведение его не устраивает.   А теперь он прочитает книгу и увидит, что жена его – доброе создание, которая кругом мечется и следит, и слушает. И вообще, старается!  Да вы сами  посудите:  если взять предыдущую  книгу и   найти фотографии всех эльфов, описанных в конце главы.  Ведь и без    экстрасенсорного восприятия практически любой, взглянувший на  фотографии,   выставленные в ряд, поймет: эти радостные существа – явно не хозяева быта,  но  принадлежат к одному виду существ, так как очень схожи.
Или вот, скажем, в некоторых религиях упоминается общение с апсарами как награда за праведную жизнь.  И последователь такой религии сокрушенно вздыхает, размышляя – ну когда же Господь меня наградит! Он ждет, пока Господь его направит в место, где есть поющие апсары, когда-нибудь в будущем.  При этом  у  него жена… апсара. Просто он не осознает этого.     И человеческое тело здесь не играет почти никакой роли, потому что, во-первых, любые существа душами-то общаются! А во-вторых, у гармоничной апсары  даже человеческое тело насквозь пронизано ее родной энергетикой.
Итак, вот одна из фундаментальных целей книг: читатели могут прикоснуться к благам из высоких слоев бытия, так как книга и описывает слои бытия.

Душевные страдания

Если задать среднему жителю земли такой вопрос: какие бывают   страдания?  То нередко ответ будет приблизительно таков: болезни – сильное страдание. Холод и голод, жара. Может, кто-то вспомнит про ад и скажет: ну  и  апогей всего этого – ад, очень сильный голод и холод и жара. В лучшем случае вспомнят про чувственные страдания. Конечно, есть и те, кто великолепно понимает суть  ниже! Но я говорю о статистической ситуации.
Кто-то ударился. Телесная боль. Кто-то разрезал себе палец. Телесная боль.  Форма опеки разрушена нечистым методом.  В аду она постоянно разрушается. Но!  Хоть эти страдания   и сильны по степени распада опеки и по очевидности, но ограничены.  Ведь тут максимальное страдание – распад опеки.      И теперь,  думаю, вам стало все очевидно:  когда распадается органическая плоть (форма) – это страдание.  А когда распадаются объекты опеки – это большее  страдание? Конечно. Потому что объект опеки это более масштабная сущность, чем форма опеки!  И стагнирующие этими слоями привидения страдают больше, чем жители ада! Потому что  большее разрушено, потеря-то весомее! А вот дикарь. У него увели жену соседние племена. Неужели вы думаете, что эмоциональная боль доставит ему меньше страданий, чем  боль в аду? А согласился бы он тогда испытать угрозу  сильной телесной боли  ради того, чтобы вернуть жену? А он, очевидно, не только согласится, но и пойдет на это! И будет пытаться отобрать ее у соседнего племени.
Поэтому, чем выше слой, тем блага большего масштаба он содержит. А значит, и страдания от его потери или сбоя в процессах,  от его разрушения –  могут быть больше! Синхронизация свыше не вызывает подобных страданий!  Ведь это оправданные гармоничные изменения!   А вот гордыня порождает крах благ и порочную функциональность слоя,  а следовательно и страдания от потери, дисфункции или распада. Чем выше слой, тем страдание от дисгармонии там больше. Но! Сам слой-то «тоньше», выше. Поэтому получается внешний парадокс – чем слои выше, тем боль от страданий  там все больше, распад все значимее – но начиная с определенных высоких слоев – эта боль зачастую заметна все меньше тем, кто живет на гораздо более низких слоях,  и не обладает знаниями о высшем.  «Самые большие потери те, которые мы не замечаем».
И даже относительно низкие слои  познания асуров – их разрушение порождает очень сильные страдания, но в современном языке даже нет слов,  чтобы их описать! Что уж говорить о  более высоких слоях.  Поэтому на земле (да и выше)  значительное количество личностей  очень сильно страдают из-за грехов высокого плана. Но даже не  осознают это явным образом. Один нюанс:  не замечают явно – не значит, что не страдают и не терпят потерь. Слои-то объективно разрушаются!  То есть невежество отнюдь не спасает от страдания. Они просто не понимают,  «что это со мной?».      Например, так: проснулся кто-то – и вставать не хочется, все вокруг вызывает отвращение, ощущение, что все плохо и т.д. и т.п. Причем это лишь пример, на самом деле вариантов   подобного  может быть огромное множество. А причина – гордыня на одном из высших слоев.
Это и будет одна из целей книг, касающихся  практики. Ведь душа тяжко страдает от высоких грехов. Но! И до выхода  книг о практике читатели ведь могут   преодолевать уже описанные грехи!    Поясню подробнее.  Сейчас  я  получаю письма, в них  читатели с надеждой спрашивают – когда же уже книга, касающаяся практики выйдет?  Но такой подход   к знаниям концептуально неверен!  Практика – лишь закономерные выводы из теории!     Да, как подсказки и акцент в изложении знаний  - такая книга будет очень полезна и она обязательно выйдет.  Но!  Раз теория уже есть, практика уже потенциально существует! Практика уже есть с   первой книги серии! Какая практика? Да ведь книга писалась не только для того, чтобы читатели узнали  о существах и их признаках.  Зачем очень подробно описывались грехи основы, грехи высокомерия? Очевидно –  чтобы читатель получил знания о них, о их признаках и сути, а значит, мог бы их преодолеть! Жизнь высокомерного существа не разрушается полностью, ведь это не грехи слоя познания. Но жизнь высокомерного бесплодна, наполнена  невежеством созидания, а также  высокомерным страданием от того, что «не получается».  Надо ли говорить, что преодоление высокомерия – это весьма значимая часть практики?

Молитва

И в итоге   мы неизбежно приходим к вопросу: а как преодолевать грехи?  Если определенный грех описан и известны его черты, то как преодолеть эту гордыню, например, ту же гордыню высокомерия? 
Что является причиной гордыни? Подробно мы об этом поговорим в следующих книгах. Но главный смысл очевиден: это невежество о своей  истинной сути. Вопрос – какова наша истинная суть?   Очевидно, что наша истинная суть -  от Бога, а значит,  причина гордыни – это отпадение от Бога.   Следовательно, вопрос можно переформулировать так: книги помогают   осознать грехи и распознать их черты, а как именно мне преодолеть отпадение от Бога, узнать о том, что от Бога, о своей истинной сути?  И ответ становится очевидным: познать собственную суть  и Бога можете только вы сами. Либо с помощью тех, кто… уже в значительной степени познал Бога.  Кто же это?   Мессии, пророки, святые,  религии, которые они несут!  Христианские, Мусульманские, Буддистские храмы, ваша молитва, ну и так далее все в этом же направлении.
Некоторые читатели воспринимают   сродни разочарованию тот аспект, что мои книги дают знания о грехах, но не дают «аппаратов» по их преодолению.    Понимаете, я мог бы дать свои аппараты, безусловно. Но на чем они были бы основаны, исходя из описанного выше? На моем понимании и познании того, что от Бога, не правда ли? Так ведь мои  фактические познания божественного ничтожны по сравнению с тем, что уже потенциально есть у читателей! Религии - от  Мессий. А  я –  далеко не на этом уровне развития  души.  Но! Асуры несут огромный потенциал и возможности –  к исследованию и изложению  знаний любого рода в   актуальном  для  поднебесных миров виде, это жрецы.     И   осознание  греха и его черт  – начало его преодоления! Вот в этом-то  вам и помогут мои книги. А осознание и различение греха  -  значительная, можно даже сказать –  главная  часть его преодоления!   

Представьте три  различия:
1. – Некто жадный, не имеет даже представления о том, что жадность существует.
2. – Некто жадный знает, что жадность есть, и знает ее признаки и черты.
3. – Некто жадный знает, что жадность есть, знает ее признаки и черты и распознает подобные процессы.

Совершенно очевидно, разница будет разительной! В первом случае он может лишь каяться и попытаться по возможности меньше грешить прикладным образом, воздерживаться от того, на что толкает жадность.  То есть он видит итог греха (греховные действия), но грех захватывает его, так как он  пребывает в невежестве об этом грехе.
Во втором случае  он знает, что жадность  – существует и осознает некоторые черты подобных процессов. И тогда все меняется. Он уже не наблюдает бессильно за последствиями жадности.  Он может действительно преодолевать грех.
И в третьем случае – он осознает и понимает, когда именно он становится жадным, распознает усиление жадности, распознает уменьшение жадности. Распознает, в чем заключается жадность.
Из изложенного следует очень важный вывод: осознание греха, различение греха – это  и есть истинное преодоление греха! Дальше перестать грешить - дело доброй воли, усилий и времени. Хотя, конечно, можно сколько угодно понимать грех и сознательно грешить. В таком случае, кстати, свыше спросится гораздо больше, чем у грешащего неосознанно.
Если же  кто-то грешит, но даже  не знает что сие – грех, не знает признаков греха, не различает действия как порождаемые грехом, как содержащие грех, как диктуемые грехом.  То сколько бы он ни каялся в очевидных «нелицеприятных и разрушительных действиях», на которые его, конечно же, будет толкать грех – мало что изменится. Конечно, искреннее раскаяние зачтется свыше. Но по факту-то  он и дальше будет грешить так же!
Но почему же тогда так огромна роль религий и молитв и устремления к Богу  в преодолении греха? Казалось бы: грех известен, ну а дальше – дело техники! О, здесь очень изящный момент!  Между пунктами 2 и 3 – пропасть!  Ведь почувствовать признаки определенного греха, не только знать, но и воспринимать его черты, распознавать его  зарождение, изменение, исчезновение может  только тот, кто познал Бога и себя в определенных же аспектах.  Но и более того!  Религии не только дают возможность преодолеть грех, они также дают определенные слои понимания сверхвысоким, непостижимым образом. Не только преодолеть грех, а зачем и куда идти, и почему! Причем это может спускаться с настолько высоких слоев бытия, что даже не поддается описанию, более того, даже не всегда  поддается осознанию явным образом. А вот мессии   осознавали  –  именно поэтому  молитву Богу и саму суть религий не может заменить никакое внешнее знание!  

Великое открытие

Представим:  если бы где-то вдруг появился четырехрукий человек. В человеческом мире, с человеческой душой.  Он вполне здоров и, похоже, его  дополнительные руки – полнофункциональны. Тут же сбежались бы  репортеры, медики: сенсация! Выдвигаются предположения – кто он? Может быть это действие радиации? Или же  он представитель  другой расы – поразительно, поразительно!
Но посмотрим по факту: у этого человека четыре руки. Значит – да, его пространственная форма опеки отличается от таковой у остальных людей здесь, на земле.  Четыре конечности вместо двух. Но даже  временная форма опеки уже полностью идентична таковой же  у других людей! Потому что его «лишние» руки сделаны из той же плоти, из тех же кровеносных сосудов, из таких же костей и т.д. Его свойства и методы опеки - полностью идентичны свойствам опеки у других людей. Его кровь так же течет по жилам, так же протекает метаболизм.    Его мышцы так же сокращаются, строение мышц и их работа полностью идентична и в новом комплекте рук. Ну и так далее, все остальные слои –  в целом идентичны. Вплоть до души, его душа – человеческая. Мы ведь вообразили, что это именно   четырехрукий  человек.
И вот, там же, в толпе восторженных зрителей скромно стоит эльфа, она родилась в человеческом теле здесь, в мире людей. И ее никто не замечает. Стоит  в тонком льняном платьице, прижав к груди сумочку, чтобы не потерять в толпе. Давайте теперь так же рассмотрим  эту эльфу. Ее пространственная форма опеки – идентична  таковой у людей в человеческих телах.  У нее так же две руки, две ноги и так далее. Ее временная форма опеки  полностью идентична таковой у остальных. Кровь, плоть и кости, жировая ткань и прочие. Но уже свойства опеки – не вполне идентичны человеческим.  Так как даже в человеческом теле  у эльфы метаболизм протекает по-другому. Он немного быстрее, иной во многих деталях. Например, жировая ткань  по-другому образуется   и накапливается. Методы опеки – тоже отличаются во многих деталях.  Ведь именно они устойчиво определяют отличия метаболизма. Качества опеки – значительно отличаются от человеческих.  Эльфа   творит свою основу, ее  телесные  действия постоянно имеют итоговой целью группы событий опеки,  не церемонясь с отдельными качествами опеки. Поэтому эльфы в человеческих телах - практически все имеют очень субтильное строение, тонкокостные,  и прочее в том же духе. Ее группы событий опеки значительно отличаются от таковых как у людей. Раны у эльфы заживают быстрее, чем на собаке (у достаточно гармоничной, естественно, и да, даже в человеческом теле), закон опеки чрезвычайно активен. А что дальше, в следующем мире эмоций? Да ведь очевидно, что эльфа чувствует именно как эльфа, и эмоции у нее – эмоции именно эльфы. И так далее, до самых высоких слоев, даже выше  ее слоя познания. Ведь именно таковыми их определит душа эльфа, восприятие эльфа, понимание эльфа и т.д.! Относительно одинаковыми будут лишь сверхвысокие слои, например, связанные с менталитетом. Да и то не полностью. И что в итоге мы видим? В первом придуманном случае отличался один-единственный слой. А большинство высших слоев совпадали.   А во втором, реальном случае наоборот, совпадал только один-единственный слой, а большинство высших - отличаются.   Понимаете весь масштаб разницы различных существ? Так, например, асур – у него цели как у асура, действия как у асура, поступки как у асура, эмоции как у асура, чувства как у асура и так далее и так далее. 
И в итоге мы плавно переходим к следующему пункту прикладных целей: – Посмотрите, как по-разному ведут себя драконы и эльфы, асуры и люди. Фундаметально по-разному.     Причем здесь речь идет вовсе не о перебирании проявленными благами.  Ведь, в конце концов, Господь – податель всякого блага. Гармоничные блага содержат высший смысл и суть.      Например, кто-то собрался жениться или замуж. Давайте посмотрим правде в глаза – далеко не всегда брак совершается по  чистейшей первичной любви, которая, безусловно, покрывает все, и тогда тип души – дело десятое. Надо ли говорить, что огромной ценностью будет приблизительное понимание -  чего ждать от мужа (жены). Включая и вполне конкретные преступления. Например, я не знаю ни одной эльфы, даже темной, – которая выгнала бы родственника из дома. А вот темное животное – может! Собственно здесь тоже огромный пласт знаний, ему будет посвящена отдельная книга – об отношениях между существами.   Ведь суть не в женах. Друзья, работа, коллектив, место проживания. Аналогично.

Слои выше основы

Итак,  в предыдущей книге  подробно описывалось, как каждое существо, на своем слое бытия, создает свою так называемую основу.  Доступными телесными действиями существо так меняет окружающий мир, что создаются устойчивые процессы с заданными функциональными чертами.  Образно  основа –  это изделие. Итог телесной деятельности живых существ.    Поэтому создание основы логически   перекликается с земными понятиями – работа, род занятий – но, по  сути, гораздо фундаментальнее их. Работа не определяет основу, а сама полностью подчинена  логике созидания. Например,  хозяин быта  будет пломбировать зуб не очень хорошо, ибо это не его призвание. А точнее так: в свойствах быта гармоничный человек запломбирует зуб вполне хорошо. Белая матовая нашлепка.  Но на  самом  деле, чтобы создать хорошо запломбированный зуб, – необходимо учитывать и более высокие процессы бытия.  Поэтому    итоги   пусть  даже внешне похожей  телесной деятельности на земле –  могут нести совершенно разные энергетики, в зависимости от того, кто работу выполнял! То есть основа - это не просто работа или занятие  –  а итог телесной деятельности!    И, наверное, большинству читателей во время прочтения еще   предыдущей книги приходил в голову фундаментальный вопрос: прекрасно, все существа   имеют свои телесные возможности, определенным образом их используют, и в итоге будет создана их основа.  И да, лучше бы  она была создана верно,  невысокомерно, с учетом всех реалий. Но зачем существа создают   свои основы?  Ответ напрашивается со всей очевидностью, думаю, многие читатели и сами  нашли на него ответ:  основы существа создают для того, чтобы использовать в жизни уже функциональные возможности самой основы.  И если взять пример из прошлой книги:  часы часовщик создает  для того, чтобы ими пользоваться!

Функционально-смысловое описание слоев выше основы
Обратите внимание –  в  этом разделе – я не буду приводить   ни подробного описания функциональности слоев, ни примеров их восприятия существами. Ведь это многократно, очень подробно будет описано в каждой главе  о каждом из существ, для каждого подвида.  Здесь же  будет показана сама логическая составляющая с минимальными примерами.  И если вам последовательность и логика слоев  покажется сложно запоминающейся или неочевидной – то  это лишь пока. В таком случае вам, возможно,  и не стоит   излишне  стараться запоминать сухие знания.  Когда они наполнятся смыслом восприятия, они перестанут казаться таковыми.  Лучше потом  просто вернитесь к теоретическому разделу.
Итак, мы уже выяснили –  и это очевидно: любое существо создает основу для того, чтобы ее дальше использовать.  И вот отсюда как раз и начинаются слои влияния. Все слои выше основы называются слоями влияния, а основа и все слои ниже основы  – слоями созидания.  Почему термины таковы? Если существа обладают возможностью использовать «изделие» - основу, и успешно  используют, то это неизбежно означает,  что основа влияет своей функциональностью на мироздание.  В этом-то влиянии  и заключается смысл использования какой-либо основы. Здесь очень точная аналогия такая: все слои до основы включительно – это действия по созданию   условий  для жизни.  А слои выше основы –  собственно протекание жизни существа, используя  созданные жизненные условия.   
Но как, где  и каким образом начинается влияние основы? Здесь все также весьма очевидно,   это напрямую  проистекает из формальной логики. Первое влияние основы – на один слой бытия  выше, чем сама основа, там находится и проявляется  эффект от ее функциональности.     Вот одна основа, другая, третья – от одного и того же существа или разных существ с душой одного типа.  И эти основы находятся  на одном и том же слое.  Они из одних и тех же элементов  бытия.  Значит,  основы могут  самым прямым образом  влиять на работу  друг друга, делать свой вклад.  А совокупный эффект  от их работы  –  будет содержать слой выше,  эффект будет заметен и очевиден на слое выше. На то он и функциональный эффект. Это совокупная функция работы основы или основ, вышележащий слой. То, что с ними происходит, f.
Итак,  следующий слой после слоя основ – это слой эффекта.
Человек разрыхлил землю и полил ее. Он создал новое свойство опеки. Он создал основу! Но семена пока лежат в другом месте, и пока никакого эффекта от этого участка нет.  Во всяком случае, имеющего смысл для людей, того что задумывался.  Человек нашел пещеру, вынес оттуда  сор, закрыл камнем от ветра. Но живет человек в другом месте. И нет ему никакого толку от благоприятных свойств в пустой нежилой пещере.   Асур создал оружие, способное пробивать энергетическую броню. Создал и закрыл в тайных подземельях. Основа есть, эффективного же воздействия от нее – практически ноль!  Поэтому –  именно непосредственное влияние  основы -  важно для творения  дальнейшего. Пока свойства рыхлой влажной земли не встретятся со свойствами зерна, пока свойства тел людей не обретут взаимное влияние со свойствами опеки в пещере, пока пробивающие элементы оружия не встретятся с качествами брони – от основы не будет никакого эффекта.
А теперь  обратите внимание на еще один важный аспект, касающийся эффекта:
Человек сделал себе мягкую обувку с твердой подошвой, чтобы удобно и быстро бежать по колючему лесному настилу.   Но инстинкты внесут коррекции в результат – человек не сможет бежать как угодно быстро, по какой угодно пересеченной местности. Его обувь порвется,  мышечной энергии не хватит и т.д.  Асур выполнил наведение       луча на цель. Орудия приведены в готовность. И вдруг датчики фиксируют вражеский тепловой луч: враг готовится нанести орбитальный удар. Атаковать поздно – самим бы уцелеть –   и орудия ударили по земле опустившимися цилиндрами стволов, ввинчиваются в породу, уходят под землю вместе с экипажем, скрываясь от атаки.  Комбайнер едет   по выверенной прямой, собирая урожай. Вдруг срочно сменил траекторию: на поле посторонние, не сбить бы их.   
На этих примерах становится очевидным – основа не может дать сколь угодно масштабный или любой нужный эффект. Поэтому  есть еще одна важная параллель. Любой слой, как вы помните, можно рассматривать и с физической точки зрения и с точки зрения души живой. Следующие слои, в частности, результат – достаточно хорошо описываются сразу и функционально и в восприятии души.  Так, результат – он и по факту результат (действий основы) и по восприятию души результат. «Мы получили результат» -  А вот эффект?  На данном слое наблюдается эффект от основы, да. Но какую  роль он играет в восприятии души живой?  Слой, на котором становится очевидным, как лучше направить основу, каким должен быть эффект,  а какой эффект, какие последствия от влияния  основы – нежелательны.  Слой, на котором впервые слои влияния ограничивают и направляют свободу созидания –   называется совестью!
Здесь может возникнуть вопрос:  позвольте, но ведь в таком смысле все слои направляют. Свойства направляют    множество  форм, методы  направляют множество свойств, события – множество методов как единое целое, а группы событий  влияют на отдельные события  с точки зрения закона.  Поэтому уточню: здесь главный смысл не в конкретном   слое, как видите, для разных существ совестью являются разные слои. Смысл в другом! Во всех пяти слоях созидания существо может управлять миром непосредственно,  с помощью своего тела. А вот  слои влияния – на них существо не может воздействовать прямым образом. Только через основу. Поэтому первый слой после основы – это первый слой, в котором внешне безраздельная свобода действий существа сталкивается с центральным временем, с влиянием высшего.     Слой совести он выбирает, как и куда лучше направить эффекты от действия основы, также основа сталкивается и с ограничивающими факторами и другими условиями решений – как и для чего действовать основой?
Вот  еще один пример, думаю,  самый очевидный из всех.
Направленный взрыв мощной синтетической взрывчатки.  Это техническое устройство, которое дает эффект душевного блага.  Когда нужно что-то направленно взорвать, то нужны именно эти качества, и данное устройство их обеспечит. Сама основа асуров  седьмого подвида одинакова во всех случаях.  Взрыв. Проявление мощи.  Есть и желаемый результат.  Взрывное устройство было создано для того, чтобы вести взрывные работы в горах.  Поэтому результат – пробоина в  скале,   нужная для различных дальнейших действий влияния. Как там, у  Толкина «семейка гномов с долотом просеет гору решетом». А есть направление эффекта. И это вполне себе совесть.  Лучше, знаете ли, направить врыв в сторону горы. А не вверх.   И не в обратную сторону от горы –  местность заселена, мало ли – осколки от взрыва могут поранить кого-то.
Следующий слой после слоя эффектов – слой результатов!    Любое существо будет воспринимать слой, лежащий через один после основы – как результат использования основы. Ведь множество эффектов порождают результат. На него-то они и направлены!
Здесь в качестве примера лучше всего взять  слой людей. Тогда смысл для всех читателей будет очевиден.   Думаю, для читателей с высоких слоев бытия  он будет вполне понятен и на других примерах. Но на примере слоя людей, учитывая, что все мы живем сейчас в этом мире –  еще легче понять суть!
Человек создал свои основы:  натаскал вал земли, чтобы его жилище не обдувал лобовой ветер, починил крышу, чтобы не капало на голову и чтобы было  сухо в жилище.  Зачем он  все это сделал?    Может, он создал вал чтобы получить  место без холодного ветра? Нет!  Место без холодного ветра – это основа, эти свойства опеки и так изменились мгновенно, как только вал был создан. Он создал вал для того, чтобы получить результат: хозяин, твердой походкой идущий открывать дверь гостям, а не кашляющий от холода, дрожащий и слабый.  А крышу он заделал, чтобы получить результат: крепкий сон на сухой постели, уверенно дыша сухим, но свежим воздухом, от которого румянец во всю щеку. Итого, основа людей – свойства опеки, а результат   для людей – качества опеки. Да-да, тот самый слой, который является основой героев.
После слоя основы – все слои можно назвать течением жизни существа. Почему? Слои до основы – они сиюминутны. Телесное действие, проявление воли, достаточно быстрая и частая смена деятельности. Слои же после основы –  достаточно длительны, и в итоге, как вы дальше увидите, они, собственно, и составляют всю жизнь существа.  Итак, уже есть основа, есть влияние основы на мироздание и есть результаты жизненной деятельности.   А что суть – совокупность результатов жизненной деятельности, куда направлены результаты жизненной деятельности? Результаты жизненной деятельности направлены на цели. Поэтому третий слой после основы, функциональность этого слоя – является  жизненными целями.
Племя хозяев быта. Один с копьем, твердо стоит на ногах в новых мокасинах из шкур, крепкий и сытый. Другой держит высушенную сеть для ловли, крепкую и ухватистую. У третьего – сильные руки, острый каменный нож. Благодаря всему этому они добыли на охоте зверя.  Идут трое асуров.  У одного ноги печатают поступь подобную тысячам мерцающих игл, перемалывающих камень в пыль. Темную тучу несет ветер вперед, закрывая врагам обзор. Другой рядом – и  его взор горит, как сотня солнц, прожигая облака – никто не укроется в белой вышине! Третий – опирается о землю десятками укрепленных опор, целеуказатели ищут нужные траектории, горы вздрагивают, из-под опор брызжет камень: бьет асур прицельным навесным огнем по врагу, минуя защитные стены. Теперь враг бежит, город взят!
Благодаря многим   результатам  и асуры и хозяева быта  достигли своих целей.  Следующий слой после слоя результатов воспринимается душой как цели! Ведь цель – это множество результатов, направленных на достижение цели.  Так, в примере выше каждый из людей получил результаты работы основ – превосходные качества опеки. А благодаря  результатам  они смогли перестроить группы событий опеки согласно своим целям: у зверя не хватило мудрости уйти от них. У асуров работа основ дала также  множество результатов:  маскирующие облака, навесной огонь, безопасность от внезапной атаки. Все это позволило достигнуть цели – занять город.  Цели могут быть и временными. Человек сытно ест, крепко спит. Сегодня и завтра и послезавтра. Для чего? Любой человек, начиная с детского сада, легко ответит вам на этот вопрос: чтобы вырасти высоким, сильным и т.д. Временные группы события опеки – это рост (закон опеки). И это же – цели людей.
Следующий слой – его внешний смысл –  очевиден. Совокупность всех жизненных целей существа – это и есть вся его жизнь. А так как  этот слой впоследствии и разворачивается во всю жизнь существа (глядя сверху вниз по слоям), то он содержит все жизненные блага для данного типа существ. И если следовать  лишь  внешней логике, то   ситуация  в целом такова: есть слой, содержащий жизненные блага, потенциальные и фактические. И существо пытается получить их, стремясь к жизненным целям. Чтобы достичь целей – нужны уже  достигнутые результаты, из которых эти цели и состоят. Ну а чтобы достичь результатов – нужна работа основы,  существа ее для того и создают  такой, какой необходимо для успешного достижения нужных эффектов и результатов, а впоследствии и жизненных целей. И отсюда можно, казалось бы, получить ответ и на вопрос, содержавшийся в предыдущей книге: так вот откуда  рождаются знания о том, какая именно основа нужна, а не только знания о том, как суметь ее сделать в прикладном смысле, соответствующей реалиям   (синхронизация высокомерия). Основа нужна такая, чтобы она помогала получать жизненные блага и жить.
По внешней логике событий все верно. Но… картина получается какая-то атеистическая. Личность живет, чтобы получать жизненные блага.  А сокровенный смысл-то в чем?  Что от Бога? Должен же быть высший смысл бытия, жизни существ? Да, и он есть! Ведь слои познания, которые являются всей жизнью существ – они  ничем не отличаются   от функционально других слоев в том плане, что они так же непостоянны, меняются, происходит их синхронизация свыше.  Поэтому  мы прервемся и изучим чрезвычайно важный, фундаментальнейший, вечный аспект бытия, прежде чем продолжить.

Мир и вечность

Название первой книги  серии – «мирские жители» – название образное.  Подразумевается просто часть слоев до определенного уровня.
Вселенная – в современной земной культуре – это наблюдаемая оптическими приборами, или предполагаемая  часть среды  опеки.
Мироздание – общее понятие, нечто вроде общего хода процессов, и прочее и прочее.
К чему я веду: существует много общих терминов обозначающих мироздание в различных масштабах и восприятиях.  Например, тот же термин «природа»,  который  на земле  трактуется  по-разному. Так вот, в отличие от всех этих приблизительных  понятий, термин «мир», описанный ниже – вполне строгий!   И в этой книге и в последующих –   термин «мир» вполне определенный термин формальной логики. 
Вот мирские  жители, это жители невысоких слоев бытия, дальше горние жители, дальше небеса (рай), потом идут еще более высокие слои рая. До определенного предела.  Далее же – начинаются слои, которые непостижимы прямым образом, так как они состоят из непостижимой сути, характерная черта которой – вечность.  По отношению к проявленному миру, неизреченные слои бытия – вечны.       В мире же – все слои бытия, явления и процессы – когда-то были созданы, изменяются, и будут разрушены, и воссозданы снова.
Определение:
Мир – это совокупность всех слоев бытия, характерная черта которых – наличие времени как такового. Совокупность абсолютно всех слоев бытия, которые являются не-вечными.
То есть мир –  это совокупность слоев бытия, которые  были созданы, которые меняются, и которые рано или поздно будут уничтожены (что не исключает их воссоздания). Ведь по сути изменение – это также  уничтожение старого и воссоздание его по-новому. Ощущаете сверхважный вывод? Мир постоянно синхронизируется вечностью! Вечность, вечные слои неизреченного бытия создают, меняют, разрушают и воссоздают в измененном качестве все структуры проявленного мироздания.
Неизреченное бытие управляет   миром согласно неизреченному же смыслу.
В этом-то и заключается суть синхронизации всех слоев бытия.  Мир – не может сам по себе существовать.  Истинный  смысл и залог проявленных благ, гармонии, процветания  мироздания – это то, что процессы в нем происходят согласно божественному, неизреченному смыслу.   
Для  любого существа  миром  являются максимально высокие слои, но которые существо может воспринять прямым образом.  Естественно, на самом деле проявленное мироздание, мир – это совокупность всех не-вечных слоев бытия. Но образно, и в восприятии – каждое существо живет в своем «мире».  Думаю, это очевидно. Животное живет в мире лесов рек и полей,  это группы событий опеки. Первобытный человек – в мире собирательства,  выделки шкур, зачатков ремесел и всего веера быта и т.д. В восприятии   каждого живого существа постижимым миром, а также миром всех жизненных благ   и является вот  этот последний слой влияния.
Итого обобщим:  
Есть мир, а есть неизреченные вечные слои бытия.  Божественная вечность управляет, осеняет истинной сутью и несет  процветание и гармонию в мир.  Неизреченный смысл направляет и меняет все процессы мира  согласно божественному смыслу и сути.

Теперь мы можем вернуться к главной канве повествования. И решение вопроса об истинном смысле цепочки и  создания  и влияния теперь напрашивается само собой.  Совершенно очевидно, что любое существо познает собственную жизнь, проживая ее.  Но что есть познание собственной жизни в истинном смысле? Последний слой влияния, представляющий собой всю жизнь существа – непостоянен, синхронизируется,  меняется согласно неизреченному смыслу,  истинное познание и заключается в познании этой неизреченной сути! Но как неизреченный смысл может быть познан существом, если он неизреченный?  Прожив эту самую жизнь, по неизреченному смыслу! Но отнюдь не бездумно, по готовому сценарию!  А творя проявленный мир согласно неизреченному смыслу! А точнее со-творя, так как один и тот же слой бытия творится и напрямую божественным промыслом, и многие другие светлые существа также влияют на него согласно высшему смыслу.
Поэтому любое существо пытается творить последний слой влияния, который на самом деле называется  слоем познания. Творить в соответствии с неизреченным  смыслом. И если высший смысл познан правильно, то существо благодатно  влияет на последний слой с помощью основ, и  мир расцветает  высшей  гармонией на этом слое.  
Именно о нем говорилось в предыдущей книге, когда упоминался факт постепенного познания мироздания всеми существами!

Собственно, главные теоретические нюансы я изложил. Давайте  теперь немного отвлечемся от формальной теории, и я попробую показать  суть такого познания на образном примере, причем попроще, скажем,  для животных и для хозяев быта. В общих чертах, так как мы  еще вернемся к этому в соответствующих главах.
Для существ из высших миров эмоция – вполне материальна и осязаема. Точно так же, как для человеческого мира осязаем камень или трава.  А вот если хозяина быта  спросить: на что направлены все твои цели? Для чего хочешь быть сильным и рослым, для чего притащил добычу, для чего хочешь жить в доме или в пещере?    Если хозяин быта темный, и  рассуждает  относительно внешних благ, то он скажет приблизительно так: «ну, чтобы чувствовать себя в поряде, типа нормально жить, по вечерам отдыхаю, утром   на работу, все дела». Это и является эмоцией.    Человек живет внутри нее! И все, кто живет в человеческом мире –  также, хотя естественно, и в человеческом мире  каждый познает и творит именно свой слой познания. В этих слоях времени,  в человеческом мире – вчера, сегодня, завтра – на самом деле это «кусочек» единой  временной эмоции, которая  нами воспринимается как центральное время здесь, на  земле. Вчера, сегодня, завтра: группы событий опеки меняются с течением времени, составляя все вместе очередную часть эмоциональной формы.
Отсюда, кстати, напрямую  следует  любопытный  прикладной аспект. На высших уровнях восприятия  можно легко воспринять слой эмоций, а для человеческого мира это ни много ни мало –  будущее!   И вот я выхожу туда восприятием – а там уже видно (в общих чертах, конечно же) что со мной произойдет  завтра, через неделю, через год.   Все, что из мира людей  видно как время и неясное будущее – на самом деле единая эмоция, которая на высших слоях вполне реальна и изучаема как единая сущность.    Но обратите внимание, это вовсе не дает мне ощущение предсказуемости собственной жизни. И одновременно я могу воспринять, что будет.  А совмещается это очень просто: эмоции мне известны, но они, в свою очередь, меняются. Я же не  хозяин быта, и я вовсе не существую в одной и той же эмоции. И хоть  я и могу воспринять будущее  человеческого мира – но для меня уже сама эмоция (то есть  человеческое будущее)  может измениться в определенный момент.
И еще один   очевидный и простой для понимания пример.  Для животных слой познания – это законы опеки.  Но лесничий уже знает, что каждый год зимой  лисицы перемещаются на запад, из-за недостатка корма, а весной на восток – из-за приливных вод.  Причем каждый раз не вполне одинаково.  А если лесничий достаточно высокого типа души, то он сможет это воспринимать не только в общих чертах – но и выдать достаточно точный прогноз, даже будучи  на человеческом слое. Эльф же на своем слое бытия знает не только совершено точно, но и сам управляет этим законом. А вот для самих лис – это их жизнь целиком. И познание. Они не знают  точно и в деталях  ни о  наводнениях, ни о недостатке корма. Они приспосабливаются под слой познания своими действиями, одновременно влияя на него ими же.  Их действия и жизнь зависят от слоя, ибо слой диктует   определенный стиль жизни в целом. И в то же время они сами влияют на слой
Итого, структура   слоев  влияния  такова:
эффекты (совесть)
результаты
цели
слой познания
Подробно другие слои влияния будут рассмотрены в последующих книгах, а эта книга посвящена именно слою познания,  ведь он играет самую важную роль среди всех слоев влияния, точно так же как основа играет самую важную роль среди всех слоев созидания. 
Кстати, в этой книге вам чаще всего понадобится высчитывать именно слой познания, исходя из уже известной по прошлой книге основе. Чтобы  получить искомый слой, нужно прибавить к основе четыре.   Например, основа людей – свойства опеки. Прибавляем четыре и получаем слой познания людей – эмоции. Форма вышележащего мира.  И напоминаю:  даже если вы не читали предыдущей книги, вы  вполне сможете понять образный смысл  изложенного в этой книге – черты существ, и их грехи, и гармонию. Но! Сама формальная логика из предыдущей книги – здесь не излагается.  Поэтому для того, чтобы понять  и теоретический смысл и смысл терминов, необходимо прочитать первую книгу серии! Иначе  многое  может быть неясным и в самой логике и в теории. Например, почему у данного существа именно этот слой –  основа, функциональный смысл и порядок слоев бытия, образные названия подслоев и т.д.  Поэтому  вы можете читать  данную книгу первой,  но только если готовы  довольствоваться  лишь общим образным смыслом. Вполне же поймете изложенное, когда изучите  и предыдущую книгу.

Слой познания и черты существ
Первая книга серии  знакомила читателей с самим фактом  существования душ разных видов,  поэтому была направлена на то,  чтобы описать читателю наиболее явные черты различных существ. Итог телесных действий существ – основа – наиболее заметна и очевидна, поэтому  главное внимание было направлено именно на основу.   Одновременно достигалась и другая важная цель, которая вполне раскроется понятийно в  знаниях, касающихся практик, то есть в дальнейших книгах, посвященных практике.   Описывались негативные черты грехов основы, а значит, читатели уже теперь имеют представление какие именно грехи  хорошо бы преодолеть!  
Но! Не только основа, слой познания также  весьма влияет на  любое  существо, на его черты, ведь он описывает всю жизнь существа!  И логическая разница  здесь такая: слой основы описывает очевидные  черты существ и черты их поведения.  А слой познания дает понимание –   почему они таковы. Иначе говоря, изучая черты основ, читатель может воспринять и понять, как существа действуют и поступают, черты их очевидных действий. А изучая слой познания он поймет, почему они именно такие,  поймет, что движет существами в жизни. 
Но! Слой познания –  вовсе не некая абстрактная причина действий,  а вполне реальная  энергетика. Ведь это тоже формальный слой бытия,  как и основа.   Более того!  Если черты слоя основы – существа генерируют, то энергетика и черты слоя познания –   существо охватывают.   И еще один важный нюанс: именно слой познания можно назвать истинным творением существ. Слой основы – лишь создавал, ну или творил в прикладном смысле. (Я в первой книге эти термины не разделял, ведь там речь шла только об основе). Но очевидно же, что каждая основа – обеспечит лишь одно из последующих влияний, а  любое из влияний  – не самое масштабное проявление общей деятельности существ, в масштабах всей жизни. И даже все влияния основ существа на протяжении некого времени  – это лишь последовательность изменений определенного слоя.   А вот   итог всей деятельности, - это истинное творение, как итог познания!  И еще один важный аспект общей картины. Именно в слое познания – максимальное влияние каждого существа, и черты такого влияния. Основы-то существа создают именно для этого!  И если говорить в категории прикладных благ (что не подразумевает греха  само по себе) – то максимальное проявление влияния существ, а значит, их настоящий вклад в мироздание, их возможности, иепархия,  если угодно – именно в  слое познания, а не основы.

Многовариантная организация слоев бытия

Обратите внимание, данный раздел достаточно сложен к пониманию, так как посвящен не только достаточно очевидной многовариантной функциональности, но и тонкостям функционального восприятия  слоев.   А для этого нужно представлять картину в целом сразу по многим слоям. Если вы читаете книгу  первый раз или недостаточно освоили предыдущую –  возможно, его стоит пока пропустить.  Также, думаю, стоит напомнить: под качествами душевного блага подразумевается польза и блага  мирской части души, то есть качества и события  мира эмоций.
Если воспринимать функциональные черты слоев бытия  всегда одинаково – например, лишь такими, какими они описаны в предыдущей книге,  то неизбежно возникнут серьезные ошибки понимания.  Ведь в предыдущей книге  функциональные черты слоев везде описывались для случая, когда они являются именно основой.  Но когда этот же слой будет не-основой, у другого существа, его функциональная роль и организация в целом –  будут другими, естественно!  Например, у  эльфов слой познания  – качества душевного блага. И если воспринимать логику черт слоя как неизменную, то используя черты слоя, описанные в предыдущей книге, вывод  таков: эльфы – познают технологии и машины, научные истины и т.д. Но как это в реальности происходит? Совершенно непонятно как с точки зрения знаний об эльфах   из предыдущей книги, так и с точки зрения земных преданий об этих существах. Ну какие технологии? А кто для них тогда их сделает, чтобы эльфы их познали? Асуры соберут машины и эльфы будут жить среди них? Или машины будут управлять миром эльфов? Чушь какая-то! Подобные же несоответствия будут  наблюдаться и в случае однозначного толкования функциональной роли и других слоев.
На самом же деле ни одного из кажущихся несоответствий нет. Собственно, верное понимание вполне очевидно. И я добавил эту главу только для того, чтобы читатели, не слишком  внимательные или склонные к слишком линейной логике – не получили огромное количество кажущихся противоречий при чтении книги.  А суть здесь такова: сам слой  является  именно этим слоем – для всех существ. События – всегда события. Методы – всегда методы и т.д.  Но! Организация слоя  определяется его ролью для каждого из существ, так как и сам слой, и все его составляющие будут функционировать именно согласно логике слоев познания и влияния данного существа. 
Например, слой качеств душевного блага выглядит как производственный план, технологии или способности  только тогда, когда асуры  собирают их  как свою основу. Почему?  Да потому что радио, скажем, только тогда техническое устройство    – когда оно собрано из технических деталей, средствами полученных материалов с уникальными свойствами, волей создателей по устройствам побежит энергия и т.д. То есть именно тогда, когда устройство  собрано телом асуров, сознанием асуров,  волей асуров.  Когда каждый из соответствующих предыдущих слоев играл именно такую функциональную роль.  Тогда и итог будет именно таковым.     
А теперь представим, что этот же слой, где находится радио как основа (события и качества душевного мирского блага) –  был изменен существом с более высоких слоев бытия, чем асуры. У  этого существа тело –  сразу свойства эмоций, а не группы событий опеки, как у асуров. И даже не вдаваясь в дальнейшие различия,  уже  одно это означает,  что такое существо  может   создать свойства душевного блага сразу же, целиком, ему не нужно собирать их из нижележащих слоев. И то, что будет получено, не может считаться техническим устройством!  Во-первых, потому что в нем не будет ни различимых технических  деталей из опеки, ни различимой схемы там же. Точнее они могут быть, но совершенно в ином виде, чем собранные сознательно асурами, а могут вообще даже не проявиться на низших слоях. А во-вторых, это  итоговое образование  работает-то  на более высоком уровне,   и качества душевного блага  будут лишь частью  функции основы более высокого плана.  Или, говоря проще – данная волшебная штука сможет заменить целый набор технических устройств, если уж сравнивать.
То есть это будет волшебное устройство, в котором нет ни явных технических деталей, ни  законченного  итога  от работы в душевных качествах.    В душевных качествах будет лишь промежуточный итог, они будут  лишь средствами (материалами) для  создания основы.  Это что касается разницы по сравнению с более высокими слоями бытия.  А теперь вернемся к нашему вопросу и попробуем рассмотреть качества душевного блага (основу асуров)  когда они являются одним из слоев влияний для существа, у которых основа ниже слоя событий душевного блага.  Пусть это будут дэвы.
Но сначала небольшое отступление. Обратите внимание, техническое устройство – это объект душевного блага. А как набор проводов и   железок – он виден из нашего человеческого мира. Человеческое зрение не может видеть слой  познания людей и выше. Поэтому любое техническое устройство вы увидите здесь как след-проекцию в мир опеки.  Например, напыление на кремниевой подложке с металлическими контактами и т.д. Но это вовсе не значит, что я привожу «ненастоящие» примеры качеств душевного блага, адаптированные для нашего земного мира. Даже земное техническое устройство – это вполне полноценный объект душевного блага, просто его главную часть вы не увидите человеческим зрением.  Автомат для воды подает холодную воду в полдень? Видеокамера позволяет видеть на дне моря? Ну вот, это очевидная и реальная польза. Но конечно же, асуры в своем родном мире видят душевные качества во всей своей полноте. И  сама польза от технологий там гораздо разнообразнее.
Так вот, как техническое устройство – есть объект душевного блага с видимой частичной проекцией в наш мир, так, скажем, расписной кувшин с отборным зерном – это и метод страсти (на соответственном слое бытия). И точно так же в его полноценности не приходится сомневаться. Те, кто отведают яства из золотого зерна, и те, кто будут страстно любоваться узорчатым кувшином – вполне могут это подтвердить.
И вот дэв создал  эту страсть.  То, что направляет и сохраняет чувства, ярким и желательным образом. Пусть это будет кувшин, наполненный отборнейшим зерном, расписанный лучшими мастерами. Кувшин с зерном, охваченный страстью душевного блага. Но! Перед нами ведь хороший запас еды, который можно тут же и отведать.  И это вполне событие, качество, достижение душевного мирского блага, мирская польза. Как продукция с завода. Но будут ли качества душевного блага техническим устройством в данном случае? Нет, конечно.  Качества душевного блага являются совестью дэвов. Первый слой влияния. Ведь этот кувшин на данном слое вовсе не продуцирует качества душевного блага как  итог работы основы. Кроме того, он не собран из технических деталей. Он создан из хорошей добротной глины, хорошего добротного зерна  и т.д. Так какое же это техническое устройство, если оно не продуцирует качеств или событий (не работает) и не собрано из технических деталей?
Но как же все-таки будет выглядеть функционально   качество   душевного блага у такого изделия, когда его будут использовать дэвы?  Качества   у дэвов они будут работать как совесть, а не как основа! Этот кувшин должен обеспечить дэвам и  результат - хорошую карму. (Об  этом - в следующей книге, примите пока как данность).  Но когда карма будет хороша, как результат имеющейся страсти? На пиру  среди очереди желающих отведать из кувшина –  не должно быть давки, также – желательно  чтобы ценители гончарного искусства  любовались этим кувшином на расстоянии и по очереди. Не разбить бы. Посему качества душевного блага хорошо бы регламентировать: зерно – фунт в одни руки, все хотят, имейте совесть. Сам кувшин – не ударять и не перекатывать.  Отсюда – любопытнейшая картина. Любое техническое устройство (основа асуров) предоставляет  свои качества.  А вот этот же слой у дэвов ограничивает и направляет события мирского душевного блага, так как у них это слой совести. Страсть дэвов должна успешно пройти дальше по слоям,  и для этого она должна быть ограничена и направлена совестью. Кувшин с узким горлышком и порционной раздачей зерна, с мелкими хитростями вроде колючих граней, чтобы его не турнули на пол любопытные зеваки – так будут выглядеть эмоциональные качества на слое дэвов. Короче говоря, уровень качеств душевного блага на слое дэвов – это не щедрость ядерной электростанции, не безразмерный ковш комбайна и не сложнейший робот «все к вашим услугам». Это – направленные нужным образом  эффекты от страстей.
Туристы, побывавшие в США или  Европе  (исключая территории, где дэвы не являются относительным большинством) – могут понять все вышеизложенное  гораздо быстрее,  чем другие читатели. По собственным воспоминаниям.  Туалетные кабинки, в которых открывается дверь только после того как вы смоете воду, дополнительная плата за возможность искупаться, за отопление, дополнительная плата за возможность   дополнительно искупаться, и т.д. В цивилизациях дэвов (особенно темных) подсчитывается каждое эмоциональное благо, потому что нет щедрых технологий, а вступает в роль ограничивающая совесть. Причем так происходит даже на нашей планете, где вся цивилизация технологическая. По привычке.    Помните в «Приключениях Незнайки» телевизор, который выключался, если не доплатить?  Вот образно – как-то так.
Я подробно привел   образную разницу организации слоя основы и слоя эффекта, но и во всех остальных случаях   логика   именно такова. Вот слой целей, но для другого  существа – это основа, а для существа с гораздо более высоких слоев –   телесная деятельность и  т.д.

Темные и светлые существа

Прежде небольшое отступление. Иногда читатели удивляются: «Столько знаний в книгах, обобщенных знаний. Знаний, касающихся самых разных слоев. Удивительно, как вам удалось исследовать все это лишь за несколько лет, когда, казалось бы,  – целой человеческой жизни мало?». Отвечаю им: это вы достаточно оптимистичны. Не хватит и десятка человеческих жизней, чтобы исследовать с нуля знания в объеме хотя бы первых книг. А почитав дальнейшие, вы поймете, что не хватит и сотни.  Естественно, я занимаюсь данными вопросами не первую жизнь, и большая часть знаний уже исследована мною же, а сейчас я  излагаю уже изученные знания.  Но! Изучены-то они были  в прошлых жизнях! Поэтому  с изложением  не все так просто: во-первых определенная часть знания хоть и исследована,  но реалии бытия меняются,  знания развиваются и дополняются. Во-вторых, их нужно адаптировать под ментальность землян и под здешние реалии культуры и восприятия. А в третьих  – даже то, что уже исследовано –  нужно ведь еще вспомнить с прошлых воплощений!  А это не так просто, это не прямые воспоминания. Первые, уточняющие, концептуальные  направляющие нужно все же создать или осознать снова. Найти, образно говоря, путь к воспоминаниям.  Иначе говоря, если  на земле родился тот, кто был  одним из лучших мудрецов – но он ничего не читает, считает своим главным занятием – работу извозчиком и особо ни о чем таком не думает – то он и будет жить земной жизнью не осознав ничего. (Что, впрочем, свыше дается не просто так. Но сейчас не об этом). А вот если он хотя бы  немного займется похожей деятельностью, затронет похожие проблемы, то он «подтягивает» в это воплощение уже состоявшиеся концепции и плоды своей собственной деятельности.  Однако же  это может нести  не только положительные последствия. Ведь подтянуть то можно – разное и с разными целями,  не зря же далеко не всем доступно подобное.  Мне также доступно лишь отчасти.
Так вот: как могло бы выглядеть исследование знаний, скажем, первой книги  в  обычном режиме, «с нуля». Это было бы как-то так: живет некто, и вдруг он начинает подмечать, что часть личностей очень похожи между собой. И специфически похожи. Но он не знает куда «копать», поэтому он читает книги и по культуре и психологии, и книги по социальным наукам, знакомится с представителями различных народностей,  опрашивает самих личностей, пытается и сам размышлять, делать выводы. Ищет ответ в складе ума и в психике, скажем,  предполагает, что они могут заниматься похожими профессиями. Это занимает многие годы, он постепенно делает выводы, ведь ищет он попутно с другими жизненными занятиями и вопросами,  и в очень широком фронте!  И вот, наконец, находит древние источники про эльфов и видит некоторые соответствия. Или же ему удалось лично проникнуть восприятием на слои бытия  эльфов и воспринять некие процессы. Еще годы пройдут в попытках  осознать полученные данные, и вот, под конец жизни, его озаряет – да ведь это все эльфы! Один единственный вывод займет целую человеческую жизнь, причем, не учитывая подвиды, ведь если он их и почувствует  –  теоретической модели у него пока нет, как же ему догадаться о смысле функциональных различий?   На это тоже могут уйти многие жизни, если вообще получится на этот раз. В случае же восстановления  – вот я смотрю, как эльфа радостно мечется между питомцев, и так как мои душевные стремления и работа разума направлены именно на это, и у меня есть  намерение постичь – то  вполне вспоминаю, что этих метливых приставучих существ я видел сотни тысяч раз,   напрямую общался с ними многократно, и мне многое про них известно.
Привел я    эти нюансы, касающиеся исследований  для того, чтобы читатель вполне понял оттенки дальнейшего.
Я выпустил первую книгу серии  и намеревался писать следующую.  Я уже  знал, что гордыня слоев познания проявляется как корысть,  чувствовал это в своем восприятии  и видел эти структуры у различных существ.  Также видел страх перед новым,  что было вполне логично – это был страх перед синхронизацией, мешающей эгоистичным целям. Поэтому   вторая книга серии  – и должна была описывать корысти различных существ – гордыню слоев познания, более же на тот момент ничего не предполагалось.
Но как только я приступил к уже фактическому изучению корыстных существ, их порывы и черты – стали мне  очень сильно что-то напоминать. То, что я уже отлично знаю по прошлым жизням и вообще, какой-то очень важный, глобальный слой знаний.    Суть гордыни слоя познания оказалась гораздо более сложной, масштабной и разрушительной,  чем одна лишь корысть. Корысть оказалась    проявленной  чертой лишь первого из этапов разрушения личности  этой гордыней.   Кроме того, выяснился потрясающе важный и интересный  факт о самих существах, гордых  слоем познания. Причем в нынешнем обществе эта область знаний совершенно неизвестна!  Максимум – есть лишь обрывки ничего толком не объясняющих  осколков древних знаний,    разрозненные факты  без причин, либо как интуитивные  прорывы понимания фантастов, но зачастую весьма ошибочные. О чем идет речь?  Эти существа оказались теми, кого называют – «темные».
В самых древних манускриптах,  осколках еще более древних писаний и преданий – зачастую  упоминаются  и личности которые, почему-то вступали на путь тьмы, и целые коллективы.  Но почему   у них возникают такие порочные качества и цели   – об этом ничего нет нигде.  Максимум  что мне удалось найти – упоминается эгоизм как неотъемлемая черта темных личностей.  И в  результате, если вдуматься – очень оригинальная ситуация.  Факт – что есть темные личности  – известен и в современной культуре. Но каких-либо реальных  знаний нет вообще.   
Итак,  после данного  открытия я продолжил исследования –  и  выяснилось, что грехи, связанные с последним слоем влияния,  слоем познания, как раз и  связаны вот с этими абстрактными  для современной культуры  «темными  намерениями и деяниями».  Эти грехи имеют вполне определенную структуру, черты и вполне изучаемы.  И данная  книга посвящена   описанию слоев познания  различных существ, и светлых и темных,  а значит описывается  и гармония и грехи этих слоев.  Причем грехи слоя познания отнюдь не исчерпываются корыстью, как предполагалось ранее.    Кроме того, в   книге будут подробно изложены черты светлых личностей и черты темных личностей, а также этапы деградации темных личностей.
Но кроме фактических черт  существ,  грешащих на слое познания, есть и общие, глобальные черты восприятия и поведения темных и светлых личностей. Так сказать,  общий смысл  «типажа»!   И ниже я постараюсь дать немного образных примеров.  Безусловно, даже после этих описаний  и примеров, у читателя  останется ощущение, что там огромный пласт знаний, и что мы лишь прикоснулись к нему. Так и есть. Я исчерпывающе опишу   поведение таких личностей, их отношение к миру, их восприятие мира, отношение к другим темным и светлым  в другой книге,  которая будет посвящена именно отношениям между различными  существами.
А пока   вот несколько примеров, чтобы образно показать темное поведение и восприятие в целом,  не черты грехов слоя познания, об этом подробно дальше,  а образный смыл менталитета темного состояния души.  И конечно, рассмотрим и  светлое   восприятие в целом, светлый менталитет, типаж. 
Молодежная компания. Я вызываюсь проводить  девушку домой. Но вызвался я проводить ее – не из искреннего стремления души, а «порисоваться». И в итоге  получил то, что и заслуживал за такой сомнительный порыв. Она – темная, я – светлый. Мы идем и… молчим. То, что для меня счастье и свет   –  для нее обернется неизбывным страхом и угрозой разрушения  ее благ. А ее цели и стремления – для меня выглядят автоматически как злонамеренное оскорбление.  Потому что со мной это  будет в ключе – «а вот что у меня есть, и навсегда, высший смысл слаб  и ничто». Любые ее попытки обсудить свое будут нести эту подоплеку.  Но и даже этого не будет. По сути, она меня панически боится. Скрывая это за пренебрежением. В итоге, повторюсь, мы молчим. Я бы порассуждал о делах познания, а она бы – о благах мира, которые имеет или надеется получить.  Но  мудрость мира – безумие перед Богом. А  мудрость Бога – тогда безумие с точки зрения гордого  мира. Естественно, ошибочной.
Поэтому светлый  и темный зачастую общаются как-то так:
Светлый:  показывает, что он  сделал, сотворил, понял, изобрел. 
Темный: да ты жизни не знаешь! Что ты бредом каким-то все время занимаешься? Ты не вкушаешь настоящие блага.
Но здесь следует заметить (об этом далее в книге) что так ведут себя далеко не все темные личности.  Это скажем так, крайняя форма греха. Но для максимального понимания   разницы менталитетов я привожу именно такой пример.  Непонимающие  своего положения темные (потому что есть и понимающие) –  очень любят  насмехаться над светлыми, что те не обладают определенными благами.  Но светлый путь – вовсе не подразумевает ограниченность благ, наоборот! На самом деле в  светлом пути блага нелимитировны, сколько угодно, пока не противоречат высшей сути, а  способствуют неизреченному смыслу. А вот в темном пути – лимитированы масштабом слоя эмпатии.  Но то, что этот безлимит светлое существо не хочет всеми силами, ибо направлено на другое – зачастую воспринимается темным как бестолковое безумие.
Поэтому иногда можно наблюдать любопытную картину.  Помню одного знакомого – соседка во дворе постоянно насмехалась над ним, что он не женат. И вот он женился, причем жена, и с точки зрения проявленных благ – достаточно хороша. И вот их встречает та же соседка. Посмотрела на жену, призадумалась.
– И что? Она такая же, как и ты!   Вы оба жизни не знаете.
Короче говоря, темный  зачастую обвиняет светлого в том, что тот не поклонился миру.   Считая это ненастоящей, несерьезной жизнью. А светлый –  намекает темному, что тот – поклонился миру. Или говорит прямо, если ситуация связана с блокировкой свыше.
Однако здесь следует заметить, это вовсе не одинаково истинные восприятия, каждый со своей точки зрения. Отнюдь! Светлый-то – идет угодно Богу, а темный   – ошибается.  Бог  – един. И проявленный мир – следствие неизреченного царствия  Божьего. И темная личность – разрушается,  ибо отрицает высшую суть, пребывая в охватывающем всю ее жизнь грехе.
Темная личность – в гордыни от слоя жизненных благ, и в забвении высшего (об этом подробнее далее). Поэтому – все темные очень серьезно относятся к жизни.   А вот для светлых  важна высшая суть, а блага –  временное (на самом-то деле именно так). Поэтому темные очень часто буквально взывают и вопят: ты почему это и это и то – всерьез не воспринимаешь?  Здесь  восприятие всерьез означает – признать идола. Конечно, негативный смысл не относится  именно к  слову «серьезно». Что же, например, заняться делом всерьез (не спустя рукава) – грех, а спустя рукава – хорошо? Нет, конечно. Спустя рукава как раз  и означает – как попало, без толку. Здесь речь идет об этом слове именно в контексте его употребления темными личностями. Например, так: «Серьезные люди – без больших денег не работают» В этой фразе «серьезные» смело  можно заменять на «корыстные» и «темные». Или –  один бандит спрашивает у сообщника: на стрелку сегодня  идем, ну что там, серьезные люди?  По сути, он интересуется каков их масштаб благ, масштабностью рисунка эмпатии.  Некоторые читатели  жалуются:  меня коллектив на работе (в институте, школе) – не воспринимает всерьез. Я говорю  - так ты поставь вопрос по-другому – уважают ли. Вот что  действительно важно.  А то, что не воспринимают всерьез  - радуйся! Когда воспримут всерьез – это значит, что ты большая сися мира.  Ошибка – стараться, чтобы темные восприняли всерьез.  Ведь это возможно, только если вы сами станете миром, а это означает темный путь в никуда.
Но обратите внимание – светлый путь и неизреченное познание –  вовсе не то, что называется интеллигентностью, или знанием в институтской форме. Ибо высшее познание не равно работе интеллекта, а тем более эрудированности. Неизреченное познание   не тождественно жизни интеллектуала или интеллигента, хотя может и коррелировать в значительной степени для соответственных типов личностей.   Просто неизреченное познание на земле (где много светлых асуров и техническая цивилизация) часто перекликается с научной работой. Поэтому зачастую – темные существа могут воспринимать  светлого асура как заучку, «ботана». Но на самом деле  –  настоящий заучка – учит и учит без особого толку, с неизреченным познанием там мало общего.   Так я, например – учился на тройки в большинстве дисциплин в институте. Почему? Я не хотел заниматься тем, что не несет для меня высшего смысла, что неинтересно. Зато там, где хотел – оценки были максимальны почти всегда.
Также есть одна опасная ошибка: фантасты на земле очень часто интуитивно прикасаются к высшим знаниям, получаются культурные цепочки, но очень часто они искажены ограниченным  земным восприятием.   Так,  в некоторых  культурных произведениях  призывается подавлять, побеждать силы тьмы.  Простите, но темные существа тоже несут вечную душу от Бога. И вообще,  темные-то  – это бывшие светлые. Темный –  это просто согрешивший светлый. Как призывают поступать с грешниками – скажем, святые? Подавлять или перевоспитывать и помогать? Конечно же, второе.  Естественно,  если они упорно продолжают грешить, высшие силы часто ограничивают их разрушительные деяния, вплоть до ада. Но очевидно же, что и  это ради их же блага в высшем смысле.
Поэтому обратите внимание, если вы прочитали книгу и определили, что вы светлый:
– Отношение к темным существам свысока, желание им сделать похуже –  просто-напросто  отторгнет вас от высшего божественного смысла. Так как смысл как раз в противоположном –  при возможности и по возможности – вернуть темных существ на путь света. Или просветить.   Ведь похуже-то  сделать – всегда в чем? Ясно, что в проявленных благах и вне высшего смысла– это уж точно(ибо злонамеренно).  И угадайте, кем вы станете и  сами со временем при таком подходе?
Если же вы прочитали книгу и определили, что вы темный:
– Это вовсе не является непоправимой ситуацией. Во-первых темные существа могут вернуться на путь света, об этом будет в следующих книгах. Но и имея знания первых книг: понимаете, темное существо темному существу рознь. Если даже вы поклоняетесь миру, но осознаете этот момент – степень греха будет совершенно не в той степени, как  если темное существо поклоняется миру  и  концептуально уверено, что так и следует, а тем более – если исповедует атеизм. Да что там, темное существо, которое хотя бы осознает, что светлые –  вовсе не ничего не могущие  ничтожные безумцы  –   уже как бы и светлеет на фоне  убежденных темных.
­
Стагнация слоя познания
В предыдущей книге были описаны слои созидания. А также описаны грехи гордыни на слоях основ. И если гордыня основы – главный грех среди всех грехов слоев созидания, то гордыня слоя познания – самая разрушительная из всех грехов и созидания и влияния. Она оказывает уникальное воздействие на саму личность,  в проявленном же смысле –  разрушает всю жизнь личности как единое целое.  Но давайте   по порядку.
 Грех слоя познания начинается  с гордыни  самим неизреченным смыслом, а не какими-либо проявленными жизненными благами слоя.  А помните фундаментальные  состояния процессов гордыни? Гордыня-упрощение-отречение? Поэтому в конце концов происходит разочарование в неизреченной сути. И в определенный  момент личность -  отрекается от высшего смысла! Вследствие  отречения от неизреченного божественного смысла   в личности совершается уникальная деградация восприятия! В путях света личность познавала неизреченную суть,  она была творцом, так как неизреченная суть познается существами   путем творения ее в мир. А также свою собственную неизреченную суть, аспект своей вечной души. Если же неизреченные блага отрицаются, то что остается? Правильно – блага мира. Проявленные блага слоя жизненных благ, собственно, сам слой жизненных благ. Который и является миром для данного существа.  И так как цель жизни теперь – обретение благ мира, то личность фактически начинает служить миру, преклоняться перед миром – подателем этих благ.   
Ранее личность творила мироздание согласно неизреченному смыслу (а чтобы сотворить правильно  нужно же его познать) – поэтому  образно –  она уподоблялась солнцу,  привнесение нового, свет. Ведь по сути такая личность – проводник неизреченного смысла в мир! Именно поэтому личностей, познающих неизреченный смысл – образно можно назвать светлыми.  А как только произошло отречение от неизреченной сути и началось служение миру – личность становится темной, вступает на путь тьмы, образно говоря.  
Пока личность является светлой, проявленные блага слоя познания следуют неизреченной сути, ее смыслу и порядку,  и поэтому сами блага, рисунок благ – изменчивы, происходит синхронизация.    А вот      как только следование неизреченному смыслу будет отринуто – изменения слоя познания тут же остановятся! Потому что теперь неизреченная вечность, управляющая проявленным миром – отрицается. Конечно, на самом деле божественные слои все так же управляют мирозданием. Речь тут о самом  существе – в его восприятии слой  теперь меняться не должен.  Это означает, что восприятие благ, охват слоя, понимание слоя, концепция благ, если угодно –  будет теперь именно такова, только такой рисунок слоя. И только в проявленном аспекте.  Высшее познание уже  не происходит, цель жизни теперь – проявленные  жизненные блага  слоя.  И именно этот остановившийся рисунок благ, теперь и будет идолом служения для темного существа, смыслом жизни.   Это максимальный кумир, максимальные жизненные блага которые только может воспринять данное существо. Ведь теперь слой жизненных благ   неизменен, а для данного существа он – и есть мир. И существо ошибочно воспринимает контакт  своего восприятия  с таким остановившимся рисунком – как контакт с самыми лучшими  благами, какие только могут быть.
Так начнется первый этап гордыни темного пути, первый этап деградации темного пути. Да, деградации, ибо  темный путь на то и темный, что личность разрушается все больше, отрекшись от неизреченной сути, что от Господа. На первом этапе деградации у личности есть концепция  максимальных жизненных благ какие только могут быть. Подчеркну – у нее  может по факту не быть  их и близко в распоряжении, тут суть в другом – личность концептуально имеет представление о таких благах  и понимает – они  могут быть в жизни. То есть контакт со слоем эмпатии – это не контакт с уже имеющимися в распоряжении благами, по сути это охват определенного проявленного рисунка мироздания восприятием.  Прикосновение к определенной  концепции благ мира. И теперь темная личность задается очевидной совокупностью целей – этих благ достичь. 

Этапы темной деградации

Темное существо теперь служит своему слою темной эмпатии, лучшей концепции своих жизненных благ.  И так как теперь в понимании существа нет истинной вечности – то уже этот слой, кусочек мира, максимально благой в иллюзорном представлении темного существа –  должен оставаться вечным и неизменным. На то  он и идол! Один момент: на самом-то деле это лишь часть данного слоя, а вовсе не весь сущий слой бытия, вмещающий   и многих других жителей, существ, со многими другими процессами. Темная эмпатия – это лишь концепция наилучшей жизни для данного существа. Да и то – остановившаяся, а значит все более устаревающая, все более десинхронизированная по сравнению с актуальными, новыми состояниями, которые приносит в мироздание высший смысл.  И  отсюда следует – что на самом деле слой эмпатии   не может оставаться неизменным и вечным, раз это небольшая часть целого. К тому же не-вечного целого. Но то, что мир не-вечен, темное существо реально, восприятием – не понимает. А вот то, что на самом деле эмпатия – вовсе не охватывает весь мир – темное существо вполне понимает. И темное существо приступает к решению этой проблемы: нужно распространить свою эмпатию, свой рисунок благ на весь слой! Именно в этом и будет залог максимально возможной стабильности слоя. Существо пытается достичь состояния благ эмпатии, но так как достижения эти должны быть вечными, то никто и ничто не должно им мешать, а следовательно – весь мир должен превратиться именно в такой функциональный рисунок. 
Так начинается первый этап темной гордыни – темная экспансия.
Существо пытается захватить весь мир. Который, конечно, на самом деле является не всем миром, а лишь одним из слоев бытия, бывшим слоем познания данного существа,  который существо теперь пытается перестроить полностью под свое понимание темной эмпатии. Именно поэтому  во многих мифах   то или иное  темное существо концептуально описывается  как темный властелин, который хочет захватить весь мир.
Когда личность отринет высшую суть познания – то для нее останутся только  жизненные блага, которые нужно получать. Но – сколько ни дай такой личности благ, ее слой-то все равно никогда не сравняется со всем миром, не «захватит» все процессы данного слоя. Более того, и вечен он тоже не может быть.    Поэтому темная эмпатия на этапе экспансии выглядит как бездонная корысть.  Корысть, которая не может быть удовлетворена.
Всеблагой Господь живой  – существует! Высшая суть от Господа – также!  Поэтому, как только экспансия начинает достигать критических величин, или набольших грехов, или достаточных грехов, или проходить там, где наиболее активна неизреченная суть в мире (здесь  точный механизм мне пока не вполне известен) – начинает происходить принудительная блокировка темных деяний высшими силами.  Происходит вот что: рисунок темной эмпатии больше  не может увеличивать свою экспансию, захват слоя. В итоге темное существо остается с той жизненной «территорией», которую уже успело захватить. Так начинается второй этап деградации темного пути – сохранение имеющегося масштаба эмпатии, темное хозяйствование.
Здесь следует заметить,  и на данном этапе  суть темной эмпатии остается все та же – стагнирующий рисунок максимальной концепции жизненных благ, но ее экспансия остановлена, теперь темное существо имеет лишь определенную жизненную территорию доступную для влияния. Поэтому образно действия этого этапа можно назвать хозяйствованием, ведь теперь влияния проводятся на одной и той же территории. Кроме того, данный этап –  это и экономия. Ведь количество благ теперь ограниченно этой территорией, а сами блага постепенно разрушаются! Мир  все больше повреждается  разрушающим хаосом, ибо первозданный хаос отрицается. Кроме того,  существует много темных личностей этого же вида души, каждая со своей экспансией. Но ведь все они хотят экспансии одного и того же слоя бытия! Поэтому  когда они становятся ограничены имеющимся масштабом эмпатии – часто получается, что на одной и той же территории находится не одна темная личность, а много. Но теперь-то каждая из них не может пойти на свободную территорию заниматься экспансией! Поэтому начинаются постоянные попытки перераспределения благ, каждый пытается перераспределить в свою пользу, хозяйствовать в свою пользу.
Но  ведь вовсе  нет определенной территории, на которой возможен или желателен продолжительный крах неизреченного смысла бытия. Разумеется, темное хозяйствование все так же является     грехом,  и очень разрушительным. И оно также   блокируется неизреченным смыслом.  Кстати, обратите внимание – блокируются лишь темные деяния. Концептуально  темное существо никто не подавляет. Весь смысл блокировки в том, что в бывшем масштабе хозяйствования процессы снова начинают происходить согласно неизреченному смыслу. А значит темным деяниям там теперь нет места.
Теперь темное существо имеет только те жизненные блага, которые фактически успело получить за все это время. Так начинается третий этап деградации темного пути – темная остановка. Он характерен тем, что личности доступны только те блага, которые она уже имеет. Эти блага все так же являются темной эмпатией, соответствуют рисунку эмпатии, и теперь деяния личности заключается в том, что она пытается  владеть этими благами как можно дольше. Новых благ личность получить не может, потому что не может влиять ни на что, кроме того, что ей уже дано. А значит поддерживать имеющиеся блага  - может и будет. Поэтому   теперь получается, что любая функциональность на этой территории – нежелательна для такой личности. Любые изменения – нежелательны. Личность живет прошлым. А все кто пытается изменять эту территорию – воспринимаются как вредители. Кстати,  имеющаяся территория   личности теперь   фактически состоит из жизненных благ для нее. Именно отсюда исходят многочисленные  предания и легенды о  темном властелине, который уже вовсе не пытается захватить мир, но  характерен темной вотчиной, где буквально все подчинено ему.

Образное описание восприятия эмпатии

У нас остался неосвещенным один важный вопрос: почему подобное служение миру, преклонение перед проявленными благами слоя познания – это именно темная эмпатия? Почему используется именно этот термин? Вполне данный нюанс раскроется для вас в последующих книгах, но суть в общих чертах я поясню. Когда личность познает неизреченный смысл, то она, по сути, познает аспекты собственной вечной  души. А значит вполне осознает, пусть и сверхсознательно, что ее душа – вечная. Знаете, что из этого следует? Для светлой личности беда, потеря, крах внешних благ – не является неизбывной трагедией. Да, концептуально любому не очень-то приятно потерять то, что нравилось. Но мир – временен, потери так или иначе происходят. И светлое существо вполне проходит такие «испытания». Кроме того, потери для светлого существа чаще всего означают лишь изменение, потерю старого и создание нового. Темное же существо – пребывает в забвении о неизреченной высшей сути. Кроме того, зачастую оно атеистично. Но любому существу необходимо воспринимать себя как-то, считать себя кем-то, верить и идти куда-то. Поэтому темное существо подсознательно считает себя миром.  Помните песню «Непосед»? «Миром будь всегда»!  Это вполне логично, познающий вечную душу осознает наличие вечной души, а служащий миру, «познающий» блага мира – считает себя миром. Именно это и есть темная эмпатия – особое, наполненное неизбывным болезненно переживающим страданием состояние, отождествление себя с миром. Почему именно такие болезненные черты?  Мир – временен, он подвержен изменению, уничтожению рано или поздно, и рождению нового. А личность считает мир – собой. Поэтому при малейшем колебании благ ее охватывает именно такое   переживание, полное неизбывного страдания.  Однако темная личность если и заметит эти черты – то только тогда, когда эмпатия будет блокироваться высшим смыслом. Когда же эмпатия «позитивна», то она воспринимается темной личностью скорее как пример ниже.
Но что же такое темная эмпатия в восприятии самого темного существа? Не в описательном, формальном теоретическом знании (это мы уже достаточно подробно изучили),  а образно, в исполнении и восприятии самих темных существ?   Я постараюсь описать и дать примеры, но получится приблизительно,  так как термин совершенно неизвестен в человеческой культуре, и даже какие-либо смежные понятия также неизвестны в человеческой культуре, через которые можно было бы этот слой выразить. Тем не менее все темные существа вполне явно эмпатично служат этому слою, преклоняются перед ним, и эта энергетика вполне заметна на соответственном формальном слое для каждого темного существа.  И одновременно очень сложно как-то иначе описать данный слой – это именно темная эмпатия,  преклонение и служение проявленному благу, олицетворяющему все жизненные блага, их максимальный образ, эмпатия к этому образу. И все же  –  я постараюсь описать через те  редкие явления в нашей культуре, которые все же   отражают  это понятие в определенной степени. Редкие, не потому что наша цивилизация темна, ситуация как раз противоположна, и в  нашей цивилизации темный путь истинно, в целом  – не приветствуется. Редкие  – потому что осознанного импульса и прицельных культурных течений, связанных с этим, нет, хотя  одна из центральных заповедей христианства, вторая, говорит как раз об этом. И наша, слава Богу - достаточно религиозная цивилизация значительной частью  успешно преодолевает этот грех, пусть не всегда даже  осознавая. В том-то и заключается чудесное умение мессий и святых – донести истинные знания до масс даже в необлеченной форме. 
Итак, вот один из немногих образных примеров, который я смог найти. Есть фильм в котором описывается планета темных существ. Темная ориентация тамошней цивилизации очевидна по  признакам общества потребления, хаотичному распаду  и жесткой темной иерархии. Это фильм «Кин-дза-дза».  А  правитель темной планеты и его свита  должны быть  уж точно самыми темными. И в фильме есть место, когда они  умиляются друг другом в бассейне, трогая колокольчики. Вот эта энергетика образно очень близка к темной эмпатии. Они в умиленном преклонении перед проявленными благами мира.
Здесь приведу очень важное пояснение, которое позволит лучше  понять смысл гордыни на этом слое. Гордиться можно только тем, что личность имеет или воспринимает. Невозможно гордиться тем, о чем личность пребывает в невежестве. Поэтому на первый взгляд, казалось бы, гордыня может быть только на слоях творения. Однако же – она есть и на слоях влияния,  так как личность к ним прикасается, имеет о них представления и осознает их. Более того, гордыня возможна и на слоях выше слоя познания! (Впрочем, об этом следующих книгах). Так, жизненные цели – очевидно, что ими можно гордиться даже не достигнув их! Если вам это кажется неочевидным, представьте студента, который надеется стать высокооплачиваемым юристом. Неужели у него не возможна гордыня? Конечно, возможна, еще какая! Потому что  личность по факту имеет блага, раз воспринимает, хоть они и находятся в будущем относительно центрального времени, относительно хода жизни личности. Поэтому и  на этапе экспансии личность воспринимает определенный рисунок благ, знает  о них и хочет их получить!

Атеизм темных существ

Определенная часть темных существ – атеисты. Почему? Потому что если Бога нет, значит неизреченного смысла от Бога тоже нет, а значит и миром никто не управляет. Ведь темному существу очень хочется, чтобы мир был вечен и неизменен, и поэтому сама концепция, что это на самом деле не так,  для темного существа –  болзненна. Другая часть темных существ – верят в Бога, ведь на земле  много истинных, весьма гармоничных религий и деяний святых, чудес сотворенных ими. Церквей, других верующих, в конце концов. И темное существо часто не может отрицать очевидное.  Но! Когда я расспрашивал таких темных существ о том, как им видится мироздание –  они как под копирку твердили одно и тоже: «Да, Бог есть, но Он сотворил мир и удалился от дел, предоставив мир самому себе».  То есть они верят в Бога, но отрицают, что Бог управляет миром. Да-да, та самая «священная корова» темных существ – что неизреченные слои слабы, не управляют, не могут затронуть мир. 
Один писатель  прошлых веков сказал: «Я знаю способ, как сделать любого атеиста  верующим. Любой атеист  верит в окружающий мир, а поэтому    неизбежно должен признать Бога как совокупность еще неизведанных явлений  и законов мироздания». Казалось бы:  пусть это  и не вполне похоже на истинную концепцию Бога  мировых  религий, но  тогда атеист хотя бы сможет вести конструктивный диалог с верующими, так как сам факт наличия Бога – признан.
Я пробовал вести философский диалог с темными существами в таком ключе – но ничего не  получилось! Каждый раз, каждую попытку происходило одно и то же. Такой философский диалог чрезвычайно быстро устремляется к высотам бытия и мгновенно выплывает основное противоречие. Темные существа вполне признают неизвестные еще  части мира, даже могут назвать их «Богом» – сколько угодно. А дальше начинается момент истины!  Диалог-то ведется не для абстрактной галочки, вера без дела мертва. И как только светлое существо говорит: ну вот,   концептуально договорились, смотри,  тут ты поступил неправильно, тут – эгоистично и т.д. А темное существо резонно возражает – ну и что? А правда и неправда – относительны, кто скажет, как надо, Бог? Так это просто часть мира, почему одни процессы в мире вдруг начнут диктовать мне, другой части мира?  На каком основании вообще? Делаю что хочу.
То есть темное существо сколько угодно в пустой полемике будет понятийно тасовать законы мира, познанные или непознанные им.  Но все это будет без толку, потому что как только речь пойдет о неизреченном смысле, о правде и не правде, о грехе и гармонии, о разрушающем хаосе или высшем порядке – это темное существо сразу отринет, решительно и напрочь.  Потому что как раз в том и проблема: темное существо не верит и не признает существование неизреченной вечности. Поэтому и  идея того писателя – в корне неверна. Бог – не от мира. Кроме того, есть еще один очень важный аспект – Бог – не процессы бытия и не  законы, и даже не неизреченный смысл. Неизреченный смысл – исходит от Бога, а не является Богом. Чрезвычайно важно, что Бог – Бог живой, Бог – это высшая личность. И если обратить внимание на  богоугодных личностей,  описанных в  Библии  то святые старцы, подвижники не говорят ведь – «процесс пошел». А говорят – «Бог услышал вашу молитву».    
Отсюда, кстати, проистекает важный момент: да, неизреченный смысл действительно играет именно такую сверхважную роль. Но это вовсе не конечная цель бытия, не прямое  божественное откровение и так далее. Неизреченный смысл – один из слоев вечности, но есть и выше. Так, например, христианская любовь –  с еще более высоких слоев.

Эгоизм темных существ

Светлое существо ориентируется на неизреченный смысл процессов последнего слоя влияния. Чаще всего в  слое живет   много существ, но высший смысл на то и высший – что он – учитывает и описывает все происходящее сразу, а не какой-либо отдельной части мира. Более того, управляет всем этим как единым целым!  А вот проявленные жизненные  блага, блага слоя познания  и в светлом бытии – направлены  на самих существ.  Почему? Да потому что  это  жизнь данного существа, а значит и блага – именно его.    И это вполне логично и вовсе не является грехом!  Так как сама жизнь происходит согласно неизреченному смыслу. Здесь важно следствие:  так как темное существо неизбежно  служит проявленным благам, то оно неизбежно  служит  именно своей жизни в благах. Поэтому абсолютно все темные существа – эгоисты.

Необходимость слоев влияния

В  предыдущей книге я намекнул на слои влияния и их роль:   «Есть изучение основы, а есть познание с помощью основы. И первичная тяга познания – она относится к слоям выше основы и будет рассмотрена в следующей книге».  Тем не менее, иногда  читатели спрашивают:  но  почему все происходит именно так? Ведь существо уже создает основу. Ну вот,   значит, существо уже познает этот слой! И синхронизации имеются! Почему же на самом деле познание происходит именно таким образом, и затрагивает еще четыре слоя? Ответ на самом деле очевиден:  вполне познавать напрямую через   основу существо не может, попросту не хватает слоев, недостаточно исчерпывающе. Чтобы читатели лучше поняли, о чем речь, я опишу образно, через ситуации.
В детстве, мня как-то спросили – а вот ты хотел бы  научиться собирать телевизор? Представляешь! Ты – сотворил телевизор! Но мне  вдруг стало ясно: никакого «чувства глубокого удовлетворения» я от такого предположения не  испытываю, да и согласия со сказанным также. Тогда я это сформулировал так: да разве я сотворил телевизор? А очищенный кремний для диодов и транзисторов – я создал? А металл – я выплавил?  А кинескоп я сделал? А сам кремний – тоже не я создал. И металл – не я. И стекло.
Поэтому настоящим, исчерпывающим творением было бы:  если бы я не только собрал телевизор, но и создал  все детали к нему, и материалы для деталей тоже бы я создал, саму материю опеки. Ибо только тогда бы я познал вполне, что есть телевизор  в высшей сути, и как она реализуется в мире. Как видите, это и есть  логическая аналогия  «полного цикла» и   слоев созидания и слоев влияния. И в такой аналогии детали и схема телевизора  – это  основа. Правда, есть одно значительное отличие этой модели от реального телевизора.  Для нашей цивилизации основа – это сам телевизор,  ведь уже известно, что и как  делать и для чего. Поэтому точнее было бы сформулировать так:  чтобы познать вполне неизреченный смысл телевизора, нужно    создать полностью и материалы для телевизора и детали для телевизора – а потом,  постепенно  вплетая их в мир, понять, как сотворить телевизор и зачем. Познавая его постепенно и исчерпывающе.
Но! Это же невозможно выполнить,  попросту собирая телевизор подобно мастеру. Само время течет недостаточно подробно для этого. Ведь  тогда для меня и создание материалов будет  телесным действием, и сборка схем телевизора – также. А сам телевизор – будет основой, а вовсе не миром вокруг!  Знаете, в каком случае модель будет точной? Для неких гипотетических существ,  живущих  в измерении телевизора, «внутри».  Таких существ, для которых слой мирского блага, пользы от телевизора – будет всей их жизнью, слоем познания. Хотя почему гипотетических,  они вполне реальны, это эльфы!   Слой  познания должен быть  глобальным  смыслом всех  действий,  самим течением жизни. А вовсе не подручным устройством.
В книгах серии вы еще не раз увидите решение вопросов, которые являются загадкой для современных земных философов, хотя уже были поставлены не раз. И дело не в моем особом умении или интеллекте, я над этими вопросами особо  и не работал.  Но имея в распоряжении высшие знания и   возможности восприятия, которых у этих философов не было – ответ часто очевиден. И если ответ напрашивается сам собой, я включаю некоторые глобальные философские вопросы в книгу.

Философский вопрос

Есть ли у существа свобода воли или все определено свыше?
Выяснилось, что эти позиции – вовсе не взаимоисключающие! Возьмем наш пример с лисами.     Лисы вынуждены жить именно так, как диктует им слой познания. Потому что для них это – вся окружающая среда.  Если уж среда такая – то она такая в глобальных чертах. И лисы живут в ней именно  в этих глобальных условиях. Так, в лесостепи  и действия и жизнь лис вынужденно будут иными, чем в лесу.  И одновременно и в лесу и в лесостепи лисы влияют на среду так, чтобы она была получше, делая ее лучше и в проявленных благах и в высшем смысле. Собственно высший смысл и определяет расцвет внешних благ.  Высший смысл лисами познан, естественно  в аспекте слоя познания именно животных,  они влияют на среду,  и такие влияния приводят к тому, что лисы процветают в среде.
И вывод отсюда таков: любое существо имеет свободу воли и может изменять свою жизнь «снизу вверх» - в рамках, коими предначертаны влияния низших слоев на высшие.  По внешней канве событий это выглядит так: гармонично познавая мир, лиса может делать абсолютно все, что только сумеет.  А истинно – что  понимает в высшем смысле. Ибо это и есть  познание. То есть любое существо имеет свободу воли в рамках своего понимания высшей сути. Но одновременно лиса   живет в среде, которая вполне себе создана высшими силами и высшими существами. И именно так, как создали те высшие существа, а не сама лиса.        Но тут дело не в санкциях или ограничениях. Что, если лиса будет определять процессы биосферы в планетарном масштабе? Да это просто нелепо, потому что высший смысл сего   ей совершенно недоступен.   Лиса будет влиять на среду в своем доступном понимании, но фундаментальные черты среды (например, климат) – будут проекциями высших миров, высших существ,  высших смыслов и они будут восприниматься лисой как жизнеобразующие черты, данные свыше. Не говоря уже о более высоких слоях бытия как таковых, выше жизненного слоя   лисы.   Любое существо будет познавать, а значит и иметь свободу воли в том,  как создан слой познания снизу,  но будет ведомо в тех аспектах и чертах, в которых слой познания является проекцией слоев сверху.
Вот работа основ, она дает результат, потом цели, потом слой познания. А дальше? Казалось бы, с тем же успехом существо может и дальше влиять своей основой на мироздание. Но это иллюзия поверхностной логики. На самом деле подобного не произойдет. Все слои, включая и цели – для существа вполне очевидны. Цель, скажем –  на то и цель что она очерчена, ясна и к ней возникает стремление в виде функционально связанных между собой результатов. А слой познания?   Он может быть познан только тогда, когда существо пройдет   по его проявленному рисунку,  со-творив его, и  воспринимая это как собственно жизнь, существование, развитие. Как же  можно дальше влиять основой, если   слой познания     уже является всей текущей жизнью существа?  
И еще один важный вопрос, который не мешало бы разъяснить. Тело действует, создает средства, волей они группируются в основу, а основа дальше влияет на мироздание. Так а чем же принципиально различаются слои до основы и после? Как там одни слои собирались в следующие, более сложно организованные, так и после слоя основы происходит, казалось бы, то же самое. Только на слоях созидания существует возможность прямого телесного воздействия на мироздание! А дальше – нет!  Выше основы – уже сами основы постепенно влияют на мироздание, а как именно они будут влиять,  их возможности, функционал, в том числе и управляемый  – зависит от того, какими их создали. Выше основы – прямое влияние телом невозможно для данного существа, только косвенное (посредством основы). А на слоях созидания все манипуляции на всех слоях производятся непосредственно с помощью тела. Непосредственно функция воздействия тела, телесное сознание – как именно будем влиять, возможности и ресурсы так же управляемы телом, и воля так же – направляется телом.
Очевидные пример. Человек поливает грядку, чтобы создать свойства опеки – мокрая земля, чтобы потом получить результаты – сочные плоды, а с помощью результатов –   эмоцию – определенным образом в опеке, относительно вкусно и вовремя кушать. Он телесными действиями черпает воду, и с помощью телесных же действий поливает грядку водой в нужном месте. А дальше все! Дальше он уже не властен. Он надеется, что будет результат, ожидает,  что и группы событий не подведут –  рост урожая. Конечно же, в определенной мере может влиять и  на эти процессы – но  только через изменения свойств опеки.   Все возможности прямого влияния человека ограничены слоями не выше основы.  А дальше   «как  пойдет» – правильно влиял основами –  возможно, будет урожай, нет –  не будет или плохой.

Философский вопрос

О труде
На земле труд, работа –  не всегда, не во всех случаях перекликается с созданием основы. Поясню: вот  режиссер, пусть это хозяин благого быта. Он поставил спектакль, он создал плетение чувств в нем. Вполне очевидно, что такая работа – очень близка  по сути  к созданию основ хозяев благого быта.  Дизайнер, украшающий помещение – он влияет на рисунок бытия, и  такое созидание вполне может быть сродственно его телесным и душевным порывам.  Человек, строящий быт в собственном доме. Крестьянин, таскающий дрова во дворе и достающий воду из колодца. Причем он может быть  и существом с высоких слоев бытия,  тогда даже внешне обыденные  действия будут затрагивать высшие смыслы и процессы!
А вот рабочий на конвейере соединяет  две детали. Они уедут на следующий этап, и он просто получит за эти действия деньги. Все, о дальнейших влияниях он не знает,  не видит смысла в том, что он сейчас делал.  И его осмысленная жизненная деятельность начнется, только когда он пойдет домой, после работы.  Данная проблема известна на земле как отчуждение результатов труда. Однако же это проблема отнюдь не только работодателей. Вот торговец стиральным порошком. Он  относится к своей работе наплевательски, и так же отчужден. А между тем высший смысл   в подобной  жизненной деятельности  есть!   По крайней мере, пока нет массовых роботов, которые могут вместо него это мыло эффективно распространять. Потому что есть высший смысл в том, чтобы окружающие  были чистыми! Просто зачастую мы не обращаем особого внимания на то, что уже имеем. А вспомните гигиену  европейца из средних веков.  Конечно, такому торговцу порошком лучше быть олимпийцем.  Но! Что если торговка порошком апсара – но она обращает внимание на отношения с клиентами, на вежливый разговор, чтобы клиенту было получше в чувственной жизни. Совершенно ясно, тогда и она гармонично творит основу, познает свой слой познания. Таким подходом проблема отчуждения труда может быть решена! Хотя, конечно, в разной степени.  Ведь иногда  конкретная профессия очень мало перекрывается со слом познания  конкретного существа.

Веерное раскрытие, стягивание
Это один из фундаментальных законов бытия, и его понимание вам будет необходимо  для освоения материала и в этой книге, и в следующих.  Да и вообще данный закон чрезвычайно важен сам по себе, ибо играет весьма важную роль в бытии.
Сформулировать его можно так: все множество различных, протяженных во времени   процессов на данном слое бытия  стягивается функционально в единый итог всех действий на четвертый слой  выше данного.  И этот единый итог будет отнюдь не всем сущим на новом слое, а лишь одним из процессов.
И наоборот (и это не менее важно) функциональный процесс на любом слое – разворачивается в максимальное разнообразие процессов  на четвертый слой ниже данного.
Отсюда – важное следствие:  совокупность всех пространственно-временных процессов в слое на 4 ниже данного исчерпывающе описывает всю функциональность исходного  процесса на данном слое.   
Именно поэтому все телесные действия стягиваются к основе, а все  влияния (деяния)  основ к слою познания!  Телесные действия через  четыре слоя составят основу (об этом в первой книге) – а веер основ через четыре слоя составит слой познания.
Покажем это двумя способами. Сначала логическим, а потом математическим.
Вот телевизор. Это объект мирского блага. Техническое устройство. Один объект мирского блага   состоит из различных методов. Блок настройки, блок отображения, блок питания.  Каждый блок обеспечивает свой метод.  В свою очередь, каждый  блок состоит из различных материалов, свойств.  Но обратите внимание: материалы – это не припой, алюминий, кремний и т.д. Речь идет о свойствах эмоциональных!  Под материалами, свойствами эмоционального мира здесь понимается вот что: в блоке питания на вход подается энергия с одними свойствами, на  выходе – принимается с другими свойствами. В блоке настройки свойства направляют энергии на определенный сигнал.  Блок отображения своими свойствами меняет импульсы электричества  на видимые человеческим зрением процессы и так далее. А вот сами  эмоциональные свойства обеспечиваются  законом опеки, совокупностью элементов опеки.  И это как раз  кремний, сталь, пластик, проводники соединенные определенным образом. И как видите, все законы соединения всех деталей,  вместе  со всеми их временными и пространственными изменениями во время включения, выключения, настройки – стягиваются к  одному-единственному качеству душевного мирского блага: возможности показывать телепередачи.  
И все законы соединения определенных деталей телевизора (объектов опеки) – абсолютно и исчерпывающе описывают телевизор, все его режимы работы, особенности работы как телевизора и т.д. Именно этот слой позволяет исчерпывающе описать телевизор, из чего  он состоит.
Попробуем доказать это логически.  Вот телевизор «Горизонт» а вот телевизор «Шарп». Будем доказывать от обратного. Может быть,  методы исчерпывающе покажут, из чего стоит телевизор? У обоих есть блоки настройки и у обоих есть энергетический блок. Однако же телевизоры разные.  А блоки одинакового предназначения, несут совершенно разные черты. Вывод – методы не исчерпывающе описывают единую функцию.
Может быть, свойства эмоций опишут? Оба меняют сигнал, оба питаются от сети. Однако  уже есть много и отличающихся свойств. Тем не менее, многие свойства одинаковы, а вот их итог в душевном благе – разный.  Оба блока питания потребляют из сети одинаковое напряжение одинакового «рисунка», да вот только при скачке один сгорел, а другой – нет. Один поддерживает цифровое телевидение, другой – нет.  Следовательно свойства не исчерпывающе описывают все черты телевизора.  С эмоциями внешне, казалось бы –  неразбериха. Сложно сразу  обобщить понятийно функцию.  Платы обеспечивают протекание электроэнергии, преобразование, часть деталей призвана отображать визуальные аспекты, часть удерживают геометрию в едином объекте.     Но вообще-то и в том телевизоре и в другом платы нужны для течения сил, экран – показывает, а вилка – питает. Однако же телевизоры разные. А вот закон опеки. По сути это совокупность чертежей. То, как скрепляются и где транзисторы и микросхемы, и какие именно, где крепятся платы, где металл, где стекло, а где кремний. Это четвертый слой и он-то как раз абсолютно точно описывает разницу между телевизорами, ибо совершенно исчерпывающе описывает   каждый.
Теперь предположим, будто на более низком слое   функциональность телевизора раскрывается еще  точнее. Качества  опеки. Пусть олово очищено меньше в одном случае, чем в другом.  В одном из случаев в нем  есть примесь другого металла. Пусть на одной из плат следы резины. И возьмем что-нибудь с еще  более низкого слоя – пусть у микросхемы погнута ножка. Но нет!  Пока изменения не коснулись законов взаимодействия качеств опеки, пока резина на плате не влияет на ее характеристики в законе опеки и выше, пока погнутая ножка не помешала проводимости цепи – все это абсолютнейше не повлияет на работу телевизоров, а также на их сходство и различие! (именно как телевизоров).   Если же  мы изменим хоть одну ветвь закона, например, взаимосвязь цепей или сталь вместо кремния  – то работа телевизора изменится. А иногда – будет невозможна вовсе.

И еще один пример на более простых слоях. Дом. Самый обычный  деревянный дом в человеческом мире. Это составной объект опеки. Формальная теория нам скажет, что дом состоит из нечистого закона, и нечистый закон вполне описывает его функциональность. Попробуем предположить, будто бы дом описывают методы опеки. То, как  взаимодействует древесина с воздухом и водой, а грунт с деревом и т.д. Тут, я думаю, совершенно очевидно, что этого недостаточно.  На самые разные дома одинаково идет дождь и большинство из них стоит на земле. Может быть, дом описывает то, что древесина сухая в доме,  на внешних стенах – нет, а стекла прозрачны настолько-то? То есть свойства опеки? Совершенно ясно, что нет. А может быть, форма опеки? Уже ближе. Смотрите: форма опишет собственно форму всех частей дома и то, из чего они сделаны – древесина, металл или стекло.  Но вот два дома – абсолютно идентичны во всех аспектах формы опеки – как близнецы. У одного быстро открыли деревянную дверь – а ее вдруг пересекает трещина, и она разваливается пополам. Не выдержала усилий. А ведь мы все еще «в функциональности»  дома. В нем нужно, нужно открывать двери.  Ступили на пол – доски прогнулись и деформировались. А в другом доме все отлично. Форма опеки была та же, элементы опеки те же. Но нечистый закон не был выстроен верно, элементы не выдержали  нечистых усилий.     Поэтому абсолютно исчерпывающе дом как объект опеки опишет множество нечистых законов. Ведь они опишут и геометрию формы, и местоположение, и нечистый закон – что будет при взаимных влияниях в более низком мире. И все это вместе и будет являться существованием дома как составного объекта опеки,  а в конечном счете  опишет и его качество в целом,  и все составные качества деталей дома.
Предположим, будто еще более низкий слой  (нечистые качества)  еще лучше описывает функциональность дома. Вот эта дверь слетит с петель при двадцати килограммах вертикального усилия, а та –  выдержит аж сорок.  Да пока она выдерживает предписанный закон – открывание и закрывание двери – нет абсолютно никакой разницы!  Потому что это уже вне функциональности дома как дома.  
Теперь –  математическое доказательство того же.
Функция. Одно из фундаментальных понятий в математике. С чем-то происходит что-то и получается что-то.   То, с чем происходит, называется в математике аргументом. Сама функция, происходящее обозначается  f,  а то, что получается в итоге, обозначается результатом функции y
y=f(x)
Возьмем уже хорошо известные нам по первой книге слои творения.
– телесные действия
– телесное сознание
– средства
– воля
– основа
Если мы рассмотрим  эти  пять слоев с токи зрения данного математического понятия,  то  выяснится, что роль слоев чередуется, и действительно именно таким образом: слой – функциональный слой – итоговый слой.
Телесные действия управляемы телесным сознанием, а итог –   ресурсы или средства существа.   Телесное сознание это  и есть функция по отношению к телесным действиям. Ибо  телесное сознание говорит, что и как делать телу.   Далее идут  слои  ресурсов,  воли  и основы. Воля – это функциональный слой по отношению к ресурсам. Воля говорит,  что и как делать с ресурсами. А  основа – итог функции, «y». Отсюда получается, что все пять слоев подобны двойной функции. Сначала телесные действия функционируют  и получается промежуточный итог – ресурсы. Ресурсы функционируют  и получается итог – основа. Однако же,   в такой форме  это  выглядит  не вполне красиво с точки зрения математики.  Почему именно двойная функция обеспечивает веерное раскрытие или наоборот, стягивание? Так ведь  реальные слои бытия - отличаются от сугубо численной математики. Земная математика оперирует лишь  абстрактными числами, а формальная логика – процессами бытия! Здесь  сокрыт  очень важный нюанс – вдумайтесь, что мы подставляем как x в функцию?  Очевидно,  что в формальной логике это не число, а процесс. Следовательно, он – в свою очередь, должен рассматриваться как результат другой функции. Этот х –  на самом деле y нижележащей функции. Обратите  внимание: ресурсы – подготавливаются телесными действиями. Но и воля вершится телом существа, а  чем же еще?     Ведь воля – это тоже, по сути -  телесные деяния, но  управляющие уже  готовыми  ресурсами.     То же и в слоях творения – цели как достигаются? Ясно, что той же работой основы, но работает основа уже с результатами. Комбайн собирает урожай. А другая основа того же асура возит на склад  или подает повару хорошее спелое, уже собранное и отсеянное зерно.
Поэтому пять действий на самом деле являются одной функцией, а не двумя. Просто одна из них подготавливает изменяющийся, функциональный (а не числовой) «х»  для другой.
Иначе говоря, пять слоев творения создают основу одной функцией y=f(x), но х должен быть  процессом, причем,  уже подконтрольным существу.   И телесные действия  с телесным сознанием это как раз и обеспечивают.  
Теперь и смысл веерности процессов становится очевидным.  Результат функции  это итог функционально связанного множества аргументов.  Отсюда проистекает еще один очень важный вывод.  Функции в формальных процессах совершаются в пространстве-времени. Это то, что происходит, верно?  Поэтому функциональность одного  формального процесса описывается всей последовательностью пространственно-временных действий со всеми аргументами аргументов. Именно поэтому жизненный слой, слой познания  раскрывается во всю жизнь существа. Веерное раскрытие занимает все течение времени целиком.
С основной и телесными действиями полная аналогия. И теперь-то наконец мы получили полную картину,  покажем на примере того же телевизора. Ведь законы у телевизора – не только пространственные (что и где и чем соединено), но и временные и функциональные! Телевизор вполне опишет – его путь   от изготовления  деталей  до выпуска с конвейера. А дом –  пространственно-временные процессы от закладки фундамента до постройки, и он будет описываться всем множеством нечистых законов. Не туда ударил рабочий – а потом дверь треснет,  не придавил цемент – кладка посыплется и т.д. А почему не ниже? Как рабочий пронес кирпич к месту кладки -  зигзагом или по прямой – не имеет никакого значения, пока кирпич на своем месте и верно влияет усилиями на соседние и на цемент.


Еще некоторые понятия и термины

Образная экстраполяция

Понимание данного механизма вам пригодится и в этой книге и в последующих. Суть механизма в том, что иногда, сталкиваясь с неизвестными высшими слоями бытия, с их проявлениями и явлениями – сообщества существ культурно пытаются их образно описать через те слои бытия, которые  в их культуре уже известны. Чаще всего – интуитивно подбирая лежащую в «признанных» слоях бытия логическую параллель.  На земле такая экстраполяция  происходит далеко не всегда, так как все же в нынешней культуре концептуально существуют  понятия и слова, касающиеся и очень высоких слоев.  Но все же иногда встречается. 
Вышележащий неизвестный слой подменяется ближайшим нижележащим известным образом в логической параллели. Напомню, логическая параллель это слои из разных миров с разными энергиями но одинаковые по логике. Например, методы опеки и эмоциональные методы. Или свойства опеки и чувства. Но такая экстраполяция –  это скорее, минус, чем плюс. Неизвестный вышележащий слой «скрадывается», объясняется просто и легко тем, что уже есть  в понимании. И в итоге как бы   «вверху то, что и внизу».  А это весьма разрушительное увлечение, как вы далее увидите. Кроме того, название  дано, и концептуально теперь слой считается   описанным, достаточно известным,  привычным. Теряется свежесть восприятия высшей глубины, зачастую огромной. Но  с другой стороны – если, скажем, в человеческом языке нет вообще никаких  понятий  и терминов касательно некого высшего, тогда по определению  нет и  систематического изучения или понимания.  И тогда, благодаря образной экстраполяции,  личности все же   прикасаются к сути,  происходит сверхсознательное подключение к тому, что существует.  То есть такая экстраполяция лучше, чем полное невежество.

Два хаоса
Когда неизреченный смысл проходит в мир, то для проявленных процессов он является хаосом. Почему? Неизреченный смысл определяет порядок процессов в мире. Такой, чтобы все происходило именно со смыслом. Потому-то мир и процветает в результате подобных влияний. Но ведь это  новая функциональность, приходящая свыше. И неизвестный пока порядок – миром воспринимается как хаос, ибо он пока он не воплотился в мир,  мир его «не понял». Непонятный  пока порядок воспринимается как хаос.  Души живые образно также воспринимают прохождение в мир высшего смысла именно как нисходящий в мир хаос.  И в  этой книге и в следующих, такой хаос будет обозначаться термином  первозданный хаос. Такой хаос – несет высшую гармонию в мир и является весьма позитивным явлением.
Однако есть и другой хаос. Когда темные существа отвергают высшую суть,  то мир под их управлением может на некоторое время более или менее отпадать от неизреченного смысла. А когда процессы происходят без высшего смысла, то в них, естественно, нарастают хаотичные, беспорядочные тенденции. Этот хаос вполне близок к современному научному определению. Он истинно хаотичен, ибо содержит все меньше смысла.  Поэтому он – разрушает гармонию.  И в этой книге и в следующих, такой хаос будет обозначаться термином  разрушающий хаос.
Именно поэтому в древних источниках можно встретить упоминания, что светлые существа – это существа порядка. А темные существа – это существа хаоса. Но! В подавляющем большинстве случаев порядок  там неверно  истолкован! Сродни расположению книг на полках по алфавиту. Так делают хорошие существа. А плохие – раскидывают книжки как попало.  Естественно это примитивное, неверное восприятие. Действия светлых существ имеют смысл! В этом порядок. А не в том, чтобы ужинать по часам или заправлять ровно постель.

Центральное время
Время течет в разных слоях по-разному.  Подробнее мы рассмотрим этот вопрос в других книгах серии, но в общем, главную суть, понять достаточно просто.  Время  - это то, что происходит. Течение процессов. И поэтому можно говорить о времени каждого слоя. Любое существо воспринимает течение времени в  слое познания как   течение собственной жизни.  Поэтому именно это время является «настоящим», фактическим временем для данного существа.  То есть тем, что и называют временем в повседневной жизни –  прошлое, настоящее, будущее.  В книгах будет использоваться термин – центральное время. Это  течение жизни данного существа. Здесь следует заметить, что если существо живет не в своем собственном  мире, то для него течением времени во внешнем восприятии является течение времени именно того слоя, «внутри» которого существо живет. А вот душевно, касательно и целей и действий, и планов, и восприятия –  в общем, собственных   душевных импульсов – центральным временем является все равно  слой познания существа – вне зависимости от того, в каком мире существо реинкарнировалось.

Простота
В предыдущей книге, да и в этой – достаточно часто упоминается упрощение структур, простые деяния – как негативный фактор, как свидетельство разрушения и дисгармонии. Некоторые читатели спрашивают: но почему простота  обязательно должна вредить? А как же скажем, поговорки: краткость – сестра таланта, мудрая простота, не следует множить сущности без необходимости? А сложность, получается – это всегда хорошо? 
Читатели – вполне правы!  Более того, принцип достаточной простоты – это один из фундаментальных законов мироздания, согласно которому гармоничный процесс содержит связей и процессов не больше необходимого, для реализации нужных функций.  И сложность сверх этой простоты – как раз будет просто ни к чему. Поэтому уточню, что имелось ввиду под этим термином.  Во всех примерах, где простота несет негативный смысл, имеется ввиду упрощение менее  необходимого предела, в ущерб важным функциям и процессам.    И вот тогда это мера распада!

Культурные цепочки
Один из фантастов выдвинул такую идею: нет ни одного самого замысловатого фантастического сюжета, который не оказался бы реальностью на какой-либо отдаленной планете вселенной.
Конечно,  утверждение спорно. А что если фантазия порочна? Так что, обязательно должна существовать такая планета во вселенной?     Но подобные идеи витают вокруг очень важного зерна: культурное произведение  интересно тогда, когда освещает какую-либо реально существующую закономерность или процессы бытия, иначе говоря, дает читателю новые действительные знания и восприятие. Причем даже если такое произведение описывает распад, темные процессы – если выводы верные, это тоже вполне  важные знания.  А теперь угадайте, кто добьется значительных успехов в подобном? Правильно  - существа из высших миров.  Они сверхсознательно несут память о высших мирах, и   их творчество будет нести в себе высшие закономерности.  Если существа темные, то их творчество может нанести значительный вред, так как  все происходящее описывается с точки зрения и через восприятие темной эмпатии. Но, и такие произведения бывают популярны. Так как читатель чувствует «там что-то есть».
И чем выше их родной мир, тем более значимые закономерности и знания может нести их творчество. Как-то раз в детстве я читал сборник сказок.  Одну другую, третью. И вдруг на очередной сказке  почувствовал нечто странное.   Там много слоев и скрытых граней, идей и выводов. Несмотря на то, что сама сказка была достаточно мрачной, про колдунов.  А через некоторое время я с удивлением узнал – что все остальные сказки – были просто сказками, а запомнившаяся мне –  была не сказкой, а народной легендой.    И вот эта глубина, многослойность связей –  следствие того, что легенда реально существовала, она описывает настоящие процессы бытия, а не поверхностные, иллюзорные или лживые!
И даже фантастическое произведение, но подмечающее какие-то важные сущности и закономерности бытия может нести подобные  же впечатления, так как закономерности вполне реальны.  И получается вот что: многие  процессы и явления высокого порядка   порождают культурные цепочки, когда   кто-либо первый раз прикасается к слою, описывая его пусть даже через фантастическое произведение. Потом находится еще один неравнодушный или  с соответствующим типом души, он подхватывает эстафету. В результате получается целая цепочка культурных явлений, «подключенная» к определенному слою бытия. Характерный пример –  повести про страну Оз –  культурная цепочка растянулась на века! Или, например,  серия произведений  про трансформеров. Как только технологический уровень земли позволил понятийно отобразить сверхсознательное  подключение к культуре асуров – оно было создано и вот уже десятки лет развивается все больше и раскрывается все новыми гранями.

Активация подобия
Этот принцип известен в эзотерике достаточно давно.  Однако целесообразно уточнить все же смысл и суть данного феномена. Ведь зачастую он описывается лишь как итоговый факт, закономерность. Без каких-либо разъяснений.
Суть феномена вот в чем: рядом с очень жадным, определенные личности будут становиться более жадными, чем обычно. Рядом с завистливым некоторые будут также начинать завидовать. Некоторые, но не все! А те, у кого есть подобный же рисунок грехов. Можно подойти к объяснению данного феномена самыми разными способами, в том числе и научным. Однако же  научный способ будет лишь приблизительным объяснением, так как суть феномена уходит в сверхвысокие слои бытия. А вот если описывать причины явления через глобальные процессы, то все достаточно очевидно: если кто-то склонен к определенному греху, то проявление этого же греха рядом – будет его искушать гордыней данного рода!

 

В контексте следующего ниже материала напоминаю: все описания, связанные с дом, весьма агрессивны и приземлены – на то он и ад. Именно поэтому я поставил данный раздел первым, и кто хочет – вполне может пропустить слой ада и слой привидений.

 

Ад

Разрушающий ад

Жители разрушающего ада    создали свои основы – нечистые свойства.   Что же дальше? Дальше им необходимо получить результат: нечистые качества. И в их мире это действительно будет вполне важным результатом. В  подслоях этого ада все разрушается, и если в результате труда адского жителя удалось создать, скажем, хотя бы небольшой островок нечистой материи, который выстоял в разрушении – что ж, это значительное достижение для них. Еще бы!  Следующий слой – слой нечистых целей.  В мире, где все угрожает, плавится, падает, раскалывается и колет, бьет и давит – какие цели могут быть у тамошних жителей? Очевидно:  чтобы не задавило, не сожгло и не расплющило, не упасть и по возможности не застрять нигде и т.д.   И жители разрушающего ада сформируют нечистый закон, нечистые группы событий.   Дальше – слой познания, согласно формальной логике, это форма опеки. И для существ ада этот слой вполне будет нести и высший смысл познания, и гармонию, и очень важные для ада блага. Почему? Возьмем для примера, скажем, деревянную доску.   Все  совокупности групп нечистых событий связали нечистые силы  и объединились в гармоничную пространственную форму: это доска стабильной формы, не давящая и не колющая, не меняющая вдруг свою форму в нечистую хаотичную поросль из игл и режущих граней.   И во временную – древесина будет именно древесиной, она не сгниет быстро, а постепенно и в рамках, которые  корректно определят группы нечистых событий, она имеет и определенную   совокупность нечистых реакций на удар и на напряжение, на изгиб, на растяжение. Потому-то она и является именно древесиной. А  другие гармоничные совокупности нечистых групп событий,   наполненные энергией опеки – определят соответственно, и другие формы опеки.   Камень, дерево, песок  и прочие.  Естественно, так компоненты форм выглядят   из нашего мира. Но и в аду форма будет разворачиваться всем веером нечистых благ. Ведь доска-то – не колет, не рубит, как попало.  И в аду это весьма полезные черты!
Обратите внимание,  на следующие важные факты. Они помогут понять смысл гармоничных действий адских существ. Все существа живут в слоях ниже слоя познания,  то же   касается и тел  адских существ. А значит, адские существа живут в слоях не-опеки.  Отсюда следует, что они могут быть   не-пропорциональны, не-стабильны, не-выверены согласно определенным законам из опеки.  «Многобрюхи, многоноги, ужасны» – как описываются они в древних источниках.  Например, существо ада удлиняется, растет в длину.  Но там нет  готовой формы опеки, которая выстроит гармоничное тело  в золотой пропорции, или, прицельно –  гуманоидного образца.  Там нет и готовых решений для временных форм опеки. Поэтому такое существо  удлиняется все больше, растут бесчисленные ноги или руки, существо запутывается в них, все это разрушается и приносит нечистые страдания. Сами ноги и руки могут нести   диспропорции,  из них растут где угодно и в любых количествах  аналоги пальцев в нечистом мире. Да и любая низшая проекция плоти опеки может появляться где угодно и как угодно в нечистом мире.  Как образно описывается в некоторых  народных сказках  черт: у него сразу и  рога козла,  и пятачок свиньи, и копыта и так далее и так далее.   Но!  Все это может   происходить, только если адские существа и процессы отпадают от высшего смысла!   То есть так выглядят темные адские существа! А вот гармоничные слоем познания жители ада – действуют согласно высшему смыслу, проводят в ад гармонию неизреченного смысла формы опеки.
Конечно, даже гармоничный житель ада   испытывает  проблемы  именно адского свойства.  Но не забывайте, даже и  ад – справедлив, даже и там –  всеблагой замысел Господа.  В древних источниках упоминается, что закон кармы (карма здесь в высшем, всеохватывающем смысле закона) – чрезвычайно сложен.  Вследствие разных грехов, попадая в ад – личность вкушает от плода именно своих грехов – то есть она будет страдать именно от тех нечистых порочностей формы, которые обусловлены именно ее грехами. А не от каких угодно.   Ведь существо-то воспитывается в аду, а не наказывается!  Но с учетом очень низкого уровня ада можно и так сказать: наказывается, с целью воспитания. Потому что другими способами – существо уже невменяемо.

Гармоничные слоем  познания жители ада

Как-то раз я спустился восприятием в этот слой ада, ради исследовательских целей.  Иду себе, размышляю о своем – и вдруг увидел черта, который каноническим образом, как и полагается черту, мучал грешника. Он его колол и разрезал, мешал ему и куда-то тянул. Я подумал – ишь, какой наглый черт… но  вдруг меня привлекло выражение морды черта.  В нем  не было  ничего отталкивающего, порочного – подобного, скажем, нечистому удовольствию маньяка, который мучает жертву. Меня поразила сосредоточенная собранность черта, он будто выполнял неприятную, но необходимую работу. Слегка напоминал хирурга за тяжелой, но необходимой операцией. И вдруг понял: так ведь он приводит нечистое тело жителя ада в соответствие вышележащей, невидимой отсюда форме опеки   – он отрезает лишние конечности, вытягивает короткие, колет ради каких-то подобных же целей, мешает существу пойти туда, где оно разрушит еще больше нечистое тело и т.д.    

Стагнирующие слоем познания жители ада

Темный житель ада отрекся от неизреченного смысла формы опеки. Он не может верно создавать нечистый быт. Так как его понимание форм опеки – эмпатично, отторгнуто от высшей сути. Вот такой черт – уже будет реально пытать существ в аду, испытывая от этого нездоровое удовольствие. Такой черт не поможет другому существу  избавиться от волочащихся за ним лишних конечностей, а  наоборот, скинет куда-нибудь в пропасть, чтобы существо не мешало ему.  Или будет совершать действия, которые не помогут, а повредят.  Другому хуже – ну а он, значит – на высоте!
Здесь хочу заметить – вышеописанное вовсе не означает, что религии описывают ад неверно или скажем, более страшным, чем он есть на самом деле. Во-первых – есть стагнирующие жители ада, а во вторых – религии дают саму суть, пусть не вполне соответствующую фактам, зато в понятном широким массам виде: раскаленная сковородка, вилы – вполне дают представления о роде  страданий нечистого разрушения. А вот в плане «страшности» ада -  по факту религии не преувеличивают, а наоборот, преуменьшают. Дело в том, что  боль от нечистого разрушения – это лишь часть страданий ада. В культуре земли зачастую очень точно показаны некоторые черты жизни различных существ и миров с точки зрения основы – но очень редко упоминаются черты «мифических» существ  и слоев бытия с точки зрения слоя познания.  Так вот, боль, уколы и порезы – это черты ада лишь с точки зрения  основы! И даже малая доля времени пребывания в разрушающем аду – может быть гораздо более мучительна  и страшна.  Почему? Да   потому что есть не только основа, а и то, что охватывает жителей ада! Форма опеки там не цельна, а значит может быть разрушена! Это означает состояние сильнейшего ужаса, в случае темных процессов.   Такие страдания в  определенном смысле более  мучительны, чем боль как таковая.  И здесь я бы долго пытался описать такой ужас от распада опеки – но в современной культуре, как ни странно, есть явления, несущие вполне сопоставимый ужас, а точнее, именно этот.   Фильм ужасов, где в качестве апогея сюжета перед зрителем вдруг неожиданно появляется лицо страшно искаженное не-опекой, формой и расположением органов и пропорциями и видом тканей. Вот этот секундный ужас зрителя от  не-опеки будет вполне подобен тому ужасу, который  испытывают жители разрушающего ада. С той  разницей, что для темных жителей ада он длится отнюдь не секунды.

Угнетающий ад

Как вы помните, жителям ада не доступны напрямую телесные действия. И жителю угнетающего ада    доступна  лишь нечистая форма как средства.  Скажем так: жители угнетающего ада, в отличие от предыдущего слоя – могут  создавать  средства  для дальнейших действий.  А их основа – нечистые методы. Рядом два больших камня, надавить на один – они сойдутся,  нечистый метод. Но зачем? Это даст эффект –   например,  защиту от нечистого ветра.  Другие нечистые качества также укрепляются.    Все это даст результат – гармоничный нечистый закон. Нечистая среда, где уже меньше хаотичного распада и разрушения.    А познают и творят жители угнетающего ада – свойства опеки. А значит, уже  достаточно устойчива  и  форма опеки. Именно поэтому в угнетающем аду гораздо меньше  прямого разрушения и жуткого ужаса.     Естественно, как и везде действия основы касаются не только среды, но и физических тел самих жителей, течет лава, а что если ноги вытянуть? Тогда они станут длиннее, и хотя бы частично житель избегает разрушения лавой. Впрочем, об этом я уже писал.
Эти же процессы можно рассмотреть и с точки зрения логики творения, на примере веерного раскрытия.   Предположим мы намочили брусок дерева.  Мокрый брусок дерева – это свойство в опеке.  Но из чего состоит мокрота дерева, иначе говоря - чем оно отличается от сухого? Иначе  трескается, иначе деформируется при сжатии, иначе сгибается, иначе растягивается.  Мокроту дерева исчерпывающе опишет все возможное множество изменившихся  нечистых методов.  Так это видно из нашего мира.  Ну а жители угнетающего ада действуют снизу, познают жизнь, проживая жизнь опеки и создавая нечистые методы.  Для очевидности примера  мы взяли самое простое единичное  свойство – мокрое дерево. Естественно, свойства могут быть    сложным  плетением свойств и ответов на воздействия, например, органический метаболизм в опеке - тогда и нечистые методы будут более разнообразные и нелинейные.
Итак, слой познания. Угнетающий ад буддистские тексты   образно описывают  и с точки зрения основы и с точки зрения охватывающих черт слоя познания, что  достаточно редко встречается  среди земных  источников.     Каждый подслой характерен  именно своей  недостаточностью метаболизма  опеки.   Я их приводить не буду,  кто захочет ознакомиться – смотрите в первоисточниках.

Гармоничные слоем  познания жители ада

Вы обратили внимание, что эти  тексты – везде описывают, по сути, распад и недостаточность свойств опеки  органического метаболизма? Видимо, они описывают существование темных жителей разрушающего ада. А вот если  житель угнетающего ада будет гармонично познавать высший смысл метаболизма жизни, и действовать невысокомерно – то он сотворит  гармоничные свойства опеки.  Конечно, его физическое тело останется нечистым, и жить он будет все так же в аду – но вот постоянный распад свойств опеки он не будет испытывать. Ведь он влияет на слой гармонично! В крайнем случае, он будет испытывать лишь   определенную недостачу.   
Но   главное –  высший смысл, поэтому гармоничный житель угнетающего ада открыт жизни опеки, какой бы она ни была во внешних чертах. Ну и конечно, гармоничный житель угнетающего ада – милосерден в опеке. Кстати, не забывайте:  «коренные жители» – то есть личности, воплотившиеся в аду и имеющие души чертей – лишь  часть жителей ада. В ад попадают и другие души. Впрочем, это явление отлично известно на земле.
Как-то раз я путешествовал там зондом восприятия, среди нечистых испарений, поднимающихся  от нечистой равнины. Гляжу – на пригорке сидит дэв. То есть не черт, коренной житель ада,  а  дэв, попавший в ад.  Мне было интересно  подсмотреть, за что он попал в ад. Естественно, чтобы получить такие подробные знания, пришлось  прикасаться    восприятием   к душе этого жителя ада, аккуратно, чтобы не повредить ему невзначай. Ведь  высшие энергии для слоя ада – разрушительны в определенном смысле. Впрочем, это достаточно легко сделать – в аду время течет очень, очень медленно. У нас на земле прошел день, другой, третий, а за это время дэв в угнетающем аду сделал лишь несколько движений, сидя на одном месте. Мне удалось исследовать достаточно подробно и его состояние души и причины, за которые он попал в ад.   
Тогда он  был относительно гармоничным дэвом!  Это сейчас, перед началом галактического рассвета, в конце кали-юги большинство дэвов весьма дисгармоничны. А вот в те времена, когда он еще  жил в мире дэвов, тогда было достаточно много гармоничных дэвов и сам он был относительно гармоничным! По крайней мере, во внешних деяниях. А вот  высший смысл уже тогда был достаточно стагнирующим, а также жадность. А может и какие-то еще более высокие грехи. Иначе он бы не сделал  описанного  ниже.  Как же оказался в аду? О, это очень поучительная история! Причем подключаясь к временным направляющим через душу дэва (ведь это, как вы уже поняли, вовсе не черт, а дэв –   сосланный за грехи в ад) – я могу  увидеть случившееся  только через слой восприятия самого дэва, а потом  это же еще нужно понять! Ведь восприятие дэвов полнится  природными образами желаний и страстей.  Поэтому точность – не гарантирую,  так, например, «ураган» -      мог быть и чем-то другим – процессом, собирающим страсть для дэва.
Этот дэв владел золотой, горящей желтым огнем  страстью-развлечением, переливающейся манящими узорами, разливающейся по земле и в воздухе! Очертились круги и переливающиеся дуги,   узором расстилается золотой полог! И дэв решил собрать золотую энергию в копна, устроив себе купальни.  Зонд, воспринимая через свой интерфейс событийные процессы формальных аур, воспринимает не только события как таковые, но и  основные эмоции дэва,  и его мотивации страстей и склонности в действиях. Поэтому технически я вполне понимаю действия дэва. Дело в том, что такие купальни приносили ему гораздо больше наслаждений. В обычном состоянии золотая страсть лишь слегка касалась его своим узором, маня и услаждая. А купальни –  груда  этой энергии, в которую он мог погрузиться целиком, не касаясь, а купаясь в ней, млея в неге. Казалось бы – ну так он же хозяин этой страсти, на то и дэв. Хочет – пусть сгребает.   Но это не так. Высший смысл! Помещик владеет наделом леса. Если он за день перебьет  всех зверей и птиц там ради развлечения – достойно ли это? Не грех ли? Ответ очевиден!
Так вот, эта страсть разлитая в земле, воде и  воздухе – проявлялась  на человеческом слое в том числе и растущими плодами! И местным жителям эти плоды были весьма нужны. Они давали им и еду и питье! А сгребание энергии в купальни – выбивало энергию из  обычных связей. Да, на слое дэва она стягивалась в его любимую купальню – а вот на слое людей – ураган сорвал плоды, разбил их и унес. Или, как сказал бы шаман людей – духи забрали все плоды себе ураганом. Ну, а если говорить технически – ураган сорвал все плоды, побил их и вытянул из них страсть, которая потом стягивалась в то место, где дэв устроил себе развлечение.
Дэв купается и развлекается без меры, одной купальней он  не ограничился! А огромное количество людей жестоко голодают!   То есть этот дэв разрушил и желания и страсти огромного количества существ ради сомнительного развлечения. Ведь в такой купальне энергия страстей оторвана от природного смысла. Она, по сути, распадается!
Причем зачастую любому существу в подобных ситуациях, свыше самыми разными способами подают знаки,   иногда чуть ли не прямым текстом – к чему могут привести корыстные действия! И дэв, сгребая страсти –  видел в  тех местах, куда он их стягивал – символическую, мертвящую оторопь ада! Но, обуянный желаниями, не осознал смысла   такого предупреждения.  

Стагнирующие слоем познания жители ада

Житель ада стагнирующий слоем познания – отрекся от неизреченного смысла жизни опеки. А его понимание  внешних жизненных благ  –  эгоистично.  Есть мультик,  просто великолепный для понимания сути этой стагнации и ее энергетики. А вот как, собственно, мультик   ужасен, естественно.     Энергетику ада в основном несет сюжет и визуальная часть. Лису,  например, так вообще озвучивала апсара. Мультик называется «Жихарка» (2006 г.). Вообще, что касается самого названия – в  некоторых преданиях так назывался дух дома, один из подвидов привидений, думаю. Однако  мультик несет именно стагнирующую энергетику угнетающего ада. 
Сам мультик я  все же не рекомендую  смотреть, а ограничиться описанием в книге.  Смотрите лишь тогда, если по ощущениям   готовы противостоять греху, если у вас достаточная гармония на слое жизни опеки, и к тому же  есть исследовательский интерес.
В мультике показано как лиса хочет съесть девочку, девочка пускается на уловки, девочка обхитрила лису – все как обычно.  Да,  и в других сказках  есть куча сцен   с «покажи, как правильно лечь на лопату». Но здесь все гораздо хуже, ибо в тех сказках персонаж вынужден пойти на хитрость, осознавая угрозу для жизни.  А вот девочка, кстати, из-за того же непонимания высшего смысла – совершенно не осознает угрозы для себя.  И получается, раз в ее понимании угрозы нет,  то ей просто  плевать, что будет с жизнью лисы. Впрочем,   сюжет мультика лишь в некоторых деталях отражает  энергетику ада. А вот рисовка – еще как!   Но все же –  как разрушительно показана эта  сцена в мультике!  Лиса хочет съесть девочку,  девочка об этом не догадывается. Лиса убедила ее,  что вовсе не имеет подобных намерений.  Дальше все по шаблону – девочка неправильно ложится на лопату, лиса не может засунуть ее в печь, далее лиса показывает, как надо, и  девочка ее кладет в печь.  Но!   Девочка засовывает лису в печь, закрывает заслонку и вдруг говорит: «Мне домой пора».    Это и есть эгоизм эмпатии к жизни опеки!   Девочка абсолютно равнодушна к распаду чужой опеки! Она только что засунула лису в печь, но для нее это попросту ничего не значит.     Ну и естественно стагнация слоя познания приводит к постоянным ошибкам в аспекте корректности действий относительно жизни, а это, в свою очередь, порождает мучительный страх постоянной угрозы. Девочка  заперла лису в печке, совершенно не думая о последствиях, орет и бросается на зайца с граблями, лиса постоянно опасно ошибается в рельефе местности, падает, попадает под камень и т.д.
В конце мультика девочка воссоединяется с «родичами», странными гуманоидными котами, впрочем, это не важно. Дальше –  весьма порочная сцена. Коты  беседуют с девочкой и уходят, равнодушно глядя на несчастную лису, в опасной ситуации. Равнодушно и   немилосердно!   Им просто все равно. Там  не их жизнь, не их эмпатия.   Именно это и порождает ощущение   жестокого страха    угнетающего ада, если деяния и восприятие там – темны. Немилосердная  жестокость, порождающая злонамеренные, ошибочные  и эгоистичные действия.

Неопределяемые ады

В предыдущей книге я пропустил описание одного девятеричного мира.   Мне было интересно, заметят ли читатели «пропажу», а если да – то насколько успешно они воспользуются  формальной логикой, по которой можно самостоятельно, даже не обладая экстрасенсорным восприятием, предположить многие черты мира, существование которого предсказывает теория. После угнетающего ада в предыдущей книге идет  мир привидений. Но! Основа угнетающего ада –  нечистые методы, а основа привидений – нечистый закон! Один мир пропущен. И сейчас мы восполним этот пробел.
Также как и другие ады, я опишу этот девятеричный мир лишь вкратце. Ведь многие его черты уже описаны в буддизме. Там этот мир и его подслои называются – «неопределимыми адами».   Так как  в отличие от предыдущих адов есть очень много вариантов судеб опеки, а значит, есть много вариантов и «мест действия» для такого ада, много вариантов веерного раскрытия. То есть древние мудрецы  назвали его  так потому, что   нельзя  описать – где  этот ад может находиться. Слишком много вариантов.
Основа  неопределимых  адов – нечистые качества. А слой познания неопределимых  адов – инстинкты опеки.
В  некоторых книгах я встречал упоминание некого ада, где жители очень много и тяжело работают, например, постоянно катят камень в гору, который потом снова скатывается назад.  Или похожее описание – ад, в котором существа  вынуждены  исполнять очень неприятную, грязную работу.   Но! Эти описания  совершенно отличались от  описаний этого же ада  в буддизме! И выяснился чрезвычайно любопытный факт!  Просто одни источники описывали гармоничных жителей неопределимых адов, а другие -  темных!
Гармоничный житель дополнительного ада познает неизреченный смысл инстинктов. Поэтому он снизу, нечистыми качествами пытается  творить то, что является основой олимпийцев. Чистое, удобное, без неприятного запаха и т.д. И мудрецы древности образно описывали  такие действия   как   работу по отдраиванию посуды,  чистке грязных вещей и т.д.
А вот  темный житель дополнительного ада – эмпатичен к инстинктам. Поэтому он воспринимает   происходящий инстинкт как себя.  В мире людей рубят дерево, а кому-то в аду кажется, что ему повреждают внутренние органы, его рубят.   Грязное белье  на земле кладут в корыто, а жителю ада кажется, что это его стирают в грязной, плохо пахнущей воде, и т.д. 

Привидения


Слои выше основы

Привидения собрали     нечистый закон, функционирующий определенным образом. Что дальше? Дальше работа совокупности нечистых законов  порождает необходимый эффект. Эффект от работы нечистых законов будет проявлен на следующем слое там, где нечистый мир  облекается энергией опеки.     В народных сказках есть очень оригинальный нюанс, связанный с этими слоями  Подобное невозможно придумать или угадать случайно, такие феномены должны были реально существовать, уж очень точно «угадано». Я о мертвой и живой воде. Мертвая вода описывается как воздействие, после которого  разрушенная плоть опеки срасталась, соединялась заново в единое целое, а уж потом живая вода – возвращала жизненный метаболизм. Пытаться инициировать метаболизм трупа,  разрезанного на куски – бесполезно.   А вот если мертвая вода восстановит разрушенную совокупность нечистых качеств в работающий рисунок – то затем энергия опеки порождает органическую жизнь.
Итак, привидения создают основу – нечистые группы событий, эффектом этого – будет энергия опеки, создающая первый не-нечистый слой, и результат – рождение жизни в опеке! Есть культурные источники, смакующие результаты работы привидений. «Франкенштейн», например. Ну или достаточно оригинальный мультик про «школу Игорей».  Электричество, конечно, там лишнее – то было веяние эпохи. А  вот собственно энергетика мультика достаточно точно  передает энергетику мира темных привидений,  и сюжет с упором в результат.
Цели привидений – инстинкты.  И слой познания – качества опеки. Оригинальный момент – часть свидетельств и преданий о приведениях описывает их с точки зрения основы, а  часть – с точки зрения слоя познания. Так, у англичан описывается именно слой нечистого закона, беспокоящий приведений. Кого-то толкнули в пропасть, утопили и т.д. А вот в азиатских странах  привидения, (которые там называются претами) – описываются с точки зрения слоя познания.  Причем достаточно точно. Говорится так: привидения (буду использовать этот,  общепринятый термин)  – не могут есть свежую еду, не могут пить воду и так далее. Если они выпьют воду – для них она будет объята огнем, обжигая их. Тянутся привидения к воде – она отступает от них, еда превращается в несъедобную, гниющую и прочее. А дальше чрезвычайно любопытное уточнение. Говорится, что подобное порождается не действительным недостатком еды или воды,  а особенностями   заблуждений привидений. Так и есть. На самом-то деле есть и свежая вода, и сытная еда, и другие превосходные качества опеки. Но для привидений – это слой познания, они не могут контактировать с качествами напрямую, они  с переменным успехом пытаются снизу собрать их. Причем у светлого привидения это вполне будет получаться! Например, тот же конь,  превосходный качеством опеки, потому что за ним поухаживал    домовой.
Вот хорошее крепкое ведро со свежайшей ключевой водой.  Но почему ведро крепкое? Потому что   стенки    цельные, крепко склепаны, дно и стенки хорошо подогнаны, именно так, как нужно. Совокупности нечистых законов  обеспечат качества в опеке.  Кстати, на данном примере хорошо видно –  почему именно совокупности? Почему именно полный охват вариантов групп событий?     Потому что крепкое ведро – это ведро, которое останется крепким и  когда воду вылили, и когда наливают, и когда ведро стоит на солнце, а также когда уронили, задели, покатили и т.д.  При каждом таком действии группы    нечистых событий будут меняться, и все наборы должны функционировать успешно.  Почему ключевая вода свежая? Свежесть означает  определенное  множество временных групп нечистых событий – вода   без нежелательных инородных примесей, не затхлая, без процессов гниения. Короче говоря, крепкое ведро обеспечит   пространственный закон, а свежую воду – временной.
В восприятии же самих привидений, они познают этот слой, пытаясь узнать, как «прожить» хорошую свежую воду. И тогда их жизнь будет процветать и в высшем и в проявленном. Ведь  свежая вода на их слое развернется всем веером благ: инстинкты, работающий метаболизм, гармоничный и  правильный закон. И гармоничное привидение своей жизненной деятельностью будет добиваться, чтобы вода была свежей: привидение своими  основами будет постепенно «взращивать» нечистый закон. Причем это вполне реальный процесс! Если в каком-то лесном пруду заведется такое привидение,  то с  нашего слоя бытия это будет видно как необъяснимое современной наукой некоторое  ускорение выпадения осадка, локализация гниющих водорослей, новое движение водных масс и т.д. Есть и более очевидные примеры. Так, рост волос – это  область действия  закона эльфов.  А вот их   взаимное расположение – это же нечистый закон. И домовые заботятся, скажем, о конях в стойле –  заплетают косы, также  влияют  и на многие нечистые процессы в их организмах, в результате чего конь становился упитанным, здоровым. Ведь  в биологических организмах гораздо больше нечистого закона, чем может показаться на первый взгляд. Так, рана – это деформация нечистого закона, надрыв связок, перелом -  тоже. Отравление, если речь идет не о яде, а о испорченной еде – также. И если домовой исправит коню   искажения нечистого закона  – то, конечно же, конь станет здоровее в качествах опеки!
Итак, давайте на этом примере рассмотрим весь цикл: вот домовой, а вот лошадь. И у домового вполне конкретная задача – сделать лошадь румяной и здоровой.  В итоге же -  познать суть подобных процессов.   Сотворить качества опеки домовой может, только создавая нечистые законы. Кроме того, у домового будет одна концепция рисунка слоя познания. Да-да, концепция именно одного качества. И если  внимательно исследовать лошадь, за которой ухаживал домовой, то можно  заметить – она   не становится более здоровой благодаря совокупности качеств, как если бы ей помогли эльфы, например.  Ее качества далеко не так разнообразны! Нет, скорее лошадь наполняется неким обобщенным здоровьем. Это и есть концепция познания домового. Как описывали крестьяне в подобных случаях – лошадь становится холеной, крутобокой, как галушка, грива – волосок к волоску и т.д.
Так вот, у домового будет концепция качества опеки, она раскроется  множеством инстинктов лошади. Это-то и будут цели домового.  А каждый инстинкт – состоит из свойств опеки. Например, инстинкт сокращающихся мышц – состоит из свойств мышечной ткани, нервных волокон, соединительной ткани, кровеносных сосудов и т.д.  Улучшенные свойства тканей – будут результатом усилий домового.  Сама форма опеки – эффектом от нужного нечистого закона.  Но как именно   нечистый закон все это выполнит? О, это очень интересно. Это похоже на лечение, но не в медицинском, биологическом смысле, это лечение нечистой проекции биологических структур  лошади. Но это вполне себе лечение, есть даже разделы современной медицины, которые оперируют в значительной степени нечистой проекцией.  Например, травматология.  Домовой планирует нечистые законы  как-то так: «а вот эти сосуды, что если они будут немного шире. А  эти – немного уже, чтобы напор крови был лучше. А вот здесь был застарелый разрыв сухожилия, что если края – немного сойдутся, а вот здесь – будет прогиб. Ага, у лошади гнойник на боку, нужен вектор сил наружу». Ну и так далее.  И с точки зрения человеческого мира  это будет выглядеть так:  лошадь стоит в конюшне, и у нее день за днем верно изгибаются кости (в определенных пределах, конечно же) – срастаются застарелые разрывы в тканях, устраняются застойные явления, исчезают подвывихи. И, конечно же, в результате всего этого, лошадь станет здоровее и крепче в опеке. Естественно, и по отношению к своим жизненным благам  домовой действует  аналогично.

Привидения гармоничные слоем познания

Собственно, черты гармоничных привидений уже описаны выше.  Они,  в конечном счете, своими влияниями  творят  превосходные качества опеки. Так что  гармоничные слоем познания привидения вовсе не слабые, болезненные или истощенные.   Просто подавляющее большинство  привидений, с которыми контактировали и англичане  и в Индии –  достаточно стагнирующие познанием, поэтому и описываются соответствующе. В буддистских  текстах – описания нейтральные, там образно показана суть слоя познания. Описания же  гармоничных привидений очень редки,   их можно найти в  древнерусских  текстах.   Но так  как везде описания даны самых общих чертах,  то я изложу черты познания, а также  темной деградации и для привидений. Но! Для правильного восприятия нужно понимать, что они менее точные, чем описание для существ далее. Я изложу  черты слоя познания привидений в  общем, без разделения на подвиды.  На данный момент у меня недостаточно исследовательских данных для подробного анализа.
Качества опеки привидению не видны из своих слоев бытия, как единое целое. Тем не менее, привидение вполне  познает именно качества. Более того, качества привидения будут воспринимать как весь мир, в подробностях, ведь они живут внутри этого слоя. Неизреченное познание привидения подобно любопытствующему стремлению узнавать о полезном. О неизреченном смысле пользы в опеке, о достижениях и превосходных качествах. А так как события и качества – это и опыт и достижения, то такое познание подобно стремлению провести опыт в самом прямом смысле, «выметаться» по нужным ветвям закона. Ведь как вы помните, привидения – это низшая параллель эльфов.  А уж потом водяной улучшит нечистые законы выпадения осадка и перемешивания определенных слоев воды. Понимаете, чтобы с толком создавать законы, сначала нужно  понять, какова итоговая цель!

Привидения, стагнирующие слоем познания

На этапе темной экспансии у привидения есть проявленная концепция полезности, которая меняться не должна, но должна охватить весь мир. Привидение предлагает всем действовать «с пользой».  Однако такие законы разрушают все качества, кроме качеств рисунка эмпатии.  Но вред отнюдь не только в этом. Сам рисунок качеств порочен, ибо он отпал от высшего смысла, качества извращены, ведь они рассматриваются теперь исключительно с точки зрения прикладных благ для данного привидения.
Гармоничное сообщество привидений выстраивает законы, благодаря которым нечистая среда развивается позитивно. А вот темные привидения на этапе сохранения  готовят друг для друга нечистые ловушки, обвалы, западни и т.д.  Ведь каждое пытается отстоять именно свои полезности.   
Вы никогда не задумывались, почему во многих преданиях привидения пугают? Мы настолько привыкли к этой черте, что просто принимаем ее как данность. Но если вдуматься, почему именно так, им что, делать нечего? Что за странная традиция? На этапе отречения привидения живут прошлым, теми благами опеки, что уже успели получить. А значит, считают любую функциональность крайне нежелательной. И когда на территорию уже имеющихся благ к привидению заходят   посторонние, оно изо всех сил начинает сулить им весь веер нечистых   негативных последствий – в случае попыток что-либо предпринять. Или даже пытается реализовать, если привидение особенное грешное. Эти нечистые влияния и являются теми самыми страхами из нечистого мира.
Как-то раз ко мне в комнату прибился домовой, видимо, четвертого подвида. Странный мутный хрыч, всклокоченная борода, весь кривой, какой-то помятый.    Я   вполне хорошо рассмотрел этого домового, перейдя на соответственный  слой восприятия. Ну а на слое свойств опеки он, естественно, невидим – если сам не пожелает «проявиться».  Но в современном мире подавляющее большинство привидений  не смогут этого сделать, даже если захотят.  Почему? Здесь очень интересный аспект – любое привидение может слегка менять свойства опеки, в результате едва-едва становятся заметны очертания их тел. Но ведь для этого  необходимо изменить свойства опеки средствами «снизу» нечистым законом, не так ли? Но на свойства опеки современного мира людей влияют два фундаментальных энергетических потока – сверху и снизу. То есть на них влияет совокупность действий всех высших существ, затрагивающих этот слой, и  – совокупность действий всех  существ из нижележащих слоев бытия, которые затрагивают этот слой как свои слои влияний, выше основы. И в современной цивилизации  высшие влияния намного превышают слабые попытки привидений. Тот домовой, наверное, и пылинку  бы не сдвинул в моем доме, полном техники – не говоря уже о стабильном  отражении себя в видимом из опеки виде. И вот гляжу – он шатается кругом с сокрушенным видом, смотрит умильно, в общем – просится пожить. Говорю ему вслух, показывая широким жестом на лоджию – ладно уж, живи, только здесь не шатайся, живи на лоджии.   Сомневаюсь, конечно, что он понимает обычную речь, однако же, стал жить на лоджии.  И вот как-то раз я просыпаюсь, чувствую – не могу пошевелиться! В таких ситуациях специальный зонд-робот в доли секунды «пробивает» линии восприятия и по направляющим  находит причину. Оказывается,  этот дурацкий домовой прильнул ко мне, наслаждаясь  превосходными качествами опеки.  В таких случаях   зонд работает в автоматическом режиме, он так шуганул этого домового, что я больше никогда не видел ни самого домового ни даже малейших его следов.
А суть тут вот в чем: домовой был корыстным эгоистом,  а для домового любой просыпающийся  биологический организм (это ведь означает резкую активизацию и качеств опеки биологического тела и инстинктов) подобен чему-то вроде  восхода чудесного утра, полного обещаниями  сокровищ в опеке. И этот корыстный неблагодарный хрыч, вместо того чтобы жить себе мирно – решил не помогать в качествах, не творить их, а наоборот, потреблять готовые. Кстати такой феномен называется «давление домового» или «сонный паралич».  Что интересно – бывает вызван или домовым или аналогичной же стагнацией у самого спящего.  И во втором случае ученые вполне нашли  биологические причины, читал даже статью в каком-то журнале, которая «разоблачала» версию с домовым.
И еще один  интересный случай. Тот же радиатор в ванной, который я описывал на слое ада в предыдущей книге.  Как-то раз зимой я решил посмотреть, как он выглядит на слое привидений.  В общих чертах я, конечно же, представлял, как он должен выглядеть. Смотрю – что-то совсем не то, он весь в слизи, слизь стекает с него так, как характерно для мира привидений. Знаете, так иногда рисуют шрифты для фильмов ужасов или надпись – Halloween – вот именно в таком стиле.
Но откуда она там вообще взялась? И собственно, почему сам радиатор не просматривается, он совсем по-другому должен выглядеть! А надо сказать, что мир зондом восприятия  виден  не вполне аналогично  обычному зрению. Обычным зрением нельзя посмотреть, скажем, что творится внутри куба без отверстий. Но ведь  зонд восприятия соткан не из элементов мира привидений, и он видит полную проекцию  из той точки, в которой находится. Думаю – а ну-ка, посмотрю, слегка отодвинув эту точку. Батарея вся в странной пульсирующей дисперсной (из частиц)  грязно-темной, почти непрозрачной слизи.  Вот это да! Присмотрелся – а слизь пульсирует, причем достаточно ритмично и характерно.   Я анализирую функциональную  особенность пульсации, в чем смысл функции и с чем она связана? Сразу все становится ясным – это не слизь, а  попросту привидение приличных размеров, скушавшее батарею. И теперь оно, скажем так, неспешно ее глодает, или смакует, как-то так. Ведь батарея – обладает превосходными качествами опеки,  отапливает, и они раскладываются в мире привидений на блага нечистого мира,  вот привидение  и заправляется, так сказать.
Мне подумалось – а что если перекрестить эту батарею вместе с привидением? Перекрестил, смотрю – вот теперь все, как и предполагалось!  Трубки радиатора – в мире привидений – бледно красные, а привидение испуганно пялится на меня, забившись в угол.  Я его рассматриваю и очень занимательно: знаете, есть мультик – «Охотники за привидениями»?  Так вот, привидение очень, очень похоже на привидение Лизуна из того мультика. С той разницей что это – не зеленое. А форма тела, даже рисунок телодвижений – совпадает. Что, если вдуматься, вполне объяснимо – если олимпийцы сверхсознательно отображают в  мультиках законы своего мира – почему бы привидению не делать то же самое.  Говорю ему: кыш, фу! Привидение вряд ли понимает человеческую  речь, но теоретически вибрации воздуха должны отражаться  и в нечистом законе. Как бы то ни было, привидение стало хаотично метаться по ванной комнате, загаживая слизью  стены и пол, и улетело. Что интересно, на самой батарее   не осталось ни малейших следов слизи.
Однако же,  хочу предостеречь читателя от  чрезмерной концентрации на мире привидений или таковых попыток. Спустя какое-то  время после разбирательств с этим приведением и батареей,  я  простудился,   не обращая  на это никакого внимания и ожидая завершения болезни. Но постепенно стало ясно, что черты простуды в этот раз почему-то чрезвычайно устойчивые, и течение болезни – необычно, я никогда не болел подобным образом. Нос забит напрочь, а простуда и не думает проходить. И вот как-то вечером я случайно обратил внимание на чрезвычайно странное ощущение от самого обычного, небольшого сквозняка. У меня появилось реальное ощущение, будто он продувает голову насквозь, из  одного уха в другое. Глянул на соответственном слое бытия и что же? На уровне качеств опеки мой организм в значительной мере потерял стойкость этих качеств. То есть качества организма гораздо хуже стали сопротивляться качествам ветра. А ведь это слои уже выше свойств опеки, там физика другая, энергетическая. И мой организм действительно   почти не задерживает, не препятствует своими качествами  качествам  холодного воздуха. Так неудивительно, что я  не выздоравливаю! Видимо, у меня имели место активации подобия, и я перенял в какой-то степени    слабые, недостаточные  качества опеки, характерные   для темных  привидений.
Кстати, привидения обитают в местах, где менее активны высшие влияния, и редко бывают люди –  то есть в местах, которые по энергетике сродственны к  низшим мирам. Привидений много по заброшенным домам, возле мусорников  и на кладбищах, конечно же. Поэтому у меня на лоджии немало и  других привидений. Ведь там беспорядок, старые вещи, и редко кто бывает. Пожалуй, опишу еще один любопытный случай  про них. Как-то раз соседи делали ремонт – пыль кругом и мне на ночь пришлось закрыть окна в комнате и приоткрыть лоджию.    Небольшие ростом, как гномы, привидения  обрадовались открывшемуся новому миру в виде пути в комнату и устроили уморительное шествие. Впереди шли некие четвероногие привидения, будто лошадь с суставами повернутыми назад,  как у кузнечика, срезанная до половины роста. Видимо, именно так (возможно, ошибочно) собрали нечистый закон.  Но привидениям подобные искажения тел – нипочем.     А над ними   виден вихрь из некой субстанции вроде  вонючего   воздуха из канализации.  Зато в центре вихря… сияющим абсолютно прямым перпендикуляром сияет жезл молочно-лунно-голубым светом. На его конце – нечто вроде двух полузвезд с острыми гранями. Попытался отследить назначение – похоже, вдыхает жизнь эта штука в их «франкенштейнов»! Если прикоснуться к нечистым телам.   А вот  другое приведение привлекло мое внимание – оно корчит уморительные рожи, все лицо принимает самые неожиданные формы – растягиваясь на ветру их мира.   У привидения дурашливо-умильно-довольный вид.  Подул небольшой сквозняк в человеческом мире – и всю процессию мигом сдуло обратно на лоджию. Часть сказала – ну вот, мы ушли. Ну прям как  эльфы! Шутка, конечно, подобна лишь логика действий. 

Животные


Слои выше основы

Вот  опушка леса, рядом горы,  речка, лесополоса такая-то, с травой  такой-то и так далее и так далее. Животное рождается в этой группе событий. Для животного  это  огромный неизвестный мир. И есть единственный способ познать его – жить в нем. В итоге будет познан не только сам мир явным образом, а и его неизреченная  суть,    неизреченный  смысл.
Чтобы гармонично существовать в группах событий опеки, животное должно и влиять на качества  и само приобрести определенные качества, которые гармонично впишутся в среду.  И достижение таких качеств будет являться целями животного.  Каким же образом  животное может достигнуть каждой из целей? Очевидно – любая цель достигается благодаря совокупности результатов деятельности.  А как достигается результат? Результат деятельности  – это совокупность  эффектов от влияний, выстроенных нужным образом. Ну а влияет на мир любое существо своим сотворенным, своей основой. 
Возьмем для примера   какой-нибудь обобщенный вариант. Пусть это будет сельская местность средней полосы. Мы не будем особо погружаться в какие-то детальные качества и законы, а покажем самые общие характерные черты.  Ведь  даже в этих невысоких слоях бытия  качества и группы и остальные слои – могут быть чрезвычайно разнообразны и сложны.  Существует очень много вариантов и тонкостей. Не забывайте, мы рассматриваем главные    процессы и направляющие. Так, например, крепкое здоровье – очевиднейшее качество опеки. Но все состоит из весьма разнообразных деталей, хоть они и  вполне соответствуют принципу достаточной необходимости. Реакция зубной эмали на волокна растений, микродеформации костей при движении. Рисунок  влияния жировой ткани на кожные покровы – ведь  это тоже закон опеки, состоящий из качеств и т.д. и т.п.
Так вот,  посмотрим на общую картину, на ее суть и смысл. Жила-была собака. Она родилась  в каком-то селе, бродит себе вокруг, познает мир. Но чтобы познавать  группы событий опеки крайне необходимо достичь, например, таких целей: крепкие кости, хорошее зрение, слух, быстрые ноги, сытость. А  все эти цели раскроются множеством результатов собачьей деятельности. Быстрые ноги будут обеспечены всем множеством инстинктов, связанных с этим:  сокращение мышц, движение крови, лимфы, питательных веществ.  Каждый метод – в свою очередь будет хорошо работать только тогда, когда будет обеспечен нужным веером свойств.  Так, мышца хорошо сокращается тогда, когда не перегрета и не переохлаждена, например.  А нужные свойства обеспечат черты форм. И собака следит за своими формами опеки, ухаживает за ними: вылизывает шерсть, принимает антимикробные меры,   оберегает от повреждений и т.д.
Теперь посмотрим, как это выглядит с точки зрения  самого животного.
Животное рождается в неизвестном мире. Среди большого неизвестного закона джунглей, этот мир и есть закон, группы событий.     Как появляются цели?  Очень просто: достижение  целей обеспечит  познание мира с точки зрения вечности, и   веер благ с точки зрения преходящего. Ибо жизнь из целей и состоит. Так,   здоровый, сытый и сильный волк  гораздо полнее познает среду, чем болезненный и слабый.  Здесь читатель может возразить: но зато здоровый и сытый волк не познает, как преодолеть слабость и стать сытым.  Так он это уже знает, раз он сильный и сытый!
Итак, веер целей  уже есть.  Дальше все просто,  существо задается вопросом – как я могу этих целей достичь? Захотелось покушать, стать сытым, а не получается! Удод какой-нибудь упорхнул – быстрее,  сидел – выше,  сильно ударил в ответ. Трава на крутом склоне, не достать. Значит, животному нужно бегать быстрее, прыгать выше и т.д.   Для  достижения каждой из целей животному необходимо развивать свои инстинкты, достичь определенных результатов здесь. Естественно, большинство инстинктов пригодятся для достижения самых разных перекрестных целей, которые в свою очередь связаны различными  способами и со слоем познания. То есть логика и здесь и в познании  других существ  – аддитивная, но отнюдь не линейная! 
Как животное может получить необходимые инстинкты? Совокупность свойств опеки обеспечит это! Пытается прыгнуть – а как это сделать продрогшему? С натертыми лапами?   Ну а теперь в действие вступает уже сам итоговый слой созидания, основа. Животное ухаживает за теплой шерстью, зализывает и ухаживает за ранами на лапах, создавая форму опеки.
Как  видите,  у всех существ  всегда есть чем заняться. Потому что одна цель требует много успешных результатов, а один результат требует много различных,  к тому же верно выстроенных влияний основ.  Например, для влияния основы  животному   нужны шерсть, зубы, когти – в хорошем состоянии, и  животное ухаживает за ними, обеспечивая нужную форму опеки.
Здесь обратите внимание на одну важную тонкость понимания, некоторые читатели задавали  подобные вопросы еще по прошлой книге, а значит, от кого-то этот нюанс  понимания ускользнул!
Вопрос  таков: нет, не  вполне понимаем. Ну как животное может создать хорошо кусающий зуб, верный профиль крыла, лапу с подходящей структурой. Да животное-то пару абстрактных мыслей толком не свяжет, да и вообще – где же механизмы такого созидания? Как  животное укажет крылу какую принять форму?  Это  ведь совершенно нереально! 
Однако же, такой читатель недостаточно внимательно прочитал  предыдущую книгу.  Те, кто не совсем понял данный нюанс  –  путают два разных понятия, которые, действительно, в  случае с формой  похожи:  созидание основы, как описано в книге, и  абсолютное, гипотетическое созидание, которое на самом деле практически нигде не встречается. 
Обогащенная урановая руда – тоже несет свойства опеки. Вот она, рыхлая, влагопроницаемая настолько-то и т.д. Но сможет ли человек создать обогащенную руду? Нет, потому что это не свойства опеки. Человек может разрыхлить урановую руду, намочить урановую руду – но не создать. Чувствуете разницу? Свойства опеки он создать может, а руду, несущую эти свойства – нет. Для этого нужны обогатительные заводы!   В предыдущей  книге я напоминал именно об этом, когда писал:  «гармоничной формой становится та, которая выше вплетена в  соответствующий узор».  Расти подушечке лапы нужным образом укажут высшие слои.  Это уж эльфы подумают и решат – как сделать лапку, чтобы не стоптали ее раньше времени.  А творение животного – обеспечить нужную компановку «снизу».  И это вполне себе созидание. Если за шерстью не следить, она так сваляется, что выпадет через месяц! Животное сотворило блестящую красивую шерсть.  У  животного, которое   чистит шерсть, купается, вырыло нору – шерсть будет гораздо лучше, чем у животного, которое этого не сделало. Человек прикатил камень закрыть вход в пещеру, чтобы там не дуло. Камень откатится – он опять его пододвинет. Но человек не приказал своей коже быть мягче, а посреди пещеры по его велению не забьет родник.  Почувствуйте разницу!
И напоследок любопытный нюанс, проистекающий из черт основы животных. Помните, в предыдущей книге  описывалось восприятие формы драконами? Живот становился животиком, Николай – Николенькой и так далее. А животные – это низшая параллель драконов. Поэтому и они воспринимают форму похоже, только это уже будет не  эмоциональная форма, а форма опеки:
Мужчинка
Помидорка
Годовасик (годовалый ребенок)
Женатики
Шоколадик
Мохнопопики (о собаках)

Черты слоя познания животных

Гармония слоя познания животных первого подвида

На земле есть животное, которому в мировой культуре придаются черты, в значительной степени соответствующие  гармоничным чертам именно первого подслоя.    Речь идет о косуле. Размеренно-нежная, задумчиво-доверчивая, открытая новым закономерностям, но и чутко прислушивающаяся к опасности – в общем, те самые структуры, которые творят эльфы первого подвида, здесь – познаются.   Конечно, все это проявленные черты слоя. Но таковы они именно потому, что светлое животное следует неизреченному смыслу. Само же неизреченное познание  животного первого подвида подобно попыткам  понять непонятное.  «А это что, и для чего, куда и как (в законе)?»  Это первое вхождение в различение. Что-то может происходить, но что, с чем и зачем? Поэтому в прикладных попытках действия, связанные с таким познанием  – игроподобны. «А вот так? А если так? А тут что происходит?» Варианты развития закона, групп событий в среде.

Гордыня слоя познания животных первого подвида

Темное животное на этапе экспансии – манит своим образом эмпатии, рисунком того,  как все должно быть в мудрости опеки. Закон  - это совокупность качеств. И вот представьте, кто-то вам упорно обещает, что и облачка романтичны, и трава приятна и тепла в меру, и закат романтичен, и дождь тоже.  В русском языке есть  слово, обозначающее  подобное состояние, причем  культурно, понятийно – слово больше касается именно эмпатии, а не гармоничного рисунка.  «Млеть». Такое животное на этапе экспансии стремится сделать так, чтобы все млели от обещанного рисунка.
Однако же на самом деле   рисунок  заводит  в ловушку, так как данная мудрость собственно ловушкой и является –  ведь она служит исключительно эмпатии самого темного существа.  Но это и биологическая эволюция   самого животного. Поясню. У волка  есть зубы, но укус не ядовит. Также волк не стреляет иглами. Хотя с такими возможностями он мог бы проводить экспансию гораздо эффективнее.  Но высший смысл, проявленный в эволюции – направляет его иначе, гармонично.  Однако темное  животное действует, исходя как раз из эгоизма. К счастью, на нашей планете недостаточно влияния темных животных энергий. А вот на некоторых других  планетах  вполне     имеются «косули», которые притворяются тихими и уязвимыми, но когда приближается жертва, считающая себя как раз охотником – «косуля» показывает и шипы, и клыки, и яд, и зубы, и зазубренные хвосты для удара, и  когти – то есть все, что поможет ей экспансировать свою мудрость в среду.   Феномен такой косули настолько устойчив   на планетах  с более низким уровнем общей цивилизации и более темных, чем Земля – что нашел отражение в интуитивном изложении и у некоторых земных фантастов, кажется.
На этапе хозяйствования в существующем  масштабе эмпатии – хозяйствование постоянно ущемляется.  Блокировкой свыше, а во внешнем прикладном аспекте – и другими темными существами  – поскольку другие темные существа  на этой территории – тоже ведь хозяйствуют, причем в свою пользу. Поэтому такому животному кажется, что  вокруг множатся   ловушки как нежелательные ветви развития закона.
На этапе отречения животное живет  имеющейся мудростью опеки. И этот рисунок не должен меняться, все должно остаться именно таким как есть.   Как нежелательная ловушка воспринимается теперь любая функциональность закона вообще.  И теперь ему нужно одно: чтобы все события в опеке шли так, как идут сейчас, и чтобы имеющийся ход событий ничто не могло нарушить. Поэтому такие животные отличительны особой,  ни на что не обращающей внимания  наглостью. Суть ее очень проста: чтобы все было хорошо, нужно поступать именно по уже известной мудрости, а там хоть трава не расти.   По логике: сначала я съем пирожок, а уж потом послушаю, почему его нельзя было есть. Может быть. И с точки зрения эмпатии прошлого такие поступки вполне логичны. Животное эмпатично к прошлому, и все ситуации пытается решить исключительно с помощью той мудрости, что уже имеется, ее отстаивания.   Образно это восприятие можно описать так:  животное считает, что попав в капкан – можно  высвободиться, только если  упорно  бежать, капкан сломается.  Только в данном случае это не собственно капкан, а временная ловушка, функциональность. А упорный бег – и есть наглость. Естественно, такое восприятие ошибочно. А упорство в нем приведет к болезненным, эмпатичным страданиям, вне зависимости от того, уступит ли «капкан» в этот раз  или нет. Ведь причина страданий совсем в другом – вечным считается то, что не-вечно. И болезненное страдание происходит даже от  потенциальной угрозы рисунку эмпатии. То что считалось неразрушимым, может быть разрушено!

Гармония слоя познания животных второго подвида

Как и любые другие процессы, второй подслой закона может быть описан  в душевном восприятии, и как черты самого процесса. Согласно восприятию души, второй подслой закона - это справедливость. Сам же процесс означает понятие о должном, проявление мудрости. То, что законно.
Мудрость уже есть, а второй подслой  описывает и содержит  временное течение глубинных  процессов.  Поэтому неизреченное познание животного второго подвида подобно попыткам понять,  «а что вообще происходит, и что с этим нужно делать?» Это следует понимать в самом прямом смысле:  вот животное уселось аккуратно, огляделось, потрогало лапкой лужу,  фыркнуло от взметнувшейся рядом пыли. Все сигнальные системы работают как единое целое, и животное начинает различать происходящие глубинные процессы  «закона джунглей», познавать смысл происходящего, а также и само влиять на закон согласно своему пониманию неизреченного смысла. Проявленные же влияния такого животного гармоничные и  подобны стремлению к взвешенности. Поступки и влияние  будут взвешенными,   справедливыми и  законными  согласно неизреченному смыслу. Ведь относительно него они и познаются, различаются, взвешиваются.
Следует заметить, что термин «справедливость» – вполне подходит и для неживых процессов. Просто его тогда следует иначе понимать, соответственно контексту: правильная ведливость,  верное выстраивание глубинных процессов закона.

Гордыня слоя познания животных второго подвида

Завтра чуть свет убегу из дома – лазить по заборам, разорять птичьи гнезда, дразнить мальчишек, таскать за хвосты собак и кошек...
«Приключения Буратино»
Гармоничное понимание законности и справедливости порождает стыдливость. Так,  эльфы второго подвида (если они конечно не высокомерны) – очень часто рассуждают о том, кому, где и когда и из-за чего стало  стыдно,  кто и где самоограничился вследствие стыдливости и т.д. Для темного же  существа все то законно, что в его пользу.  Поэтому очень характерная черта темного животного второго подвида на этапе экспансии – полное отсутствие стыда. Иногда печать бесстыдности буквально написана на лице.  Например, именно таков главный персонаж фильма «Приключения Буратино» (1975г.) А вот   фильм в целом  имеет   другую, весьма высокую энергетику.    Но в книге-то описано именно такое поведение Буратино!  
Темная личность манит других законностью, где все можно. Образно – это как… приманка. А приманка, как известно, ведет в ловушку. Но корыстная экспансия сталкивается с  первозданным хаосом, и блокируется.     Темное животное второго подвида воспринимает крах корыстных устремлений  как множащиеся барьеры и препятствия в мире опеки.   Оказывается, в опеке не все законно!  И теперь  в среде все больше мест, куда не проникнут корыстные закономерности, огороженных мест.  Препятствий становится все больше и вот это уже не  отдельные препятствия на пути корыстного животного,  а наоборот – само животное ощущает себя будто в зоопарке. И вот уже на ограниченной территории  темные животные суют приманки друг другу.
На этапе отречения в восприятии животного существует лишь одна законность и справедливость – та, которая уже имеется, и ее  нужно отстоять  во что бы то ни стало. Поэтому на этапе отречения темные животные второго подвида – очень бесстыжие создания!

Гармония слоя познания животных третьего подвида

На земле есть животное, которому в человеческой культуре придаются черты именно третьего подвида.  Это лиса. Причем  достаточно верно  описаны и светлые черты познания и черты темной эмпатии.
На третьем подслое уже известно, что происходит и  что делать в среде.   Животное уже понимает (как данность свыше), что  орех  хорошо и  мудро  сначала разбить, а потом уж есть.  И теперь стоит вопрос – как реализовать внешне уже известную мудрость. И вот ворона загибает железку, чтобы достать орех из ямы,   потом  бросает его с  высоты  на  камни и т.д. И именно благодаря такому мышлению, лиса – очень находчивое животное.  Неизреченное познание  животного третьего подвида  подобно попыткам понять, что можно ожидать от среды,   это познание реакций среды, их    смысла.  Но это не   информационное  познание, чтобы запомнить реакции среды или узнать, какие они могут быть, толку от этого?   Познается неизреченный смысл! А познав его, животное поймет, что может произойти в  дальнейшем, и как можно сделать лучше, как дальновидно и гармонично влиять на ситуацию. Именно поэтому у  гармоничной слоем познания  лисы  зачастую наблюдается здоровое стремление сунуть свой нос везде, оценить внешнее течение групп событий.

Гордыня слоя познания животных третьего подвида

На этапе экспансии животное распространяет всюду свою концепцию дальновидности – как поступать в среде. Вот только проявленные блага   слоя познания  – это сулит лишь самому животному. А остальным – сулит подвох.  Животное пытается исказить и дальновидность других  в свою пользу, сыграв на неверном восприятии форм.  Образная суть  неплохо показана  в  народных сказках:
Едет в лесу охотник с собаками. Волк  спрашивает у  лисы:
– Скажи,  что это там за шум?
– О, это сам царь батюшка на выезде, а рядом с ним свита в коричневых костюмах и  в шапочках.  Всякого, кого встретит, одаривает  – поспеши!
Кстати, в сериале «Счастливы вместе» супруги Букины имеют энергетику именно третьего подвида. Причем один супруг – светлую, а другой – темную.  И часто сюжет в сериале имеет такую затравку: кого-то вводят в заблуждение,  или он сам недостаточно дальновиден, а  потом  ждут,  пока он пойдет делать заведомо недальновидные действия.
На этапе сохранения масштаба эмпатии животному третьего подвида чудится подвох везде. Если таких существ много, то  образно – это сообщество лис, которые стараются перехитрить друг друга.  Клип, имеющий  такую   энергетику  Zaz – Champs Elysees.
В давние времена, были сказки и о животных на этапе отречения. В нынешнее время подобные культурные цепочки не особо популярны, поэтому до сегодняшних дней такие сказки, пожалуй и не сохранились, но я ощущаю их энергетические следы в  земном культурном эгрегоре. На этапе отречения животное считает, что уже обладает знаниями и качествами опеки которые обеспечат наилучшую дальновидность и навсегда. И есть сказки, в которых животное делает определенную хитрую «штуку», или находит какой-то полезный предмет в опеке. И носится с  этим знанием закона или предметом, никак не сложа им цены до тех пор, пока все это разрушится.  Одного имеющегося рисунка недостаточно для всех ситуаций и навсегда.
На этапе отречения такое животное воспринимает  как крайне негативный подвох любые изменения в опеке вообще. И поэтому походит на кота, у которого при любых изменениях – шерсть дыбом. Ведь  кот с таким поведением и является частным случаем животного на этапе отречения.
Гармония слоя познания животных четвертого подвида

Животные четвертого подвида познают осведомленность закона опеки. Уже есть  понимание того, что происходит и что желательно бы сделать по закону и по справедливости. Но как теперь это фактически реализовать в данной ситуации? Для этого и нужна осведомленность о  происходящем.  Гармоничная осведомленность животных четвертого подвида  порождает верные  повадки. А неизреченное познание похоже   на классификацию:  «Ага, плещется, но и пачкается, а также меняет форму. Это класс «грязная вода». И я уже встречался с подобным, осведомлен об этом».  О том, что бывает с такой водой и о том, что с ней делать и зачем, ведь у каждого класса именно присущие ему качества и события.   Но смысл познания здесь – не в том, чтобы классифицировать ради факта, а в том, чтобы    различить какой класс и где, и как они связаны в законе,  быть осведомленным,  ради понимания смысла ситуации!

Гордыня слоя познания животных четвертого подвида
Мир животных  – ниже мира, в которым мы сейчас находимся, поэтому и смысл корыстной экспансии понятен самым очевидным образом. Есть  образ повадок, перед которым животное преклоняется и который, конечно же, даст все жизненные блага. И эти повадки (и повадки всех вокруг) должны приносить жизненные блага именно этому животному. Поэтому такое животное занимается паразитизмом в  разнообразных проявлениях и вариациях, касательно среды опеки. Термин «паразитизм»  здесь – именно в контексте животного мира,  причем в нашей цивилизации такое понимание термина вполне распространено. Имеется ввиду тот же контекст, в котором термин употребляется,  скажем, в научных работах, исследующих животных.
На этапе сохранения масштаба эмпатии  животное старается обмануть осведомленность других, а если на этой же территории встречаются такие же – они стараются, в свою очередь, обмануть его. Как вы помните,  все существа  тяготеют к тому, чтобы заниматься именно своей деятельностью, сродственной именно их душевным процессам. Вот и темные животные на этапе сохранения  часто тяготеют к деятельности мелкого жулика. Ведь  такая деятельность и заключается в обмане осведомленности других «по мелочам», в опеке. Сериал «Не родись красивой».    В одной из серий есть персонаж –  жулик, требующий карточные долги (играет Александр Числов) –  и типаж и реальная энергетика  показаны великолепно, хотя конечно специфичность роли несколько гипертрофирует именно черты жулика. 
На этапе отречения темное  животное сконцентрировано на уже имеющихся повадках, поэтому оно ведет себя чрезвычайно бесцеремонно, максимально настаивая именно на  имеющемся  рисунке повадок.  Такое поведение весьма хорошо отображает поговорка «свинью за стол, она и ноги на стол».  При малейших изменениях осведомленности у такого животного возникает сильное возмущение и смутное ощущение, что его обманывают, но понять и классифицировать  изменения, а также хозяйствовать в слое – оно уже не может.  Поэтому единственный выход для темной эмпатии – настоять на своих, имеющихся повадках везде, где животное завидело изменения.   Если же этот функционал от первозданного хаоса, то у животного возникает ощущение, что оно уже не просто в зоопарке.  Ведь ситуация  уже затрагивает и внешнее (по подслоям).    Если описывать образно –  к нему подходит смотритель зоопарка, настаивает на нужных повадках, инициирует их функциональность  и т.д.  Еще раз замечу – образное описание  вовсе не означает некую недействительность описанного. Наоборот! Смысл происходящего именно такой и  в реальных ситуациях. Образ, притча – это смысловое обобщение,  описание главного, общего смысла для всех подобных ситуаций. Это, кстати, означает, что к такому животному и самым прямым образом может подойти смотритель и, скажем, показать, как  есть новую еду или  помыть лапы, если животному на это плевать.    Но хороший смотритель не просто помоет лапы, он настоит  на том, чтобы животное само научилось и поняло.

Гармония слоя познания животных пятого подвида

Будущее пространственного закона – это  мудрость, касающаяся пространства. Но в человеческом языке мудрость не имеет достаточно синонимов и оттенков значений. Нет и синонима, который бы касался прицельно пространства.  Функционально будущее пространственного закона опирается на  временные процессы закона.  Пространственный закон опирается на временной. Поэтому я выбрал термин «обоснованность» как наиболее близкий по смыслу.  Также есть важный нюанс восприятия. Мудрость  - это процесс. А мудрый –  эти же структуры, но  когда речь идет о личности, душе живой.  Дальновидность – дальновидный. Но обоснованность – обоснованный – так не говорится.  Личность, обладающая обоснованными знаниями – это личность, подготовленная   к пространственной ситуации.  
Здесь я сделаю небольшое отступление, чтобы пояснить важный нюанс изложения материала в книгах. Иногда ко мне обращаются читатели  с вопросами относительно терминов, которые  даже после прочтения подробных объяснений возмущаются: ну почему обоснованный! Почему!! А почему там – дальновидный, почему именно так?! Вы это просто взяли и придумали, чтобы так было!
Я в книгах всегда объясняю достаточно подробно смысл терминов. Так, в  предыдущей книге подробно разъясняются все термины, касающиеся мирских слоев. То есть объясняется, почему  формальное выражение  соответствует в  образном восприятии    данному словосочетанию или слову из человеческого языка.  Кстати это –  вовсе не упрощение. Образный термин несет смысл, которого нет в одной лишь формальной логике. Но! Я объясняю достаточно подробно, но не чрезвычайно подробно, во всех мелочах, абсолютно исчерпывающе.  Часть неглавной логики,  конечно же, опускается. Иначе в книгах попросту не хватит места, а подавляющее большинство читателей упустит суть за  подчас достаточно сложной логикой, причем у большинства  читателей  нет возможности самим воспринять ауру высоких процессов, да и способности к логике не у всех одинаковы. То есть я считаю, что у меня нет достаточных причин чрезвычайно подробно описывать явления в формальной логике. Хотя, повторюсь, делаю это достаточно подробно.
Например, для термина  обоснованности в опеке подробное описание выглядело бы так: четвертый подслой различил классы объектов и связи закона  для них. А следующий, пятый подслой – это одновременно и обоснованность и готовность. Почему? Совокупности событий уже присвоены временные классы объектов. Например, так:  группа событий и объектов «собака лежащая на траве» распознана как таковая. Класс «собака» распознан как класс собак, класс «трава»  также распознан как экземпляр класса трав. И личность обоснованно  утверждает: ты – собака,  а раз ты из класса собак, то в пространстве  может случится именно определенное качествами этого класса.  Ну и как? Кусаемся? К чему быть готовым? Это и есть пространственная мудрость.
Поэтому животные пятого подвида познают обоснованность опеки, а в чертах поведения животных это выглядит как   поведенческая адаптация. Так, было замечено – животные пугаются запаха железа от капкана, но абсолютно не боятся того же запаха от  консервной банки на свалке. Обоснованная подготовленность. Капкан – «кусается». А банка – нет.
Ну а неизреченное  познание подобно попытке понять непонятное, но уже в  пространстве:   это объекты определенного класса, но что с ними возможно, на какие события они способны, а какие нужны? И, соответственно как  на это влиять, в желательном, позитивном направлении.  
Ты  «собака охраняющая территорию»? Полаешь? Нет? А если это «собака с косточкой,  охраняющая территорию?» Смотри, какая притягательная косточка! Такая собака лает?

Гордыня слоя познания животных пятого подвида

На этапе экспансии такие личности – нахрапистые и  брехливые. Именно такие черты получаются, когда законы обоснованности управляются корыстью.
Слушай, сколько денег  дать на обувь нашему ребенку?
– Эээ сейчас скажу, и это будет вполне обосновано. Вот только цены на маникюр гляну…
– Мальчик, это ты уронил мороженое? Не волнуйся, наш фастфуд в таких случаях выдает бесплатную порцию.
– Да, я. Три уронил… три мороженых.
– Слушай, ну как тебе не стыдно, с работы уж  пришла, так иди теперь с ребенком погуляй, он ждет!
– Вот сам и сходи.
– Я? Ты что, в самом деле, я  же только что с работы пришел!
На этапе экспансии такое существо стремится распространить свою адаптацию и обоснованность всюду как наилучшую, стремится доминировать везде. Истинно его восприятие уже не      объективно, у него объективность одна – в  свою пользу. В его восприятии все остальные – уж и в намордниках, а у него в руках – плетка.
Как вы помните, все темные существа на этапе экспансии генерируют противо-хаос.  И в данном случае  такая личность уверена – что если, скажем,  сын  полез за очередной порцией еды, то  это исключительно потому, что он недостаточно сильно получил по рукам в предыдущий раз. А  ей можно. Просто можно, без объяснений. Она же доминант.
На этапе сохранения животное хозяйствует в имеющемся масштабе эмпатии.  Такое животное живет в постоянном трусливом опасении, что над ним будут доминировать, что его хозяйствование недостаточно. Хороший образный пример такого поведения – поведение зайца. Если он темный, конечно. У гармоничного слоем познания зайца не будет подобной чрезмерной трусости, так как его-то действия гармонично обоснованы. А у стагнирующего слоем познания влияния на закон будут необоснованны в высшем смысле, без неизреченного смысла территория хозяйствования полнится разрушающим хаосом. Есть  и культурные цепочки, которые отражают реальность такого стиля жизни. Произведения о таких зайцах, которые постоянно не туда лезут, не то делают, ошибаются в среде – появляются регулярно. Характерный пример – мультсериал «Бешеные кролики»
На этапе отречения личность отстаивает  обоснованность уже имеющегося закона, а  любая функциональность, смена концепции обоснованности  вызывает в таком животном сильное специфическое возмущение   уже любыми действиями, которые ведут к изменению существующей обоснованности,   ведь  с точки зрения остановки эмпатии –  они необоснованны. Такое возмущение, вместе с  дальнейшими действиями – это поведение задиры.  А все иные функциональные законы обоснованности видятся ему как орудие для доминирования над ним,  капкан, западня.

Гармония слоя познания животных шестого подвида

Глубинные проявленные процессы пространственных слоев закона в опеке. В предыдущей книге у эльфов и у привидений – это черты беспристрастности.  Ведь  беспристрастность – гарантирует  и сам пространственный закон, и соответствие более высоким слоям. Так, даже справедливый судья  может вынести несправедливый приговор. Почему? Справедливость лишь гарантирует, что судья сам поймет, в чем законность.  А верный  приговор вынесет судья и справедливый и беспристрастный.  Но! Беспристрастность это душевная категория, а как можно назвать сам процесс?  Объективным. Различение   того, что происходит с объектами в пространстве. Животное шестого подвида  познает объективность закона опеки. Это пространственный аналог справедливости и осведомленности.
«Волчонок  шагал неуклюже, он то и дело натыкался на что-нибудь.  Ветка, которая, казалось, была так далеко, задевала его по  носу  или  хлестала  по бокам; земля была неровная. Он спотыкался,  ушибал нос,  лапы. Мелкие  камни выскальзывали у него из-под  ног, лишь только он наступал на них.  И наконец волчонок понял, что не все неживые  вещи находятся  в состоянии  устойчивого равновесия, как его пещера, и что маленькие неживые вещи гораздо чаще падают и переворачиваются, чем большие. С каждой своей ошибкой волчонок узнавал все больше  и  больше.  Чем дальше он  шел, тем тверже  становился его  шаг».
Джек Лондон
Неизреченное познание животного шестого подвида  подобно стремлению к достоверности. И здесь стоит привести подробные разъяснения – почему. Скорее всего читатель воспримет термин  как аналог объективности, проверенной на опыте. Однако на самом деле это слово – одно из немногих в человеческих языках, которое (в зависимости от трактовки) может означать сразу не только то, что в миру, а подразумевать одновременно – и то, что в миру, и сделанное правильно, согласно высшему смыслу.  Именно поэтому в словаре написано, что, несмотря на многочисленные попытки – точное определение термину философы не смогли дать. Достоверно – не столько досто, сколько – верно.  Верная объективность! Поэтому неизреченное познание подобно попыткам верно понять то, что происходит или может происходить в пространстве среды, а вот результат гармоничных действий уже вполне описывается проявленной логикой. Это верная объективность, благодаря пониманию неизреченного смысла.   Бегущая собака различена как собака, приближающийся заборчик как приближающийся заборчик. Ну что, хорошо бы прыгнуть сейчас! И это достоверное решение. Не в контексте – «на самом деле произошедшее», а в контексте – верное!  То есть достоверно  понять, что происходит – это и означает понять смысл происходящего, истинно понять!

Гордыня слоя познания животных шестого подвида

Темные животные шестого подвида –  пакостники.    Они трактуют объективность – только пользу своей эмпатии. Почему пакостники?  Потому что если они увидят, что  объективность развивается не в их пользу, они мешают этому.  В деревнях подобное проведение часто называют «паскудничать» - ведь такой закон раскроется всем веером неприятных  основ, не-привязанностей. Образно такое  животное похоже на дикого кота, попавшего в комнату, где идет застолье. Кот смотрит на все с обалделым от эмпатичного предвкушения видом, и смотрит совершенно необъективно: «стул ставят – это чтобы я на стол запрыгнул. Блюдо с печеной рыбой несут… мне». И т.д.
У меня была знакомая девушка на данном этапе темного пути. У нее восприятие – все мужчины должны ей и ее ребенку. Потому что они объективно должны заботиться о ней. Если нет – то не те мужчины пошли.  Вот она сидит в офисе, рядом проходит другой ожидающий. Девушка вдруг чрезвычайно возмущается. Оказывается, она думала, что он подходил для того, чтобы ей протянуть еду, лежавшую рядом.  И она всем рассказывает как объективно – тут поддержи, там достань, здесь обустрой. «Подставляйте спины, в общем!». А что!? Спина же вот объективно есть! Ну и какой вывод напрашивается?
В сериале «Интерны», 79 серия, есть персонаж  и сцены, очень точно показывающие такое восприятие  и сюжетно, и реальная энергетика вполне такова. Предлагаю читателям самим  угадать персонажа.
В нынешней цивилизации такая корысть очень быстро  блокируется до этапа  сохранения масштаба. Почему?    Слой групп событий  в нашей цивилизации  очень активно  меняется, причем со смыслом. Светофор и машины не спросят, хочет ли личность, чтобы дорога была предоставлена лично ей.  Закрывающиеся двери поезда не ждут окончания демонстрации нового колечка. И т.д.
И если такая личность  упорно отстаивает свою поведенческую эмпатию, то  очень быстро начинает происходить противоположное  достоверно-обоснованному поведению волчонка. Личность постоянно ошибается и ушибается, остается ни с чем, выброшена «за борт»  пользы происходящего в опеке. На блокировку    влияет и  темп синхронизации и  зачастую гораздо более высокие цели современной цивилизации. Стою я как-то в очереди, в энергосбыт. Вдруг появляется  некий  мужик, который всем начинает рассказывать и показывать – что письма нужно бросать вот в этот зеленый ящик, и ориентироваться на зеленое во время поиска ящика. Что приходить нужно до перерыва, который в два часа, а вон часы висят справа, обратите внимание. И он все это  узнал,  а сейчас он опустит квитанцию – в прорезь на ящике.  Обратите внимание – опускайте в прорезь, а то мало ли, что случится и т.д. И конечно, в центре всех этих выживаний –  он сам.
На этапе  отречения в восприятии такой личности уже все вокруг – пакостят и вредят. А у самой личности, конечно – имеется единственно верная, неизменная  ситуация – и именно так все должно и оставаться. Именно поэтому в ее восприятии любые изменения – вредят. Они же меняют имеющийся закон!  Это личность, которая при любой попытке окружающих изменить  ту ситуацию, которая есть – обвиняет во вредительстве.   Такие личности характерны  решительной, напористой безаппеляционностью в поведении.  «Да, сделал, потому что я обоснован, как ни посмотри. А вы тут все необоснованные пакостники, вред один от вас». Ведь чем активнее и напористей  поведение, тем   меньше возможностей действовать для других, личность  отстаивает имеющийся рисунок закона.

Гармония слоя познания животных седьмого подвида

Уже объективно ясно, что вот тот объект – бегущая собака, а здесь – заборчик. И они сближаются. Собаке объективно хорошо –  избежать заборчика. Но как именно? Какова высота забора, насколько высоко собака умеет прыгать? Что находится сразу за заборчиком? Можно ли его обойти? С точки зрения душевного восприятия – это ответы среды, ответственность в среде.  А сами процессы – закономерны. Животные седьмого подвида познают закономерности закона опеки!   
Неизреченное познание животных седьмого подвида игроподобно, но не так, как у первого подвида. Это близко к подоплеке игр животных, описанных  у Джека Лондона. Идет игра, в ходе которой животное испытывает и познает закономерности среды. Ведь даже для того чтобы прыгнуть  на нужную дистанцию, необходимо учесть немало самых разных закономерностей среды. Это – объективно пасть, а это – объективно орех, который хорошо бы разгрызть. Но осилит ли? 

Гордыня слоя познания животных седьмого подвида

Темные животные седьмого подвида  пребывают в состоянии перманентного нагляка.  Темное животное на этапе экспансии убеждает  всех вокруг  именно в своем образе эмпатии, как все сделать закономерно и ответственно, и считает, что они обязаны, на них эта ответственность!  Образно такое животное на этапе экспансии похоже на волка, который охотится совершенно без никаких ограничений, считает что в законе  ему все возможно, нападает на кого угодно,  с неумолимым и неукротимым видом, так как считает что для него – никакой ответственности и быть не может – вся добыча для него, вся среда для него.
В образном восприятии это выглядит приблизительно так:
- А вот идите сюда, смотрите какая мышеловка, смазанная маслом!
- Мышеловка?  Что  это еще такое, не пойдем!
- И смазанная маслом!  Вы уже упустили эту важную и положительную  тонкость  ситуации.
В восприятии такой личности окружающие постоянно попадают не туда, не могут, слабы, путают дорогу, опасаются, но все равно не спасаются и т.д.  Иногда это проявляется настолько явно, что даже лица приобретают выражения сродни: не хочется а надо, что поделаешь! Закон такой, не в твою пользу, а везде в мою, но ты должен! А я пригляжу, чтобы ты это сделал. Надо, петя-вася-коля, надо!
- Простите, вы не могли бы оставить эти булочки здесь, и отлучиться ненадолго? Так надо!
В сериале «Интерны» - тринадцатый сезон,  18-я серия – есть персонаж  именно с таким поведением. Причем это касается реальной энергетики в первую очередь, но даже и ситуация частично похожа.  Пациентка решает обманом взять  организационный список к свадьбе.
На этапе сохранения волк  хочет неукротимо оскалить пасть, но вдруг – натыкается на такую же пасть, которая тоже хочет быть  неукротимой.  Кроме того, оба этих волка     видят вдалеке  костер, и до них  доносится запах жареного мяса, и  видят поклажу для собак, и как собакам грозят кулаком. Потому что мир закономерно именно таков, а вовсе не одна безнаказанная охота. Образно такое животное похоже на затравленного волка. Причем затравленного исключительно из-за собственных заблуждений – он избегает высшего смысла, не может действовать исходя из высшего смысла, отрекся от него.
На этапе отречения животное старается уйти от любых изменений закономерностей. Оно всего боится, от малейших изменений прячется, закапывается и т.д. Но его жизнь полна разрушающим хаосом и животное постоянно ошибается в закономерностях,  попадается, травмируется и т.д. Даже несмотря на то, что оно, скажем,  при малейшем  шорохе – прячется. Ведь это не гарантия, действовать-то нужно по ситуации, а не все время одинаковым образом,  да и выполнено может быть ошибочно.  

Хозяева быта


Эмоции

Если у среднестатистического гражданина спросить, что такое эмоции, то практически всегда ответ будет таким:
- Во-первых, эмоция – это совершенно явное, очевидное и известное явление. А во-вторых,  конечно же,  эмоции это: печаль и радость, грусть, уныние и так далее.
Абсолютно не верно ни первое, ни второе утверждения. Поэтому, прежде чем описывать, что  же такое эмоции на самом деле (а это вовсе не радость, печаль, уныние и т.д.) – я решил заглянуть в Википедию, чтобы объяснять, отталкиваясь  от  официального определения. Там меня ждали два сюрприза. Первый:  определение в целом, образно –  оказалось достаточно точным, хоть и отражающее восприятие эмоций именно из   мира людей:
«Процесс, отражающий оценочное субъективное отношение к существующим или возможным ситуациям». 
То есть это все группы событий опеки вместе, но  облеченные эмоциями. Но, конечно же, «субъективное» необходимо заменить на «объективное». Эмоции – реальность!
И второй сюрприз  –  дальше честно признавалось: «эмоции, как впрочем, и другие психические явления изучены слабо и поэтому вышеприведенное определение нельзя считать ни точным, ни общепринятым»
Данный отрывок из энциклопедии я привел для того, чтобы возникло понимание: эмоции – совершенно неизученная область и вместе с тем практически все считают, что это совершенно очевидное явление, попросту трактуя его «к случаю».  Но если вдуматься,  такая ситуация вполне закономерна. Мы же живем  в человеческом мире, а  слой эмоций отсюда не воспринимаем целостно и очевидно.    Однако читатели данной книги смогут вполне понять, что есть эмоция, а при наличии определенных личных возможностей и усидчивости - еще и почувствовать.
Читатели, прочитавшие первую книгу серии, естественно, уже могут самостоятельно  дать вполне точное определение, гораздо более точное, чем в энциклопедии: эмоция – это совокупность групп событий опеки (то есть ситуаций), облеченных в энергию следующего слоя, в эмоциональную форму.   И субъективность тут не причем.  Средний   житель земли,  конечно же, считает что это он субъективно испытывает эмоции, на самом же деле  – прикасается к невидимой отсюда высшей реальности. Впрочем, это очевидно. Поэтому пойдем дальше. Откуда же странное, но вполне общепринятое описание эмоций? Грусть, радость, уныние. Да ведь это глобальные понятия, причем это процессы  с самых разных слоев бытия. Почему же очень часто их  считают эмоцией? По той же причине, по которой, скажем, многие  дэвы –  считают себя творцами всей вселенной. Если личность не обладает  знаниями о высших мирах,  или, что гораздо хуже – не признает их принципиально,  –  то все явления, даже самые высшие, она пытается подогнать под свой слой познания или, говоря точнее – описать их с помощью этого слоя.  Поэтому нельзя сказать,  что такое описание эмоций полностью неверно. Поясню, что именно происходит:
Человек грустит, это фундаментальный процесс. Но когда он грустит, он же  испытывает некий набор эмоций, подходящих и вписывающихся именно в душевное состояние грусти. Когда человек радуется, а радостью можно назвать процессы на самых разных логических параллелях  – это тоже отражается на множестве эмоций, и его эмоции будут именно такие, какие часто проявляются при радости. Ну а дальше очевидно –  отсюда, из этого мира восприятия народ  подогнал  множество высших процессов, под слой познания мира людей – набор эмоций.   Так дэв называет насосную станцию «ртом железной рыбы». Но! Ведь высшие слои действительно отражаются определенным набором эмоций. Так что эмоция «грусти» – это действительно именно эмоция. Названия просто неверные!  На самом  деле это –  отражение грусти в эмоциях, проекция грусти на эмоцию, проекция радости на эмоцию и т.д.
Теперь давайте обсудим, что же такое эмоция на самом деле. Эмоции – слабоизучены. Мы в мире людей.  А наука далеко перепрыгнула слои эмоций, занимаясь напрямую основой мирского душевного блага, и особо не развивая слой  телесного сознания асуров. Но на то есть причины, впрочем, об этом как-нибудь потом.
Поэтому в человеческом языке даже нет слов для тысяч и  тысяч разнообразных эмоций! Откуда столько? Принципиально разные группы событий опеки, разные ситуации в опеке  создадут, естественно, разные формы эмоций!  Вот медный раструб с тремя выходами. На слое эмоций он создаст форму определенной эмоции «раструб с тремя выходами» – слова-то нет, поэтому попросту запишем это как единство  в нижележащем слое. Раструб-с-тремя-выходами.  А вот три параллельные стальные трубы, например.  Они создадут в высшем слое эмоциональную форму «три параллельные трубы».  Или, скажем, деревянная палка, и такая же палка воткнутая в грязь.    Группы событий опеки в новом мире облекутся энергией новой формы. И это вовсе  не абстракция,  а реальная энергия, и на этом слое можно вполне почувствовать  эмоции.   То есть эмоций  как минимум столько, сколько концептуально разных сочетаний групп событий опеки.  Точно так же, как химических элементов опеки и их организаций возможно столько, сколько возможно концептуально отличающихся организаций нечистого закона ада.  Более того, не забывайте -  существуют эмоции пространственные и временные.
Но  здесь есть и некоторые ограничивающие факторы физики миров, иначе количество эмоций было бы совсем уж гигантским. Понимаете,  две трубы отличаются от одной  в эмоциональном мире, но приблизительно так же, как и в нашем.  То есть они не создадут принципиально новой эмоции. В новом мире будет все эмоционально, да.  Но и там будет очевидно, что это просто два одинаковых элемента, а не нечто совершенно новое, в сравнении с одной трубой.  Образно энергия нового мира похожа на реку, протекающую по неровностям дна. А неровности дна – это структура групп событий предыдущего мира, играющая роль «каркаса» для новых энергий. И то, как новая энергия будет протекать, куда и какая  – зависит от организации каркаса. Пространственной и временной.
То есть нужно понимать – три трубки в новом мире никуда не сливаются и не становятся едиными. Они «одеваются» новыми, причем разнообразными энергиями. И все эти энергии – эмоциональны. Тем не менее,  дальше эмоции я буду описывать образно именно как сочетание групп событий опеки. Просто потому, что нет прямых слов и терминов.   Красные-сапоги-с-железной-обивкой.   Новая форма эмоции. Везде в таких случаях подразумевается, что в эмоциональном мире они облекаются в новую эмоциональную форму  и, кстати, еще выше представляют собой  и эмоциональный объект,   аналог этих сапог как объекта опеки  в более высоком мире. Но то, какая именно эмоция пойдет или может пойти – и будет определяться «руслом» для энергии – что это именно такие сапоги, такой формы, из таких материалов. Совокупной опекой.

Слои выше основы

Человек создал определенное множество свойств опеки.  Свойства опеки влияют на окружающую среду,  и это не останется без важных последствий. Они будут совокупно  влиять на следующий слой.  Инстинкты живых существ изменятся,  судьба мира опеки теперь  также потечет иначе.  Первобытный человек слал постель утепленную сеном не от нечего делать.   Кости ломит на холоде, дрожь берет. Он создал основу ради вполне определенного влияния – получить нужный инстинкт, без этих проблем. Дверь он подгоняет, щели затыкает – также ради вполне известных влияний.   Человек ночью не дрожал, не простыл, хорошо спал – это даст результат людей: человек теперь крепкий, здоровый, бодрый.  Результат людей – качества опеки. Цели людей расположены в среде и одновременно в росте, если говорить о биологическом теле. Если спросить ребенка хозяев быта – какова твоя цель? Ответ практически всегда одинаков: вырасти большим и сильным. Здесь читатель может сказать – так ведь у любого ребенка цель – вырасти. Не совсем. У любого ребенка цель – стать взрослым как естественное развитие жизни. А вырасти – и, (для некоторых) –  пойти надавать по шее пацанам из соседнего района – только у хозяев быта. Но рост здесь, конечно, – не в прямом смысле, как у дерева – имеется ввиду гармоничный закон органического метаболизма, а также его гармоничное изменение и развитие.
Совокупность целей составит  слой  познания людей – единую эмоцию. Но человек напрямую ее  не воспримет. Вернее, воспримет, но без четкого понимания смысла заранее, воспримет частями, постепенно. На то он и слой познания.  А для темного это будет выглядеть как-то так: «стремлюсь жить, чтобы было все путем.  Чтобы дома был полный фарш. Чтобы  по вечерам отдыхать,   чтобы ночью жена согревала постель» и т.д.
Теперь посмотрим, как это будет выглядеть в  логике познания. Человек рождается в человеческом мире. Он прикасается к тому, что ему предначертано познать!      Далее что? Человек вдруг понимает – «он хочет быть возле речки, встречать вечера и восходы, устроить там свой быт».   Но на самом деле,  чтобы это было все сразу, эмоция. Он прикоснулся к слою эмоций.  Ну а степень гармонии эмоции  и сложности будет различаться от человека к человеку.  Но что для этого нужно? Как минимум – найти речку, которая понравится, и место, которое понравится эмоционально.  Человек начинает искать, проявляя  активность в среде. Цели.
Хозяин быта уже собрался идти на поиски, а ему родственники и говорят: куда собрался балбес, а? Зима на носу! Припасов нет! А там что есть будешь? А одежда?   Для достижения целей ему нужны  запасы, жилье, а также возможность противостоять качествам зимы.   Но и  чтобы жить там, нужно-то – по сути, то же самое! И вот хозяин быта говорит: ну ща все будет. Отъемся, отосплюсь в теплом, про запас, накопаю припасов палкой копалкой, а вы идите заниматься собирательством.  Шалаш построю на новом месте, ну а там посмотрим.   А чтобы получить все эти качественные объекты, хозяину быта нужны инстинкты, могущие это сделать. И верно выстроенный быт – придаст им нужные черты.
Пример, конечно, схематичен и  прост,  но как раз для того, чтобы очевидно показать главную логическую канву:  чтобы прожить эту эмоцию, в итоге нужно  в своей жизни создать весь веер свойств быта, который эту эмоцию и позволит прожить. Но в истинном смысле –  познать, как ее сотворить гармонично, а для этого нужно познать ее неизреченную суть!  Ну а  в проявленном моменте это будет означать не просто прожить возле речки, а прожить хорошо, процветать!
Но неужели  эмоциональная дисгармония будет так заметна и отлична от гармоничной эмоции?  О, еще как!  Существа ниже людей по слоям –  не воспринимают еще эмоции прямым образом, а существа выше людей по слоям –   даже если они и вступают в контакт с нежелательной эмоцией,   то данный слой уже ниже их слоя познания, поэтому   эмоции не вызывают у них такой экспрессии, как у людей. И темные эмоции хозяев быта  не спутать ни с чем. Вот вам несколько примеров, ну а в главах дальше вы поймете, почему они именно таковы!
Смотрю ролик в интернете, в какой-то сторожке ссорятся двое людей. Ругаются матом, уже сами устали. Женщина изо всех сил пытается выдумать что-то особо обидное для своего оппонента.    Вдруг выдает: оближешь, понял!  Что оближешь, почему, зачем? Это слово вообще не имеет смысла без контекста или хотя бы без намека на контекст. Но хозяйке быта контекст и не нужен. Она эмоционально вложила вполне ясные ноты и оскорбление вполне достигло цели.   Смысл ругательства таков:  выполни эмоционально непривлекательное.   
Идет парень, энергетика второго подвида. Его случайно толкнул прохожий.  Парень вытаращив глаза, как заведенный, повторяет, ругаясь: ты рак, рак, ты рак, вот ты рак! Вообще, темные хозяева быта произносят подобные ругательства  неподражаемо. В слово «рак» он вкладывает всю эмоциональную неприязнь, на которую только способен. Естественно, разрушая этим и свою душу и эмоции окружающих по мере их подверженности.   Но оппонент   в долгу не остается. Он так же эмоционально отвечает  тому: а ты дно, ты дно, вот ты днище, дно!  Так делают только темные хозяева быта.  Для них  мир наполняется «стремным»,  неценным в эмоциях, неподходящим. Что с  точки зрения стагнирующего человека вполне логично: вот он идет сухой, понятный, все пучком. А там рядом река – мокро, сыро, чуждо в эмоциях, и темное дно становится символом эмоционального разрушения, как впрочем, и рак. Символом мрака, черного леса, глубокой реки, несущей стылые воды, все это издавна угрожало поселениям людей. Вот и всплывают такие сверхсознательные аспекты в эмпатичных страхах.

Черты слоя познания хозяев быта

Гармония хозяев быта первого подвида

Люди – первые существа, которые могут влиять на эмоции, первые существа, познание и блага которых  – затрагивают и эмоциональное, первый слой вышележащего мира.
Поэтому неизреченное познание хозяев быта первого подвида подобно наблюдательно-копирующему (это ведь форма) экспериментирующему открытию – ага, вот оказывается в сути нового мира, в эмоциях – может быть  так. Оказывается,  на стенках можно рисовать.  Можно носить бусы.   А вот такой изгиб узора на  руке –  дает свою эмоцию.   В опеке подобные действия большей частью  – бессмысленны. Они не дают мудрости опеки, превосходных черт опеки, улучшения среды и т.д.  Но они дают то, что невидимо  прямо из мира людей, но к чему люди уже прикоснулись и восприятием и познанием – эмоции!
Когда хлюпают и вязнут сапоги в болоте – не очень привлекательно.  И  хлюпающие и вязнущие сапоги в данном контексте  – это не закон. Это единая эмоция.  Эмоция хлюпающих-и-вязнущих-сапог.  В человеческих языках попросту нет выражений для сотен тысяч разнообразных эмоций.  Например, такой:  прическу можно зачесывать назад. Но человека интересует в познании именно эмоция прически зачесанной назад.   А  нужную эмоцию обеспечит все множество свойств опеки. Чтобы  сапоги-не-хлюпали –  сколько свойств нужно создать! Особенно, если учесть, что хозяева быта сапоги заводским способом не изготовят.   Поэтому быт хозяев быта всеми его свойствами направлен на создание определенной эмоции.   
По отношению к хозяевам быта термин «открытие» – конечно же, не несет научного контекста,  суть  открытия здесь в том, что это первый контакт (форма, первый подслой)  с новым миром – миром эмоций. То есть человек открывает саму возможность:   в эмоции могут быть новые оттенки зачесывания-назад-волос.  Или хождения-со-шкурой-на-плече-украшенной-ракушками, скажем. Вот такие эмоции, оказывается,  могут существовать. Будущее будущего. То, что возможно в форме эмоционального мира. Именно такие открытия и порождают культуру хозяев быта.  Выясняется, что дают свои эмоции, скажем, браслеты, бусы, рисунки,  определенные, часто неочевидные из опеки  сочетания свойств  в одежде, в жилище, или в изделиях.  Поэтому именно люди начинают   изыскивать определенные свойства быта, ведь  все это вместе -  привлекает эмоционально. И люди могут на это влиять и воспринимают как жизненные блага.  Развиваются ремесла людей,  творятся новые формы эмоций. Только человек «сделает гладким на ощупь вот тот усик в узоре, а вот этот покрасит в зелененькое» – ибо это создаст определенную эмоцию.  Ни одно животное  не создаст рисунка,  потому что в опеке это не несет совершенно никакого смысла. Рисунок не сделает пещеру  безопаснее или просторнее,  не изменит закон опеки. А вот эмоцию – изменит! Конечно же,  рисование или, скажем, создание украшений – вовсе не являются сугубо занятием людей. Смысл примеров в другом: люди делают то, что в итоге влияет на эмоцию. Совокупные деяния среды, составляющие определенным образом форму следующего эмоционального мира.  Поэтому и рисунки хозяев быта и, скажем, бусы  достаточно просты по исполнению:  эмоциональны,  но не выше. 
Привлекательная эмоция состоит из  различных свойств вожделения в опеке. Эмоция в целом человеку понравится тогда, когда свойства быта  многообещающие. А свойства быта потому и вызывают вожделение в опеке  у хозяина быта, что являются частью привлекательной эмоции. Впрочем, это очевидно – если человеку неприятна на ощупь подушка  – можно ли с ее помощью создать привлекательную эмоцию отдыха? И, как вы помните, основа хозяина быта  первого подвида – вожделение свойств опеки. 
Высокомерными основой могут быть и светлые люди. Гармония на одном слое не исключает дисгармонии на другом.  В прошлом веке резко увеличивается количество рабочих мест   самых разных профессий, благодаря развитию цивилизации в целом, а также повышению уровня жизни и технологического уровня.  В том числе увеличивается  спрос  на профессии, требующие  знаний и в относительно высоких слоях бытия. Но если в такой профессии будет  занята личность, у которой слои влияния не захватывают  уровень, требуемый профессией – то работа такой личности будет крайне неэффективна, а сама работа будет вредить и окружающим и самой личности (так как   своим-то познанием она не сможет заниматься в это время толком).
А угадайте, какая личность искренне пойдет на работу, даже и не соответствуя ее требованиям?  Правильно, высокомерная!  Потому что она считает, что ее основе  все подвластно. Высокомерие - высоко мерит. И в прошлом веке  на территории СНГ    огромное количество хозяев быта  бралось  за такие профессии – спрос  был большой, а конкуренции очень мало. И если высокомерный хозяин быта приходил и говорил – что ж, я точно справлюсь – его брали, даже без должной проверки компетентности. Именно такие хозяева быта породили знаменитый типаж –  хамящей продавщицы.  Есть и еще один знаменитый типаж.  Не поленитесь найти в интернете 44-ю серию сериала «Интерны». Сюжет, когда медсестра временно исполняет обязанности врача. Но суть  здесь не в  смене должности. Суть – в энергетике именно этого персонажа. Уверен, что те, кто застал  времена СССР (или кто сейчас живет в селе) –  ярко вспомнят этот образ и из собственного опыта, когда посмотрят серию.  Ведь мы на самом деле, когда оцениваем любую личность, свое впечатление от нее  – то гораздо более воспринимаем  самые разные энергетические слои,  чем  принято считать.  И этот образ – высокомерного хозяина быта, работающего врачом.   
Врачи, продавщицы и работники столовой, воспитательницы: везде, где нужна бытовая  чуткость или более высокие знания – высокомерие вожделения опеки сверхзаметно! Высокомерный  хозяин быта первого подвида уверен, что его вожделение обязательно должно понравиться!  И как вы можете догадаться, грехи высокомерия (при непрохождении испытаний) значительно усугубляет  то, что в современной цивилизации    свойства быта  очень часто не подходят для влияний, там нужны попросту другие энергии. Помню фотографию, на которой высокомерная хозяйка быта позирует, стараясь скопировать действия актрисы на фотосессии. Один нюанс – актеры часто хозяева благого быта, и они-то – создают чувства, это эмоциональные свойства! А высокомерная хозяйка быта, – создает свойства опеки, ожидая, что они понравятся так же, и будут к месту точно так же! В этом то и заключается причина очень быстрого увеличения и упрощения высокомерия многих людей.  Представьте – вот актеры, и они  приглашены для фотосессии, скажем, с подушкой в качестве декорации. И они показывают чувственно игру с подушкой в качестве элемента чувственного быта. А  хозяин быта  покажет прям конкретно эту подушку, прямо здесь, в опеке, настаивая на том, чтобы вожделели свойства опеки подушки. Естественно, это будет не к месту в данном случае.  Или, например, так: хозяин быта увидел по телевизору, как в клипе показывают потную девушку, в  шортах определенной модели.  Клип, возможно, полон темной эмпатией, но не в том суть. Высокомерный  хозяин быта пойдет, наденет шорты, вспотеет и попытается  создавать вожделение, но не чувствами, как в клипе – а прямо вот конкретно плотью, потом, прикосновением материи; опекой. 
Для чего это собственно я пишу: разумеется, не для того чтобы «вознестись сердцем»  над хозяевами быта или осудить их поведение.  Наоборот! Само собой разумеется, что подобные знания – драгоценная помощь хозяевам быта  – высокомерные хозяева быта смогут осознать все эти нюансы, которые делают испытания высокомерия достаточно сложными (унижающими ожидания) – и преодолеть этот грех!
Обратите внимание на важный нюанс, который касается  всех существ. Словесно можно  лишь приблизительно  описать восприятие соответственного аспекта неизреченного смысла личностью.    Неизреченное бытие на то  и неизреченное! Так, реальное прикосновение светлой личности (даже невысокого уровня  хозяина  быта) к неизреченному смыслу  – подобно светлой радости, охватывающему удовлетворению, которое сложно описать: смысловой гармонии и удовлетворенности от этого, но не покоя и не тупика, познавательному наблюдательному интересу, непосредственному счастью (но не от мира), смиренной уверенности в смысле происходящего, радости от, собственно сотворения:  от познания, которое позволяет  творить.
Правда, один нюанс. Если удовлетворение уж очень сильное, все более простое, с ощущением того, что его достаточно навсегда. Если один и тот же рисунок охватывает, не оставляя места ни для каких других смыслов, если гармония кажется абсолютно достаточной и исчерпывающей – это признаки гордыни, стагнации неизреченного смысла.
Подробно же  описывать  неизреченное познание  существ через собственное восприятие – весьма сомнительная практика.  Если я опишу его строчкой или же десятью или любым количеством строк  –   это заведомо работа без границ, к тому же с неверным подходом.  Лучше предоставить каждому существу познавать то, чем они и так заняты    на протяжении целых жизней – и просто наивно это описывать. Поэтому  для всех существ я описываю не их восприятие неизреченного смысла, а их способ стремления к познанию неизреченного смысла.  Главные отличительные черты такого стремления.  Но даже в этом случае  к описанию   следует относиться в общем, к сведению. Такое описание никак не может быть исчерпывающе-точным  или являться призывом именно к такому познанию. Ведь любые слова – лишь приблизительно выражают неизреченное познание. Но с другой стороны – каждое светлое существо (а темное – потенциально) несет контакт с этим слоем, и слова могут оказаться помощью, мостиком    к собственному  восприятию и пониманию. Ведь я-то   воспринимаю заданный для сканирования аспект слоя  вполне реально, и да, даже  такой  высокий, как неизреченный смысл – и воспринимаю объективно, а не субъективно.   Но различайте  –  анализ и познание. Познаю я, конечно, только тот аспект неизреченного смысла, который соответствует моему собственному слою познания.
Кстати, обращаю внимание читателей: я не вполне уверен, что светлое существо, без каких-то высших способностей и знаний, способно напрямую почувствовать свой аспект неизреченного смысла именно в таком виде, как описано выше: в общем,  «со стороны».  Ведь оно его  только познает.    Скорее всего, светлое существо в среднем –  воспринимает  свое познание неизреченного смысла как естественное и привычное, а значит  незаметное явно, тем не менее, вполне познавая его,    руководствуясь им и в жизненных ситуациях и в творении.

Гордыня слоя познания  хозяев быта первого подвида

Хозяин быта прикасается восприятием  к меняющимся рисункам эмоциональной привлекательности. Но в какой-то момент он окончательно отрекается от высшего смысла  и  решает, что текущего рисунка мира, в котором он видит максимальные жизненные блага – будет достаточно навсегда. Стагнация произошла,    теперь это идол служения,  и он должен оставаться неизменным. А восприятие и суждения таких людей настолько характерны, что подобное не спутать ни с чем. Человек приходит на работу в магазин и на полном серьезе спрашивает: вы почему меня не принимаете? Я же знаю, что для того, чтобы стать у вас работником – нужно по окончании смены выходить, снимать кепку и, вздыхая, утирать пот со лба.  Уверяю вас, я умею это!
То есть он берет один эмоциональный рисунок, который вообще не играет особой роли, это лишь  сопутствующая профессиональной деятельности эмоция,  меняет его согласно своему образу эмпатии, и выдает работодателю, считая,  что  такая строго определенная эмоция ему даст все блага, откроет все двери. Что? Пример нереалистичен? Уверяю вас, вполне реалистичен! И достаточно распространен среди людей.  Вот еще похожий пример:
В интернете часто встречаются  мемы –  чем-то примечательные фразы, картинки. Однажды нашел пару диалогов, выставленных на  обсуждение как раз   из-за своей примечательности. Это пишет человек на этапе темной экспансии:
– Привет! Хочу познакомиться с парнем, который часто прожигает себе одежду при курении. Ты такой?
– А у костра или при сушке ботинки или кроссовки прожигал?
Эта девушка, хозяин быта – эмпатична к такой эмоции, это часть ее образа эмпатии.  И стоит отметить –  этот пример просто великолепен. Здесь очевидно, дело не в прожигании одежды (с чего бы это должно привлекать, такие свойства, если их брать отдельно – и от ада недалеко) – а  в общей эмоции, девушку привлекает эмоция именно таких сборных свойств быта. Прожигание-при-сушке. 
Другой диалог:
– Привет, ты любишь ходить в больших капюшонах? Просто очень нравятся девушки в больших капюшонах. Ищу девушку, которая любит большие капюшоны и которой можно покупать такие вещи с большими капюшонами.
И   на самом деле тот диалог с работодателем – мог бы происходить очень часто. Просто большинство хозяев быта понимают, что делиться подобным при поступлении на работу не стоит.
Итак,  рисунок эмоциональной привлекательности стагнировал. А это значит, что такой человек считает привлекательным и стоящим  – только один, уже определенный рисунок эмоций. Это придает поведению и энергетике черты, которые характерны только хозяевам быта на этапе темной эмпатии.  Характерную, очень жесткую  эмоциональную уверенность, что эмоция должна быть именно такая, как в его эмпатии! Ведь стагнирующая форма – это жесткость, форма не может измениться. Такой хозяин быта первого подвида стремится буквально «впечатать» свою эмоцию всюду.  Хозяева быта на данном этапе темной деградации очень часто называют себя «правильными пацанами». А «правильность» – это и есть та единственно верная форма.  И хозяин быта поучает всех, как нужно есть, как пить, как вытирать рот, как сидеть, как подниматься. Но не спутайте со свойствами опеки.   Просто нет слов для эмоций. И вернее было бы написать так:  сидя-в-какой-одежде-что брать, как-есть.   Что-одеть-под-ветровку и т.д. Как видите, речь идет о совокупном течении всего веера свойств быта. И темный хозяин быта искренне считает, что он один правильный, а других нужно поучать, потому что это неправильные пацаны. 
Стою в магазине, весело с кем-то беседую.  Солдат, проходящий по магазину, делает замечание, что у меня щека вымазана шоколадом.  Ну да, вымазана – договорил бы фразу и вытер, а если бы и не вытер – ничего страшного. Но он вмешался вовсе не из благих намерений. Он хочет продвигать свою эмоцию, а положительные эмоции других (какие неизбежно генерирует веселый разговор) – он хочет разрушить. И обратился он именно в то мгновение, когда девушка засмеялась.  Темные хозяева быта – разрушители эмоций! Другой случай. В интернете на  форуме мне кто-то пишет  с уважением:  «большому кораблю – большое плавание».  А потом буквально через несколько постов, что-то оскорбительное и совершенно нелогичное. Однако же потом  она проговорилась:  «одно удовольствие развести  его  на эмоции». Хозяин быта экспансирует свои эмоции, ну а другие-то не должны их иметь, для экспансии-то место  нужно освободить! Буквально на днях еду на велосипеде, а  на другой стороне улицы  парень невпопад, разладно свистит.  Впечатление от свиста – ни с чем не спутать. Это темный хозяин быта и он специально это делает, впечатывая свою достаточно дисгармоничную эмоцию и мешая другим, делая им неприятно. Я возмущенно на него посмотрел, а он, хотя шел и смотрел вперед – почувствовал  возмущенную эмоцию,  повернулся, что-то выкрикнул в этом же духе –  и пошел дальше.
Темные действия основы  также очень характерны – множество свойств опеки должны обеспечить нужную эмоцию.  И хозяин быта очень настойчиво пытается навязать определенные  возбуждения опекой всем вокруг. По факту, он пытается принудительно возбудить окружающих нужным ему образом.  Он неожиданно хватает за руки, притирается, подходит слишком близко,  поправляет детали одежды, роется в чужих пожитках – короче говоря, устанавливает именно свой быт, под свою «правильную» эмоцию.  Кстати, к правилам  в этом случае термин не имеет никакого отношения. Современные  темные хозяева быта переняли терминологию, похожую на стиль общения  темных героев. Но  я  использую именно этот термин, так как в  данном контексте он обозначает  именно стагнирующую, жестко определенную  эмоцию темных хозяев быта.
Идет парень по улице, я просматриваю его жизнь. Вот искомая сигнатура в ауре. Вхожу восприятием внутрь нее, и она раскрывается тем, чем и является –  жизненной ситуацией. Недавно этот парень пошел в поход в компании. Неподалеку сложены пожитки. Он  интуитивно, даже сам не вполне осознавая причины таких действий  – выбирает, оценивает, чьи пожитки предположительно нравятся хозяину – и  с размаху садится на них.  Он эмоционально сел именно так, как правильный пацан, ему давно хотелось именно так отдохнуть. И пожитки других испорчены. Чтобы эмоционально другим путешествующим  не было особо хорошо.
По факту, темный хозяин быта «бесит» своим поведением, разрушая  эмоции.  И опять же, к бесам термин здесь не имеет ни   малейшего отношения.  Хозяин быта впечатывает свою эмоцию, разрушая остальные, а это бесит  тех,  кто не проходит испытание, эмоционально раздражает. Иногда темных хозяев быта первого подвида   называют хабалками, именно  из-за вот этого неумного жесткого стремления распространить свою эмоцию.
Но еще раз подчеркну – не следует воспринимать темных существ как силы зла, убежденное зло. Или осуждать их за это.  Такое восприятие –  прямой путь  уже к собственным грехам.  Грешит темное существо не из убежденного стремления совершать плохое или делать козни.  Просто   такая личность   преклоняется, служит эмоции.  И хочет она или нет, она будет бесить других, и беситься сама, пока остается в таком состоянии.
Постепенно темная экспансия блокируется,  наступает этап сохранения текущего масштаба эмпатии.  Состав населения современной земли таков, что в больших городах хозяева быта  не имеют не только абсолютного, но и относительного большинства. Один нюанс:   это мир людей,  слой бытия людей, имеющий соответственную энергетику. Поэтому при прочих равных  – наиболее активна будет именно энергетика людей.  Пример такого стихийного сообщества – школы, вплоть до старших классов. По какой-то причине на данный момент образование устроено так, что школьники, по сути, предоставлены самим себе.  Поэтому чаще всего и в школах, и в ПТУ основным  мерилом поведения является восприятие хозяев быта. Но проблема не в этом.  Предоставление детей самим себе – это и отсутствие направленного смысла любого толка!       И получается, даже при неком количестве светлых личностей (но не большинстве) – энергетика темных хозяев быта достаточно активна.    Поэтому в значительной мере общий стиль, «официальное направление» поведения учащихся в государственных школах – это поведение темных хозяев быта.   Однако надо сказать – в частных школах и в школах с углубленным направлением по предметам – ситуация,  зачастую не лучше в аспектах тьмы:  учащиеся и там предоставлены сами себе в концептуальных понятийных жизненных аспектах. Поэтому официальное, общее направление сообществ там  тоже немалой частью темное, просто  выше по слоям, вот и все.   Но! Это лишь тенденция, а не правило или закон.  Помню одно ПТУ –   там был класс с чрезвычайно светлой энергетикой. Такие подобрались ученики. То есть на таком вот  «самотеке» – все зависит от сочетания личностей учеников в данном классе. Тем не менее,  для того я  и упомянул ситуацию со школами:  это великолепный пример, на котором можно отследить поведение темных хозяев быта. 
На этапе экспансии темные хозяева быта пытаются продвигать свою эмоциональную привлекательность и их бесит что-либо иное. Но на этапе сохранения – они на одной территории с другими хозяевами быта, которые имеют точно такой же эмоциональный настрой. Поэтому цель хозяина быта первого подвида на этапе выживания – бесить соседа, чтобы не дать ему укрепиться на территории своими эмоциями. А сосед делает то же самое. Иначе говоря, темные хозяева быта первого подвида на этапе выживания – строят друг другу бытовые козни. Что, собственно, вполне ожидаемо. И если  взять как пример поведение во многих школах, ПТУ, а также в тематических фильмах   вроде «История Аси Клячиной, которая любила, да не вышла замуж» – то именно отсюда берутся все эти толкания под локоть во время умывания, запрыгивание на плечи, кидания школьными рюкзаками друг в друга без какого-либо повода и прочее. У меня был приятель, он поступил в ПТУ.  И по тому, что он рассказывал – поведение учащихся на переменках таково: они буквально присматриваются, какие свойства опеки или действия неприятны эмоционально другому,  а потом – делают это.  Но не ради экспансии – сейчас это попытка хозяйствовать и отстаивать свою территорию. Ведь чем  меньше территории захватит эмоция другого, тем легче хозяйствовать на этой ограниченной территории самому. В итоге мы получаем совершенно невменяемую атмосферу  среднестатистической  школы – как только ученики бывают предоставлены самими себе – они тут же начинают высматривать, что в быту принесет окружающим эмоциональные неприятности.  И начинают кричать, кидаться, толкаться, брать и ломать чужие вещи и т.д. Короче,  портить быт друг друга.
На последнем этапе сама суть темной эмпатии все та же: преклонение перед определенным образом эмоциональной привлекательности. Но  теперь это уже имеющийся рисунок эмоций, тот, что уже есть.  И в восприятии  хозяина быта получается, что он уже имеет все, что должно, нужный рисунок слоя уже здесь и сейчас, все хорошо. Поэтому такие люди часто называют себя «четкими пацанами». У них уже есть фиксированная форма, это не какой-то «правильный» образ функциональности формы, она уже вполне определена, оформилась (четко ясна)  и уже имеется, темная эмпатия к прошлому.
Темные хозяева быта на этапе эмпатии к прошлому имеют настолько характерный тип поведения и энергий, что это замечают  и те  слои населения,  которые близко с ними общаются, дав таким хозяевам быта кличку «быдло».  В принципе, то же касается и второго подвида на последнем этапе.  Конечно, такое отношение   не несет зерна понимания истоков грехов, и является, по сути, презрительным ярлыком. Что само по себе значительный грех, еще раз предостерегаю читателя от подобного отношения. А привожу данный пример для лучшего понимания смысла такой энергетики.  Хозяин быта охвачен неменяющейся эмоцией.  Это дает очень характерные   черты.   И в  частности  – остановившийся «одноэмоциональный» взгляд, именно за этот взгляд их так и прозвали, спутав с безэмоциональностью животных.
Точно описать    происходящее выше опеки терминами опеки невозможно, ведь остановившийся взгляд как таковой –  может быть в самых разных случаях. Слова, описывающие опеку, передают лишь то, что это взгляд который остановился, не более. На самом же деле – это именно остановившаяся эмоция. И тут либо читатель  воспримет  это общее впечатление, либо нет:  стеклянное, «эмоционально спокойно-упадочно-непробиваемое» выражение лица и взгляда, свойственное хозяевам быта на данном этапе – как говорят люди «на эмоциях». Но такой человек живет все время на одной, неменяющейся эмоции.
Взгляд и выражение лица как бы говорит: я очень четкий, все путем, любые другие эмоции лишь раздражают меня: не делай никаких новых свойств быта. Здесь сокрыта и очень значимая социальная проблема:   следование высшему смыслу эмоций  образно очень похоже  на послушание,  гармоничное поведение. То есть группы всех событий, но вместе, верно в эмоции. А  отрицание высшего смысла – это непослушание, разрушающее эмоции поведение.  И на последнем этапе темного пути это «непослушание» принимает наивысшую степень.  Хозяин быта эмоционально сопротивляется любым изменениям вообще, любым увещеваниям вести себя в опеке так-то. В интернете   ролик:  мальчика с этим вариантом энергетики привели в комнату милиции и пытаются объяснить, как нужно себя вести. А он на все увещевания – крутит неприличные жесты, и прямо видно, как он эмоционально напряжен всеми силами, даже  мышцы  физического тела сливаются в эмоциональный монолитный протест, он напрягается всеми силами, чтобы не допустить любых изменений свойств быта.
Но самому хозяину быта кажется, что он – очень привлекателен. Это мир вокруг бесится, пытаясь изменить  его привлекательность.  Угнетает его эмоции.  У меня был на консультации один хозяин быта,  у него – совершенно явное психическое отклонение, которое исчезло только после осознания причин. И причина была  – именно в этом грехе. Ему время от времени   виделась, приходила на ум  картина, будто он скитается   полуголым где-то среди  болот, а случайные свидетели даже тогда – любуются его привлекательностью.  Или что он пытается одолеть какого-то грязного зверя, а окружающие наблюдают, как     привлекательно  он  смотрится на фоне этого зверя и т.д. Поэтому при благоприятных условиях такие  темные хозяева быта первого подвида   любят «выделываться» - их безудержно «колбасит» от иллюзии собственной невероятной привлекательности.
Веер же  основ становится соответственным. Происходит кажущийся парадокс: хозяин быта действует вожделением опеки так, чтобы  вожделение успокоило. На самом же деле, вожделение все также вожделеет, а спокойно оно, потому что неизменно и ведет к уже  имеющейся   эмоции. «А вот простыни, пощупай, какие мягкие – пощупал? Все!  Да что ж ты  делаешь? Вот,  лучше посиди на этом немного».   Чтобы эмоция не менялась, вожделения опеки – должны быть, ведь именно они и создают единую эмоцию. Изменяться же  – не должны.   Попробовал простыню, так – оп – хватит. Теперь – немного других свойств быта. Все четко!  А вот  такой хозяин быта проводит пальцем по меху, пока чувство опеки  вписывается в его прошлое – все в порядке. Чуть не так или дольше – его начинает бесить. Но не так, как на предыдущих этапах. Это эмоциональный взрыв непринятия всего, что мешает покою.  То есть технически темные существа в основе – вполне действуют, но ничего не создавая и не меняя, а лишь поддерживая. А также   разрушая то, что мешает поддерживать. Так, темный хозяин быта вполне чистит, отряхивает, убирает раздражающие его элементы свойств.  Но все сводится лишь к поддержанию имеющейся эмоции.  

Гармония хозяев быта второго подвида

Эмоциональные открытия – уже есть. Людям уже известно, что, например, ношение бус – дает определенную эмоцию, пение возле костра – также. Но можно ведь по-разному и возле костра петь  и бусы носить. Это и описывает течение глубинных процессов, второй подслой. Неизреченное познание хозяев быта второго подвида  подобно  копирующе-подмечающей  склонной готовности «принять к сведению», сделать по «образцу», «послушаться» в аспектах неизреченного смысла глубинных течений эмоций.  Образно это в определенной степени  похоже на призыв  духовных лидеров племен людей: слушайте огонь, и воду, и потоки ветров – они научат,  что делать. Конечно, на самом деле имеется ввиду эмоциональное течение этого, а не сама опека. Племена  надевают и рисуют маски,  копируя общий стиль и поведение эмоционального процесса, имитируют течение явлений  видимых в опеке,  все это находит отражение в узорах и т.д. Это   познание глубинного течения эмоции.   Но не спутайте с темным язычеством, в котором преклоняются перед природными явлениями.  Здесь же очевидно, речь идет о познании, а не о преклонении. Примитивные формы религий зачастую именно так описывают неизреченный смысл мироздания – как смысл и знания, исходящие от «духов» Ведь осознания единого Бога в таких религиях  еще нет.
Подчеркну еще раз, хотя это, конечно, очевидно  – сам неизреченный смысл не является    подмечающим копированием.  Для всех существ я описываю центральные направляющие познания неизреченного смысла. А вот познание функционально именно таково.   Подобно этому светлый дикарь находит, скажем, жестяную банку – и постукивает с разных сторон, поворачивает, прикидывая – куда ее можно поместить в течение эмоции так, чтобы «хорошо пошло».  Он будет  сопоставлять, чем банка возбуждает в опеке,  этим и будет обусловлено ее вплетение в эмоцию. Например, она возбуждает слух при постукивании по ней. Или же  блестит.   Оставляет отпечатки на ткани и «нейтральна» при хранения еды,  свойства опеки взаимно не возбуждаются, что в данном случае хорошо. А может и плохо. Может, дикарь решит, что еда должна быть с нотками дерева во вкусе. Неизреченный смысл! Сложно предугадать его решение  по внешней канве происходящего. То есть вплетение в эмоцию  будет проведено в соответствии с подмеченными нюансами процесса, исходя из высшего смысла!  Одно  племя хозяев быта приходит в гости с подарками к другому. И они, восхищаясь обоюдными достижениями в быту, проводят пальцами по предметам быта, подмечают необычные для них детали и т.д.
Обратите внимание на  очень важный момент, именно он делает  несостоятельной и теорию Дарвина, и теории развития цивилизаций  по методу естественного ситуационного отбора.  Светлый хозяин быта – прикидывает и подмечает не только по факту уже сделанных или происходящих вокруг внешних действий, чтобы потом делать выводы.     В значительной степени он делает  определенные выводы  и непосредственно воспринимая неизреченный смысл!  Иначе бабочке действительно понадобился бы миллион лет для выработки профиля крыла, а хозяину быта – сотни лет, чтобы принять решение  украсить шею  ожерельем из когтей. Только на самом  деле ничего бы не вышло и за какие угодно большие временные промежутки –  ведь  такими темпами все  нивелировал бы разрушающий хаос. Слишком медленно. Слишком много    негативных результатов опыта на один позитивный.  То есть попытки, опытные действия – они, конечно же, нужны в проявленном мире.   Но сам опыт-то  уже проводится с определенной целью и смыслом!  А вот  получить из множества внешних ситуаций  смысл действий – невозможно.  Вернее, как раз  возможно, но когда эти внешние ситуации… уже несут высший смысл. Высший смысл, а не экспансию определенных благ и не отстаивание «своего».   Дарвин же нашел поверхностное решение исключительно в рамках темной конкуренции:  животное поймет, что данный клык лучше, потому что оно эффективнее погрызет всех врагов. А значит и успешно размножится с таким клыком. Представляете, среди каких животных мы бы сейчас жили, если бы это было правдой? 

Гордыня  хозяев быта второго подвида

На этапе экспансии  хозяин быта пытается переделать весь мир согласно тому образу эмпатии, который его восхищает эмоционально.  У нас  во дворе жил маленький мальчик, который как только видел меня или кого-то еще из взрослых – тут же бежал, даже с другого конца двора, и говорил: «здравствуй». Именно так – на «ты».  Мне это было неприятно, и я рассуждал:  ну почему так неприятно, вроде бы он хочет просто поздороваться, но что-то тут не так. А вот через пару недель, когда я проезжал мимо на велосипеде – он  прибегал, говорил – «здравствуй»  и уже раздражающе добавлял  «не езди тут, по траве». Все встало на свои места, это стремление приходить и бесцеремонно здороваться – ни что иное, как повод к тому, чтобы и дальше «вклиниться» в течение эмоции, и элементарно настаивать на том, чтобы все шло, как ему нравится.
Подросток  подходит к автомобилям и продает газеты. Я там проезжаю часто и несколько раз видел одно и то же: он походит к автомобилю, предлагает журнал или газету. Если водитель отказывается –  он бестолково вскрикнет или скорчит рожу, или начинает переговариваться с водителем.   Такая личность в  экспансии пытается продвинуть свое восхищение (прицельно, покупка журнала, конечно же) и разрушить чужое.  А смысл такого поведения –    переделать весь мир так, чтобы он восхищал темного хозяина быта.  И чтобы все восхищались им. Ибо темное  существо и считает себя – солью мира, эмпатичной сутью. Если же нет, если ситуация в мире идет иначе, чем восхищение эмпатии – нужно срочно приложить туда возбуждение быта, убедить, доказать  что эмоция восхищает. Это-то и порождает специфическую назойливость их действий. 
То есть если вам, скажем, не нравится эмоция бегущего рядом темного хозяина быта второго подвида, он подойдет  поближе и начнется: ты почему не восхищаешься? Смотри, у меня же весь веер возбуждений в опеке – давай так, я буду перечислять по одному – а ты будешь говорить, возбуждает тебя или нет каждое из свойств. Образно говоря, конечно. Это суть  эмпатичного восприятия эмоции, а  проявляться это может и не так явно. Но  такой разговор не так уж абстрактен, как может показаться с первого взгляда. Темные хозяева быта второго подвида  любят специфическим образом  «допытываться» в подобном роде, точно так же, как темные хозяева быта первого подвида любят выяснять «правильный ли пацан».
И, конечно же, все темные существа на этапе экспансии – очень корыстны! Девочка на утреннике – носится как угорелая  и вредит быту окружающих,  ее деятельность с виду невинна, на самом же деле подчинена четкому алгоритму:  переделать быт так, чтобы она вся  – в восхищенной эмпатии. А у других чтобы все пошло омерзительно.  Эта энергетика неплохо отражена  в клипе «Детство» ТО 420.  Но именно сюжетно.  Энергетика самого ролика гораздо выше, хоть и достаточно дисгармонична. «Началась драка – я вывернулся, хотя был зачинщиком. Я мешаю водителю – другие сталкиваются» и т.д.  Собственно хозяева быта на этапе темной эмпатии такие порывы особо и не скрывают – уверен, каждый из читателей слышал одну из коронных фраз таких людей «сделал, (взял, подставился) - как бы теперь спрыгнуть с ситуации, пацаны, а?». В итоге, темный хозяин быта,  - ждет в эмоции, чтобы все восхищались им. А для этого надо показывать свою эмоциональную восхитительность и не-восхитительность окружающих.  Ну а поведение как в ролике – следствие.  «Я восхитителен в эмоции-ситуации, остальные – омерзительны».  И те личности, которые подвержены  экспансии  со стороны такого человека – испытывают очень специфическое  волнение, ведь на самом деле – их охватывают омерзительные, порочные эмоции. Им  может казаться, будто что они сделают – все не так, кажется – любое бытовое действие приведет к плохим последствиям.   Подверженная личность теперь ждет подвоха от эмоциональной ситуации, ведь темный хозяин быта ее как раз и подтасовывает. «Укушу пирожок – а вдруг там что-то в нем не так, а рубаха-то, точно в пятнах уже сзади, проходил ведь мимо стены крашеной, помнится. Иду под домом,  а вдруг   житель в меня кинет  что-нибудь?». Короче говоря,  окружающие  личности  вполне обоснованно подозревают, что  на спине   может оказаться   надпись    «пни меня». 
А  продвигается нужная эмоция – всем веером темных действий основы.  Чтобы другие стали невосхитительны, что нужно? Чтобы учитель не смог открыть дверь, а класс посмеялся. Чтобы кто-то взял полную ложку да пролил.  А вот если бы кто сел – да не туда.  И т.д.   А уж если они и высокомерны – спутать сложно с чем-либо еще. Это настолько характерные действия, и не только действия, но и сам типаж личностей и поступков, что я остановлюсь на этом поподробнее.
Как я уже говорил, из-за роста городского населения в прошлом веке и как следствие, значительного спроса на различные профессии – темные хозяева быта успешно устраивались  и на те профессии, в которых работать весьма проблемно темным существам вообще. Особенно это заметно на социальных профессиях. Там же задача – помочь окружающим, а темные существа – эгоистичны. Представьте продавщицу, которая индифферентно смотрит на окружающих тяжелым угрожающе-возбужденным  взглядом. Это настолько характерно именно для темных продавщиц – хозяев быта, особенно в прошлом веке, что читатель, думаю без труда вспомнит эти впечатления. Но она вовсе не равнодушна или, скажем,   ей лень работать – о нет. Она работу использует для темной экспансии. Она действует  не так: мне плевать на работу и на свойства возбуждения быта в ней, сделаю как попало. А вот так: я заверну товар по-своему, подам по-своему, скажу куда стать и что-делать – по-своему. И вы послушаете меня, потому что дефицит, а я продавец.     Что? Вам не нравится, что я иду вперевалку с толстой бочкой в обнимку, расталкивая очередь?  Эх, значит не все попались на эту эмоцию, жалко. Но уверяю вас, я буду это делать. Потому что, так или иначе – я этим возбуждаю, а значит, это поспособствует и экспансии  эмоции. Привыкайте!  Ведь  это восхитительно для меня, вот что главное. При желании хозяева быта второго подвида могут и манить своим слоем эмпатии, например, так:  ты что,  давай, сделай то, о чем говорили, так поступают реальные пацаны (в большинстве случаев делающего ждет «облом»). При крахе же    эмпатичной экспансии – темный хозяин быта второго подвида испытывает сильную эмоциональную боль, взывающую  к эмпатии.  Ведь ожидалось-то, что эмпатия – вечный идол!

На этапе сохранения масштаба эмпатии, темные хозяева быта второго подвида  пытаются отстаивать территорию восхищения.  Идут по улице два хозяина быта этого подвида. Они по очереди друг друга перебивают «ну что ты мне рассказываешь» (в контексте – врешь). Это уже не экспансия, на территории зачастую много других желающих перенаправить слой эмоций в свою пользу.  И каждый из них готов отстаивать свои рассказы о течении эмоции, причем часто – возбужденным кулаком.  И коллектив темных хозяев быта второго подвида ведет достаточно странное общение,  на первый взгляд. Они вскакивают друг другу на плечи, норовя чтобы тот упал, дергают  за руки, толкаются, подбрасывают в карманы всякую пакость. Перепроверяют одалживаемые сигареты, щупают стулья, все ли в порядке, постоянно поправляют одежду, пытаются зайти друг другу за спину, чтобы незаметно разрушить быт, обязательно   здороваются за руку – чтобы в руке не оказалось часом  чего-нибудь  лишнего. Каждый из них хочет очернить быт другого, и каждый пытается помешать это сделать со своим веером свойств быта. И   каждый из них, делая это с другим в компании, сам-то все время изо всех сил показывает, насколько он вохитителен. Приходит нужной походкой, верно достает «сиги», правильно закуривает. И тем приятнее другим темным «обломать» его. Помню, двое темных хозяев быта второго подвида  изо всех сил объясняли друг другу,  что хуже – носить за ухом микрофон  (не помню уже, с чем это у них ассоциировалось) или  – чрезмерно слюнявить сигарету. Кто более омерзителен и какой «проступок»  ужаснее. И вот один объясняет, как все делать, чтобы ему восхитительнее было, а ему в ответ объясняют… При достаточном количестве таких темных хозяев быта второго подвида в классе – лишь только учитель выйдет за дверь, начинается: они там, бедняги, как солдаты в окопе перед набором вооружений. Каждый то хватает ручку, чтобы плюнуть бумажкой, то закрыться учебником, то встать в «боевую стойку», угрожающе показывая,  как кулак охвачен возбуждением, то привести в порядок свою одежду и прикорнуть, накрывшись учебником. Все делается ведь в конечном счете для отстаивания своей территории хозяйствования.  
Если же темное существо активно сопротивляется  первозданному хаосу, который проходит на его территорию – то все гораздо хуже. Как вы увидите в дальнейших книгах, (в этой я данного вопроса касаюсь лишь вскользь) – при такой ситуации к обычным грехам   темного пути добавляется грех  уже явного порицания, поношения  высшего смысла.   Образно это подобно тому, когда светлому ученому говорят:   ты занят пустым, ботан. Причем обратите внимание, грехом против высшего смысла будет, если так отнесутся именно к  светлому ученому. А если фанатичному заучке скажут, что он ботан – тут не факт, что грех вообще будет какой-либо. Но это касается слоев выше. А вот у  хозяев  быта второго подвида такое непринятие и поношение светлой эмоции называется «орать». Иду как-то мимо рынка. Впереди меня идут двое, один – хозяин быта второго подвида.  Вдруг он замечает, что у его спутника  торчат в стороны уши от шапки. Он буквально сгинается пополам от злого хохота, показывает пальцем на шапку и во всеуслышание кричит: «Вот я ору, я проорал с тебя, проорал». Собственно на самом деле это является   полным крахом «прохождения» ситуации, когда личность прикасается к неизреченному смыслу, или к новой эмоции свыше и совершенно не может принять этого, скатываясь уже в прицельное, сознательное невежество относительно  данной структуры  бытия в ее первичном смысле, высшем смысле.
Теперь небольшое отступление – предостережение  от излишней шаблонности мышления и оценок.
Когда я поступал в институт, мне   предложили на выбор  группу А и Б. Я говорю помощнику декана: Зачитайте список учащихся там и там. В группе Б была энергетика гораздо хуже в определенных аспектах. И я попросился в А. И не узнал бы всю глубину разницы, если бы как-то раз  не попал в группу Б на одну пару.  Так вот, я попал будто бы в класс республики ШКИД. Именно здесь, в высшем учебном заведении – кидались с задних парт на передние, плевали жеваными бумажками и т.д.   В меня нет, не плевались. Им нужна эмоция, они именно ее хотят разрушить и утвердиться в своей.  Я же как раз размышлял о смысле самого феномена, отрешившись от внешних факторов,  и в  итоге не было ни контакта, ни активации подобия.  Там что получилось: в первую группу набирали тех, кто подал документы в срок – либо по экзаменам, либо за деньги.  А во вторую группу – тех, кто в последний момент попал. Предполагаю,  именно из-за неумения планировать эмоцию-ситуацию. И в итоге  там оказалось очень много темных хозяев быта. Вот они так себя и вели.  Для чего я это описал: не обобщайте излишне ярлыками. Деревня – животные. Центр города – асуры и эльфы с розовыми единорогами. В школьном классе – ведут себя, как темные хозяева быта и т.д.  Ситуации очень многогранны, смотрите больше на факты, а не на усредненные шаблоны. Первичная исследовательская информация и восприятие факта и смысла, а не правила, предположения или экстраполяции. 
Итак, продолжим: следующий этап темной деградации –  преклонение перед  уже имеющимися благами эмпатии. Хозяин быта охвачен остановившимся эмоциональным  восхищением.   Из-за того, что эмоция не меняется, и в ней ничего делать не нужно, а нужно лишь мешать ее изменению – хозяин быта приобретает бездумно-стеклянный взгляд, но и упрямо-настойчивое упорство в своей имеющейся эмоции.   «Твоя делать то, что моя восхищать, и не колышет».
Если же  эмоция начинает меняться, темного хозяина быта охватывают опасения эмоциональной брезгливости.  Но эта брезгливость – особая, не являющаяся сиюминутной эмоцией или, скажем, простым состоянием брезгливости, сродни, когда кто-то говорит «я брезгую». Ведь этот слой охватывает всю его жизнь.  Ему кажется, что все пойдет наихудшим образом в глубинных процессах, причем пойдет из-за неверно функционирующих вееров возбуждения. А лучше всего ничего не трогать.  Поэтому все это порождает очень специфическую «частную проекцию» фобий олимпийцев. Человек второго подвида открывает дверь, и вдруг думает о том, что  именно в это время мог проходить кто-то  – очень заразный – не нужно было открывать. Или ставит вещь в кладовку, скажем. И ему вдруг приходит в голову – что она может упасть так, что повалит другие вещи, которые упадут и придавят текучие емкости, которые в свою очередь растекутся и повредят остальное. Или человек накрывает грязный коврик чистым, и вдруг ему кажется, что теперь уже сам чистый коврик нужно накрыть,  ведь теперь он тоже грязный и т.д. Если же речь о болезнях, они не понимают того, что эмоция, а значит и  все процессы в опеке несут высший смысл. Весь  интернет (по крайней мере на момент написания книги)  полон жуткими опасениями людей что при болезни все пойдет наихудшим, неконтролируемым ничем образом, стоит ей только затронуть организм, стоит только начаться. Поэтому в веере темных влияний основами такой  хозяин быта стремится максимально нейтрализовать возможные изменения возбуждений.    Ему кажется, что в окружающей ситуации все время существует угроза такой работы возбуждений, которая начнет разрушать спокойное восхитительное прошлое.  
А черты основ теперь похожи на огульную глупую силу (возбуждения). И есть  очень интересная культурная цепочка. В нынешней культуре огры – скорее  существа из различных фэнтези-сказок. Но изначально термин пошел вовсе  не из сказок и даже не из мифов. Огр – это людоед-дикарь. Так вот, это и  есть и высокомерный и темный  хозяин быта второго подвида на последнем этапе темной деградации. Все функциональности основы кажутся такому «огру»  индифферентно-враждебными к нему, будто свидетельствами наступающего краха любимой эмоции,  в частности, именно так он смотрит на непонятную сыпь на теле. Что-то возбудилось в метаболизме не так.  И хозяин быта старается  нивелировать константным  возбуждением любую функциональность, угрожающую его эмоции. А так как высокомерные деяния полны невежества и разрушительны в своем невежестве  – то они носят достаточно жуткий характер и, в принципе, недалеки от ада. Они показаны в старых, обрывками сохранившихся сказках как особая «огрская хитрость», полная расчетливых прикидок – как бы сделать так, чтобы процессы  свойств пошли нужным образом. Это советы или деяния, которые разрушают возможности к активности жизни опеки, разрушающие глубинное течение быта. Например, если путники идут в жаркое место – то огр, под каким-нибудь предлогом, попытается забрать   у них головные уборы. Или предлагает зайти и присесть отдохнуть в такое место,  куда заходить, а тем более отдыхать  –  нельзя, место опасно.  Ведь ему кажется, будто все   окружающие –  издеваются над ним  неприятным ему  возбуждением,  мешают, кидают, горланят и т.д.    Конечно, деяния современных темных хозяев быта второго подвида – отличаются от описанного. Современные-то хозяева быта  не дикари-людоеды!  Внешне и по степени разрушения – отличаются. А по сути – нет!  Муж без предупреждения пытается состричь жене волосы. Они, видите ли, неряшливы и могли удержать микробы с транспорта.

Гармония слоя познания  хозяев быта третьего подвида

Хозяева быта третьего подвида познают  третий подслой эмоций, внешнее временное будущее.  Образно – это красота, да.    Как  в примере со статуей, из прошлой книги. Но почему статуя красива?  Потому  что у ее формы есть будущее, которое и является красотой в восприятии.  Функциональная  же суть очень хорошо описывается образом – «красивая жизнь», красиво составленный быт. То есть веер свойств быта, в итоге успешно обеспечивающий проявленное будущее эмоции.
Я уже упоминал о том, что человеческий язык недостаточно богат словесно для описаний многих сущностей бытия, он  изначально недостаточно ориентирован на подобные задачи. Это действительно так, однако следует заметить – в последние столетия цивилизация совершила значительный рывок, в том числе  в плане развития логики и достаточно сложных функциональных понятий, собственно, это можно назвать и развитием культуры в целом. И то, что, скажем, пятьсот лет назад было бы объяснить чрезвычайно сложно – сейчас объясняется  относительно легко.  
Открытия форм нового мира эмоций уже совершены первым подвидом. Скажем, у банок могут быть открывающиеся крышки.  Не как сам поворот крышки, а как единая эмоция, такой быт возможен и он, оказывается, творит привлекательную эмоцию в целом. Нырять  с берега можно,  неплохая эмоция.  Но и сигать с берега, и пользоваться крышкой можно так,  что мало не покажется. Хотя сами эмоции вполне привлекательны. Вот гармоничным  будущим  уже   внешней  эмоции хозяева быта третьего подвида и занимаются.  Не конструируют «ружье», а разбираются, как правильно стрелять из него. Предыдущие же подвиды – «конструировали».
Неизреченное познание третьего подвида подобно раскрашиванию по трафарету – чтобы и согласно первому подслою, то есть самому трафарету, и красиво сделано.  Но! Трафарет этот  – временной, трафарет бытия формы! «Подруга, тебя влекут качающиеся висюльки и мягкие пуфики, а грязная шея ни к чему? Так на!».  Вот, теперь эмоция красива.  Состояние души хозяина быта при этом похоже на состояние тихой (не жесткой)  достойной радости от красоты.    Достойной – ибо эта красота в проявленных благах воспринимается  не как главное, чему стоит поклониться, а достойно, как само собой разумеющаяся,  ибо она определяется  неизреченным смыслом.      Похоже на состояние учителя, которого послушались и решили теперь все делать, как полагается.  Собственно, в данном случае ситуацию можно описать и самым прямым образом:  это личность которая следит за бытом, чтобы все было красиво. Вообще-то радость как таковая – это восприятие не формы, а другого логического слоя.  Но здесь попросту  не хватает  словарного запаса человеческих языков.   Так что все же, если описывать через имеющиеся в нашем распоряжении слова, то  это эмоциональная радость, как радость  от  красоты. Кстати, именно поэтому в детских садах очень много именно таких трафаретных игрушек. Ведь мы  живем в мире именно с человеческой энергетикой. И, видимо, как раз такие игрушки дают явное  внешнее развитие, понятийное вхождение в этот мир. Хотя, мне кажется, что, например, асуру – гораздо познавательнее и полезнее будет  разобрать техническую игрушку.­­­
Слой познания развернется соответственными основами.  Влечениями быта.   Поэтому создание именно нужных основ, и верное их использование –  образно очень похожи на культурный обмен человеческих племен – но не как в предыдущем примере, а уже фактическое обучение тому, как пользоваться предметами быта. Стул нужен – чтобы на нем сидеть, а не укрываться от дождя.  Он для этого лучше приспособлен. И поэтому в данной эмоции он влечет именно так.   А вот смотрите, эти штуки   надевают, а эти – оборачивают и завязывают и т.д.

Гордыня слоя познания  хозяев быта третьего подвида

Темный хозяин быта на этапе экспансии может показаться злонамеренно глумящимся над всем вокруг. Но на самом деле его действия не злонамеренны,  искренни.  Просто он уверен, что красота, перспективы эмоциональной жизни, красивая жизнь – у него, а все другие – красивой жизни не имеют, и иметь не будут. Когда такие хозяева быта собираются  в компанию – то их диалоги и все чем они заняты – это насмешливое глумление  друг над другом, ведь каждому из них действия других кажутся некрасивыми. Вот такой хозяин быта – он показывает на другого и гортанно орет – аааааа, ааааа.  В  книге выложить наглядный пример проблемно, так как я не нашел публичных личностей, поступающих таким образом.  Но подобный ролик  есть на сайте книги в разделе «Обучение». И, конечно, они заняты бесцеремонными попытками перестроить быт каждый под свое понимание красивого в эмоциях. Такие бесцеремонные попытки очень хорошо показаны в фильме «Республика ШКИД».  Но большей частью в начале фильма, так как потом подразумевается, что  они перевоспитываются все же. Например, кто-то бесцеремонно ворует кастрюлю с едой, да еще и пританцовывает. Вот именно это и  может показаться злонамеренным глумлением. Однако на самом деле нет, просто темный хозяин быта искренне  уверен, что его эмоция красива и он живет   как надо. А тогда в чем вопрос? Эта красота и показывается при любой возможности. Также подобные нюансы неплохо показаны в фильме «История Аси Клячиной, которая любила, да не вышла замуж», правда, они там местами и содержат не реальную энергетику, а, скорее, талантливую постановку. В частности, там есть мальчик, которого  ну прям  видно, как «черти распирают»  набезобразничать в эмоциях. И вся эта бесцеремонная глумливая самоуверенность проистекает из темного служения своему слою эмпатии: я то знаю, я точно знаю как красиво. А другие не так ныряют, не так открывают бутылки и т.д.  И он глумится над разницей между его красотой и якобы  омерзительными, неверными эмоциями не соответствующими его эмпатии. «Вот  как надо!»
В том же фильме про Асю: едет машина под подходящий случаю марш, на ней – лозунги. На подножку прыгает парень, машет кепкой. Но вовсе не  ради пафосного настроения по случаю сбора первого урожая. Ему просто захотелось испытать эмоцию катания на машине. И он  погружен именно в нее, а вовсе не радуется достижениям народного хозяйства. И такие действия будут темными. Почему? Естественно – светлый хозяин быта  захочет прокатиться на машине – и ничего грешного в этом не будет. Но здесь – и темная эмпатия и ложь! Он делает вид, что радуется и машет достижению, а на самом деле цель – эмпатичная эмоциональная гордыня. Он насмехается над публикой, гордится удавшейся эмоциональной подтасовкой. Захотел прокатиться – и удалось прокатиться красиво, под видом пафосного приветствия.
Что же касается влияния  основ –  на этапе экспансии они  создают очень навязчивые влечения, попытки навязать всему миру именно собственные бытовые влечения, ведь тогда и целевая эмоция сложится в эмпатичный образ.   «Смотри, какое хорошее место, садись…   возьмись здесь... а дай поносить, а?» Хозяин быта старается создать влечения быта хорошие в темной эмпатии  для себя, разрушительные для других.
Ну а ощущение самоуверенной бесцеремонности приложится еще и потому, что даже без прямых разрушений, или прямого потребления – хозяин быта перестраивает влечения, совершенно не учитывая влечения других.  Пусть, скажем, ему не нравятся мокрые руки. Он их стряхнет немедленно, стремясь к красоте эмоции, которая включает в себя сухие руки. Но вот думать о том, куда попадут капли и на кого – он не станет, более того – если они помешают кому-то – так это еще и лучше для экспансии, простора больше. 
Бытует мнение, что эгоисты, а тем более корыстные личности –  не творят, не создают.  Вообще-то, технически – это утверждение неверно. Ведь и эгоисты должны создавать основу. Иначе как они будут влиять на мироздание в выгодном для себя направлении?  Но верно в философском смысле, в том смысле, что созидание – созидательно в высшем смысле тогда, когда привносит неизреченный смысл своим влиянием. А созидание темных существ – всего лишь влияние с целью получить целевые блага эмпатии. И так как цель получать блага, то влияние   является не творческим, а подтасовывающим и разрушающим, то есть попросту попыткой перераспределить те блага, которые уже есть в мире, а также подогнать их под образ эмпатии. Ибо для того, чтобы создать то, чего нет в миру – необходим контакт с  надмирским. И в этом смысле темное существо создавать не в силах, да.
Так что в истинном смысле темные хозяева быта   лишь безобразничают в эмоциях. Ибо высший смысл красоты разрушается.  Постепенно экспансия блокируется свыше. Но темным существом  зачастую это воспринимается ошибочно,  как что-то вроде противного его красоте навязывания-поучения . На самом же деле такое поучение полно смиренной радости от красоты и показывает – смотри, вот так можно делать, смотри, как красиво и гармонично! И это поучение – основывается на неизреченном смысле, аппелирует  к нему! А личности кажется, что ей насильно поправляют кепку, предлагают застегнуть пуговицы, есть ложкой и т.д. В общем, происходит резонный запрос свыше  – подождите, давайте оценим, как происходит  «раскраска». В  высшем смысле красиво ли вы себя ведете, а по исходным ли «трафаретам» вообще? 

Начинается этап сохранения существующего масштаба эмпатии. На этапе сохранения – личность часто живет в условиях, когда рядом другие такие же, пытающиеся отстаивать свою эмпатию. Вот они и начинают делить ограниченный пространственно-временной масштаб между собой.  И здесь читатель может задать вопрос: ну а не может разве сложиться ситуация так, что блага хозяйствующей личности   не ограничиваются другими темными? Например,  самый очевидный вариант:   какая-то личность очень богата, имеет земли и возможности, и живет будто бы так, как хочет, вовсе не ограничивая себя ни в чем.  Как же тогда второй этап деградации,  ведь ограничений вроде бы и нет? На самом же деле –  и в таком случае ограничения  все равно сохраняются. Ведь греховные влияния ограничивается свыше, а действия других темных – это просто конфликт темных интересов на одной и  той же территории. Поэтому  обладающий значительными внешними возможностями темный – да, легко может «оттеснить» других темных –   что ж, его хозяйствование просто будет более успешным, и всего-то. Но темные деяния ведь  все равно блокируются свыше!  Потому-то это и хозяйствование на ограниченной территории!   Темные существа мешают действиям друг друга лишь прикладным, внешним образом,  для собственных целей, да и в союз они могут вступить, правда, полный обмана и лжи. То есть темный – не может заблокировать действия другого темного. Он может лишь мешать действиям и влияниям, а вовсе не заблокировать саму возможность.  Поэтому  для темного с очень большими возможностями, превосходящими  возможности других темных на данной территории –  на первый план   выйдут не внешние дрязги  с другими, а непосредственно главная,  высшая блокировка – вот и вся разница. Богатые тоже плачут, в общем. 
Итак,  на слое сохранения, каждый пытается отстоять свой рисунок красивой жизни.  «Ты чего толкаешься? Кто взял мой портфель! И  чем дольше делать прическу, у всех на виду –  тем больше вероятность, что кто-нибудь обязательно  дернет за волосы.  Правда, один нюанс: это уже не экспансия, и все делается – исподтишка.  Почему они так поступают? Так ведь на данном этапе хозяину быта кажется, что его территорию эмпатии осаждают безобразные, некрасивые эмоции. А его хозяйствование эмпатии, в свою очередь –   зачастую безобразие для другого темного хозяина быта, и он тоже пытается препятствовать! Но смысл самого хозяйствования и сохранения масштаба эмпатии – не в этом, не в конфликте темных существ. Даже если  без соперничества с другими темными существо займет своим хозяйствованием   весь доступный масштаб  – все равно, эмпатия будет этим масштабом и ограничена.  Более того, постепенно греховные действия блокируются и на слое сохранения.  Потому-то  такие процессы у любого темного существа и являются экономящим   хозяйствованием, которое наполнено избеганием, уходом, уклонением и т.д.  Сама «территория» становится все меньше,  ведь   ограничения высшего смысла мешают все больше  и порочному хозяйствованию. 
Чтобы понять лучше суть дальнейшего, вспомните (или перечитайте)   раздел о свойствах из предыдущей книги.  Свойства проявляются  в результате сил, влияющих на форму. Они и являются таковыми силами. А образно это – сила жизни.  И поэтому, на этапе отстаивания территории эмпатии,   черты  основы  также  меняются соответственно: свойства быта теперь должны быть как можно более устойчивыми и  сильными. А  другие темные на этой же территории их постараются сделать наиболее неустойчивыми и слабыми. И все это  обуславливает очень характерную, обессиливающую слабость в опеке, в тех  местах, где много таких хозяев быта. Хороший пример  такой энергетики и поступков – это опять же, школьный класс. Но не всякий, а такой, в котором много темных хозяев быта третьего подвида на этапе сохранения эмпатии.  Такой пример очень ценен и тем,  что многие  читатели могут очень точно почувствовать и представить данную энергетику, поскольку они просто вспомнят  ее  по своему  собственному опыту, если когда-либо бывали в подобных классах.
Ученик пытается обеспечить красивую эмоцию, согласно своей эмпатии:  садится за парту, раскладывает принадлежности, учебники, ручки.  Однако другие хозяйствующие пытаются разрушить  все свойства его быта. Ученику постоянно стараются опрокинуть баночку с краской, сбросить учебники, заляпать одежду и т.д. И личность, которая вовлекается в подобные энергетики, теперь вынуждена постоянно следить за тем, как стоит учебник, чтобы никто не задел баночку, все ли вещи на местах и в наличии и т.д. Это порождает обессиливающую слабость и опасения в опеке. Конечно тогда, когда у самой личности также есть гордыня на этом слое. Причем ей даже не обязательно быть хозяином быта. Гордыня есть гордыня, активация подобия  возникнет. И существа   с более высоких слоев бытия, живущие на слое людей,  также весьма подвержены этому, если уж у них есть такая гордыня.  Более того, зачастую это  обессиливает их    больше, чем людей. Почему? Так ведь  это не их действия, им непривычно и несвойственно  постоянно  тратить силы на контроль  за   свойствами опеки. Происходит перерасход сил, это все равно, что забивать гвозди микроскопом. Но нельзя сказать, что в такой ситуации  хозяева быта – виноваты, а существа с более высоких слоев – лишь пострадавшая сторона. Ведь активация подобия возможна только  при их собственной гордыне и кроме того, именно их собственная гордыня на разных слоях не позволяет решить проблему гармонично, свойственно их слоям влияния и созидания.
На этапе отречения хозяин быта охвачен неизменной эмоцией, которую он считает достаточной навсегда, непревзойденно  красивой и образцом для подражания.  Но ведь  эта эмоция – вся его жизнь, она раскрывается течением его жизни.  И она уже имеется. А значит и все жизненные действия, и дела, просто-таки  обязаны сложиться в это «красиво».  «Как бы поднять бабла?  О, дай мобилу глянуть. Спасибо, мне пора».  Кстати, не забывайте, все основы, в свою очередь,  раскрываются  веером телесных действий.  Теннисист играет сложную репетицию, подходит хозяин быта, уверенный, что красиво у него само собой все сложится,     и спрашивает с готовностью: «Ну, чутка глянул, я сумею, ты только скажи -  куда ударить и где поймать».
Красота не складывается, и хозяину быта кажется все вокруг очень дерзкие, не дают влечениям быта влиять как надо, мешают. Поэтому когда такие   хозяева быта общаются между собой, в зависимости от ситуации, то и дело слышится:
– О, красава!
– А ты чего такой дерзкий?
–  Красава!
– А вот ты  чего такой дерзкий?
Однако   первозданный хаос все больше блокирует темную эмпатию.  Темный хозяин быта воспринимает блокировку свыше так, будто бы его отчитывают за сделанные безобразия. Если темная гордыня сохраняется, конечно. И тогда у хозяина быта возникает очень специфическое непринятие – нечто вроде истерического, эмпатично-болезненного взывания к красоте прошлого, которая подводит. А она и не может не подвести,  ведь любые ценности мира – временные.
Я бы расписывал еще, искал бы более подробные термины. Но не в этот раз. Есть великолепный филигранно-точный пример. Причем не только сюжетно и ситуационно, но и энергетически, это в прямом смысле именно эта энергетика.  Фильм  «Горько» 2013 год. Фильм я, конечно, не рекомендую, но поведение одного из персонажей (невесты) точнейшим образом отражает эту энергетику. По всему фильму немало таких моментов. Чуть ситуация разворачивается не по ней, она «индуцирует» уникальнейшее впечатление приближающейся   истерики-взывания к  тому, что жизнь не так  красиво пошла, как ей  мнилось. Кстати, фильм снят в стиле реализма, как и «Ася». Так что там вы можете почерпнуть и некоторые другие детали быта темных хозяев быта. Но по моему мнению, чтобы почерпнуть из фильма хоть какой-то смысл, хотя бы «как не  надо» – жанр следовало бы переименовать в драматический реализм черной комедии. Но это реализм, реальность –  исключительно темных хозяев быта.  Кстати, следует заметить, сами режиссеры этих фильмов  – вовсе не хозяева быта, а с гораздо более высоких слоев бытия.  Правда,  с весьма дисгармоничной энергетикой. Но  в фильмах они показывают именно слой хозяев быта, причем весьма талантливо. Однако же   весьма пессимистично, что называется, «один негатив» – вот что плохо!
Что же касается веера влияний основ,  – то теперь это влечения быта, которые есть, но они не должны меняться, поскольку не должна меняться результирующая эмоция. И поэтому даже на последнем слое хозяин быта вполне влияет основой, более того, он старается влить в основу как можно больше влечения опеки, ведь свойства это сила, и чем больше сил, тем  стабильнее свойство.   Хорошим примером была бы  не просто компания темных хозяев быта, а  культура с большинством таких хозяев быта. В  условиях современной земли таких культур очень мало. Но широко известны образные примеры из истории:
Культурам (не только хозяев быта), в которых очень много существ на крайнем этапе деградации – характерен языческий культ предков.  Именно так может выражаться эмпатия к прошлому.   Блага это только то, что уже имеется,  и они  постепенно разрушаются,  но хозяйствовать уже нельзя. А значит, априори раньше было лучше. Дальше же – будет хуже.  А значит предки всегда более  значимые, развитые, эмпатичные.  Их темная эмпатия была больше. У  Толкиена  есть хороший пример такого культа личностей: темные колдуны Нуменора. «Даже гибель Нуменора не остановила королей Гондора, возводивших, по примеру предков, усыпальницы, величием и роскошью превосходившие дворцы, дороживших делами предков больше, чем славой сыновей».
И темный хозяин быта  третьего подвида на последнем этапе воспринимает мир именно так. «Подойди  сюда, юный воин. Вот стрела предков. Приподними чехол, возьми одну из веревок, всегда в правую руку, и откинь вперед. Сядь на соломенный топчан, мысленно поблагодарив предков, и глубоко вдохни.  Возьми и пронеси Огонь, ближе к стреле, для рассмотрения, но прикрывая правой рукой глаза, чтобы  яркий Огонь не заставил тебя уронить плошку... » Ну и так далее. То есть все силы влечения быта направлены на то, чтобы не нарушить устоявшееся течение быта. Но тогда любая функциональность слоя как раз и будет тем самым «вспыхивающим огнем», новыми влечениями, которые будут мешать спокойному прошлому. Поэтому хозяин быта пытается помешать любой функциональности. Есть хороший термин для обозначения именно таких действий. Портак. Темные хозяева быта третьего подвида делают всем вокруг портаки в быту, чтобы влечения перестали влечь из-за того, что устройство быта перестало верно функционировать. Именно портаки являются бичом мастеров и мастериц производств. Так как темные хозяева быта склонны их делать исподволь, даже не желая этого сознательно. А поскольку эмоции, как вы помните – сознание асуров, то в технической цивилизации такие действия, как легко догадаться, приведут к срыву производственного плана.
В результате такой «перенакачки» энергией свойств на последнем этапе деградации – хозяева быта, не только третьего подвида – зачастую получают постоянное перевозбуждение опеки. Они возбуждаются сверх всякой меры, и огромные усилия затрачивают на то, чтобы  не дать изменить извне возбуждение. Впервые я обратил внимание на подобную энергетику у того мальчика, которого наставляли в комнате милиции. Он  напрягся максимально возможно в опеке, чтобы его свойства не могли «сдвинуть», упорнейшее вожделение именно этих неизменных свойств. А вот другой видеоролик:  парень крутится на турнике, достаточно неплохо, с точки зрения силовой подготовки. И вдруг один из зрителей говорит – «ну ты и баклажан». Почему не похвалил исполнение? Позавидовал? Нет, произошел очень интересный феномен.  Несложный спорт может не менять чувства, но уж эмоцию – точно меняет, и тогда весь веер свойств опеки должен поменяться. А исполняет хозяин быта на последнем этапе. И чем больше он вертится, тем больше его охватывает безудержная «накачка» в свойства опеки, он не желает изменений. Руки-то у него заняты, а ноги  буквально каменеют, застывая в силе свойств опеки. Это-то зритель и заметил, выразив по-своему.  Желающие могут глянуть ролик  на сайте книги  в медиа-материалах по обучению.

Гармония слоя познания  хозяев быта четвертого подвида

Светлый хозяин быта четвертого подвида познает эмоциональное любование. Эмоции  четвертого временного подслоя – это  внешнее проявленное временное течение эмоций. И контакт с временной формой порождает любование, любящую приязнь.
Неизреченное познание хозяина быта четвертого подвида похоже на составление  паззла из уже раскрашенных элементов,  функция их принадлежности и будущего в общем рисунке эмоции уже определена. Познание хозяина быта четвертого подвида подобно  деяниям с оглядкой  на подтверждение,  одобрение  «от духов» тому, что он делает. Но познание происходит и сотворением,  и это подобно тому, как светлый хозяин быта в одном из племен возглашает: «О духи, подскажите, как это делают».  Как верно составить эмоцию. Такое познание похоже на сопоставляющее повторение «за духами». Однако это отнюдь не прямое копирование и не бездумное подражание. Ведь сопоставляются не элементы мира, а неизреченный смысл формы  и проявленные действия. Оглядка на подтверждение – вовсе не бездумная – «как скажут». Смысл подтверждения совсем в другом – получившаяся форма должна вызывать гармоничную приязнь. И оглядка в аспекте: ну как, вызывает приязнь в высшем смысле? Функциональность и смысл временного паззла – сопоставляется и оценивается в неизреченном смысле!
Был как-то случай с одним из исследователей отдаленных племен. Группа начала устанавливать палатки, но ни одна еще  не была   готова. Некто из племени подошел к  остову, подумал, прикинул… и решительно опустил все полотнища вниз.  Неизреченный смысл был познан,  ведь он никогда не видел палаток, но   сделаны-то они  со смыслом, причем  с тем, который вполне доступен хозяину быта: защита от непогоды и ветра, от их прикосновений –  и он осознал этот смысл даже без внешних проявлений или примеров.
А эмоция составляется из всего веера основ:  прикосновений быта.  Кстати, обратите внимание:   прикосновение – да, это образный термин восприятия.  Но это не значит, что восприятие, образ восприятия  – это некий не вполне достаточный, вторичный смысл.  В значительной степени восприятие, образное понимание душой,  как раз и описывает и функциональную суть и смысл! Вот прикосновение свойств опеки, свойств быта. Но что означает прикосновение?  Свойства быта во внешнем временном течении тем и важны – что к свойствам можно прикоснуться! Одеяло греет, стена отделяет от прикосновений ветра, крыша – от прикосновений влаги, утоптанный пол –  позволяет не вовлекать в процесс  грязь и т.д. Такой образ восприятия  вполне описывает  и суть процесса!
Отсюда и собирательная  функция свойств быта очевидна.  Подобно тому, как ребенок хвастается матери – смотри, какие у меня мягкие пимы! А гляди, как хорошо штаны в обувь заправляются!   А мать говорит – подожди, ты сначала сходи в лес в обновках, а потом уж расхваливай.   Нужно посмотреть, как сложится эмоция в целом, и обеспечат ли прикосновения нужный рисунок. 
И высокомерные хозяева быта испытывают сильную  душевную боль тогда, когда у них не  получается создать основу.   Собственно,  все высокомерные существа испытывают   страдание от невежества созидания, от того, что не  получается сделать и создать. Но не получается то из-за гордыни, неверного понимания функциональности основы!  Такой хозяин быта обжигается кипятком, потому что льет его как попало, жена хочет побелить потолок, а муж – пообедать в той же комнате с  друзьями. В итоге каждый из них высокомерно и болезненно относится к другим прикосновениям быта, высокомерные люди в таких случаях зачастую говорят «я угораю с тебя».  Жена высокомерно угорает, что муж хочет  посидеть и покушать, а муж –  что жена хочет обновить дом известкой. Начинается высокомерный конфликт  различных временных направлений быта. Это вначале. А  потом начинается упрощение основы, и  вот уже жена развозит по   стенкам остатки еды, а муж давно    опрокинул горшок с известкой.   А еще через какое-то время деяния основы  охвачены невежеством, и вот уже хозяин быта с тупым недоумением смотрит на собственную руку, испачканную в тесте. Почему тянется и липко? Такие хозяева быта похожи на огров-болванчиков, действуя как заведенные остатками  функциональности основ. Причем обратите внимание, мы все еще в разделе о светлых хозяевах быта.  Хозяин быта может быть одновременно и светлым  слоем познания и иметь разрушенный невежеством высокомерия слой основы. Это разные слои, разные и грехи.

Гордыня слоя познания  хозяев быта четвертого подвида

Любование –  это  временное проявленное течение слоя, четвертый подслой. Данный подслой, по сути – внешнее течение человеческой жизни. Поэтому такой хозяин быта из-за темной эмпатии ведет и воспринимает себя так, будто он владеет неисчерпаемым кредитом приязни, он ведет жизнь больше всех достойную любования.  Причем он считает себя  специалистом везде, во всех   формах эмоций.  Но на самом деле эмоция подстраивается примитивно, исключительно через образ эмпатии, ограниченное представление, по факту однотипное.
«Видели, я волосы с водой зачесал! Теперь я  завсегдатай ресторанов известный!  Знаток городской жизни прожженный! Смотрите, я кольцо на пальце чищу – ювелир я ну шикарный! А вот кепку и очки надел как надо  – инженер я самый главный!» В фильме про Асю  примерно  таким образом ведет себя парень, который везде хвастается, что собирается поступать в цирковое училище.  Правда, там тоже не  прямая энергетика (самого актера), режиссер поставил верно.
Но вот другие – неверно прикасаются к быту. И  у них не получится никогда эмоции, к которой нужно испытывать приязнь.  Поэтому такие хозяева быта  испытывают очень характерное насмешливое отношение к окружающим.  Ведь окружающие, все, как на подбор – ошибаются в быту,  их эмоция не вызывает любование. В современном  сленге  есть  слово, выражающее такое отношение. Они  считают всех вокруг «васями». «Вася»  – это  якобы простофиля в быту, не вызывающий любование. И вот хозяин быта на этапе экспансии смотрит на кого-то и думает насмешливо – эх ты, вася. Не знаю, правда, сколько это  слово продержится в жаргоне, но в любом случае, смысловой аналог будет. 
Начинается, конечно же, блокировка свыше. И такой хозяин быта вполне может воспринять первозданный хаос как неодобрение своих темных действий. Но как он отнесется к этому? Темный темному рознь. У некоторых возникает ярко выраженная неприязнь к указаниям свыше, и они испытывают сильную эмпатичную эмоциональную боль, сродни потери дорогой надежды на экспансию любования. Распространять которую мешают неприязненные высшие силы. И некоторые хозяева быта не только не принимают то, что дано свыше, но и пытаются поступать наперекор, специально усиливая попытки делать то, что не одобряется высшим смыслом. Естественно и грех будет соответственным!
А действия всех основ – будут, конечно же,  направлены на то, чтобы подтасовать прикосновения быта в свою пользу. Если окружающие недостаточно «васи» – им нужно помочь, и одновременно манить собственными прикосновениями. Ты же на зерне подскальзываешься, вася. Тебе зерно – за шиворот. А я наберу  стеклянную  меру  и буду задумчиво смотреть, не знаю, зачем так  делают – но я  агроном теперь самый замечательный. А вот здесь – белье повесим. Да, чтобы все входящие путались. Васи же.
Нашел личность, с жизненным путем, на примере которого очень хорошо видно, что блокировка хозяйствования и соперничество темных  вовсе не одно и то же.  Образное же  описание темного соперничества  я привожу везде просто для полноты картины темного пути, а вовсе не потому, что оно связано со светлой блокировкой.
Вот личность, начинающий актер. Он сполна испытывает  влияние на своей территории  других темных хозяев быта четвертого подвида. Такое влияние может порождать уникальное,  ослабляющее в опеке тревожно-волнительное  состояние души, когда личность, общаясь, каждую секунду готовится к тому,  что придется отскакивать от пущенного кем-то мяча, вычищать брошенные бумажки из волос, подниматься от  неожиданного толчка в самый неподходящий момент. Озираться, не подстроил ли кто чего в быту, даже для того, чтобы просто нормально сесть, и не выглядеть «васей».   Он робко показывает свое любование своей эмоцией, но у других она вызывает лишь гадливость. Да, он и сам бы  не прочь  испортить быт других, особенно исподтишка. Но  именно этот темный – у него было мало возможностей влияния, и он в основном «получает» от других темных.
А вот этот же актер, спустя немало времени, уже в годах. Он и сейчас не очень-то  известный, но все же – уже не начинающий актер, есть хорошо оплачиваемая работа, кое-кем  узнаваем, карьера, как-никак.  Да и просто, в целом так сложилась жизнь, что другие темные ушли с его территории,  не претендуют.  И он хозяйствует себе, без вот этих обессиливающих нападок. Но! Именно хозяйствует, ведь даже и   на его территории первозданный хаос – показывает,  как нельзя вести быт, как и что не так было сделано, ибо не несет никакого высшего смысла и т.д. И… один нюанс. У него сильная психотравма из-за предыдущих событий. На его лице буквально лежит обидчивая печать «Не вася я! Тогда все хорошо было, почему не любовались?». И у меня большое подозрение, что эту психотравму возможно вылечить – только вернувшись на светлый путь. Ведь по сути,  это психотравма  из-за темной эмпатии к миру.

На этапе отречения у хозяина быта четвертого подвида эмпатия к эмоциональному любованию, которое у него уже имеется, прошлое. Хозяева быта часто называют такую эмоцию прошлого «позитивчик». «Я на позитиве» и т.д.   Но, конечно, определенный сленг  не может являться достаточным свидетельством о типе личности. Да, это слово присуще исключительно культуре хозяев быта. Но кто-то мог просто услышать  где-то и перенять, или   активация подобия и т.д. И вот  я сканирую ауру  такого хоязина быта. А вы же помните,  по предыдущим этапам четвертого же подвида, что может быть сильная эмоциональная эмпатичная боль при блокировке свыше или при различии с образом эмпатии. Здесь же  отслеживаю процессы – нет! Хозяин быта остается пока темным, но погружаясь в «позитив» прошлого, он помнит о том, что существует одобрение свыше, неодобрение свыше. И погружается в эмоцию он с оглядкой на блокировку свыше,   признающий блокировку свыше.  И степень душевной боли, эмоциональных переживаний (и реального распада, противодействующих грехов)  уже  меньше. Это как минимум.     Но! Это не является   подобием светлого пути и не является уходом с темного пути.  Ведь душа все так же не открыта высшему.  Более того, она деградирует и дальше. А вот   степень греха, степень увеличения греха – гораздо меньше. Понимаете, разница: определенная  деградация души, и деградация души плюс  хула на то, что от Бога.
Что же касается развернутого состояния этого «позитива» –  все основы, прикосновения к опеке упадочно-спокойны,   прошлое.    И ему кажется, что неприязненные процессы и личности попросту отбирают и разрушают его элементы быта, необходимые для прикосновений.  Хозяин быта пытается этому хаотично противостоять. Почему хаотично? Потому что все действия темных существ, тем более на последнем этапе пронизаны разрушающим хаосом. То есть весьма малоосмысленны. И такой хозяин быта вдруг начинает покрывать кожу краской пополам с глиной, вставлять в уши и губы различные предметы быта, обвешивается бусами и побрякушками в огромном количестве и т.д. Он подспудно стремится зафиксировать прикосновения, чтобы уж  ощущения глины на коже точно не «забрали».  Конечно же, в современном  обществе хозяева быта  редко так поступают,   подобные действия  будут распространены в сообществах, где культура темных  хозяев быта проявлена в чистом виде, в различных племенах, скажем. Но сама суть попыток удержать прикосновения быта – именно такая,  вне зависимости от нюансов реализации. Вот хоязин быта в большом городе,  любуется переливчатыми кольцами на пальцах, снова и снова проверяет, как рука заходит под подушку, трогает щетину, на улице постоянно проверяет наличие цепочки и т.д.
Помню, видел как-то раз такого хозяина быта, который и на этапе остановки и высокомерен. Да, происходит та самая «накачка» свойств, в данном случае - прикосновений.  Хозяин быта вцепился в какой-то мохнатый  топчан, хочет оставить себе. А несколько других хозяев быта бесятся и тянут топчан в разные стороны, каждый в свою. Он улегся на этот топчан, напрягся изо всех сил, озираясь во все стороны, изо всех сил не желая потерять этот элемент быта,  даже язык высунул от усердия. Язык торчит возбужденной палкой. Что, где милиция? Да какая там милиция! В этой компании вовсе  не считали, что происходит нечто,  даже близко  требующее вмешательства «ментов»  – просто побесились да и пошли себе вместе, дальше.

Гармония слоя познания  хозяев быта пятого  подвида

Логически точно   функционал каждого слоя может быть описан в терминах  самой формальной логики (подробно основные термины – в первой книге). Например, первый подслой эмоций – это глубинное непроявленное будущее, построенное из эмоциональных энергий на слое форм.  Но это не значит, что образный термин, описывающий слой – отвлечен от сути, так как  представляет собой   образ восприятия. Да, чаще всего образный термин  обозначает  образ восприятия – но ведь самих реальных  процессов! Они – таковы.   Например – тяга опеки. Определенный человек любит определенные пространственные свойства. Например, чтобы  место, где он хочет присесть –  не было бы холодным. Или мокрым. И к местам, которые соответствуют,  его будет тянуть. Потому что они обеспечат ему пространственное будущее быта.   Если же свойства не соответствуют его стремлениям или полны разрушающего хаоса  – они будут его отталкивать.
Светлый хозяин быта пятого подвида познает эмоциональную притягательность. А она формируется из всего веера тяг в опеке. Что нужно, чтобы хорошо посидеть? Сухое седалище, от дождя прикрыться, ветер  терпим, температура  соответствующая и т.д.  Процессы  нового (для людей) мира, временные процессы формы эмоций уже оформлены, «трафарет» есть. Но трафарет еще нужно верно собрать! И сборка должна соответствовать высшей сути эмоции. Поэтому неизреченное познание хозяина быта пятого подвида  образно очень похоже на запрос работника мастеру цеха «Мастер, это куда?». Но так как это все же образ технической цивилизации, где есть цеха и мастера, то я приведу еще перекрестные примеры. Любое светлое существо сверхсознательно   воспринимает неизреченный смысл.  Но   неизреченный смысл сокрыт и в процессах мира (на слое познания). Так как мир как раз и строится согласно неизреченному смыслу, если, конечно, он не темен здесь.  Поэтому очень частый помощник для светлого существа – эксперимент. И именно поэтому деяния светлых существ очень часто  похожи на экспериментальное познание, и в самом прямом внешнем, очевидном  смысле. Светлые существа проводят эксперимент над миром.  Эксперимент  помогает понять происходящее, а значит и неизреченный смысл, по которому  все и происходит.  То есть в таком случае существа прикасаются к неизреченному смыслу, который уже прошел в мир, и пытаются выявить смысл происходящего.  Светлый хозяин быта в одном из первобытных племен  из раза в раз подкидывает камень, внимательно наблюдая за падением, а также за  реакцией земли.   Потом положил камень в мешок, и пошел себе, довольно насвистывая. Он посмотрел, как головоломка опеки раз за разом «собирается» в эмоцию, в ситуацию. Он понял в  деталях, которыми интересовался, как именно камень «собирается» в эмоцию, как он влияет. Он усек определенные важные нюансы, и припас камень для определенных случаев созидания  или  изменения быта, согласно неизреченному смыслу. 
Ну а что касается нужных основ, то они очевидны: Привяжите камень, чтобы он не  срывался и не  выскальзывал при начертании.  Грязь да земля на камнях – не притягательны в эмоции сидения возле очага. Когда скатываетесь с крутого холма, подкладывайте под  себя что-нибудь. Закопанную палку укрепите землей внизу,  упадет же вместе с навесом!  Есть термин, который используют практически всегда люди  и именно в таких ситуациях. «Как ловчее».  Образно, это как если бы встретились личности из разных племен и вот они учат друг друга, как привязывать наконечник, показывают жестами, как изменить прическу   по  некоторым соображениям быта и т.д. А вот светлый хозяин быта, но – высокомерный. В прошлом веке таких хозяев быта, из-за все той же недостачи кадров   -  было так много на самых разных должностях, что они всем, кто застал времена до девяностых – хорошо известны как отдельный типаж. Особенно много таких было среди продавщиц, и что еще хуже – среди воспитателей в детском саду. Упрощение основы порождает невежество созидания. И хозяин быта уже не осознает куда, например, может протечь эта жидкость. Оставит ли данная еда пятна и где. Это уже за пределами его упрощения. И вместе с тем, его простые действия, все более примитивные и вредящие – кажутся ему  очень хорошими и нужными. Отсюда  скажем, продавщица   с  совершенно невероятным количеством макияжа на веках и ресницах, с тяжелым взглядом, который говорит: мои бытовые действия просто не  могут быть плохи. Слюнявящая пальцы при работе, создающая  по невежеству покупателям отталкивающие свойства быта, но упорно уверяя, что они хороши.   Не «ловко» вам? Ну ничего, ништяк.

Гордыня слоя познания  хозяев быта пятого  подвида

Темный хозяин быта на первом этапе темной деградации – очень корыстен к эмоциональной притягательности.  Поэтому он с непоколебимой уверенностью  перестраивает все тяги быта под себя, под свои эмоциональные стремления. Это подобно тому, как если бы кто-то из   первобытного племени пришел в  общую пещеру и начинал там переделывать быт исключительно в интересах своей стагнирующей эмпатии. Но тогда все окружающие  должны стерпеть те свойства быта, к которым их  не тянет, а также стерпеть крах тех свойств быта, к которым их тянуло. Поэтому такой темный хозяин быта считает всех окружающих терпилами. Сам термин произошел изначально из другой культурной среды и имел другое значение, но потом его переняли в употребление темные хозяева быта, так как в новом контексте  он очень точно обозначает  подобное отношение.
Действия основы ожидаемы: подержи ковер. Забрызгал тебя  грязью? Больно толкнул ковром?  Ну ничего, тебе притягательности никто и не обещал.  Главное, у меня – ковер чистый. И с тебя –  «чисто поржал» А  сделай-ка еще  вот что…
Постепенно темная экспансия блокируются свыше  первозданным хаосом. А темному  хозяину быта  кажется, что он терпит наказание, что ему грозят пальцем, и говорят:  да ведь не так делается, экий ты неловкий! Ах, да ты еще и специально? И темному хозяину быта остается водить ногой по полу, изображая застенчивость.  Но, тем не менее, теперь это этап темного хозяйствования, и темный хозяин быта  уже не может проводить экспансию, а рядом зачастую такие же, считающие других «терпилами». Поэтому  хозяин быта  уже аккуратно и с оглядкой «прощупывает» каждого встречного:
– А ты насколько терпила? Так я тут похозяйствую?
– А ты сам насколько?
Это так  сильно отражается на энергетике хозяина быта, что меняется даже стиль речи, он становится постоянно закидывающим    претензию к степени и возможности отжать территорию хозяйствования. Тон настолько узнаваем и характерен для таких хозяев быта, но вместе с тем его настолько  непросто описать словами, что я лучше выложу готовый аудиофайл на сайте, в разделе  обучения.   Именно пятый подвид – это классический образ  «первобытных» племен, а в случае темного пути -  ютящихся и подтасовывающих остатки быта, по пещерам, в экономном собирательстве.  А когда встречаются два таких хозяина быта,  это выглядит как-то так:
– Здоров! Как сам?  Шкура есть,  перетрем?
И вот они присаживаются на корточки, разглядывают, обсуждают, поминутно плюясь, шмыгая носами  и эмоционально-обижено озираясь. Ведь это уже не экспансия, не вся «пещера» притягательна и доступна, а сами эмоции полны разрушающим хаосом.  Разменялись, недобро поглядывая друг на друга (потому что каждый из них представляет, как бы сделать другого терпилой).
– Ну пока, не хворай.
В чертах основы все ожидаемо. Свойства  это   и жизненный метаболизм.  Отдавить другому пальцы, резко и болезненно дернуть одежду и т.д.  Ну или просто загадать загадку быта, но уже от мира. Хозяин быта предлагает назвать какое-то слово.  Ему называют.  Он в ответ  рифмует с чем-то отталкивающим.
На этапе отречения  хозяин быта живет уже имеющимся «способом сборки трафарета эмоций», поэтому такие хозяева быта считают, что они всегда «в поряде».   Ну а свойства опеки теперь такие, чтобы  поддерживать это «в поряде» неизменным.  И вот хозяин быта покойно поворачивает рисованный браслет на руке, до миллиметра, чтобы правильно выстроить тягу этого элемента быта, снова и снова убирает до последней пушинки пыль со шкуры и т.д. Вообще, чем дальше в темную деградацию, тем  меньше первичного смысла, а кажущегося, связанного с миром – больше.  И вот он с оттенком внешнего, эмпатичного   поклонения проводит остатком питья по коже неким рисунком. Сидит на корточках, разложив элементы быта перед собой,  строго выверенным образом,  все в поряде.
Есть и еще один важный нюанс – темное существо ошибочно отождествляет  свою личность с миром на всех этапах темной деградации,  но на предыдущих слоях эмпатия  концептуальна, это определенный рисунок,  как   концепция максимальных благ.  Поэтому личность все же различает – вот «я» (образ эмпатии), а вот мои попытки его достичь – и это попытки подвержены краху, или временный видимый успех, а не  сама личность. А вот на последнем этапе образ эмпатии совпадает с имеющимися благами. Поэтому  очень часто на последнем этапе деградации  темному существу кажется, что нежелательные действия производятся непосредственно над ним самим. 
Темные хозяева быта играют в салки, перепрыгивают друг через друга. Конечно же, сама по себе игра вовсе не содержит какого-либо  очевидного греха. Но присмотревшись к игре именно этих темных хозяев быта, становится очевидно,  что смысл игры совершенно изменился. Тот хозяин быта, который в данный момент находится внизу – расстроен и имеет униженный вид. А тот, который   наверху на плечах, приобретает очень довольный и умиротворенный  вид, еще немного и он скажет: «О, я в поряде – ну-ка,  сфоткайте меня». И получается, игра теперь сводится к попеременному ожиданию возможности посидеть на шее  у другого, и в прямом и в переносном смысле. Кроме того,  каждый раз участник  наверху – некоторое время  активно  сопротивляется попыткам другого сбросить его.
Почему же им так нравятся подобные ситуации? Любую функциональность теперь темный хозяин быта воспринимает как угрожающее «волнение» тяг опеки. Ведь уже не  просто его вещь смяли, или прошлись ногами.  Из-за ошибочного восприятия ему кажется, что это уже его лично потоптали или смяли, заставляют терпеть нежелательные тяги. А когда он сидит на ком-то,  тому   будет достаточно сложно  «поволноваться», помешать покою. В результате очень забавная картина – эти темные хозяева быта играют друг с другом в подавление функциональности, попеременно берут на себя роль подавляемого в действиях  ради возможности в свою очередь почувствовать покой прошлого. 
Такие стремления и опасения, конечно же, накладывают характерные черты и на поведение и на внешнюю энергетику действий.  В одном из районов города гопник ожидает прохожих. И, как и другие подвиды, он затронет не сразу и не любого. Если гопники из предыдущих подвидов проверяли – правильный ли пацан, то этот – чрезвычайно подозрительно оглядывает прохожего – все ли у него в поряде, ищет, к чему бы  «прикопаться». К тем имеющимся свойствам быта, которые не соответствуют его эмпатии прошлого, и лишают его покоя. А почему у тебя грязь возле рта? А футболка почему такая блестящая? И т.д.

Гармония слоя познания  хозяев быта шестого подвида

Как вы помните из предыдущей книги, шестой подслой эмоциональной формы – это эмоциональная привязанность.  Но  важно правильно трактовать данный термин. Во многих религиях упоминается привязанность как фундаментальный грех, как непринятие изменчивости определенных благ. И это вполне верно. Но в нашем контексте привязанность, как легко отследить по логике подслоев – ни что иное, как пространственное очарование формой, пространственное восхищение формой.  То есть в нашем случае термин следует понимать  в нейтральном, физическом   смысле.  Если статуя восхищает временным образом, процессами – зритель ею очаруется. А если пространственными аспектами  – ну так он и будет находиться возле статуи «привязан». Иначе как он воспримет пространственные процессы, находясь в другом месте пространства? Так, если дикарю  нравится то, что происходит в пространстве на этом острове и возле этой пальмы – то где он будет преимущественно находиться?  Под пальмой, конечно же.  Итого – в таком употреблении термина   нет негативного контекста,  это пространственный контакт с формой.
И хозяин быта шестого подвида живет внутри эмоциональных пространственных процессов. Форма эмоций уже оформлена, и уже известен вариант «сборки». Такой, чтобы эмоция была притягательной, имела пространственное будущее. А теперь – нужно определиться с  тем, как это все по факту сделать, глубинные пространственные эмоциональные процессы. Поэтому неизреченное познание хозяина быта шестого подвида – это прикидывающие решения,  что и куда в   эмоции,  очень похоже на такое восприятие: «Можно собрать все  таким образом,  и должно получиться, говорите? Ну и задачку вы задали, мастер». Образно же это похоже на творение пространственной моды в быту. Как же все организовать? Ну-ка, прикинем? Глина удерживает тепло, солома – закроет от неприятных ощущений.  Я уже знаю об этом, я видел это!  «Духи» подсказали – точно работает!  Осталось познать и  сделать. Так, чтобы наше племя  с удовольствием собиралось каждый день   здесь.
А вот  высокомерный хозяин быта шестого подвида. Он охвачен специфической душевной болью от краха попыток созидать,  от «непрохождения испытаний» по такому краху. Он охвачен все больше   невежеством созидания, основа упрощается. И его деяния очень похожи на деяния тех самых огров, но в пространственном аспекте.  Среди очень старых европейских сказок иногда встречаются упоминания о подобных действиях,  достаточно жуткие, так как это  жизнь опеки, достаточно невысокий слой, и когда разрушается уже и он – то все это  напоминает неверно творящийся ад. Кто-то рассыпает угли, так  как додумался поместить их в  корзину.  Или одевает каменный браслет так выделанный, что он неизбежно будет царапать кожу. Пытается  схватить губами только что приготовленное тесто, с  тупым (невежественным)  недоумением рассматривая ожоги.  Вот кто-то из племени кричит от боли, показывая впившуюся колючку. И решает: проблема в колючке, раньше ее не было, а теперь есть.  Можно запихнуть ее в рану  полностью, чтобы снова   было хорошо. И замазать ранку глиной, под цвет кожи – теперь вообще отлично! То есть его ощущения опеки, пространственное восприятие процессов жизненного метаболизма – упрощаются все больше, и невежества все больше.

Гордыня  слоя познания  хозяев быта шестого подвида

Темный хозяин быта считает абсолютным один остановившийся  образ эмоциональной привязанности. Но эта привязанность –  именно его жизнь, а не чья – либо другая. Поэтому он считает себя «всегда в теме», его эмоция превосходна. И испытывает сильную эмоциональную боль, когда другие «не в теме», не соответствуют его эмоции темной эмпатии. Ибо это трагическая угроза эмпатии, получается, эмоция не абсолютная, а значит не вечная, может быть потеряна.  И   он старается распространить свою эмоцию на весь мир и на всех окружающих. 
-«Привет! Хочешь быть в теме? Давай обнимемся!». Причем обнимает чересчур настойчиво. «Подержи мою куртку.  На, хочешь воды?  Пробуй мясо!». Так какой же здесь эгоизм? Вроде бы наоборот, дают!  Да, но с целью вовлечь в  тему  определенными ощущениями быта. Темный хозяин быта старается экспансировать свою эмоцию всюду через навязывание   своего рисунка ощущений. Поэтому на данном этапе темный хозяин быта очень навязчиво демонстрирует бытовые ощущения, и пытается распространять их, зачастую даже в самой мелочи. Например, навязчиво пододвигаясь к сидящему возле костра. А пусть ощущает именно контролируемым образом, а не каким-то там своим бытом. Поэтому, зачастую экспансия своего и разрушение чужого происходят одновременно. И как  только  удается,  встречный уже в этой  теме, а ею-то как раз и управляет темный хозяин быта в свою пользу.   Ведь именно так он все и пытается выстроить. «Смотри, какая кепка, тема? Ой, кажется это за ней пришли, а ну рванули побыстрее отсюда! Кстати, на кепку, поноси пока».
Поэтому и  прямое, очевидное  разрушение чужих процессов быта темная эмпатия вполне присутствует.  Разрушить пространственное очарование, комфорт другому. И это очень узнаваемое поведение, такие темные хозяева быта прицельно пытаются доставить другим неприятные ощущения в быту. Вылить горячий кофе на ботинки, ударить кулаком в нужное место – прицельно перед этим подумав, удар в какое место доставит максимально неприятные ощущения. На первый взгляд кажется, будто   хозяин быта ведет себя специально так  вызывающе. Но на самом деле он вовсе не хочет ничего «вызывать», просто он не терпит любого расцвета эмоционального комфорта вне собственной эмпатии и тут же пытается его разрушить.  Если  он увидит спящего с комфортом приятеля, будьте уверены, он ему обязательно выльет что-нибудь на голову, заодно и другие посмеются. Темные хозяева быта шестого подвида называют это «приколы».   Ведь в целях разрушения – дела темных совпадают.  Эмоция комфортно спящего приятеля – не в тему всем другим темным хозяевам быта сразу. Это уже потом будут противоречия между ними, при непосредственной личной попытке экспансии.  
И вот в какой-то момент экспансия «темы» вдруг наталкивается на  реакцию совершенно иного рода: «Но позвольте, то что, по вашему мнению, в тему, на самом деле – совсем не в тему!   Так как ваша эмоция вовсе не способ ее сборки  согласно неизреченной сути. Вот смотрите, согласно неизреченному смыслу эти ощущения быта нужно сюда, а эти сюда… Нет? Предлагайте сами!». Но темный хозяин быта резко теряет заинтересованность в подобном «диалоге»,  так как предложить он ничего не может, ведь он отрекся от неизреченного смысла. Предложить он может только варианты согласно своей темной эмпатии, а это… та самая экспансия,  которая и была.
Хозяин быта теперь хозяйствует в имеющемся масштабе темной эмпатии. Это придает его поведению чрезвычайно специфические черты. Актер Андрей Кайков сыграл уникального персонажа в  сериале  «Воронины».  Не поленитесь и найдите сцены с ним! Чуть только персонаж предоставлен самому себе, своей теме, как только окружающие перестают мешать его «расслабону» – он при каждом удобном случае тут же начинает выстраивать «свой остров комфорта с пальмой», переделывая все под свои ощущения и привязанности. Например, пофигистично отбрасывая или повреждая все вещи,  которые не пригодились для его ощущений быта и комфорта. А так как существо на этапе выживания уже  не может экспансировать свою тему, то на этапе  сохранения  такой хозяин быта постоянно «закидывает» окружающим – «ну что, в тему»?  Прикидывая – пройдет ли его тема, прокатит ли?  Это придает очень характерные интонацию и мимику.  Из-за  них персонажа сериала   исподволь все время   хочется причислить к каким-либо неформальным «движухам» хозяев быта.
Хозяева быта на данном этапе строят приколы друг другу и, глядя на такого персонажа, сразу видно, что это «приколист».  Но  теперь  и над ним  самим  «прикалываются» – он  ведь  уже не на этапе экспансии. Зачастую кругом много таких же хозяев быта.
И в непосредственной жизненной деятельности, при создании основы хозяин быта испытывает уже вполне ощутимый   обессиливающий страх, перед крахом жизни в опеке.   Вот он берет в руку чашку и опасается, что ему подбросили туда какую-то гадость, идет в постоянном ожидании, что кто-то вдруг запрыгнет ему на плечи и начнет немилосердно драть за уши и т.д. Подобные деяния хозяев быта массово практически не встречаются на земле в современное время,  даже в деревнях. Массово подобные деяния темных хозяев быта имели место сотню-другую лет назад, и в некоторой литературе сохранились упоминания о подобном. Но цивилизация развивается,  и порочные веяния купируются по разумной возможности  или   необходимости.
Больших сообществ хозяев быта  на последнем этапе деградации в современной цивилизации  практически нет, хотя отдельные личности вполне встречаются. Но зато сохранились достаточно подробные описания таковых у английских мореплавателей прошлых веков, также  кое-где  встречаются   в рассказах Джека Лондона.  Хозяин быта шестого подвида охвачен  неменяющимся пространственным эмоциональным очарованием.  Он даже и задуматься толком не может ни о каких других  темах эмоций. Джек Лондон, стагнирующий своим (не человеческим) слоем познания, это ошибочно определил как нечто сродни бесхитростности, да и вообще оценил сугубо положительно. «Нацепят  украшения,  венки  из цветов – и ну плясать и петь». На самом же деле это взывающая, болезненная эмпатия пространственного очарования эмоциями: ну вот же, вот, уже есть и пальма и остров,  зачем о чем-либо еще задумываться, что еще нужно?
Такие хозяева быта уже не экспансируют свою тему и не хозяйствуют, они всегда уже в своей имеющейся теме. Пацаны, у которых все только по теме, больше ничего  не требуется. И вот приехали моряки, хотят наладить контакт, показывают, что и как в  быту делать. Но у дикарей – свое мнение, они показывают в свою очередь, что вот это – кладут на кожу вот так, а самородки, всем известно – ими хорошо подпирать жерди. Моряки приехали – а дикари ничего не воспринимают и не понимают, а толкают свою тему. И дальше часть моряков  закономерно меняет побрякушки, те которым дикари нашли применение в ощущениях, на золото и другое. Вместо того чтобы что-либо  изменить и куда-либо двигаться. Что?  Было много завоевателей среди пришельцев? Да, так в этом-то и суть. Темные притягивают темные же действия, например, таких менял.  А светлого смысла – чтобы преодолеть, договориться, измениться, или противостоять с толком – нет.   
То есть влияниями основы такой темный изо всех сил пытается отстоять свою постоянную функциональность  и загадить любую другую.  Слово «загадить» здесь – это не грубоватый  стиль изложения с моей стороны, а констатация факта. Такой хозяин быта на последнем этапе старается разрушить любую иную функциональность.   Чтобы она превратилась в неменяющийся покой его основ. Но так как его основы уже разрушены до крайности разрушающим хаосом, то они,  ощущения  от них - практически всегда  не-лучше, по сравнению с тем, что было.

Гармония слоя познания  хозяев быта седьмого подвида

Хозяева быта седьмого подвида познают  прелесть эмоций. Уже собраны и  пространственные глубинные эмоциональные механизмы.  А теперь осталось одно –  разобраться, как эту эмоцию уже фактически реализовать.  Поясню:  предыдущий подвид собрал глубинные пространственные механизмы эмоции – например, такие,  чтобы  племя – с удовольствием собиралось каждый день  в обустроенном месте.  Но племя может прийти, и такое там устроить, что мало не покажется.  И это будет соответствовать шестому подслою, ведь  глубинные-то механизмы верны.  И глина есть и солома есть. Но с ними можно по-разному   обращаться! 
Поэтому неизреченное  познание хозяина быта седьмого подвида подобно попытке понять в форме нового мира – а так вообще можно, что из этого выйдет? Но «можно» здесь не в контексте – возможно ли вообще, а  будет ли гармоничная эмоциональная прелесть?
А веер основ будет порождать  чувственные стремления.  Вот эти племена, приходящие на посиделки – они должны стремиться есть из плошек, а у костра – греться. А если они будут стремиться вываливать плошки на головы и разбрасывать костер, то… собственно, что получится, вы увидите  в следующем разделе. Кстати, не забывайте, любое существо создает основы, а не только манипулирует ими. И если нет нужного стремления, возможности стремиться в быту – хозяин быта ее создаст. Поэтому действия основы  такого хозяина быта очень находчивы! Правда, слово «находчивость»  имеет немало оттенков смысла.  Но есть весьма точное уточняющее понятие  -  это очень похоже на то, что называют солдатской смекалкой.

Гордыня слоя познания  хозяев быта седьмого подвида

Хозяина быта охватывает эмпатия к прелести.  Ее было бы непросто описать, но есть великолепный пример. Тот же фильм «Республика ШКИД».  В нем достаточно точное отображение энергетик достигается мастерством  режиссера  и глубиной  сюжета. Поэтому могут быть показаны энергетики разных подвидов при  одном и том же актерском составе.  В первой четверти фильма есть место, когда начинается массовая драка. Один толкнул другого, и стал в позу, улыбаясь до ушей – он в прелести, эмоция пошла, как ему хотелось. Однако тут же уже его столкнули, а  столкнувший пытается тоже стать в позу, его в свою очередь тоже толкают.
Темные хозяева быта на этапе экспансии пытаются распространять свой рисунок прелести, поэтому они без колебаний  тут же  реализуют любые свои стремления в быту, и так же без колебаний разрушают стремления других.  На протяжении всего фильма можно время от времени наблюдать весьма характерную резкость в действиях воспитанников. Даже, казалось бы, в обычной, не особо эмоциональной  ситуации  воспитанник  то и дело «подрывается», он готов без колебаний продавливать именно свои стремления в опеке, причем достаточно разрушительно.   Все это превращает  коллектив  таких воспитанников в резкую, свистяще-орущую толпу (при благоприятных условиях, конечно). В той потасовке ситуация такова же:  вот одного таскают за шарф, обливают из ведра другого и т.д.  Каждый бесцеремонно и  резко стремится к своей прелести,  так же резко останавливая и разрушая стремления других.  Вся драка, собственно, на этом и основана. Царь горы.
На следующем этапе хозяин быта  уже осторожно хозяйствует в имеющемся масштабе эмпатии к эмоциональной прелести. Такой хозяин быта, прежде чем воткнуть в прическу заколку – подумает, а как отнесутся, вдруг не понравится, скажут «не такое», не та эмоция.  «А если на работе ручки здесь поставить – не возразит ли, скажем, начальник?  А сегодня я шторку сюда повесила. Как бы не аукнулось…». Такие хозяева быта часто бывают очень забитые в соответствующем коллективе. Еще бы – они сами друг над другом и постарались.
На этапе отречения хозяин быта охвачен  самодовольной прелестью, она уже имеется. Это похоже на рекурсивный внутренний монолог  о собственной  эмоциональной прелести.  Почему рекурсивный?  Так ведь эмпатия, стремление к ней, теперь постоянно ведет к выводу, что эмпатичные блага уже имеются. Снова и снова.   А первозданный хаос  личность зачастую   воспринимает так, будто   пригласили на медосмотр, или проводят досмотр в милиции. Ведь в подобном случае  прелесть и все свойства быта оцениваются не эмпатией прошлого, а с точки зрения смысла.
Все деяния основы теперь направлены на обеспечение покоя, и пропитаны этой энергетикой  – покоя бытовых стремлений. «Запомни, сын – все из нашего племени, проходя по этим местам –  черпают Воду только из этой лужи.   Зачерпни и  грязи из оврага рядом, и проведи по лбу черту. Если так сделаешь – то плохое минует тебя.   А  вот –  старейшина племени. Он всегда сидит на этом месте. Принеси ему дары и не удивляйся его поступкам, он знает, что и где должно лежать – предки говорят с ним.
Вроде бы выглядит  вполне безобидно. Но это не так.  Ибо суть  та же, что и у всех других существ на данном этапе  – остановка темной эмпатии.  В деяниях основы  темный хозяин быта  теперь уже точно знает, какие стремления в быту должны быть.  Они уже определены.  Это можно перефразировать так:   хозяин быта попросту берет и делает все, что хочется. Еду на машине. Вдруг невзрачная старая машина в соседнем ряду справа попросту останавливается посреди дороги.  Без аварийных огней, без ничего. Даже без попытки завернуть право. Просто стоп. Я сигналю  – ни малейшей реакции.  Проезжаю – водитель спокойнейшее занимается своим делом.  Конечно, самые разные личности могут остановиться, и даже невежливо. Но энергетика в данном случае именно такая. Даже вся машина целиком охвачена    стойким  стремлением.  Именно поэтому высокомерных  хозяев быта седьмого подслоя  иногда называют отморозками.  Такой хозяин быта  попросту берет и делает  все, что хочется, все, к чему есть стремление, и ничего больше не волнует. Остановился и все!       

Люди, рождавшиеся на земле

1 подвид:

Светлана Пермякова (актриса)
Всеволод Кузнецов (актер)
Константин Cоловьев (актер)
Юрий Буторин (актер)

2 подвид:

Максим Скрябин (продюссер)
Эми Ясбек (актриса)

3 подвид:
Эль Фэннинг (актриса)
Сергей Суровенко (аузыкант)
Дакота Фэннинг (актриса)
Юлия Александрова (актриса)

4 подвид:
Виктор Хориняк (актер)
Александр Белявский (актер)
Андрей Чадов (актер)

5 подвид:
Cергей Губанов (актер)

 

6 подвид:
Андрей Кайков (актер)

7 подвид:
Сергей Сотников (актер)

Олимпийцы

                     
Слои выше основы

Олимпиец  создает  инстинкты. Это когда речь идет о живом, ну а неживые  процессы – суть создание химических процессов. Ведь химические реакции – это  пространственные «инстинкты» неживого, методы в опеке. Здесь, в человеческом мире, создание инстинктов опеки (естественно, в рамках, доступных человеческому миру) – это спорт.  А  каковы же эффекты от влияний  основ олимпийцев? Любой спортсмен-любитель (профессионал зачастую  корыстен) сходу скажет, каково влияние спорта: здоровье, румянец во всю щеку, хороший аппетит и прочее. Качества опеки. Проследим ту же логику и касательно неживой среды и опять же в человеческом мире, для наглядности. Вымыть чисто, аккуратно, удалить грязь нужным химическим компонентом, создать нужные компоненты в воздухе соответствующим спреем и так далее. Это все основы  благополучия среды опеки. В своем родном  теле  олимпийцы могут создавать химические процессы собственными силами. А на земле есть магазины со стеллажами до потолка заваленными средствами, способными здесь на земле эмулировать телесные действия олимпийцев.  Это десятки видов чистящих средств, стиральные порошки, гели, спреи и т.д.  Ну и каков же эффект от таких средств? Зачем их используют? Совершенно очевидно:  здоровая чистая кожа, свежий воздух, шуба без моли, пол, который не точит жучок. Это превосходные качества как органики, так и неживого, в результате  верной «химии». Итого, эффект от влияния основы олимпийцев – качества опеки. Каков же результат действия олимпийцев? Комнату вымыли, освежитель воздуха сработал, одежда – готова, газон подстрижен, все убрано. Теперь в этой комнате можно всласть гулять, вести беседы, отдыхать на лужайке. Ну а спортсмен пробежал дистанцию, олимпиец накидал кольца в цель и так далее. Итого, результат действия олимпийцев – активность в среде. В американских мультиках схематично, образно можно увидеть и такую активность.  Во всех мультиках их создатели, будто бы сговорившись, показывают одно и то же: очередной персонаж разворачивает синий лист, на котором рисует запланированную активность из инстинктов: так,  здесь наливаем масло, другой персонаж подскальзывается, попадает сюда, а тут что-то колючее, он отскакивает, падает в воду и т.д.  Подобную активность чаще всего создают темные олимпийцы, но и по ней  очень хорошо заметно –   результат деятельности олимпийцев – закон в опеке. Хорошая житейская карма.   Если спортсмен не удержит равновесие и упадет на крутом повороте на    двадцать пятом километре – что ж, итоговый результат не достигнут.  
Цели олимпийцев – это эмоциональная форма. Кольца в спорте – бросают определенным образом. Бегут – специально проложенным маршрутом, с определенными целями уже в эмоциях. Ароматы подбирают такие, чтобы нравились. Дорожку – именно чистят, а не грязнят (а ведь контакт с загрязнителем, – это тоже инстинкт, химический процесс). Потому что так лучше в эмоциях.   
Ну и совокупность всех целей олимпийца в его жизни создаст его творение –   эмоциональный метаболизм, чувства.  Помните, как апсара могла телесными действиями, создать чудесное застолье как основу?  А для олимпийца это –   слой познания. Он выйдет на очищенную и свежую дорожку, пройдет в крытые удобные беседки, будет вдыхать выверенные ароматы и т.д. Очевидно, сие – суть сборная жизнь эмоций, единое чувство!  Или, точно так же – выпить свежего сока в нужном количестве и качестве, сесть на чистый стул, из нужного дерева и с нужным видом и запахом и т.д. Только  свершит он это не сразу, как апсара, а постепенно, познавая, вплетая в мир доступные ему возможности созидания.  И если спросить у любого спортсмена: зачем вы все это делаете? Особенно те, кто занимается экстремальными видами спорта ответят, не задумываясь –  ради адреналина.  Но адреналин – условный термин, лишь образное отражение высшего процесса в их культурном понимании. Сила эмоций им нужна, сильные чувства!  Итого, слой познания олимпийцев – чувства.   Кстати, здесь как раз очевидно, обычный спортсмен стремится к более гармоничным, хоть и сильным чувствам, а вот гармония экстремального спорта и адреналин –   под большим вопросом. Ведь такой экстремальщик, очевидно – нездорово упивается силой чувств. Почему? Именно этот вопрос не исследовал досконально, но у меня сильное подозрение –  что один из этапов темной деградации так и выглядит.
У читателей иногда возникают вопросы такого плана: ну а почему человек-то не может собрать ровно то же самое? Во всяком случае, на человеческом слое бытия! Дорожки, беседку и белые колонны олимпа? Ну хорошо, деяния хозяев быта сдвинуты  на один слой ниже. Но почему они не могут творить то же самое, пусть и медленнее. Почему их слой познания  ограничен эмоциями и не может быть теми же чувствами?
Все очень просто. Вот человек создал эмоцию – дом, берег чистый, рыба на обед.  Заметьте, слой творения человека включает и инстинкты и выше, вплоть до эмоций. А значит, у него будет и крепкий чистый домик, и вполне себе готовая, свежая  рыба и прочее.  Но для чувственного  метаболизма нужны и  иные эмоциональные формы –   и вымощенная дорожка, ведущая к беседкам,  и фонтаны.  На то он и метаболизм, что нужны разные эмоциональные формы.  Нужна смена эмоций, которая составит метаболизм эмоций, единое чувство.   Но как хозяин быта это сделает, если он на уход за домом, берегом, лодкой, на добычу рыбы – уже тратит все свое время? Его телесные действия именно таковы, что проходя через все слои созидания и влияния выше – он влияет конечным образом на слой познания,  уже задействовав  весь веер течения времени – то есть он тратит на это все имеющееся время.   Но как вы уже знаете, истинная причина лежит в логике творения. Ведь теоретически вполне   можно коллективно «сэмулировать» необходимые действия. Ведь, в конце-концов, ученые на земле отлично справляются с эмуляцией тел асуров, создавая заводы и компьютеры.  Предположим, есть  несколько людей  – и каждый создает свою эмоциональную форму.  Казалось бы, нет препятствий теперь собрать ее в  единое чувство.  Простите, но кто это сделает?  Ведь для этого  нужно познавать чувства, а хозяевам быта доступно познавать лишь эмоции. Ни у кого из этих людей не будет первичных знаний, как собрать все эти эмоции в чувство! Но  все же вообразим: что, если кто-то из людей научился  и дороги к водоемам мостить, и рыбу ловить, и озера копать,  со смыслом и  для своей жизни и для окружающих. И он трудится с утра до вечера без выходных, и даже своими телесными возможностями делает  все это. Вывод: это уже кто угодно, но не хозяин быта. Для  хозяина быта не так просто гармонично среагировать даже на небольшое изменение  формы.       Даже если он светлый –  его сила души, вся жизнь опять же – направлены на познание эмоции, как он сложит несколько?  Поэтому, если  этот заводной «человек»  умудрился так работать, на ходу переключаясь между формами опеки, да еще потом соединив все это вместе – это явно уже не хозяин быта.

Теперь посмотрим, как выглядит этот процесс в логике познания, «сверху вниз».  Можно было бы опять привести в качестве примера жизнь   спортсменов человеческого мира, но предыдущий пример касался  олимпийцев,  живущих в человеческом слое на земле, поэтому теперь давайте  опишем  процессы  с точки зрения родного мира олимпийцев.
Рождается олимпиец в  своем родном мире. Прикасается к определенному чувству, которое ему предначертано «прожить», познать.  Вообще-то названий для  огромного количества разнообразных чувств   в человеческом языке нет. Раз уж нет слов даже для эмоций. Чувствами в народе называют что угодно, как Бог на душу положит – от низшей параллели  (свойств опеки, например,  «я почувствовал сухость во рту») до самых высоких слоев. Но концептуальные понятия-то вполне есть! Нет лишь   обозначающих чувства слов.  Например, олимпиец прикоснулась к чувствам, которые испытывают влюбленные. Заметьте – не к влюбленности и не к любви –  а к чувствам, которые испытывают влюбленные.  Олимпиец их познает, она проживает это чувство в своем мире.  Но чтобы прожить это чувство – обязательно нужны все эмоции, из которых это чувство состоит.   Эмоции встреч, эмоции расставаний, эмоции прогулок под луной. Или, как сказали бы люди – радость встреч, грусть расставаний и т.д.  И ей в своем мире нужно достичь этих целей.  Дальше начинается то, из-за чего на земле не одна сотня философов «копья поломала» и еще поломает.  Разбираясь – это вообще грех или нет?   На самом же деле – само по себе  и не то и не другое. Светлый олимпиец будет светлым, темный – темным. А для существа выше – все это будет играть вторые роли, будет не решающим в отношениях. Но в чувственной влюбленности есть цели – хорошая эмоции в разных вариациях. И таковой будет она, если влюбленные активны и здоровы для того, чтобы на свиданиях-то бывать. Если  у влюбленных здоровые крепкие зубы, румянец во всю щеку, круглые попы, крепкие ноги.  И они знают, как нужно себя вести со всеми этими качествами.  Ну а сами качества – и  будут эффектом  работы основы. Нужным эффектом от нужных основ! Сложно  красивым плавным поклоном отдать цветок  с подкашивающимися от слабости ногами или дергающимся глазом.  
Такой олимпиец может вполне помочь и людям, и она делает это, ведь подобная помощь благотворно отражается определенным образом и в ее собственном мире, да и ради самой помощи и познания, конечно же. Это ведь светлый олимпиец!  Встречаются люди – олимпиец сотворит более активное сердцебиение у одного, обеспокоится экстракцией  железами в кровь нужных химических веществ  у другого, чтобы их эмоции активировались, развивая сильное чувство. Ну а благодарные люди назовут такого олимпийца – Афродита, богиня влюбленных.  
Каждый олимпиец или содружество олимпийцев строят свою вотчину чувств, для них это целый мир, который представляет собой именно целевое разворачивающееся чувство.  И точно так, как недостаточно светлый человек-рыбак  с недоумением и где-то даже неприязнью ругает человека-крестьянина (и наоборот), точно так же   олимпийцы различных чувственных направлений  могут конфликтовать между собой, хотя,  конечно, конфликт конфликту рознь – все зависит от степени гармонии участников а также светлого или темного пути.  Конфликт как таковой – не греховен сам по себе, все зависит от подоплеки. Подобные процессы великолепно показаны в «Лентяево» (кстати, энергетику олимпийцев в чистом виде содержит только первый и второй сезоны сериала). Есть олимпиец лени. Вообще,  лень –  это фундаментальный процесс, но в контексте слоя познания олимпийца – это соответственный рисунок чувств.  Ведь тот,  кто ленится – чувствует определенные устойчивые эмоции, отличающиеся от  чувств того, кто скажем, пошел купаться.  Олимпиец лени подходит к другим и говорит: вы что, совсем не умеете лениться? Нужно медлить, дремать и зевать. Чувство раскроется всем множеством инстинктов, необходимых чтобы составить это чувство.  А олимпийцы других чувств говорят: мы  об этом и не думали, мы хотим бегать и прыгать.
Как я уже говорил, первичные знания несут ключи к разгадке многих философских истин, которые земные философы пока не смогли разрешить, как раз из-за отсутствия теоретической базы. Вот одна из них: светлое существо – открыто высшему, а внешние блага – обновляются новым рисунком. Значит старый рисунок – вполне может быть потерян, и это развитие в высшем. Кроме того светлое существо творит, и высший смысл позволят создавать все новые блага.  Поэтому одно из центральных внешних качеств светлой личности – жертвенность, отдача.  Однако земные философы, обладая значительным умственным потенциалом, но  не обладая способностями к первичному восприятию формальных процессов, как это часто бывает в подобных случаях – перепутали следствие и причину: «жертвуйте, отдавайте больше – и  будете светлым, будете хорошим». Часто на этом играют религиозные секты.   Но и в культурном плане вы можете услышать данную концепцию почти везде. Да ведь ошибка это! Перенос высшего смысла во внешние действия.  Представьте: если светлый пожертвует темным, он  ведь их нагрузит еще больше проявленными благами,  совершит этим грех.    Истинный смысл здесь вовсе не в том чтобы просто перебросить проявленное благо от одной личности к другой, неужели в том благое деяние? Жертвенность светлых – не источник света, а следствие. Светлые –  следуют пути света, и поэтому жертвенные.  А жертвовать, давая всем вокруг блага… Но позвольте, есть отдающий, а есть получающий.  Отдача как самодостаточное благо – по этому алгоритму нужно отдавать кому угодно, без оценки последствий. А что если блага подаренные – развратят получающего, например?
Однако  же,  не путайте вышеописанное с   благой заслугой, хорошо известной в восточных религиях. Кто-то пожертвовал блага тому, кто в них действительно нуждался и это было согласно высшей сути и богоугодно. Естественно это благое деяние, «благая заслуга». Но это  имеет мало общего с технической жертвой, описанной выше.

Черты слоя познания олимпийцев

Гармония слоя познания олимпийцев первого подвида

Олимпийцы первого подвида познают чувственное вожделение,  глубинное временное  будущее чувств. Неизреченное познание светлого олимпийца первого подвида похоже  на экзальтированную заинтересованную озадаченность  возможными вариантами  процессов  чувственного будущего, тем, что возможно в чувствах.  «А что, если силу чувства устремить вот так?» Припоминаю хороший пример подобного в очевидной форме. Олимпиец, причем вполне взрослая девушка, не маленький ребенок. Идет по улице, по лужам. Остановилась, прислушиваясь к собственным аспектам познания,  вдруг хлопнула ладошкой по луже, заинтересованно  глядя на лужу: плюх! Слегка вздрогнув, повела плечами, осваивая новое, охватившее ее свежее чувство.  О, вот, оказывается, как можно в чувствах.  То есть здесь смысл –  не контакт с опекой, смысл – в чувственном контакте.  Для  лучшего  понимания на нашей планете с технической цивилизацией, можно сказать и так: она заинтересовалась не самой водой или лужей в опеке, а свойствами материалов, тем, что для асуров является телесным сознанием. Ну а для олимпийцев это слой познания, чувства.   И вот это авантюрное – что возможно в чувствах, и насколько будет гармонично – образно очень похоже на изобретение нового вида спорта. С одной оговоркой: это является спортом лишь в понимании земной культуры, но образно легче всего описать именно так.  Реальный же смысл:  сформировать концепцию будущего,  способ гармоничной чувственной жизни.
И еще один важный оттенок образного  смысла.  Свойства  – это жизнь. Но жизнь не в фактическом смысле – как жизнь личности, или протекание жизни существа. Жизнь  функционально, метаболизм.    Именно поэтому дэвы, как вы дальше увидите – столь часто аппелируют к природе, воспринимают  часто технические механизмы как живых существ и т.д.  А олимпийцы  первого подвида – образно они исследуют, чем питаются чувства, чем должны питаться. Какие страсти нужны для данного – гармоничного вожделения. А какое питание нежелательно, и приведет к искажению, не соответсвующему никакому высшему смыслу.
И конечно же, пока есть неизреченное познание, о темной эмпатии не может быть и речи – какая же  может быть стагнация, когда вот они, наглядно, новые свежие чувства рожденные высшим смыслом и импульсом познания, согласно высшему смыслу! Воочию рожденное не может быть идолом, ибо  очевидно рожденное, а не вечное.   Светлому олимпийцу присущ свежий  авантюризм в чувствах. Он легко меняет рисунок своего вожделения. Он может, ориентируясь на  смысл познания,  приложить все свои страсти иначе, так, что они поведут к иному будущему в чувствах.   Вот большое липкое мороженое. Что ж, это неплохо в чувствах, но:  такое мороженое держи немного иначе, открывай рот шире, ешь небольшими порциями.  Именно это – противоположность комплексам.  Не раскрепощение, что суть путь в разрушающий хаос, а оправданная непосредственность. Пугающих инстинктов также не будет, ибо все  они оправданы и работают в гармонии. И ужас комплексов Фрейда перед широко открытым ртом или большим и черным  пропадет без следа и никогда не наступит в светлом познании!
На примере олимпийцев первого подвида  мне удалось исследовать достаточно интересный пограничный случай.  Вообще, подробнее о переходе от света к тьме я расскажу в дальнейших книгах. Пока  этот фундаментальный аспект бытия  не вполне исследован,  к тому же данная книга посвящена подробному описанию самого  греха и его последствий.  Но все же, некоторые весьма интересные детали я опишу. Итак, вот  олимпиец, за которым я наблюдаю:  еще три года назад (!),  первичный хаос плещет, все прекрасно  вроде бы.         Чувства все еще светлы и перестраиваются под действием высшей сути. Но уже тогда были некие признаки близящегося перехода во тьму.   Далее же -  олимпиец слишком быстро набрал проявленных благ, слишком много. То есть, такова была внешняя канва событий.  И  сначала я  резонно рассудил: подобно весам, если резко увеличивается масштаб внешних благ, они становятся важнее неизреченного смысла  и познания высшего, и возникает переход, личность становится темной.  То есть все дело в масштабе благ, перевесят ли они высшее.    Однако  внимательный и  разумный читатель   заметит в этой модели критически ошибочный момент.   Да неужели проявленные блага так легко перевесят неизреченный смысл, немного  увеличившись? Ведь это явления разного порядка!  Мирское не может перевесить вечность в принципе!  И теперь правильный ответ напрашивается сам собой.  Мирское может перевесить только в том случае, когда сама  «чаша» неизреченного смысла уже стала практически пустой.  И здесь происходит то, о чем говорят иногда (правда, лишь косвенно)  интуитивные сюжеты и  некоторых современных фильмов и некоторых древних мифов. Темный – это не  светлый,  павший под искушением внешних благ. Темный – это светлый, возгордившийся светлым путем,  а потом разочаровавшийся в нем (отречение). А уж после того как чаша весов стала очень легка, когда ее перевесят проявленные блага – лишь вопрос  случая. Поскольку им и перевешивать-то уже  нечего. Бывший светлый отрекся от неизреченного смысла!  И переход на темный путь выглядит не так: «О, как хороши проявленные блага, как серьезен мир, лучше, чем неизреченная их суть».  А вот так: «Светлый путь, первозданный хаос, ты мне давно не нравишься, а тут такие блага образовались, а ну не смей трогать, слишком серьезные блага на кону».

Но, конечно, стоит еще раз особо отметить: темный путь – вовсе не альтернатива светлому, вовсе не еще один полноценный способ существования.  Чисто теоретически так могло бы быть, если бы этот мир и неизреченные высшие слои бытия были бы отдельно существующими гранями реальности, и  одного порядка. Но почему они разделены тогда?  Такая, невозможная  на самом деле, картина мироздания была бы очень похожа  на двубожие. А точнее – на  многобожие, ведь у каждого своя эмпатия.  Но на самом деле Бог един, Бог живой, неизреченно благой,  и первичная неизреченная суть творит внешние проявления благ, они лишь сотворенное от сути, а не первоисточник. Поэтому темный путь – путь краха и распада, грехов и неправды в Боге.  Ведь мир и неизреченный смысл – грани реальности не одного порядка. Неизреченный смысл – вечен, мир – приходящие блага, причем  рождаются они как раз из смысла  вечности  и обусловлены и определены вечностью.
Что же касается всего веера действий основы олимпийцев первого подвида – то силу чувств как раз и обеспечат верно выстроенные представления о страстях в опеке. Понимаете, если купающийся не испытывает страсть  к такой воде с такой температурой, не испытывает страсть к такому питью с таким цветом – то никакой силы чувства, вожделения даже гипотетического  не может возникнуть. И вот олимпиец показывает лыжнику: ты   проезжай по снегу вот так –  тогда у чувства катания на лыжах будет будущее.  А здесь лучше именно идти.  Ведь из кувырканий по склону вряд ли возникнет вожделение, ожидается совсем другое.   А вам нужен приглушенный свет, у вас свидание или как? Здесь не топайте,  здесь    тихую размеренную музыку слушают. 

Гордыня слоя познания олимпийцев первого подвида

В купе разговаривают три молодые особы. Речь заходит о мужчинах:
– Я люблю спортсменов, – говорит первая.
– А я – военных, – мечтательно вздыхает вторая.
– Ой не скажите, девочки! – вступает в разговор третья. – По мне, так самые бравые – это индейцы!
Вдруг раздается стук в дверь.
– Войдите!
– Разрешите представиться – заслуженный мастер спорта майор Чингачгук!

Олимпиец в   начале темной деградации   хочет  одного –  чтобы тот рисунок жизни, которому он служит,  пожрал все остальные.   И в своем восприятии олимпиец вовсе не воспринимает эти действия как корыстные. Он потерял свое «Я» в проявленном благе чувственных вожделений. Теперь у него есть очень важная и нужная в его восприятии миссия. Очень   благородная миссия: изменить весь неестественный, не так живущий мир, привести его в соответствие своей эмпатии.  Но когда олимпиец пойдет по этому пути, начнет действовать – то  станет очевидным, что его собственная эмпатия обеспечивает всем веером жизненных благ, разворачивающихся из слоя познания именно его.  Что логично, ведь это его  жизнь.  Светлые существа тоже  обеспечивают  жизненными благами свою жизнь (правда, и жизнь других тоже). Поэтому  суть греховных деяний  в другом!  Отрекшись от высшего смысла, темное существо пытается  весь мир перестроить под свой внешний рисунок благ.  
Но и начав совершать эгоистичные разрушающие поступки, и  очевидно замечая это – он  не распознает тьму как тьму, если не появилось устремление к истинной сути. Его восприятие будет приблизително  таким: вот это повезло – оказывается, тот хороший стиль жизни, к которому я стремился – это такой стиль жизни, когда все хорошее – мне. Ну что же, надо просто принять этот дар мира. Бывает!  Мне повезло, а другие – никчемны, мир любит меня.
Темный олимпиец первого подвида на этапе экспансии занят тем, что вполне можно назвать чувственным соблазнением. Есть образ темной эмпатии –  определенный рисунок благ последнего слоя влияния, который больше всего нравится олимпийцу.  И он пытается соблазнять окружающих этими чувствами, чтобы они следовали   именно этому рисунку эмпатии, так и происходит экспансия. 
В американских мультиках часто встречается ситуация – стоит красотка на сцене и демонстративно подмигивает. Тут  же набегает толпа, один ей на скрипке играет, другой предлагает пойти в ресторан, третий – несет блюдо с хорошим запахом, демонстративно нюхая блюдо и причмокивая в  восторге. Она – обозначает воздушный поцелуй, и  все повторяется. Олимпийцы соблазняют друг друга эмпатией.  Демонстрируют чувства – но не для того, чтобы другому было лучше, и уж точно не в высшем смысле лучше, а  чтобы он попался «на крючок», зацепить его эмпатией, а дальше брать блага. Поцелуй не дается –  он обозначается, обещается.  Потом – опять обещается в надежде, что крючок заброшен – приплывет рыбка и даст что необходимо.
Другой пример, также часто повторяющийся в различных вариантах в тех же мультиках  – скажем,  две девушки разговаривают, говорят, что любят черешни. Мултьгерой упоминает, что у него есть большой сад дома.  Девушки упоминают, что хорошо бы к морю. Мультгерой подходит морской походкой в костюме моряка.
Кстати, не следует понимать соблазнение в переносном или абстрактном, каком-то философско-отвлеченном смысле.    Соблазнение проводится в самом прямом смысле. И весь веер доступных действий основы будет направлен на то, чтобы  подтолкнуть к нужному рисунку чувств. Темный олимпиец поклоняющийся чувствам, которые связаны с насыщением сладким, рассуждает – а может это, намазать всем во сне губы чем-нибудь? Олимпиец, любящий фрукты раздумывает: как бы добиться, чтобы весь воздух в городе заполнился фруктовыми ароматами? Но дальше – все должны будут служить своими инстинктами его рисунку эмпатии. А значит и ему.  Короче говоря, если темный олимпиец предлагает леденец – лучше не брать. Родные тела олимпийцев содержат  больше возможностей, чем тела людей. В американских мультиках это показано великолепно. Кто-то хочет играть в боулинг – что ж, он просто сожмакает соседа в шар и запустит его. Девушка услышала, что ее парню нравятся женщины, которые ластятся. Без проволочек она идет прямиком к нему и с корыстным намеком вопрошает:  я же твоя кошечка? Двое девушек олимпийцев – на полном серьезе обсуждают, нужно ли  показывать парню грудь под каким-либо предлогом,  а уж потом просить  об обновке.
Постепенно  подтасовки инстинктов становятся все более настойчивыми,   все более жесткими, и вредящими.  Противодействие свыше увеличится и становится очевидным. А ведь олимпиец эмпатичен именно к своему рисунку слоя познания. Поэтому олимпиец не желает вовлекаться в  гармоничные чувственные процессы,    все больше новые жизненные «территории»  начинают восприниматься  им как неестественные,  а инстинкты  воспринимаются подобно неестественным чудовищам.
На этапе сохранения вокруг олимпийца происходит не только то, к чему он вожделеет. Это не этап экспансии, когда он сам указывал всем вокруг.  И темный олимпиец  первого подвида погружается в мир кошмаров Фрейда.    Мальчик боится, что в комнату войдет лошадь. Но почему? Ведь он отлично знает, что лошадь не нападает. Это – неопасное, нехищное животное. И тем не менее страх – очень силен. Гораздо больше и глубиннее, чем  перед  фактически возможным вредом, скажем – укусом со стороны лошади. Так вот,  лошадь в комнате – это   анти-вожделение в чувствах. Или, говоря иначе, лошадь в комнате – это совершенно не то, чего ему  хотелось бы в чувствах на своей территории. А  отвратительные чувства раскроются для него веером угрожающих инстинктов. Помните, как светлый олимпиец был открыт новым  нужным инстинктам? Здесь же – все наоборот. Мальчику отвратителен (в чувствах)  конь,   а немного позже выясняется, что  мальчик боится и всего большого, черного, резкого, тяжелого и прочего.  А вдруг этот инстинкт  будет угрожать его территории хозяйствования? Мальчик боится    падений и ограничений, намордников  и вообще, любых потенциальных угроз в инстинктах. И в целом   мальчик панически избегает всего веера  инстинктов,  приводящих к тем чувствам, которые вызывают у него отвращение.  Но  на  его территории  есть и другие темные олимпийцы.  И для  некоторых конь  – как раз и является вожделением в чувствах. Какой-нибудь «олимпиец конного спорта». Поэтому «кони» будут наведываться в гости ко всем олимпийцам на этапе выживания. Ведь эмпатия-то у всех разная, и одновременно – эгоистичная! 
Большинство пациентов Фрейда были олимпийцами. Сам Фрейд – также. Но это не значит, что его способ вести лечение помогал олимпийцам, наоборот!  Фрейд – темный олимпиец!  И его подход соответственный.  Казалось бы, он начинает вполне логично: исследует связи, ситуации, расспрашивает, собирает данные. А потом просто берет и делает какие угодно собственные выводы. Это длань разрушающего хаоса и эмпатии мира. Зачастую не просто ошибочные или неявные – а  совершенно не связанные с первичной информацией.  Фрейд называл это «истолкование». А истолковывал  он… с позиции собственной темной эмпатии. Если один темный олимпиец будет лечить другого темного олимпийца – то все, что из этого выйдет – советы, как подальше отойти от Бога. И как получше защитить блага. Фрейд собственно, это и не скрывал.  Веер инстинктивных влечений  олимпийца     он назвал «оно». А темное, неверное восприятие направляющих первозданного хаоса, неизреченного смысла   у него фигурирует как «сверх Я».   И знаете какой Фрейд сделал вывод? Сверх Я нужно подчинить своей воле,   чтобы оно не мешало реализовывать стремления «оно» и эго.  То есть он сделал из полученных знаний темные выводы.
Впрочем, вернемся к чертам слоя познания. На этапе сохранения   к темному олимпийцу, что называется, на кривой козе не подъедешь.    Он сохраняет свое в чувствах, и  ему неприятны  любые отличные от эмпатии  чувственные процессы. День рождения у девушки-олимпийца. Знакомые, большей частью тоже олимпийцы, решили ей сделать необычный подарок –  что-то вроде коллажа из  чувственных усилий.  К ней подходят четверо, один цветы протягивает, второй шлет воздушный поцелуй, третий дарит подарок,  четвертый  декламирует поздравление.  Подходят, а она вдруг выпалила:  от тебя воняет потом, а ты стоишь криво и сутулый, а вот ты – мне просто не нравишься, а у тебя голос противный. Вся ситуация напоминает сказку про принцессу, выбирающую женихов.  Ее привлекают только те чувства, к которым вожделеет она сама.  И хозяйствовать в слое познания должна она одна единолично, поэтому  чувства  других она, конечно же, пытается нивелировать и  разрушить. И в рисунке    поступков  она недовольна  всем веером инстинктов, формирующих «снизу» то чувство, которое ей не понравилось.
Постепенно блокировка свыше затрагивает и слой хозяйствования.  И  олимпиец первого подвида охвачен сильным чувственным волнением: а  вдруг даже имеющиеся возможности в чувствах  будут потеряны? В крайнем выражении  такое волнение перерастает в истерический психоз. Все темные олимпийцы (да и  высокомерные) – очень нервные существа, знаете ли. Блокировка все больше, но темный олимпиец попросту предпочитает уходить на оставшуюся территорию, еще незатронутую светлым смыслом. Фрейд называл такие действия «избеганием». Современная психология также использует этот термин.  И здесь, кстати, становится очевидной огромнейшая проблема современной психологии. Если современный психолог ориентируется на психоанализ Фрейда – то он  ориентирован только на психику олимпицев.  Не говоря уже о темном подходе в классическом варианте психоанализа.
На этапе отречения олимпиец охвачен остановившимся эмпатичным вожделением. Давайте разберем весьма интересный случай,  на примере энергетики соответствующего персонажа.  Актер,  Том Хидлестон. Он олимпиец, а если олимпиец будет играть в кино  олимпийца  – совершенно очевидно, его энергетика проявится гораздо более явно!  Кроме того  и действия, и сюжет, и усилия режиссера – направлены именно на данную сферу. Если, конечно, режиссер интуитивно верно понимает энергетический образ.   Так вот, данный олимпиец сыграл в одном из фильмов  «бога» коварства Локи.    И если вы просмотрите  фильм, то с очевидностью заметите, как  не только сама энергетика, но даже выражение лица  персонажа полны тем, что можно  назвать темным эмпатичным милосердием. Это  мирское милосердие,   наполненное болезненным волнением эмпатии.
В чем же суть такого милосердия? Все очень просто  –  темный олимпиец живет уже лишь имеющимся рисунком благ слоя познания, прошлым. А значит ничто и никто не должны затронуть эти блага.  И олимпиец милосерден! Он воспринимает мир приблизительно так: «есть хорошие имеющиеся блага. От любых действий и изменений одни неприятности и душевная боль.  Я  хочу, чтобы всем было хорошо в миру, в первую очередь мне,   и поэтому я  помешаю любым изменениям чувств». Но такое  милосердие –  с этакой ноткой безумного психоза, именно такие олимпийцы зачастую играют роль антагонистов  в фильмах  про супергероев. Темный олимпиец   становится помешанным! В самом прямом смысле – он помешан только на одном стиле жизни,   на том неизменном чувстве, которое уже имеется, он испытывает вожделение только к нему.
Разумеется, и влияния его основ, а значит и сами основы –   также меняются очень специфически.  Светлый олимпиец был охвачен активной изменчивой страстью. Олимпиец на последнем этапе деградации стремится к абсолютно неизменным, хотя и активным страстям.  Ибо страсти не должны привести к изменчивости чувства, он не хочет этого.  И  олимпиец  отрицает концепцию любых изменений.  Такой олимпиец надеется на мир, который часто показывают в американских мультиках: персонажу строят козни, хотят ушибить камнем – но камень разворачивается и падает на вредящего. Персонажу строят козни и угрожают химической реакцией, распланированной на чертеже в виде схем методов опеки, а персонаж уверенно и спокойно,  делая запрещающий жест пальчиком,  говорит – не-а, и не думай – и метод не срабатывает либо разворачивается против делающего, и т.д.
Конечно, второго, вредящего персонажа  также нельзя  назвать гармоничным,  ведь  это те же темные олимпийцы на предыдущих этапах, но суть примера в другом. Это стремление сотворить мир, в котором никакими методами невозможно разрушить имеющиеся блага,  сладкая жизнь  главного героя  защищена максимально.  А вот любую новую функциональность олимпиец как раз  и воспринимает как вредительские действия, отсюда  и  такие мультики, как под копирку! 

Гармония слоя познания олимпийцев второго подвида

О светлом олимпийце второго подвида можно сказать коротко: он смел (в чувствах).  А стало быть, и во всем множестве раздолья инстинктов.  Светлый олимпиец второго подвида подобен спортсмену, который  вдруг  посыпал руки «спортивной пылью» перед занятиями на турнике.  Другие укоризненно морщатся: что-то не то.  Зачем? А потом вдруг выясняется, что новое решение для лучшей работы методов в опеке – весьма к месту, теперь спортсмен сможет больше и лучше,   и вот уже прикосновение к тальку возбуждает чувства, приобретает «очарование спорта»,  олимпиец  собрал   спортивную моду  снизу, из инстинктов. 
Но! Вышеописанное  – канва его внешних действий.  И смелость – следствие, а не причина гармонии. Его действия  смелы как раз  потому, что обусловлены высшим смыслом.  Смелость как таковая, без высшей сути и высшего понимания – приведет к безрассудным разрушающим поступкам. Светлый же олимпиец познает высшую суть, потому-то его действия и смелы: олимпиец познал, какие действия привнесут высший смысл в мир.   Светлое познание олимпийца второго подвида  подобно  запальчивому озадаченному интересу  к глубинным аспектам протекания чувственной жизни.  «Еле-еле десять оборотов  делает, что за жизнь спортсмена. А если раздолье и возможности талька добавить в жизнь?!» «Так, лодки стартовали – резче гребок, шире размах! Идем, идем…  поворот, поворот же!  Номер пять, упор веслом, но плавно по  линии дна,   ты большой, но легкий пузырь, поворачивай!»
Гармоничное течение чувственной жизни как раз и требует    выверенного баланса функционального рисунка и соответственной силы свойств, иначе метаболизм просто разрушится.  И познание высшего смысла даст понимание, где уместны смелые и активные действия, а какие действия вообще не нужны или  могут разрушить гармонию глубинных процессов чувственного метаболизма.  Здесь замечу – светлое познание означает вторичность внешних благ по сравнению высшим смыслом, однако вовсе  не означают частичность или ограниченность восприятия  различных жизненных благ светлым существом. Наоборот, светлые существа воспринимают блага истинно полно. Так как им доступна их суть. А вот темные существа –  поверхностно, внешне.
В американских  мультиках об олимпийцах часто встречается и образный рисунок  активности второго подвида.   Персонаж увидел, попробовал, прикоснулся к чему-то, что ему очень понравилось в чувствах.   И в мультике образно показаны   реакции, характерные как раз для родных тел олимпийцев.  У персонажа идет пар из ушей, он дует в гудок, вращает глазами, показывая активность страстей. Ведь это суть    энергетические процессы, методы, ну а   в мультике они показаны  через призму земного восприятия.  Общий же смысл – персонаж возбудился новым чувством. В предыдущей книге описывалось, насколько активны и бодры олимпийцы. Но все эти черты касаются именно влияний со стороны основ.  Активны и бодры  методы, ведь  метод – суть действие. А вот  высшее познание вполне может быть постепенным, не сразу. Ведь это именно познание того, что не было известно до этого. Более того, зачастую происходит именно так. Ведь для личности слой познания –  целая жизнь, личность – «проживает» слой.  Вот известная спортсменка, она разводит  нужный тон для косметики.  Уж как долго! Она именно познает, наблюдая за течением чувства, оценивая  его, прибавляя цветов, смотря с разных ракурсов. А вот апсара создаст этот элемент чувственной жизни – мимолетным раздумьем и быстро, ведь  для нее это –  действия основы.
А вот еще  спортсменка –  она светлая,  но  высокомерная  основой. И деяния будут соответственные.  Общий рисунок будет проходить согласно светлому познанию, но высокомерие будет делать саму основу, а значит и  способы влияний – весьма сомнительными.  Парень  пытается снять кота с дерева, подталкивая его  палкой. Это  нежелательный метод, неверное раздолье,  так как «материал», из которого сделан кот, не выдержит  такого обращения.  Она подбегает и  орет – ты что делаешь, мерзавец, подбегает  еще ближе и грубо толкает его так, что парень отлетает чуть ли не на  два метра. Так простите, теперь уж и разница от грубых действий с котом невелика. 
И тем не менее, светлые  существа  –  творцы мира, иногда  это становится  и очевидно заметным, даже и в высокомерных действиях. Та же спортсменка, активно нюхает цветок, лепестки по току воздуха поднимаются вверх, мешая нюхать. Она остановилась, на секунду призадумалась, и вдруг горделиво воскликнула: ладно, пусть. Соизволила дать добро подобным процессам.
Что же  касается масштаба проявленных благ –   притязаний гармоничного существа на блага, которые содержит в себе слой  – практически всегда в меру, в самый раз.    Поскольку высший смысл он на то и смысл, что определит и  рисунок благ и гармоничный  рисунок их  употребления.  Поэтому когда олимпиец прикасается к определенному рисунку возбуждения, то и его чувства и порывы  в этом направлении имеют и меру и смысл. И возбуждение не захватывает его целиком, он не служит ему. Или вот, скажем, олимпийца обманули. Выдав одно возбуждение за другое.  Не повод особо расстраиваться, пусть внешние блага поколебались,  но в высшем смысле –  это еще одна крупица познания,  ведь обман-то – можно понять,  понять как его раскусить, и это также познание!  

Гордыня слоя познания олимпийцев  второго подвида
Здесь как раз тот редкий случай, когда описание  способов темной экспансии  вполне можно опустить, чтобы не тратить драгоценное место в книге.  Темный олимпиец второго подвида на этапе корысти занят  в общих чертах в точности  тем же, что и олимпиец первого подвида, с той   разницей, что пытается соблазнять окружающих не чувственным вожделением, а чувственным возбуждением своего рисунка. И разрушает в пользу не вожделения, а своего возбуждения.
Олимпиец эмпатичен лишь к собственному «максимальному» понимаю хорошего рисунка чувственного возбуждения, поэтому все иное – отрицается. И поэтому  от всех других рисунков олимпиец  отворачивается восприятием,  он их не понимает и не хочет, они для него  – странная, неясная с точки зрения выгоды, неестественная в чувствах штука, которая вовсе не возбуждает. И такое поведение не останется без важных  последствий, ибо это – фобий начало!
Что же касается подтасовок основы –  большинство  американских  мультиков двадцатых – по сути, про олимпийцев.  Поэтому в них  часто показывался  и мир корыстных олимпийцев второго подвида.  Они будут навязчиво демонстрировать все множество методов мнимого раздолья, чтобы повлиять на желаемый рисунок  чувств.  Это блестящая навязчивая реклама, которая направляет стрелкой – иди сюда, здесь хорошо и раздольно.  Повар корчит неестественно восторженную гримасу, показывая что все его инстинкты ну просто «в отпаде»,  показательно нюхает блюдо – мммм, какой запах. Ну и тому подобное.
Вообще, темные существа –  живут по диктату силы. Этот аспект интуитивно, но вполне точно угадывается в самых разных земных культурных источниках, когда описываются  особенности подобных  сообществ или личностей.   Темным  нужно слиться  с благами эмпатии любой ценой, а значит алгоритм действий таков: у слабого – отнять. Сильного – обхитрить, подчинить или избежать.  Олимпиец, охваченный темным возбуждением, становится грубым и нахрапистым там, где он может взять силой. И пытается  «сыграть» на чувственных аспектах другого, подтасовать их или обманом повернуть ситуацию в русло желаемых чувственных процессов – там, где сталкивается с сильным противодействием  своим усилиям.  Это придает весьма характерные черты миру темных олимпийцев, собственно как и другим темным сообществам,  в которых познается жизнь (свойства).   Такой темный мир становится миром нахрапистости и «подлянок». Там, где олимпиец второго подвида силен – он берет нахрапистой грубостью, совершенно индифферентный и равнодушный  по «праву силы»  к тому, что интересует (возбуждает) в чувствах других, для темного важен лишь его собственный рисунок эмпатии.  Там же, где олимпиец второго подвида  слаб – он пытается  подлостью, уловками, иллюзиями представлений (в инстинктах) повернуть ситуацию в свою пользу так, чтобы возбуждение все-таки работало на него.
Пожалуй, как раз это не так просто объяснить в рамках земной культуры. Представьте, приехал турист, остановился у местных. Туриста возбуждает море, песок и солнце, именно эти чувства или, скажем так, эти «материалы», если описывать  техническим образом.  А местным нужно убирать теплицы. И им наплевать на морские побережья, но  на туристах заработать  все же хочется. И они красят землю под песок, распыляют над теплицами запах моря – а вдруг туристы пойдут!   Смешно?  Это только потому, что на земле недостаточно прямых возможностей тел олимпийцев второго подвида.  А при достаточных возможностях -  чувства туриста вполне могут быть   обмануты сборными инстинктами.     Темные олимпийцы маскируются, переодеваются, изменяют облики и восприятие в опеке, в общем,  пытаются перетасовать весь веер инстинктов в свою пользу.  К примеру, пусть  олимпиец второго подвида заведует, скажем, фруктами.  А кто-то хочет огурец.  Чувственно.  Но  темный олимпиец второго подвида убеждает: бери мое! Что, хочешь другое? Ну смотри, мой фрукт… он же  прямо как огурец! Зеленый как огурец, ломается как огурец, хрустит как огурец,  и прочее. 
Рано или поздно темная экспансия терпит крах.  Светлое влияние вызывает к жизни такие свойства и инстинкты, «подмять» которые темный олимпиец не сможет даже теоретически.  То есть не потому, что они активнее или устойчивее, хотя вполне могут быть и такими. А потому что за ними – смысл и гармония вечности.  Ведь рано или поздно гармоничный смысл первозданного хаоса  перестраивает  мир согласно неизреченному смыслу.
Начинается следующий этап темной деградации. Для всех существ, у которых слой познания, а значит и слой темной эмпатии – жизнь, этап сохранения  образно очень похож на выживание.  Ведь они сохраняют свойства, жизнь.  В общем, теперь олимпиец переходит от темного нападения к темной защите.  И те чувства, с которыми олимпиец упорно не хотел контактировать еще на предыдущем этапе, теперь появляются на территории «выживания» олимпийца, от других темных, со своими эмпатиями. Но ведь он все также избегает их! Поэтому  олимпийца второго подвида начинают одолевать фобии.  На этапе экспансии олимпиец совершал подтасовки, обманы и подлянки в чувствах.  Теперь же он направляет все силы на то, как сохранить имеющуюся территорию, чтобы подтасовки и обманы не совершили по отношению к нему.   Кроме того, он становится очень чувствительным к нежелательным изменениям уже сохраняемой возбужденности чувств. О таком состоянии говорят: «весь на нервах».  Здесь хочу подчеркнуть – на данном этапе олимпиец страдает, и когда теряет блага в настоящем, и когда он их вроде бы и  защитил – тоже страдает.  Почему? А потому что гармоничная жизнь и выживание – это разные вещи.  Темная эмпатия, ограниченная определенным масштабом, без синхронизации с неизреченным смыслом – неизбежно начинает разрушаться, даже будучи защищенной от внешних поползновений других выживающих.   И поэтому   все  темные существа  испытывают особый вид страдания - страдание от разрушающего хаоса.  От того, что блага мира разрушаются. Но некоторые темные существа неверно понимают причины этого, поэтому   такие страдания вызывают  у них претензии к происходящему в целом, как претензии к божественному промыслу.        Темное существо одолевает неразрешимое (пока существо остается темным) страдание – от того, что ценности слоя необъяснимо разрушаются, становятся негодными. И здесь очень важно – понимает ли темное существо истинные причины этого. А истинная причина – разрушающий хаос, возникающий как раз вследствие отторжения от высшего смысла.   
Что же касается подтасовок основы, то теперь они направлены не на экспансию, а на выживание в уже имеющиеся территории благ.  Олимпиец пытается хозяйствовать так, чтобы максимально получать чувственные блага для себя, а стремления хозяйствования других чтобы разрушались. Например, олимпиец притворяется, что в восторге от запаха, а когда другие привлечены этим, подсовывает вместо ожидаемой еды какую-нибудь гадость. Делает вид, что охвачен возбуждением, предвкушая купание возле яркого водоема.  Те из окружающих, кто «купился»,  бегут туда толпой – а там, под яркими цветами, грязь или вообще воды нет, ну и так далее. В соответственных мультиках про олимпийцев таких сюжетов хоть отбавляй.    Эстрадная певица, олимпиец этого подвида, сейчас живет на земле. В детстве  обиделась на друзей,  вздыхая (ну что ж, она-то милосердна – но друзья сами напросились), лезет на шкаф достать завалявшуюся там пыльную конфету. И ходит вокруг, причмокивая  и облизываясь в надежде, что кто-то попросит. 

Постепенно  территория хозяйствования  также перестраивается согласно высшему смыслу, и поэтому избегания все возрастают, ведь такой рисунок благ не соответствует образу эмпатии темного олимпийца. И вот уже олимпиец живет лишь уже  имеющимися жизненными благами.  Я упоминал в  предыдущей книге – в Америке прошлого века, да и позапрошлого тоже – проживало столько олимпийцев, что их влияние  было очень сильным во всех областях культурной и общественной деятельности.  Дэвов там тоже очень много, но понимаете, зачастую культура принимает  черты тех существ, для деяний которых больше возможностей,  целей и условий в данный временной промежуток.  А в начале двадцатого века  условия складывались именно для деяний олимпийцев.  Поэтому в американских мультиках  тех времен можно найти точнейшие образные примеры практически для любого случая, касающегося олимпийцев. Есть и для этапа отречения олимпийцев второго подвида. Они   весьма узнаваемы, и так как это одно из фундаментальных состояний души темных олимпийцев  – то и встречаются часто: персонаж полностью удовлетворен имеющейся чувственной жизнью, это мир где есть все желаемые блага раздольных инстинктов.  Но истинно так:  его образ эмпатии теперь к прошлому, и олимпиец  теперь преклоняется перед прошлым. Ему кажется,  что теперь прошлое содержит все, что нужно и навсегда.  И вот показывается – персонаж удовлетворенно вздыхает, потягиваясь и устраиваясь поудобнее, отдыхая, умиротворенно взбивая подушки.  Или, скажем, загорает на пляже. Он спокойно потягивает сок через трубочку, а то и  просто погружен в  процесс придирчивого рассматривания  собственных ногтей. Но вдруг начинает происходить  то, что перебивает спокойное течение жизни. Некоторые методы имеют смелость меняться.  И  олимпиец нервничает из-за того, что ветер упорно перелистывает книгу с его любимой картинки, причем порыв будто бы специально возникает снова каждый раз, как только он ее перелистнет назад.   Вредная  птичка имеет наглость  щебетать не вовремя. Рядом включают музыку    именно в то мгновение, когда олимпиец собирается всласть развалиться на диване.  Далее весь сюжет   по сути сводится к тому, что персонаж снова и снова пытается вернуть методы в желаемое  состояние,   но ситуация упорно их выводит из того самого единственно желаемого состояния,  на котором настаивает олимпиец,  он все больше нервничает  и, в конце-концов, стремится  попросту  разрушить раздражающие процессы, чтобы уж точно ничего не происходило.
Такой олимпиец  воспринимает всех, кто хозяйствует в слое – как злорадных настойчивых вредителей, мешающих покою. Но под этим скрывается    душевная боль и зависть, замешанная на   досаде и  болезненном сожалении об утраченных  возможностях предыдущего этапа.
Надо сказать, что подобные мультики приносят значительный вред тому зрителю, у которого уже имеются подобные наклонности. Вот, скажем, в  сюжете    смакуется, как олимпиец своим разрушительным инстинктом  грубо останавливает досаждающих. Затыкает пасть собаке метко брошенным предметом,  мешает музыкальному досугу соседей и т.д. И вот уже   такой олимпиец, насмотревшись мультиков, говорит соседу, – заткни собаку или я сам ее заткну! А потом он скажет это же жене.  Чтобы заткнулась не к месту. Это не афишируется, но в американском обществе есть определенный класс  проблем в отношениях, о которых в СНГ и не слышали. Хотя, пожалуй, все же видел в интернете  несколько   русскоязычных статей,  но судя по их стилю –  они  явно скопированы, возможно, копирайтеры перевели. А заголовки статей такие: Как заранее  распознать мужчину-психопата.
Кстати, о распознании.   Часто разрушающий хаос затрагивает не только тонкие душевные процессы существа,  но и внешние, очевидные процессы.  Ведь, по сути,  разрушается вся жизнь существа, а значит и весь веер слоев ниже.  Поэтому  разрушительные процессы затрагивают   и облик самого существа, но чаще всего – на поздних этапах темного пути. Это логично,  ведь  физическая внешность состоит из  формальных процессов  того  же мира, в котором существо живет.  Конечно,   речь идет о существах  в  родных телах. Но и на земле иногда заметно.  Также достаточно хорошо отражено  и во многих культурных источниках: темная личность зачастую имеет жуткий вид, отталкивающий вид, разрушающийся вид.  Образно говоря,    темный властелин на последних этапах –  не  может быть милым бодрячком с румянцем во всю щеку.      Но замечу, неверно однозначно привязывать внешность к грехам!  Такая привязка уже к фашизму поближе. А что, если личность уже грешит, но это пока не отразилось на внешности. Или  наоборот – внешность отталкивающая, так как личность грешила в прошлом, но – уже изменилась. 

Гармония слоя познания олимпийцев третьего подвида

Как вы помните, любой процесс может быть описан и как черты самого явления, и как его воспринимает душа живая, личность.  Основа олимпийцев третьего подвида – житейские развлечения. Если исходить из образного восприятия процессов основы. Если же сформулировать суть самого процесса, то это житейские увлечения.  Или, говоря языком формальной логики – проявленное будущее методов опеки.  Потому-то у метода и есть проявленное будущее, что он увлекает личность. Ну а увлеченная чем-либо личность  как раз и будет (этим) развлекаться.     И вот личность увлечена в опеке одним,  другим, третьим, причем с толком. В итоге жизнь личности наполняется гармоничными чувствами!
Олимпийцы третьего подвида познают чувственное влечение. Их неизреченное познание подобно задорному  озадаченному интересу в чувствах.  Мальчику этого подвида подарили тренажерный комплекс. Он смотрит на него, исподволь   засунув указательный палец в рот от чрезвычайного интереса к открывшимся возможностям в чувствах.  Это же  сколько всего можно тут! И облазить его по-разному, и заниматься бегом, и тянуть рычаги для чего-то там,  и не факт что в инструкции все описано. Кстати, есть много и достаточно опасных действий, инстинкты-то не резиновые здесь! И он пытается познавать гармоничный рисунуок проявленного будущего  чувственной жизни.  Причем олимпиец   может создать и принципиально новые методы.   
Весь веер  влияний основ соответствует нужному итогу в чувствах.  Тот же тренажер –  будет влиять на чувства мальчика   гораздо полнее, если все же педали использовать для ног, а шершавые накладки – для рук, а не наоборот. И вообще, на тренажере для бега, скорее всего, оптимально развлекаться именно бегом, для того  ведь он и был создан.  Поэтому среда олимпийцев, как в их родном мире, так и здесь –  изобилует крупными надписями, различными указателями, информирует о методах, иногда тут же наглядно  их и    демонстрируя.   Житейское благополучие ради чувственной жизни.  Олимпиец натягивает замысловатый серпантин,  прям километры.  Ясно – он и увлечен и развлекается. Но для чего? Чувства празднующих станут сильнее за счет добавления новых компонент, ко времени.  Их будет больше и лучше влечь праздник, ведь серпантин – одно из многих представлений, формирующих  чувство именно праздника, а не скажем, отдыха.
В американских мультиках есть много таких сцен: персонаж  говорит – мне бы отдохнуть, и тут же его вихрем  укладывают в постель, включают спокойную музыку, и демонстративно заводят  часы. Или, скажем, говорит – эх, хочется праздника. Ему тут же – раз – колпак цветной на голову и сахарную вату в руки.  Правда, во многих мультиках  внешне подобные действия  могут нести и    темный аспект, без высшего смысла. Но  в гармоничном варианте это именно познание: «ну-ка, ты же любишь леденцы, а вот этим увлечен?   Тогда на! Теперь, пожалуй,  чувство будут влечь гармонично».
Но обратите внимание,  светлое познание вовсе не означает линейное движение по некому пути без отклонений или по определенному сценарию, полностью бесконфликтному. Неизреченный порядок он на то и неизреченный, что невообразим по своей структуре и процессам,    благой в высшем смысле, а не в явном очевидном или ожидаемом смысле, по логике самих мирских благ  или в виде бесконфликтности. 
Первозданный  же хаос – суть новый, определенный неизреченной сутью ход вещей. И следуя «по течению» первозданного хаоса в своем творении существо познает высшую суть.  Вот  олимпиец моет свою машину, протирает невесть каким по счету составом, раздумывает и над верной химической реакцией.  Созданные им временные инстинкты неживого  сделали теперь машину весьма влекущей в чувствах. Она так и манит – сесть да прокатиться!     Мальчик катится на скейте, перецепился через бордюр и упал, забрызгав машину грязью,  плачет. Олимпиец тут же изменяет творение   в новое влечение: скручивает пленку от машины в дудочку, она разворачивается и сворачивается: на,  малыш, играйся.  Мальчик убегает. Я подхожу, говорю – вы, гляжу, совсем не расстроились, не лень  машину перемывать? Олимпиец отвечает:  нет, я наоборот рад! Испытаю новое чистящее средство.   Не потеря, а приобретение в познании!  

Гордыня слоя познания олимпийцев  третьего подвида

Прошли годы. Тот же олимпиец. Машина – дороже и лучше.   Причем теперь слишком «с иголочки», слишком много внимания на внешнее. Это заметно. Видимо, для него веер жизненных благ  – теперь  очень важен.  И он уже не созерцает веер благ с позиции  творящего. Он охвачен влечением, погрузился в него,  он раб этого влечения. От  высшего смысла он отрекся, а вот внешнего набора благ – стало  ощутимо больше.   Ведь  теперь  все силы и стремления направлены именно на блага мира!  Правда, гармонии в них все меньше.  Что же происходит дальше? О, дальше происходит то, что  практически идентично для  всех существ, склонившихся ко тьме, которые к тому же и сознательно атеистичны. То есть не только  не признают существование  неизреченного смысла, а и не смиренны перед промыслом Божьим.  Темное существо начинает хулить волю Господа! Почему? Подспудно существо отлично понимает, что первозданный хаос, неизреченный смысл, божественный промысел, если уж говорить глобально – перестраивают вселенную. Но личность теперь очень хочет, чтобы веер благ темной эмпатии никогда не был перестроен, существовал вечно. И такая личность совершенно прямым образом убеждает себя: «Господь слаб (!!!), надеюсь, он не сможет перестроить мир. Надеюсь, мои блага останутся». Господь высоко, далеко и прочее в том же духе.  
Но даже когда личность осознает гармонию высшего – все равно, если есть темная экспансия – то начинается так называемый противо-хаос. Личность «подкапывает», вредит, разрушает, пытаясь установить везде свой рисунок темной  эмпатии.  Почему не творит, а только вредит? А потому что  теперь изначально задача – взять из уже имеющегося веера благ. А задачка – «взять» - прямо противоположна творчеству, проведению в мир неизреченного смысла. Корыстный – не творит.  Земные философы эту фундаментальную закономерность трактуют поверхностно, как внешние действия.  Сколько раз вы слышали: брать – плохо, отдавать – хорошо? На самом же деле – сколько бы светлая личность не получала прибыли – она не станет корыстной. Если, конечно, будет правильно ею распоряжаться.   И сколько бы темная личность ни жертвовала бы – она не избавится от  темной эмпатии. Ибо она и жертвует исходя из нее.  
Так вот, прошло время, и я снова наблюдаю за этим олимпийцем.   Здесь стоит заметить, обычно перерождение  в темное существо занимает гораздо больше времени, может, и многие жизни. Но этот олимпиец уже тогда был – стагнирующим, гордым светлым. Поэтому хватило десятка лет. Для данного олимпийца это было время грехов. И вот он стоит, охвачен влечением к машине. Мимо пробегает парень. Не факт даже, что парень задел бы машину. Просто бежит мимо.  Олимпиец раз  – подножку ему: а ну-ка, притормози – не ровен час,  машину заденешь.
Теперь личность служит темной эмпатии.   В данном случае – чувственному влечению. У личности – искреннее ощущение,  что ее слой темной эмпатии – лучше всех возможных других рисунков влечений.  Но слой-то связан с самой личностью. Поэтому темный олимпиец третьего подвида приобретает вполне ожидаемые черты.  По аналогии с предыдущими подвидами олимпиец пытается манить и подчинить окружающих чувственным влечением.  В сказках из раза в раз встречается типаж:  принц, который цены себе не сложит, и все у него получается  превосходно, и все от него не могут глаз отвести, и все ему прощают, а он может делать любые подлости, подставлять и оскорблять. Почему? А все дороги ведут в Рим.   По его мнению,   он может все,  ведь при любом исходе влечет – только он. Все чувственное влечение – стягивается на него.    Он манипулирует и пытается охватить своим чувственным влечением все больше окружающих.  Его темное влияние выглядит приблизительно так:  послам  показал, как я великолепно  фехтую. Перед  дамой тряхнул моей чудесной прической, когда она смотрела.  Нужной особе подарил розу. Думаю, все схвачено. Так вот, подобные черты – точнейшим образом темный олимпиец третьего подвида на данном этапе. Причем не он похож на принца из сказки, а наоборот.  Образ принца списан с темного олимпийца.  Олимпиец  на данном этапе подвержен нарциссизму собственных чувственных влечений. 
Влияния основы – соответственные. Не нравится праздник? А вот тебе  в рот свистелку!    Не нравится зрителям мое выступление? Хм, а что если их как-то заставить хлопать?  Так что  ничего хорошего зрителям  подобные влечения не сулят. В американских мультиках образно это показано очень точно.  Родные тела олимпийцев позволяют гораздо больше, чем тела людей и темный олимпиец в самом прямом смысле пытается развлекаться инстинктами окружающих. Как насчет того, чтобы выбить сто баллов  на силомере кем-нибудь? А вон кто-то хорошо крутится волчком и т.д.
Но вдруг, светопреставление – кто-то открыто стремится к другой еде!  О ужас, ему только что высказали  все что думают о его   кичливом до смешного  поведении на вечеринке.   И по какой-то непонятной причине темные подтасовки по отношению к ним не работают, не получается! И такого с течением времени будет все больше! Ибо темный хаос начинает блокироваться свыше. И вот  уже   на ограниченной территории  олимпиец пытается выстроить чувственное влечение своей эмпатии.  Но у других-то олимпийцев тоже есть свои территории. А точнее территории, которые они успели захватить в экспансии. И зачастую это – одни и те же территории. Начинается спор хозяйствования. В американских мультиках таких сюжетов полно.   Один олимпиец хочет отдыхать, другой – праздновать.  Олимпиец устроил все в комнате для праздника – только отвернулся, а другой олимпиец начинает все переделывать для отдыха. Как только отошел  –   первый переделывает все обратно для праздника и т.д. А если  на такие проблемные ситуации накладывается и высокомерието  олимпиец третьего подвида  становится неуравновешенным нервным психом.   Собственно, при высокомерии он таковым станет еще на предыдущем этапе. Однако теперь его деяния активно ограничиваются не только невежеством основы. Ведь у него постоянно происходит крах попыток хозяйствования в своих влечениях.  Кстати, хоть расцвет культуры олимпийцев пришелся на начало двадцатых,  такая культура мультипликации есть и сейчас.  Причем  зачастую со значительной степенью стагнации. Например мультик «Губка боб» несет именно эту «нервную»  энергетику, значительная часть сюжета  – эгоистические конфликты чувственных влечений. Причем и сюжетно, и энергетически там показано именно выживание. Веер необычных инстинктов также присутствует.  Сверхсознание автора-олимпийца  будет создавать в мультике мир, тяготеющий к процессам родного мира олимпийцев.
Итак, теперь уже на своей территории олимпиец пытается «перехозяйствовать» других темных олимпийцев, а также  избегать первозданного хаоса. Его все больше охватывает  тревожная неприязнь. Например, олимпийцу предлагают покататься на лыжах, но ему неприятны эти новые чувства, поэтому  и весь веер развлечений в опеке его вовсе не увлекает, движение на лыжах тревожно сковывает, мало отличаясь  в его восприятии от цепей.
И вот уже олимпиец живет прошлым.  Характернейший признак всех существ на данном этапе – нежелание чтобы центральное  время шло как таковое. Стремление чтобы все было спокойно и незыблемо, вечное «сейчас». И в той же Америке -  характерный стиль поведения таких темных олимпийцев не просто есть, иногда  он возводится  буквально в статус добродетели,    культурной преемственности поколений.  Олимпиец пытается сохранить один и тот же рисунок чувственных влечений,  он ревностно следит за тем, чтобы он никогда не поменялся:
– «Доброе утро сын! Сегодня необычный день. Каждый взрослеющий  (фамилия), сегодня (дата), одевает  (вид спорта) шапку и»
... и все. Неужели вы думали, что отец будет учить сына играть? Нет, этого ни в коем случае не произойдет.  Отец надарит сыну кучу памятных сувениров, атрибутов, и в конце торжественно скажет: Вот, держи. Мой отец передал этот (мяч, биту и т.д.) мне, а я передаю тебе, именно ей  кто-то в лохматом каком-то году забил решающий гол.
Здесь  уточню – такие атрибуты действительно несут культурный смысл. И если бы они были отправной точкой для собственных свершений или вдохновляли – ситуация могла бы быть вполне гармоничной.  Но в случае последней стадии темного пути они играют роль лишь чувственных якорей, ориентируясь на которые можно не менять ничего. И такой отец не дает сыну делать ничего, снедаемый тревогой.  Ведь он точно знает, что слой чувств не  должен быть функционален.
Уже имеющиеся блага также изменяются согласно высшему смыслу. Но в восприятии темного олимпийца  –  это единсвтенные его блага. Поэтому темный олимпиец на данном этапе подвержен очень специфической, узнаваемой панической тревоге. Кажется, в современной психиатрии есть и термины и описание подобных состояний. Но я не буду углубляться в термины,  опишу образно. Девушка приходит на прием к доктору и дрожащими руками показывает на самую обычную,  вполне здоровую стопу левой ноги: «Доктор, посмотрите как, выпирает эта косточка. Я тяжело больна. Что же будет дальше?». У мальчика шатается молочный зуб.  Он прекрасно знает, что это вполне обычное явление ему давным-давно   объяснили. Но его охватывает тревожная паника, потому что для него это  олицетворение разрушения имеющихся  чувственных влечений, а не просто  зуба в опеке. «Зуб отвалится, я стану хуже выглядеть, он отвалится, отвалится!!!».
 На действиях основы я в этот раз остановлюсь подробнее, так как  они очень часто встречаются  и в земной цивилизации и достаточно  негативно влияют на чувства.  Олимпийцы любят яркое, удобное, свежее, активное в инстинктах  и так далее. Я в предыдущей книге описывал – на земле чаще всего именно олимпийцы создают чистящие средства, конторы по доставке с крупными шрифтами и яркими панелями, всякие удобства для быта опеки и т.д. Это очень узнаваемый стиль и энергетика, в общем, вы все эти черты уже отлично знаете, думаю.  Однако на последнем этапе деградации олимпиец стремится к чрезвычайно спокойным, неменяющимся методам. Он занимается все той же характерной деятельностью, но! Методы не должны меняться, это совершенно  гладкая без единого выступа водяная горка аттракциона, даже закручивается она неизменно.  Пылесосы, дизайн которых веет прямо таки нездоровой простотой. Гладкое, абсолютно однотонное, линейное, плоское. Иногда именно это ошибочно принимается за некий стиль минимализма. На самом же деле это полная упадочность методов. Такой дизайнер делая, скажем, кресло, придерживается таких позиций: Максимально округло. Максимально гладко. Максимально однотонно (или константный градиент).   Естественно, сам стиль минимализма может не быть по факту вышеописанным. Энергетика важна. Остановка чувства. Неизменность методов. Я, пожалуй, выложу несколько фотографий в разделе обучения на сайте книги. Эта энергетика настолько специфична, что ее  достаточно легко почувствовать и распознать.

Гармония слоя познания олимпийцев четвертого подвида

Все влияния существа  объединяются в процессы слоя познания. И наоборот, итоговые цели определяют нужные влияния.  Но! И в физическом, функциональном смысле  любой слой порождает весь веер раскрывающихся во времени  формальных процессов как таковых. Иначе говоря, совсем не обязательно быть олимпийцем, чтобы почувствовать влияние, воздействие слоя чувств.   Другое дело, что в случае   олимпийца они охватят все его существование в центральном времени, а для других существ – влияние будет сообразно их собственным слоям познания и созидания. 
Однажды в интернете  мне попалась  любопытная статья.  В ней описывалось, как   начальник   группы полярников  столкнулся с очень странным нервным поведением своих подчиненных.  Кроме всего прочего, они постоянно ссорились. И начальник  интуитивно разработал комплекс мер. Каждое утро они обливались холодной водой, причем не  так, как это было распространено  в  те времена в СССР. Это была не закалка. Они должны были угадать температуру. Также начальником  был разработан режим дня, но весьма необычный, разный.  И зарядка – тоже не обычная, контекстная режиму. Разные виды упражнений.  И нервный сбой исчез без следа! И,  собственно, никто  не понял, почему. Ограничились  лишь поверхностным  шаблоном:  зарядка и закалка – лучший друг человека.   А на самом  деле произошло вот что:   эти товарищи сидели почти безвылазно на базе, температурный режим одинаков, режим дня абсолютно одинаков, еда очень похожа.  Это прикосновение к одному и тому же рисунку чувств. Один и тот же режим чувственной жизни. И в  результате, на фоне отсутствия других дел –  его роль и внешняя значимость очень сильно возрастает.  А начальник организовал, по сути, олимпийские  дисциплины,  цель одной из которых – угадать температуру, для этого нужно прикоснуться чувствами ко всей ситуации. Человеческое тело ведь не термометр,  не хватит времени проанализировать и сравнить быстроменяющиеся ощущения в опеке, меру холода при обливании – только чувствами возможно! (Кстати, поэтому   продолжительный ледяной  душ  их мог бы забросить понятийно и  в ад при неверном восприятии.)   Далее он организовал им тот самый день фруктов, день бега и т.д.  И проблемы в отношениях ушли бесследно! Начальник организовал им смену чувственных прикосновений. Именно поэтому гармоничные олимпийцы четвертого подвида – очень свежие во всех инстинктах сразу существа.  Представьте:  кто-то проснулся утром, свежий, активный. А кто–то – заспанный, вялый. Первый – прикоснулся к чувствам, второй – нет. 
Однако обратите внимание, начальник – не занимался на самом деле высшим смыслом чувств.  Он прикладным образом  активировал уже имеющиеся аспекты, гармоничные процессы, которыми группа пренебрегала. Поэтому темному олимпийцу не помогли бы никакие внешние методы. И   подобные одни лишь внешние меры – я читателям не рекомендую, а закалка  – вообще очень сомнительная штука. 
Олимпийцы четвертого подвида познают чувственные прикосновения. Неизреченное познание такого олимпийца похоже на пытливый и задористый интерес к  чувственным прикосновениям. И верно познанная высшая гармония  покажет, как совершить действия, которые привнесут в мир  бойкие, живые и свежие, заводные чувства.  И если взять  для сравнения несложный пример с тренажером:   третий подвид познает чувственное влечение,  он разбирался с тем, как можно развлечься  тренажером, чтобы в итоге получилось гармоничное чувство.  А четвертый подвид прикасается к уже проявленному  текущему чувству, поэтому он разбирается с тем, как лучше фактически заниматься на этом тренажере, чтобы в итоге и прикоснуться к получившейся эмоции: 
-  Чаще перебираем ногами. А вы – наоборот, реже. Через скакалку –  сейчас  именно прыгайте. А вот другой тренажер: здесь полуприсяд! Дожимай вес!  Да, уже существуют  концептуальные чувства и  смыслы развлечения в инстинктах, третий подслой – но если  что-то из  узора инстинктов пойдет не так, то олимпийцы не смогут прикоснуться к тому, что должно. Дыхание сбилось, неверная «игра»  инстинкта – присели там, где нужно было дотягиваться и прыгать и т.д. Конечно, здесь  я привел наиболее очевидный  вариант, на примере земных инстинктов.  Возможности родных тел олимпийцев и больше и разнообразнее, а все действия  вовсе не сводятся к спорту как дисциплине. Речь идет  о чувственной жизни.  Но концептуальный смысл – именно такой!
В американских мультиках есть пример и  такой работы души. Чувственные прикосновения в мире олимпийцев видимо изменяют все множество игр инстинктов. Персонажа поцеловали,  он краснеет, его движения стали плавными и заплетающимися от чрезмерной силы прикосновения.    Персонажа охватывает непоседливое чувство  –   он начинает скакать кругом, его инстинкты теперь напоминают пружину. Персонаж устал – и он опускается сверху на постель подобно листику, скользящему по нисходящему закругленному зигзагу. Олимпиец прикоснулся к чувству, и вся совокупность его игр инстинктов будет соответствовать.
Надо сказать, что гармоничные основой   олимпийцы четвертого подвида – тоже весьма смелы, как и второй подвид, только не в глубинных формальных процессах, а во внешних. Когда  олимпиец уже познал высший смысл – его внешние действия по управлению игрой инстинктов могут  быть весьма решительны и активны.  И такая смелость – полная противоположность комплексам, фобиям и т.д. Ну а высокомерный плюс и так  уже  смелый и решительный – станет маскулинным и брутальным. Но это, собственно,  уже описывалось в предыдущей книге.
Я сканирую душу  светлого олимпийца. Но что-то не так. Он познает высший смысл, процессы  высшего познания заметны. Но почему он так жестко все это позиционирует? Почему чуть что, впадает в истерические претензии?  Думаю, он скоро станет темным. Так и произошло, через десять лет это уже темный олимпиец.  Ведь светлые – это  не гарантированно безгрешные существа, на которых негде пробы ставить. Откуда  тогда темные бы вообще  появились? Кроме того, согрешить можно и на более высоких слоях, выше слоя познания.  Своим чередом эти знания я обязательно изложу в одной из следующих книг серии.

Гордыня  слоя познания олимпийцев четвертого подвида

Итак, олимпиец становится корыстным и пытается распространить желаемый рисунок чувственных прикосновений всюду.  И, конечно же, пытается соблазнять окружающих своей эмпатией чувственных прикосновений с одной стороны, и стремится разрушить те чувственные рисунки, которые не соответствуют его эмпатии, с другой. Но они практически все не соответствуют, ведь его рисунок эмпатии –   ничтожно малая часть  всех проявленных аспектов  и функциональности слоя.  Рисунок  описывает только его жизненные блага, блага ему.  И конечно  же, восприятие темного существа  меняется так, что оправдывает экспансию.  Окружающие видятся ему занятными в своей  чувственной обреченности (ведь перспективы развития имеет только его слой эмпатии),  а значит и  ничтожными, смешными,  неуклюжими во всех своих инстинктах.  В американских мультиках – тех, которые создали темные олимпийцы –  подобное не просто присутствует. Это – основная линия большинства сюжетов. Вот идет персонаж – поросенок. Он смешно переваливается, он неуклюж, все делает смешно и растяпа. И получается, что  мультик по сюжету –   пропагандирует темную экспансию!  Вот толстяк, смешно вращая глазами, несет тяжелое, ясно, он прямо напрашивается, чтобы его подтолкнули. И темный олимпиец  обязательно это сделает.  Что? Вы спрашиваете как изменить темп этого тренажера? И как лучше бежать? А никак. Вы обречены, вы не пробежите, и рекорд не поставите. Я – да.
Разрушая по возможности чужие прикосновения, олимпиец продвигает свои. Но, чувственные прикосновения заточены под него, поэтому они раскроются  игрой инстинктов, тоже заточенной под него. И для других это будут  игры с очень специфическими чертами. Хотите – мыть полы с утра до ночи? А вот еще есть игра – рассортировать два вида круп, и желательно до полуночи.  В некоторых сказках есть подобные сюжеты.  Читая их, у меня часто возникал вопрос – вот злая мачеха, а если ее падчерица добрая, умная, умелая – так а зачем  же она работает на  мачеху- то?    Темный олимпиец на этапе экспансии диктует особый род обсессивно-подобного чувства. Его эмпатия диктует такой  род чувственных прикосновений, в которых уже заложены игры инстинктов под него.  Перебирают мозаику – ему, моют полы  –  для него, все инстинкты окружающих работают для него. Но! Эмпатия же  не только пропагандирует свой рисунок, одновременно она отрицает и все остальное в слое жизненных благ.   На то это и эмпатия – только вот этот идол, а не что-либо другое.  Поэтому такая  эмпатия диктует стремление к себе и обсессивно-подобное очернение всего иного. Падчерице кажется, что если она не помоет пол,  – то непременно случится что-то очень плохое – то, чего нужно избегать любой ценой. Какое-то очень нежелательное прикосновение  чувств.  И мачеха будет вовсю стараться поддерживать подобные процессы. Пропагандируя как можно более серьезное отношение к проявленным чувственным благам.  Кроме того, рисунок эмпатии воспринимается темным существом как сводящийся к собственной личности, как смысл и личности и ее стремлений.  Поэтому служение эмпатии, и то, как плохо без нее – означает и служение самой мачехе, и то, как плохо будет без нее. А сама эмпатичная зависимость означает, что мачеха будет показывать, как больно эмпатии, а значит и  ей, когда не по рисунку. Ведь темные существа полны этой неизбывной болью к миру. «Что, не хочешь принести мне  кофе? А я так к тебе хорошо относилась, а ты неблагодарная, что же теперь со мной будет без кофе, я буду чувственно мучаться без привычного напитка и т.д. А будешь продолжать – перестану тебе покровительствовать, и ты станешь такой же смешной и обреченной, как и все другие, вне моей эмпатии». Такие олимпийцы – тираны в эмоциональном смысле, играющие на нервах и комплексах. И  только личность достаточно гармоничная без сильной активации подобия может выстоять против экспансии в самом начале, когда явной блокировки темных усилий еще мало.
Постепенно хитрости и корысть огрубляются и становится все более разрушительными, грех возрастает. И вот уже олимпиец находится на этапе выживания.
Здесь важно предостеречь читателя –  в современной массовой культуре, которая несет достаточно много и темных влияний на данный момент – состояние личности на этапе сохранения  темной эмпатии зачастую  воспринимается как  привлекательное по некоторым внешним признакам. Это касается и олимпийцев, и других существ. Внешняя энергетика экономии любыми средствами ошибочно может восприниматься  как  умеренность, как  достойная независимость от  излишеств. А все более простой рисунок имеющихся благ – он разрушается, но  пытаться-то сохранять олимпиец будет те совокупности инстинктов, которые считаются «культурно-официально» положительными. Ведь  образ эмпатии будет изначально в себя вбирать максимальные черты благ каких? В большинстве случаев тех, которые общепринято и считаются   самыми лучшими в данном рисунке. И внешне это может восприниматься как некая мейнстримность, ухоженность  и актуальность  стиля.   Кстати, весьма характерная черта  темного  существа – очень большая зависимость от мнения социума. Светлое существо – с Богом. Ну, или, по крайней мере – с неизреченным. Темное существо –  с миром, а значит  и  с мнениями окружающих о внешнем веере благ. Сколько я ни общался с «убежденными» темными существами, фраза как под копирку «а что люди скажут». Их интересует отнюдь не оценка в высшем  «хорошо ли я поступаю», «туда ли стремлюсь» – а исключительно оценка проявленных благ.   
Итак, что же происходит дальше на темном  пути?  Теперь на ограниченной территории  существуют и другие  «мачехи».   И к ним  олимпиец не хочет прикасаться, они не соответствуют его эмпатии.  Более того, зачастую такие процессы, направляемые другими темными существами прицельно разрушают его эмпатию!    И олимпиец становится подвержен обсессиям – он постоянно опасается, что   чувства обернутся нежелательным образом, раскрываясь всем веером нежелательных инстинктов.  Если почитать официальное определение обсессий, то можно запутаться – там упоминаются  не только чувства, но и «счет» и «мудрствование», но тогда какие же это чувства – мудрствование? Однако если вчитаться, то становится очевидным –   ученые мужи прошлого  просто были недостаточно точны в терминах. На самом же деле имеются ввиду именно чувства.
Например, обсессия  мудрствования описывается так:
Молодая… женщина…, находясь одна на улице, начинает задавать себе следующие вопросы: «Не упадёт ли сейчас кто-нибудь из окна мне под ноги? Это будет женщина или мужчина? Это лицо разобьётся насмерть или же будет только ранено? Упадёт оно на голову или на ноги? Будет ли кровь на тротуаре? Если это лицо разобьётся насмерть, что я должна делать? Должна ли я звать на помощь или убежать? Не обвинят ли меня в этом происшествии? Не оставят ли меня из-за этого мои ученики? Будет ли признана моя невиновность?»
Henri Legrand du Saulle. Психическое расстройство сомнений (с бредом прикосновения) 

Причем в этом же трактате  дальше  вполне точно указано  «установлено, что практически все обсессии имеют эмоциональную природу».   Ведь чувства – это свойства эмоционального мира.

Когда у такой личности возникает угроза краха или колебания имеющейся темной эмпатии чувственных прикосновений, она воспринимается чрезвычайно болезненно.  И личность сверхсознательно подбирает под эти чувства веер разрушительных инстинктов. Но в нашей цивилизации это может выглядеть и так: кажется, я не выключил свет. Не закрыл двери. Забыл ключи.  А может быть и   в самом прямом виде, «проживание» чувств:   девушка ложится спать, она изо всех сил хочет сохранить имеющиеся уютные и знакомые чувства, свою чувственную территорию. И она болезненно опасается малейших изменений в привычном. «А вдруг я лягу спать, а книга  сдвинется с места, она сдвинется и упадет! А вдруг листы на столе будут расположены не так, а? Надо проверить. Но чувство угрозы и распада не уходит, так как не в инстинктах дело, темная эмпатия разрушается, потому что она темная. И девушка перекладывает листы снова и снова, надеясь отделаться от этого ощущения и «обмануть» угрозу разрушения чувственных прикосновений.  Внимательный читатель, думаю, заметил – что обсессии   состоят из чувства, к которому  олимпиец не хочет прикасаться, и веера  опасений перед  судьбой опеки, перед методами, которые могут пойти нежелательным образом. Постепенно слой темной эмпатии все больше разрушается и упрощается,  близится отречение.

Вот девушка на этапе отречения, и какой-то странный рисунок ауры.  Внешняя телесная энергетика – достаточно активна. Деградация произошла настолько быстро, что внешние черты разрушения, часто характерные для последнего этапа деградации – попросту не успели проявиться.  Отслеживаю формальные направляющие, на что указывают они? Года 4 назад, учась еще в школе (в Америке) – девушка была на этапе выживания. Она пришла на вечеринку в неудобном платье, с длинной косой. А подружки повесили ей на косу какую-то игрушку-пищалку, насмехаясь  над этим фактом, сама же девушка не могла  быстро ее снять – платье очень неудобное и сковывает движения.  В результате гордыня, агрессивные болезненные чувственные переживания,  гордое несмирение при потере внешних чувственных благ, готовность пойти ради сохранения благ на все более разрушительные преступления – в кратчайшее время  отбросили ее на крайние этапы деградации.  Теперь она хочет лишь покоя в чувствах, а ее стремление разрушать чувства других  (в данном случае) имеет черты серьезного психического расстройства: любой испытывающий яркие чувства теперь видится ей как задумавший причинить ей чувственную боль, иначе почему он так активен? Девочки на вечеринке тоже проявляли значительную активность! Все ясно! Однако проходит  еще немного времени, и с такими темпами непреодоления испытаний   уже и  черты внешности –  чувственно апатичны и почти не несут  эмоциональных всплесков.  Даже в человеческом мире    лицо девушки теперь похоже на апатичную застывшую маску.  
На этапе отречения олимпиец живет уже имеющимися остановившимися чувственными прикосновениями, поэтому такой олимпиец   самодовольный франт,  погруженный в имеющиеся блага чувственных прикосновений. А вот любую функциональность в инстинктах – он воспринимает  как вредительство, потому что она меняет его имеющиеся блага.   К тому же он испытывает сильную щемящую  душевную боль  и сожаление о невосполнимой потере в чувствах, и   зависть  и досаду: как же так, кто-то получает новые фактические блага, а для меня  там теперь одни лишь обсессивные страхи.  Когда зависть и боль утихнет? Когда функциональность не будет напоминать ему об утерянном, сквозь завесу уже явного невежества. И он пытается  мешать и разрушать.    В лучших традициях мультика «Том и Джерри»:  «Вон кто-то собрался поплавать, как я могу помешать? Таак, оценим весь доступный веер остановки  игры инстинктов:   банановые очистки помешают идти, в сок добавить перца, доску для прыжков – подпилить» и т.д.
И олимпиец все больше погружается  в разрушающий хаос. Почему? Так ведь, даже не считая главного –  отказа от высшей сути – он же  все время  обдумывает разрушающие методы!    Собственно, в большинстве подобных мультиков мы   именно это и наблюдаем – персонажи стараются использовать разрушительные возможности среды  друг  против друга. Конечно, в мультиках показываются те методы опеки, что доступны и очевидны на человеческом слое бытия, а  олимпийцы в родных телах зачастую действуют еще более грешным образом, так как их мир разнообразнее, а значит и возможностей, в том числе и разрушительных – больше.
Здесь хочу обратить внимание на важный аспект, который может помочь именно темным существам на последнем этапе, причем не только олимпийцам: существа из-за сильной душевной боли и непринятия высшего – разрушают действия окружающих и боль утихает.  Поэтому некоторые темные существа, их психика – связывает уходящую боль и страдания других. Они путают положительные ощущения и отсутствие болезненных сожалений об утерянном. И  делают вывод, что им приносит удовольствие страдания других. Почувствуйте разницу, насколько такое восприятие  разрушительнее и невежественнее.      Отсюда,  кстати, и пошел шаблон – будто темным существам нравится творить зло и причинять беды.
Но темные существа – не силы зла, а просто согрешившие. Об этом будет глава в конце книги. Это очень важно.   Сил зла – не существует.  Это языческая сказка. Темный властелин, говорящий свите – мне нравится творить зло.  Я ведь темный властелин!  А слуги ему отвечают: да, ваше злодейство.

Гармония слоя познания олимпийцев пятого подвида

В магазине стоит  велосипед. А вот велосипед, который уже много лет использует олимпиец – любитель велосипедного спорта. Он на нем и бордюры перепрыгивает и по песку может проехать и крутиться на одном месте и много чего еще.  Второй велосипед будет гораздо более манящим в чувствах! Здесь, на земле, даже те, кто это ощутил –  могут и  не понять,  почему. Ведь для человеческого зрения оба велосипеда выглядят одинаково. А вот на слое чувств – второй велосипед охвачен чувственной тягой.  Новый велосипед в магазине – на нем можно ездить, а можно – и дверь подпирать. А вот владелец второго – сделал его причастным ко всем этим инстинктам, причем часть трюков он мог придумать и сам. Светлое существо – творит! И в итоге  он собрал чувственную тягу из нижележащих компонентов.
В фильме «Лентяево»   чувствительные читатели легко заметят эту тягу, состоящую из веера причастности к инстинктам. Ею охвачены   практически  все детали реквизита, который использовался для съемок.  Начиная с деревьев, специально сделанных для фильма, и заканчивая синей прической на одном из персонажей.  Душа личности может нести только один набор энергетик влияния и творения. А вот неживые изделия могут нести сразу несколько активных энергетик, связанных с центральным  временем. Так, если изготовлением реквизита занимались олимпийцы  3  и 5 подвидов, то и изделие будет отражать обе энергетики. Ведь  любое существо воспринимает мир принципиально иначе от остальных, согласно именно своему типу души и подвиду.   Помните песню апсары из первой книги о высоких травах и чувственных поцелуях?   Ну а олимпиец увидит это снизу, как сборную причастность. О какое большое толстое дерево, что же с ним можно сделать в инстинктах, какие у него бороздки на коре, о какое оно  коричневое и деревянное!  Для живущего в человеческом мире  читателя подобное восприятие может  выглядеть немного странно, но не забывайте, в родном мире олимпийцев гораздо больше возможностей к созданию инстинктов и их разнообразие!  Фрейд же воспринимал подобные тяги в  упрощенном, порочном виде. Все сводя к   примитивным, искаженным  формам сексуальности.
Гуляют двое влюбленных. Одна, олимпиец пятого подвида восклицает:  «Мы теперь пара, давай-ка теперь разберемся,  как лучше меня целовать!». Да-да, именно так и сказала. Конечно, не всегда это заметно в таком очевидном и прямом виде, но    существа мыслят и воспринимают мир именно согласно своей линии творения и познания. Девушка воспринимает чувственные тяги  как порожденные влияниями причастностей инстинктов: вот она и  хочет понять, познать как лучше целоваться, как лучше будет в чувствах.  Ведь  чувства – не вполне ей понятны, она только познает слой!
Кстати, некоторые читатели спрашивают – почему причастность? Почему такой термин? Это необходимые пространственные условия именно для данной страсти, которые и  обеспечат причастность к ней. Олимпиец пятого подвида советует садовнику:  хочешь фрукты развозить? (страсть). Ну что же, обвяжи  кисти чем-нибудь. У колеса тачки неверные методы. Оно нуждается в смазке  и нужны толстые шины, по грязи же возишь.
И такая чувственная жизнь – это совокупность всех причастностей, характерных именно садовнику. Потому-то олимпийцев и называют иногда богами профессий.  Но смысл здесь не в профессии, так это выглядит на человеческом слое. Смысл – в чувственной жизни!
Неизреченное познание олимпийца пятого подвида похоже на  погружение в  задумчивый, но и озорной озадаченный интерес  к   пространственной чувственной жизни. Это попытки найти «поход» к чувственному метаболизму. Пространственное будущее. Образно это похоже на планирование опыта   у  химика-лаборанта. Пока не проведение опыта, а лишь будущее, подход. А что если вот это окунуть в   активный раствор, какие чувства дадут такие методы? На земле такой образ не вполне очевиден, ведь здесь химия организована как наука, да и чувства напрямую не видны. Но я все же решил его привести. Ведь на самом деле пространственные методы опеки – это, по сути, химические процессы. Просто, скажем,  у велосипедной резины они не так заметны и активны, вот и все. Поэтому опыты у этого химика – шире, чем собственно, химические реакции, как они известны на земле. Это и пространственные опыты по взаимодействию методов! В такой  широкой трактовке химии тягучесть и прыгучесть резины, например  – тоже химический процесс, ведь это тоже метод, инстинкт неживого. Просто он обратим, это не законченная химическая реакция, влияющая на качества опеки. 
Ты хочешь быть настоящим садовником? На тачку! На форму садовника! И все это должно верно работать. Мячик? Нет, это причастность к страстям   других способов жизни. Внимательный читатель заметит, что такие действия в определенном смысле  вполне похожи на снаряжение и инструктаж актера, но для одной роли, «снизу».

Гордыня слоя познания олимпийцев пятого подвида

В начале девятнадцатого века,  в Англии, невиданными темпами развивается техническая революция: асуры второго подвида воплощают в жизнь научные истины!  Однако их стагнации   очень велики и это, по сути,   последние массовые деяния асуров  в этой стране, на долгое время, которое   длится и до сих пор. Поэтому среди новорожденных загодя  резко увеличивается доля  других существ, в частности олимпийцев. Но богатства промышленников, их возможности, патенты, технологии  – растут. Олимпийцы завидуют благам промышленников, а также «благородным джентльменам» и стараются подражать им. Это и порождает культурное течение «дэнди». Олимпийцы отчаянно завидуют хорошей жизни верхушки общества и хотят того же. Естественно, они это могут делать только через свою основу.  И олимпийцы наперебой копируют весь веер представлений о  причастности верхушки общества:  покрой одежды, эмоциональный стиль поведения, элегантности и прочее. Так возникает стиль дэнди.  И тьмы в нем было гораздо больше, чем света, ибо исток его рождения – корысть и зависть, а не стремление к познанию чувств.  Это культурное течение развивается, потом становится все менее  распространенным,  в небольшой же   степени есть и сейчас. Но здесь следует учесть: культурные тенденции  постепенно меняются, а недостаточное количество слов человеческих языков приводит к тому, что зачастую те же слова спустя время уже  имеют другие оттенки культурного смысла. Так, в  современной культуре  светская львица, это   почти всегда – апсара, а вовсе не олимпиец. 
Выдержка из интернет-энциклопедии
В 20-х годах XIX века дендизм породил особый литературный жанр – «модный роман» (англ. fashionable novel), где главным героем был «светский лев». Читатель, который в реальной жизни никогда не попал бы в круг аристократов, купив книгу, мог удовлетворить своё любопытство, приобщившись к «избранным».  
Для всех темных существ характерна черта: какой бы размах благ, ценностей, возможностей, действий им бы ни показали – они не впечатляться.   Потому что он – не их. А темных интересует только собственный слой эмпатии, только он представляется важным. Все же остальное на этом слое бытия, но  вне их эмпатии  – они стараются опорочить и  принизить значимость. Я этому уделю самое пристальное внимание в книге, касающейся отношений между существами. Ведь эти черты на этапе выживания  также иногда путают с  верным, «достойным»  поведением, ошибочно трактуя как непривязанность к благам. Так, корыстному олимпийцу показали значительные чувственные блага, но других чувств, не тех, что касаются его темной эмпатии. Он: «Нуууу даже не знаю… Давайте об этом не будем, а?». А вот когда ситуация касается его слоя темной эмпатии – совсем другое дело. Денди идет, вихляясь.  Указывает  на  завитый  локон:  видал, как у меня локон закручен?  А? А?! Я явлюсь так на вечеринку, поиграю бровью – и все цыпочки будут моими!
Корыстный темный олимпиец обладает чрезвычайно узнаваемыми  чертами. В Америке… хотя нет, давайте   возьмем и другой пример. Ведь  не в географии или политическом строе смысл сокрыт. А в олимпийцах. Петербург.  Девятнадцатый век.     Вот стоит олимпиец в модном салоне, с бакенбардами, во фраке, одет с иголочки, надушен. И все лучшие чувственные тяги его и о нем.  А раскрывается тяга всем множеством причастностей в инстинктах.  Поэтому денди имеют  характерный   снисходительно-напыщенно-самодовольный  вид,  который как бы говорит окружающим: посмотрите на мою мускулатуру там, где занимаются спортом. И как я чудесно потянулся там, где спят. И как я поправляю  прическу  на вечеринке.  Если же мы играем – то я выше всех кину мяч, чтобы девушки из группы поддержки были в «отпаде» от меня. А вот для вас это все будет работать совсем иначе. И для других  его эмпатия обернется жуткими, неестественно-чудовищными инстинктами.   Представьте, например, лавочку,  имеющую хаотичные неровные грани, подобно скрюченным загребущим когтям, тянущимся к прохожему. Это те чувства? Пока нет. Так, как описано – пока это либо слой ада, либо просто неудобство в опеке.  Но этот  каркас «одевается» чувствами.  Ее делал некто, кто думал о прохожих так: вы обречены в чувствах, неуклюжие увальни! А причастны вы к неудобствам, неудачам,  падениям, и вообще, моя сила чувств вас как спелый фрукт раздавит, я сапог – вы стекло, я камень – вы окно!   Вот это и будет тем  неестественным разрушающим  противо-хаосом.  Некоторые комиксы в начале двадцатых годов имели подобную энергетику. Автор – темный олимпиец, рисовал чудовищ, а подсознательно придавал им черты своих основ. Но эти чудовища будут выглядеть и действовать именно как чудовища, ибо их инстинкты   причастны разрушительным, дисгармоничным чувственным рисункам.
Темный олимпиец пятого подвида на этапе экспансии  – манит тягой в чувствах,  но в этой тяге причастен  везде – только он сам. Житейские же причастности других будут подстроены под его эмпатию, они должны  будут работать на его тягу. Иначе говоря, когда другой хочет потанцевать у всех на виду – срочно нужно чтобы он подскользнулся. Но когда он же – подносит темному олимпийцу питье, попутно говоря комплименты –  то вполне допустимо.
Стоит еще раз отметить:  темный темному – рознь. Женщина, на этапе экспансии,    приходит в компанию и думает – сейчас я взгляну томно на них, и эти парни – будут покорены моей эмоциональной тягой, подчинены ею! Делает, а парни – взрываются хохотом.  И у женщины есть выбор степени темных деяний.  Просто уйти. Сильно обидеться. Пожелать тотального краха  всех благ слоя парням вне зависимости от  их света или тьмы. Или  попытаться воплотить это немедленно. И, конечно же, степень грешности  темных деяний  будет весьма различаться!

Постепенно упрощенные, корыстные и разрушительные чувственные тяги блокируются.  Вот женщина, хочет  изобразить чувственную тягу поцелуя, а неизреченный смысл как бы спрашивает – а с какой целью, давайте подумаем, как лучше. И что олимпиец ответит? С той целью, чтобы мужчины штабелями валились? Олимпиец начинает жить имеющимся масштабом благ. И в итоге зачастую даже не происходит какая-то явная блокировка, сродни каким-то активным противодействиям. Темный олимпиец сам не идет туда, отказываясь. Он чувствует, что там везде – высший смысл, а стало быть  – и он же спросится.  Вот я смотрю на женщину, которая  сейчас пребывает на этапе сохранения имеющегося масштаба благ. А в одной из прошлых жизней это – танцовщица в каком-то заведении вроде варьете.  И она безудержно делала всем гадости, один факт, что другой тоже может быть причастен к чувствам, скажем – получить некоторое внимание на выступлении – приводил ее в сильнейшее возмущение, и она старалась любыми способами разрушать чувственную жизнь окружающих. Сама же на все претензии отвечала  в таком роде: «Кто из нас танцовщица? Есть у вас мушка у меня над губой? А у меня есть!  Видите? Видите?». Олимпийцы пятого подвида вообще зачастую воспринимают реальность именно так, через множество житейских причастностей. «Вы почему советуете коммивояжеру? А есть у вас такой  стикер об окончании курсов коммивояжеров, а? Или, может у вас есть значок коммивояжера, как у меня? А носите вы с собой  саквояж с товаром? Нет? То-то же!».
Итак, начинается этап выживания.  Здесь мы также   отвлечемся  от олимпийцев из Америки,  и    рассмотрим  олимпийцев из СНГ. В Америке – само общество связано с энергетикой олимпийцев. Многие ценности – ценности именно олимпийцев. Поэтому, когда олимпиец начинает выживать – распад происходит медленно  и не так заметно.  А вот в СНГ,  центральное направление общества – направление асуров, поэтому крах темного выживания олимпийцев, крах  внешних благ  темной эмпатии происходит гораздо быстрее и драматичнее.  Но в настоящее время  есть определенный уровень развития мировой науки, который все же предоставляет значительные возможности и темным олимпийцам. Помните, в предыдущей книге мне даже пришлось приводить пример в виде притчи, так как современные технологии дают значительно и  во множестве житейского благополучия. Поэтому мы возьмем олимпийцев не в современное время, а, скажем – в шестидесятые годы. Образно –  суть выживания в чувствах очень хорошо описывается чертами олимпийцев в то время. Но не  воспринимайте описание упадочных черт далее как нечто сродни  насмешки  над общественным строем  в те времена. Речь пойдет о чертах именно  темных  олимпийцев.  А они на данных территориях – вовсе не задают главный тон в общественной жизни. И шестидесятые годы характерны как раз значительным научным рывком и расцветом. Подчеркиваю – научным. Чувства, как  ресурсы асуров,  были направлены на развитие науки. Причем зачастую это были светлые деяния.  Поэтому темные  олимпийцы имели и мало возможностей, и происходила  активная блокировка чувств  со стороны неизреченного смысла.  А  черты темного упадка становились  очень заметны.  Они настолько характерны, что вы без сомнения почувствуете, о чем идет речь, и вспомните, как данные черты и проблемы общества  неоднократно освещались  в литературе тех времен, часто сатирически.
У выживающего олимпийца есть определенный масштаб благ эмпатии, чувственной тяги. Больше не будет. И олимпиец может хозяйствовать только в нем. Но это вам не Америка, где олимпиец, сонно плямкая, идет в ночной рубашке по большому дому за  соком. Наш олимпиец из  60-х прикинул чувственные возможности, пытается в них хозяйствовать. И вот женщина выходит из своей комнаты в общий коридор коммунальной квартиры, опирается о неокрашенную стену в трещинах, в бигудях, конечно же. И пытается продемонстрировать, как тянет ее немодное бесформенное белье, бигуди  и выцветший халат.  А вот  молодежь (из олимпийцев) перемигивается между собой, неумело и в крайнем недостатке чувств. У них их попросту не хватает.    Так-то они слышали краем уха – о силе чувств, о  флирте на Западе – и пытаются все это сделать. Да вот что-то дендизм не получается, не хватает текущих благ.  А светлых порывов у них и не было, поэтому создать они ничего не могут. Все это порождает  чувственное огрубление, упрощение чувств.  Такая женщина-олимпиец точно знает – что мужики  все грубые и равнодушные, ведь не тянутся, заразы. Наверное, это потому что их только водка интересует.   Нехотя слегка поправляет прическу, занимается примитивной аэробикой – три наклона к разношенным тапочкам по утрам – и дальше  возмущается, почему же так мало чувств. Но она не признает, что мало и у нее, а возмущается только недостатком чувств у окружающих, конечно же.  «Эй ты! А ну обернись, я же брови выщипала!»
И понимаете, дальше отрицательная обратная связь. Олимпиец огрубляется и проникнут разрушающим хаосом и осознает это, но если он совсем не  понимает причин, то   еще больше огрубляется, действуя еще более грубо в чувствах, еще больше разрушая. «Что, не нравится, как я пью чай, не та жизнь в чувствах? Да пошел ты, буду пить, как мне вздумается, понял?» Кроме того, на все это  накладывается возрастающее избегание первозданного хаоса на территории хозяйствования.
И вот  олимпиец живет уже благами прошлого, наступает этап остановки темной эмпатии. Теперь все проще – то, что у него уже есть, должно сломать грубой силой чувств все остальное. Однажды видел прелюбопытнейшую картину. Большой танцевальный зал. В числе прочих инструментов – барабан и за ним барабанщик. Он взял палочки, замахнулся… и его лицо преобразилось. Олимпиец поднимает бровь, она так и застывает, а на лице –  ощущение упоенного сильнейшего  упрямства в эмоциях. Он барабанит, он полон неотразимой тягой,  и он и дальше будет барабанить,  ведь это лучше всего в чувствах. Образно именно так и выглядит застывшая тяга у  темных олимпийцев. И тяга к одному и тому же, уже имеющемуся чувству  раскроется множеством причастностей, которые должны функционировать, влиять, и даже могут меняться – но все время одинаково. Чтобы уже имеющееся чувство – не изменилось.  Это  порождает специфическое психическое расстройство, ведь олимпиец опирается на одни и те же причастности, которые теперь должны дать ему все жизненные блага. Он решает: «Чтобы жизнь удалась, нужно утром три раза потянуться».    «Если громко крикнуть,  неудачи отступят». «Если сначала брать зеленую салфетку – будет везде дорога» и т.д. Он пытается напрочь опереться на уже имеющиеся  причастности, бесплодно надеясь, что они дадут все блага и навсегда. Все же другие тяги порождают в нем лишь брезгливость и, конечно,   он услужливо проявляет  «милосердие» и к окружающим, разрушая  «вредные» тяги. Барабанщик барабанит так, что официанты роняют бокалы,  а танцовщицы теряют равновесие.  И, конечно же, малейшая помеха его чувственной тяге порождает сильнейшее возмущение. Вы что, не видите разве, что вы мне МЕШАЕТЕ БАРАБАНИТЬ!!!
Именно поэтому  темные существа на последнем этапе внушают оторопь, угрожающи.  Но! Не все, а те, кто готов действовать «любой ценой». В том числе и  убежденные атеисты. Существо пребывает в невежестве  все больше, и оно искренне считает, что хм… реальность только то, что есть сейчас. Любых действующих такая личность воспринимает очень специфически, как   зловредных ошибающихся вредителей. Которые гонятся за тем, что не существует, этим  мешая реальным благам прошлого.   Но наблюдать за ними почему-то чрезвычайно больно.  И темное существо на последнем этапе живет одним – чтобы его уже имеющиеся блага своей силой чувств  пересилили все изменения, разрушив их. Темный олимпиец погружается в грубые разрушения. А откуда же оторопь? Ну так если вы видите существо, которое только и  мыслит категориями разрушения,  только и оценивает  свои перспективы в этом – ясно, что оно будет вызывать страх перед этим разрушением у всех,  у кого недостаточно высшей гармонии чтобы этому устойчиво противостоять.  Если брать простой образный пример в виде барабанщика, то все его стремления сводятся как то-так: а ну, парочка дурачков – подойдите поближе, сейчас я  стукну в ударные вам по ушам. А вот вы,  послушайте мои барабаны! А тобой сейчас самим побарабаню. Естественно, и эти темные разрушения  будут остановлены свыше.
Здесь еще  раз хочу напомнить – неизреченное познание вовсе не равно интеллектуальному пониманию  или работе рассудочного сознания. И вовсе не равно стремлению везде пойти, все сделать или понять в прямом, внешнем аспекте.  Это как раз – может быть и грехом, буддизм описывает этот грех   – как грех бессмысленной непрекращающейся активности. Помню, на одном из эзотерических форумов была девушка, которая позиционировала себя как рафинированного интеллигента. Она говорила «я впитываю любую информацию, как губка».  А потом как-то раз она полезла посмотреть,  что там внутри  происходит на  электроподстанции, и  в итоге  получила смертельный удар током. Очевидно, ничего общего подобная активность с неизреченным познанием не имеет.  Прикосновение к неизреченному смыслу в своих проявлениях разумно по своей сути и поэтому однозначно включало бы в себя и средства безопасности, а самое главное – высший  смысл этих действий, а не просто узнать ради бессмысленного и бесполезного множества фактов или информации. Так, некоторые путают разумную личность, умную личность и эрудированную личность. Первое – свыше. Второе – смотря по точке приложения. Третье – без первых двух – абсолютно бессмысленно.  

Гармония слоя познания олимпийцев  шестого подвида

Кто-то прогуливается по речке и поэтому гребет. А олимпиец шестого подвида прогуливается по дорожке и поэтому идет. Каждый из них прикасается ощущениями к  эмоциональной жизни, благодаря тому вееру уделов  в инстинктах, который они используют. Один гребет, приглядываясь к течениям, а другой  идет, избегая пыльных ям. И вдруг олимпиец дотягивается до лодки, помогая плывущему по речке избежать бурунов.  Понимаете, светлому существу нет никакого резона  мешать другому плыть только потому,  что он гуляет, а тот – плывет.  Ведь главная ориентация – не на проявленный веер благ, а на их высший смысл. Поэтому иначе живущий в чувствах – воспринимается не как мешающий эмпатии (из-за того, что ему нравится речка, а не суша), а  как еще одна грань познания   чувств.  Олимпиец попытается помочь с бурунами, и вовсе не факт, что все получится сразу,  но он творит,  влияет на слой познания, познавая его. И помощь плывущему -  это еще одна возможность познавать слой.
Светлый олимпиец шестого подвида познает чувственные ощущения. Эмпатия к чувственным ощущениям  для такого олимпийца – нонсенс. Это же рожденное, согласно высшему смыслу и так, как разумно. Эти блага будут  нести высший смысл, ко времени. А придет время – и изменятся! Как же можно поклониться вторичному? Поэтому проявленные блага для такого олимпийца вовсе не на первых ролях.   Проявленные блага будут направляемы высшим смыслом. И именно поэтому мир таких благ процветает.   Неизреченное познание олимпийца шестого подвида подобно задумчивому погружению в испытывающий, занимательный  интерес касательно пространственного течения чувственной жизни. Образно это похоже на  восприятие  химика, оценивающего и создающего  методы с новыми свойствами.   Причем это  глобальный смысл, поэтому касается душ живых и процессов.  И слово   «удел» в русском языке  вполне точно обозначает не только местность, а и судьбу личностей в опеке.  Так,  жизнь чувств пожарного на работе  – это тушение пожара  или наблюдение в пожарной части.  А дома по пятницам  его чувственная жизнь  –   отдых возле барбекю.  Состоят же чувства из  представлений, методов в опеке. Поэтому на работе удел пожарного – поливной шланг, тревожная кнопка и каска. А на барбекю его удел  –  удобная лопатка и гриль.
И вот олимпиец видит   спортивный мотоцикл. Он в восторге: о, какие у него широкие колеса, они будут хорошо катиться. И большой, в нужных местах закругленный,  яркий корпус, и удобное сиденье, о какие же ощущения будут, когда поедем!  Методы опеки мотоцикла.  Именно поэтому в фильмах с энергетикой олимпийцев  наблюдается искаженная геометрия. Олимпийцы в своем мире напрямую видят методы. И конечно, авторы-олимпийцы  отразят в фильме  свое восприятие, пусть зачастую и интуитивно. Письменный стол, его края сгинаются под собственной  тяжестью, ножки сплющены ближе к земле. И тут суть собственно не в геометрии и не в тяжести. Это методы, происходящие с материалом стола. Просто из человеческого мира показать точнее проблемно при современном развитии технологии и культуры (хотя и можно).  А вот  пожарный гидрант, с хорошим раструбом, расширяющимся где надо, но это расширение показано в восприятии иного мира, схематично и гипертрофированно – ведь именно отсюда будет «страстно», активно в методах литься вода и т.д.

Гордыня слоя познания олимпийцев  шестого подвида

Как только олимпиец становится корыстным – картина разительно меняется. Казалось бы – ну даже если он теперь темный – чем ему мешает другой, катающийся на лодке?   Так ведь  блага теперь воспринимаются не с позиции высшего творения, а с позиции корысти.  Понимаете, олимпиец заведующий прогулками по дорогам – хочет, чтобы  все чувственные свойства прогулок по дорогам были связаны именно с ним и с его рисунком эмпатии.   Тогда и все блага будут стягиваться на него.  А сил чувств, связанных с водой, вообще не должно быть, так как они еще дальше от его образа эмпатии, в данном случае.  И   каждый из темных олимпийцев  стремится обрести все влияние, чтобы  все и вся  существовало  внутри слоя именно по их рисунку эмпатии.  И они начнут безудержно  вредить друг другу, проводя каждый свою экспансию.     Кстати, следует заметить – хоть для темного существа все другие олимпийцы,  даже  похожего рисунка эмпатии, будут   восприниматься как конкуренты,  темные существа  временно могут быть и  союзниками, исходя из ситуации – например, ради достижения взаимовыгодных целей.  Но –  не более того.  Интуитивно это отражено и в земной культуре – в   сказаниях, да и в некоторых современных фильмах:  у темного учителя может быть темный ученик или союзник, да вот только он непременно  стремится к тому, чтобы предать учителя при малейшей возможности, забрать все его влияние  себе и т.д.
Итак, олимпиец на первом этапе темной деградации корыстен. И не просто корыстен, а экспансивно-корыстен.  Его слой эмпатии, определенный рисунок бытия должен распространяться и подчинять все процессы вокруг корыстным интересам.  Это одновременно и разрушение мешающих влияний других и попытка манить своей эмпатией. И он манит своей концепцией  чувственной жизни. В фильмах, в мультиках, которые отражают энергетику олимпийцев, можно найти и такие образные примеры.  Причем там это прицельно показывается   именно тогда, когда олимпиец  хочет понравиться. Вот он вдруг над облаками, в очках летчика, и волосы развиваются на ветру, и на точные часы он смотрит, и карточка любимой приколота к комбинезону. Он – настоящий летчик! А вот он  в окопе, и сигара в зубах, которой он поджигает  пушку, и лицо темное от  оружейной гари, и штык-нож – у пояса. Настоящий ветеран! Но чтобы в итоге разрушить влияния других, продвигая свои чувства –  для этого необходимо перестроить их уделы в свою пользу. И в этих мультиках и фильмах многократно повторяется один и тот же сюжет. Персонаж  берет в оборот другого, подстраивая ему неприятности или просто трясет его на поворотах очередной гонки, и у него из «бездонных»  карманов сыплются  предметы для хобби и создания удела. Или он  и самого олимпийца  «согнет в бараний рог» – таким образом,  чтобы тот послужил его уделу. В общем,  сменить  колеса на лыжи? Непременно, но только другому и летом.   

Со временем душа олимпийца  переполнена преступлениями экспансии.   А корысть постепенно блокируется.  Теперь вокруг немало светлых существ, а их  эмпатией не завлечь, кроме того веер удела теперь там так активно синхронизируется,  что попытки темного влияния попросту «отфутболивает».  Образно же: деяния света неистощимы, и  теперь каждый раз, когда темный олимпиец  подкрадывается  с иголкой к чужому мячу на тренировках – понимаете, теперь он как черная птица на  снегу, музейный экспонат.  Светлые, если они действительно светлые, так к этому и относятся –  беззлобно и с пониманием: смотрите, вот здесь у нас склады и   производство мячей,  их тут сто тысяч в ряд, поедут по всем странам. Хм… а вот диверсант с иголкой очень старается.  И олимпиец  заверяет фальшиво: нет конечно, я светлый и творящий, как и вы, уверяю вас.  Бормоча про себя удивленно: «странно, почему-то никто не хочет моего. Эх, не те времена, не те». И что же? Олимпиец осознал, что произошла блокировка свыше темных деяний?  Даже если осознал, он  часто  не признается даже самому себе.  Рассуждая приблизительно так: почему-то вокруг в последнее время появилось очень  много странных личностей, которые не обращают особого внимания на мой мир, а очень невыгодно рассуждают и задают очень неудобные вопросы. И он… хорошо относится к ним сверхсознательно. Ведь они мешают ему грешить.  А вот что касается внешнего, сознательного восприятия – все  не так однозначно. Ибо преклонение перед миром и благами диктует соответственную логику.
Я  видел случаи, когда темные сверхсознательно понимая, где истинная благодать от высшего, пытались примкнуть к коллективу светлых. И вот видно, он искренне пытается повторить светлые деяния. Но пока он остается темным – он не может выйти за пределы категорий мира. И в итоге все равно получается эмпатия. То есть в целом так:  темный смотрит на светлые действия и повторяет, показывая: вот же, смотрите – я помогаю, я щедро отдаю. Но и помогает и отдает он из эмпатии к миру.  И светлые отвергают его попытку, не принимая  такие деяния. 
Но!   Темные и светлые – это  вовсе не два враждующих  лагеря.  Темные – это заблудшие светлые.  И как только темный начинает реально идти войной против света – он обречен окончательно.  Но как только светлый начинает не считать темных за души живые, а считает силами зла  – он тоже движется  к распаду. Об этом будет отдельная глава в конце книги.
Итак,  на следующем этапе  темный олимпиец шестого подвида  хозяйствует и выживает в том масштабе эмпатии, который он успел захватить.  Теперь его эмпатия к чувственным ощущениям не корыстна, потому что направлена на другое.  Экспансии-то теперь нет, нового – не взять! А вот имеющийся масштаб есть. И олимпиец экономит чувственные ощущения. Его темные деяния  направлены на то, чтобы помешать другим распоряжаться по-своему его ограниченной территорией  хозяйствования, ведь блага теперь очевидно конечны.  И если такие олимпийцы составляют сообщество, то это мир взаимных подлостей в опеке, которые направлены на то, чтобы помешать другому получить чувственные ощущения, создав  нежелательные уделы инстинктов.  В американских мультиках такое хозяйствование – весьма частая линия сюжета.  У олимпийца успешно увеличивается сила «мышц» в руках,  подобных молоткам, а другой, конечно же – поддающаяся пружина. Олимпиец закрывает двери в комнату отдыха, а кто-то  впечатывается в нее с разбегу, не рассчитав. У него успешно шланг бугрится методами протекающей воды, а другому – пережать!  Катается на  роликах, прохожим же достанется грязная вода из-под колес  и т.д. Он показывает другим, где будто бы и хорошо, на самом же деле вовсе нет, и пока они там валандаются, он использует желаемые уделы для себя. Или  услал кого-то и машет: пока-пока. Запечатал олимпийца в бандероль –и куда-нибудь подальше, чтобы не мешал наслаждаться благами уделов. 
И вот олимпиец с переменным успехом хозяйствует, конкурируя с  другими темными существами. До тех пор, пока на эту территорию не пройдет первозданный хаос, обновляя бытие светлыми процессами. И теперь уже совсем другая картина. Понимаете, процессы свыше вовсе не направлены прицельно на то, чтобы помешать благам темного хозяйствования.   Просто светлые процессы бытия  не стягиваются  к эго темного существа. И поэтому темное существо видит это как устойчивый, постоянный крах благ темного пути, постоянную угрозу краха как минимум. В американских мультиках есть и такие сюжеты, причем там  неплохо показана и непреднамеренность  действий окружающих. Они просто заняты делами ради высшей сути, в которые очень плохо вписывается  эгоистичная эмпатия. И вот темный олимпиец вышел прогуляться, а ему перекрывает дорогу  радостная и заинтересованная толпа, бегающая взад-вперед по своим определенным смыслам; олимпиец увидел мягкие перины, кинулся на них – а кто-то, не заметив, быстренько их свернул, потому что они и были его, а вовсе не стягивались к темному олимпийцу.  
Хозяйствование заблокировано душевно, и олимпиец теперь живет благами прошлого. Веер методов удела, веер инстинктов уже  не меняется, поэтому темный олимпиец подвержен компульсиям. Ведь и уже  имеющиеся  чувственные ощущения  постепенно разрушаются, и он тщетно пытается определенными действиями в инстинктах   избавиться от ощущения разрухи в чувствах, но это невозможно, так как чувства разрушаются не из-за недостатка внешнего, а в результате отпадения от высшей сути.
«…Поначалу достаточно было их просто-напросто помыть, чтобы на несколько дней почувствовать себя намного лучше. Но, по мере того, как шло время, чувство загрязненности возвращалось к девочке все чаще, а избавление от грязи требовало все более долгого мытья рук. В конце-концов, она мыла их по несколько раз в день; оттирала их щеткой из рисовой соломы, пока те не начинали кровоточить...»
Орсон Скотт Кард.
Веер основ разрушается, чувственные ощущения также. А новых уже не будет на темном пути. И олимпиец  при потере жизненных  благ испытывает ощущение  чувственной трагедии. Или – комедии, когда ему удалось разрушить действия тех, кто посягал на его неизменные  блага. Но комедии  – не в современном смысле этого слова.  Современное актерское мастерство и театр напрямую связаны с хозяевами благого быта, а  это их основа.  Значит они актеры – создающие. А есть актеры – познающие. Именно  так воспринимали актерскую игру в древней Греции, «снизу».  Не «сыграть» в нашем понимании этого. А в процессе театра, действий на сцене познать получающиеся чувства, открыв для себя новые грани. И греки в театре импровизировали, профессиональных актеров не было, скажем так, играли – «что же получится?». Причем маски не давали напрямую выражать чувства, ведь это не основа олимпийцев, и они не были бы истинным созиданием.  Чувства создавались сборкой снизу – активностью инстинктов: страстных жестов и движений. Конечно, если игра была светлой. Что имело место далеко не всегда. Театр был посвящен, видимо, достаточно корыстному олимпийцу – Дионису. Поэтому  весьма быстро театр переродился из способа познания в эмпатию к миру. И стал представлять собой два направления:  трагедии и комедии.
Трагедия, где попросту смаковались мучения и страдания без  конца и смысла, скорее всего ради контраста: «а вон все страдают, а у меня покой один». В современном театре трагедия – нередко содержит созидательный смысл, она показывает – из-за чего собственно трагедия произошла, учит.  Если же вы почитаете древнегреческие трагедии – это непрекращающиеся утверждения и обсуждения о того, как все плохо. Причем там трагедия   настолько трагедия, что превращается уже в смешное действие с точки зрения современной личности:  плохо каждому персонажу, причем всюду. Если жизнь, – то плохая, если прохожий встречается – он в гонениях. Если женщина – в бедах и вдова, как же иначе.
И вторая линия, желательная для темного  олимпийца на этапе остановки – древнегреческая  комедия. Которая  так же значительно отличается от смысла современного термина. Она показывает крах, якобы обреченность и несерьезность любых новых  инстинктов. Древнегреческая комедия – это набор издевательств и насмешек в инстинктах,  «приключения Порки» древности.
«Я на празднике Панафинеи
Чуть от смеха не умер, когда я смотрел,
Как один человек, белотелый пузан,
Наклонившись вперед, за другими бежал;
Он из сил выбивался, меж тем отставал.
А его керамейцы  в воротах-то бьют       
По бокам, и в живот, и по бедрам, и в зад.
Сам же он, получая ладонью хлопки,
Убегает от них... треща
И свой факел притом задувая».

Гармония слоя познания олимпийцев седьмого подвида

Светлый олимпиец седьмого подвида познает чувственные стремления.  Творя их согласно высшему смыслу,  с помощью влияний своих основ – седьмого подслоя методов опеки. С помощью наслаждений опеки. Но здесь нужно понимать, что  наслаждения – это образный термин, и в данном случае он касается именно инстинктов опеки, а не каких-либо других наслаждений.  Олимпийцы  седьмого подвида   наслаждаются инстинктами. Помните важный нюанс, изложенный в первых главах, который будет постепенно раскрываться от главы к главе, от книги к книге? Нечеловеческие блага! И здесь  это можно очень наглядно  оценить, так как веер основ олимпийцев седьмого подвида это самый-самый первый слой, который выше человеческой основы.  Вот человек делает телегу, плотно подгоняет колеса под оси, пропаривает некоторые деревянные детали, придавая им  нужную форму. Все это он воспринимает исключительно через свойства опеки.  А теперь посмотрим на восприятие олимпийца в человеческом теле (для более наглядной и  очевидной разницы) –  который делает то же самое. О,  он прикасается ко всему вееру нечеловеческих благ, воспринимая  самым очевидным образом и методы!   И это будет наслаждениями (в опеке).  «Подвезли  древесину, теперь будет  деревянно и шероховато,  да и  свежая!». Передергивает  плечами, ощущая уже внешнюю, готовую дать наслаждение, пространственную  страсть. Подходит к парилке, выпуская несколько струй пара: о, паровато! Ааа, какой запах, запах моей работы! 
Неизреченное познание  олимпийцев седьмого подвида похоже на допытывающийся  залихватский интерес  к тому, как можно обеспечить гармоничное будущее чувствам в самом внешнем, прикладном аспекте.    Это и будет чувственное стремление. Чувственные ощущения, предыдущий подслой  уже есть. Но теперь нужны такие инстинкты, которые позволят фактически испытать эти чувства, почувствовать их.   Поэтому образно такой олимпиец подобен  химику, который восклицает: здесь чрезмерно паровато противогаз  и щелочные фильтры, живо! Иначе и с наслаждением от происходящего, и с будущим чувств могут быть большие проблемы. А вот он же, в лабораторном халате, записывает в лабораторный  журнал: «На  таком  игровом поле мяч взлетает максимум до такого-то уровня». Но тут суть не в химическом производстве, лабораториях или каких-либо технических процессах вообще. Это  светлая находчивость в наслаждениях ради чувств. Логически подобная действиям дэвов седьмого подвида, описанных в  предыдущей книге. Но и в случае наслаждений, и в любых других –  деяния светлых  не только напрямую дают и творят, но и ограничивают, а также изменяют. Что если светлая личность, увидит такие влияния  основы которые вредят гармонии слоя познания. Конечно же,  светлая личность  их  и ограничит и изменит.
Наблюдал как-то за девушкой, это светлый олимпиец седьмого подвида,   она рассуждала в общих чертах так:  пойду сегодня на свидание с моим молодым человеком, как  приду – наверное,  нужно тут же сесть к нему на колени и обнять, здороваясь. Нет, пожалуй нет, не сегодня. Я в шерстяных  штанах, они же кусаются!  А  понравится ли ему в чувствах,  если я буду кушать конфету, когда приду на свидание? Пожалуй нет, слишком хрустяще.  О! Что если пшикнуть из баллончика сливок ему на губы и поцеловать!  Ай, опять не то. Липковато.  Знаю!  Я приду в спортивной  в меру обтягивающей  кофте, быстрым шагом и мимолетом, но тепло поздороваюсь. Ветрено! Да, да!  Определенно подходит для этого свидания! 

Гордыня слоя познания олимпийцев седьмого подвида

Все существа  творят основу. Но сотворенное – оно же для чего-то, изделия созданы для функционирования, конечно же, а не просто так.    Светлое существо творит и влияет на ситуацию согласно  первичной сути. Темное существо – подтасовывает и вредит,   пытаясь влиять согласно собственно корысти.   Поэтому технически темные существа тоже творят основу.  Но действуют с помощью основ они не ради влияния согласно высшему смыслу, а для влияния исходя из корысти к благам мира. И  темные олимпийцы седьмого подвида пытаются влиять на чувственные стремления так, как им выгодно.  А им выгодно, чтобы весь мир перестроился согласно их рисунку темной эмпатии. Но когда экспансия будет происходить успешее? Когда окружающие существа тоже преклонятся  именно перед этим рисунком темной эмпатии.   И олимпиец изо всех сил превозносит свое чувственное стремление.  В Америке, особенно двадцатого столетия, да и ранее – это весьма распространенный шаблон действий и в  шоу-бизнесе,  и вообще, затрагивающий культуру в целом.   Доходило до того, что это было чуть ли не желательным, престижным способом  для девушки добиваться мужского внимания. В фильмах тех лет тоже частенько встречаются элементы подобного поведения. Но для очевидности я приведу в самой явной форме:  вот танцует шансоньетка,  она хочет быть центром мира, она эгоистка и она манит окружающих своим чувственным стремлением, показывая  его как все множество наслаждений в инстинктах. Вот она проводит пальцами по  коже, многозначительно облизывает языком губы, обозначает,  как ест конфету,  игриво обозначает зрителям, что  ее одежда может сниматься различными способами, многозначительно обмахивается, будто бы от жары,  слегка оголяет плечо, встряхивает напоказ волосы  – но все это  лишь намеками. Ведь цель – не  творить какое-либо законченное произведение или танец чувств, а наоборот – взять, маня. Ну и,    конечно, наслаждения получаются достаточно порочные, ведь   высшая суть отрицается. А вот клип  поздней  советской эстрады: певица делает подобное, конечно,   не так явно,  как это описано выше, но смысл ее «приманивания» тот же. Смотрю выступление,  и вдруг  обращаю внимание на мимику –  ее губы  гордо округляются гримасой омерзения. Вот ее настоящее отношение к окружающим!
Ну и конечно темный олимпиец, проводя экспансию, не прочь разрушить те чувственные стремления, которые не вписываются в его рисунок эмпатии, чтобы экспансии не мешали.  Вообще, в старых сказках самых разных национальностей –  злая королева,  или мачеха,     или «старушка-химик» на отшибе – зачастую несут  характерные  признаки именно темных олимпийцев. «Кто вызывает еще чувственные стремления, кроме меня? Вот этот улыбается? Но ведь я на свете всех милее! Ну-ка, какие для него найдутся «наслаждения»?  Зубная боль?  Несомненно!  Кожный зуд? Желательно! Кто  не так, как надо  чувственный? Тому – сильно несвежее и неполезное яблоко в подарок».  Надо сказать – более  древние сказки еще  более нелицеприятны.  А мифы – еще более.
Темные олимпийцы пытаются подсунуть другим в результате подлостей прямо-разрушающее в инстинктах, ведь это седьмой подслой. Например, кинжал в стене вместо крюка для одежды.  Или стул с колючками. Подобная специфическая энергетика  частенько проскальзывает в сказках братьев Гримм.   И предания об олимпийцах полнятся случаями: то  кому-то повреждают внутренние органы, то мешают говорить и есть на пиршестве,  Локи связывают кишками и т.д.
Но здесь замечу – хоть это и звучит очень мрачно для земного уха,   в родном мире олимпийцев такие действия не ведут к гибели существ – и поэтому подобные действия в родном  мире олимпийцев  лишь очередная интрига-подлянка.  А вот в земном  мире – ситуация совершенно другая! Подобные действия могут  легко привести к гибели земных тел и тогда  это не шутка или рядовая подлость,  а уже к аду поближе. Ведь по факту на земле подобные действия означают почти то же, что и действия маньяка или убийцы.  
Естественно, подобные разрушительные действия все больше блокируются.  Теперь  олимпиец начинает сохранять имеющиеся чувственные стремления.  На этапе сохранения олимпиец седьмого подвида одолеваем запретами.  Именно так он воспринимает блокировку свыше чувственных стремлений. И вот, приходит такой олимпиец к психоаналитику, работающему по методу Фрейда, а он и говорит: все дело в запретах, нужно раскрепоститься! Так ведь  уже! Эти запреты – уже следствие блокировки корыстных разрушительных влияний. Раскрепощение вне высшей сути и высшего смысла происходящего уже давно произошло. И советы такого психоаналитика – это прямой призыв к войне против божественных сил. 
Итак, олимпиец хозяйствует в имеющемся масштабе чувственных стремлений. И деяния других темных он сполна  воспримет  как грубые, наглые, нетактичные уже в самом прямом проявлении, ведь это седьмой подслой, причем не замечая того же самого у себя. Так, поющего, согласно своим собственным (а не его) стремлениям он будет воспринимать как горлопана и т.д.  Другие хозяйствующие будут мешать его собственным чувственным стремлениям.   И он будет пытаться это исправить хитростями и подлостями, подтасовками в инстинктах.  Такой олимпиец  что-то упоенно подкручивает в  механике  самоката? Лучше на него не садиться.  Вообще, тема очень хорошо раскрыта в «Лентяево». Фильм в целом по энергетике ближе к третьему и четвертому  подвиду, некоторые реквизиты – к пятому, а вот действия главного отрицательного персонажа – это действия олимпийца седьмого подвида. Каковым он и является. Потому-то режиссер интуитивно и выбрал именно его на эту роль! Компания играет и шумит.  Посмотрим… Ага, они не любят ветер! Надо доставить им это неудовольствие, может тогда они перестанут сбивать своими стремлениями мои. Любят фрукты? Чтобы они не стремились чувствами к ним, можно либо сделать их невкусными, либо пропагандировать хруст и сладость  своих конфет.  Но уже не с целью экспансии, а с целью максимального контроля территории. И он пробует и то и другое. На данном этапе олимпиец занят перенаправлением чувств  на территории в свою пользу.
Здесь уместно еще раз напомнить – темные деяния темным деяниям рознь. Один олимпиец  сделает фрукты горькими,  чтобы не галдели собиратели у него на пороге, а другой заставит жить селян под постоянной угрозой нападения  чудовищ, чтобы «охладить»  нежелательные для него чувства, пугая их этим. И степень греха будет разной!

Постепенно непреодоление испытаний и душевная боль от краха  чувственных стремлений прогрессирует.  Темный олимпиец воспринимает крах чувственных стремлений как сильную психотравму.   Естественно, если принять смысл  термина  достаточно узко, согласно западной школе психологии, которая по факту-то все сводит именно к слоям олимпийцев.    Но в данном случае как раз и происходит то, что там  называется психотравмой:  девочка очень хотела, скажем, играть на солнышке. А родители ей  это часто запрещали, и в результате у нее сильная психотравма.  Или – давали любые другие чувства –  итог тот же. Потому что девочка живет остановившимся чувственным стремлением. То  есть не родители виноваты, она помешана на играх под солнышком. Есть много американских фильмов, которые начинаются так: сразу же, без никаких вступлений и объяснений, показывается контур женщины, моющейся в душе. Причем это показывается не спеша, с чрезвычайной значимостью, потом показывается ее лежащие чулки, обувь, урывками показывается, как она одевается, потом опять же с чрезвычайной значимостью показывается, как она закурила, могут и дальше демонстрировать завтрак или, скажем, разбросанные вещи.  Это и есть смакование уже имеющихся чувственных стремлений. Показ проживания чувственного быта. Но он – разрушается, и на самом деле полон омерзения, хотя сам темный олимпиец, конечно же, видит себя именно так, как в фильме. 
Девочка решила подшутить над  другом, зная, что ему нравятся собаки, заманивая его собачьим лаем. В результате он падает с высоты и едва не погибает.  Девушка запирает  своего парня в неотапливаемой комнате. Ей не понравилось поздравление и она пожелала ему «охладиться».     Поэтому корыстные олимпийцы седьмого подвида на последнем этапе деградации –  зачастую  прямо действующие психопаты,  с искаженной психотравмами нервной системой.  Но не спутайте с маньяком. Маньяк –  от слоя ада, он осознанно разрушает опеку. А  некоторые олимпийцы – скорее не вполне осознают, насколько их действия могут быть разрушительны в человеческом мире. Они привыкли к возможностям своих родных тел. 
Темного олимпийца на данном этапе одолевают  навязчивые представления. Здесь следует добавить – представления о том, что уже может произойти, а не опасения или  обсессии.  Это ведь седьмой подвид.  Навязчивые представления – это весь веер неудовольствий в инстинктах.  В  данном случае –  все, что нарушает покой.  Потому-то они и возникают, причем представления ошибочны, темному олимпийцу лишь кажется, что крах покоя принесет  разрушительные неблагополучия. 
«Навязчивые представления. Непреодолимо возникающие и очень яркие представления, воспоминания, настолько овладевающие сознанием больного, что принимаются им вопреки сознанию за реальные. Несмотря на понимание болезненного происхождения н.п. больные нередко прибегают к разного рода проверкам. Так, больной во власти н.п. о том, что покидая работу, он не выключил электрокипятильник и возник пожар, будучи в отпуске, ищет указаний об этом событии в газетах и, наконец, прерывая лечение в санатории, возвращается в свой город, прямо с вокзала устремляясь на работу. Отличаются большим постоянством, часто в них находят отражение психотравмирующие факторы».
В.М. Блейхер, И.В. Крук. Толковый словарь психиатрических терминов, 1995 г.

Олимпийцы, рождавшиеся на земле

1 подвид:
Ольга Зинковская (актриса)
Бриттани Шусслер (спортсменка)
Ольга Фреймут 
Том Хидлестон (актер)

2 подвид:
Дарья Клишина (спортсменка)
Наталья Рычкова (актриса)
Наташа Королева (певица)
Ирина Рахманова (актриса)

3 подвид:
Лоуренс Гутерман (режиссер)
Егор Крутоголов
Cтивен Хилленберг (аниматор)
Ян Лапотков (шоумэн)

4 подвид:
Кимберли Уильямс (актриса)
Оксана Акиньшина (актриса)
Джозеф  Барбера (аниматор)

5 подвид:
Татьяна Лянник (актриса)
Люк Перри (актрер)
Наталья Рыжих (актриса)

6 подвид:
Гвинет Пэлтроу (актриса)
Хавьер Бардем (актер)
Джош Хартнетт (актер)

7 подвид:
Хадсон Лайк (актриса)
Шон Уильям Скотт (актер)
Лайма Вайкуле (Певица)
Стефан Карл Стефанссон (актер)
Шэрон Стоун (Актриса)

 

Герои

Слои выше основы

Герой сделал дом крепче. Еда – хранится свежей. Воздух – не затхлый, влетел в дом героя с природных просторов. Но зачем? Логически такой вопрос всегда прольет свет на функциональный смысл   основы, на  ее вовлечение в функциональность вышележащих слоев.  Ведь любое созданное любого существа всегда имеет  цель.  Проще говоря, никто не созидает (основу) без толку, всегда для чего-то.  Для чего Тимур  и его команда помогают старушке донести сумку и укрепить теплицы? Если  воспринимать ответ как очевидный и разумеющийся в самих действиях – то  вопрос покажется пустой демагогией. Что? Он укрепил теплицы и принес тяжелое, ради самого укрепления и облегчения усилий? Но тогда все это – сам смысл всего существования старушки! Тогда она будет неотступно ходить вокруг теплицы, радуясь ее добротности, перебирая и оценивая свежую еду в принесенной сумке, проводя все свое время именно за подобным.  А если она корыстна, то сегодня она радуется свежей еде – а завтра Тимур уже должен принести свежей крови на обед. Но ведь очевидно  – все  это черты привидений.  И  очевидно – старушка, которой помог герой – вовсе не несет подобных черт, и помощь Тимура вовсе не направлена на подобные черты. Значит все-таки весь спектр его помощи  – несет вполне конкретные цели, и они не могут заключаться в самой основе, иначе это была бы не основа, а слой познания.
А что если взять такой пример, в котором описываются не только сами действия героя, но и явно оцениваются итоги его стараний?   Вот герой  несет зонтик над девушкой, чтобы на нее не капал дождь. Расстилает плащ, чтобы она не промочила ноги.  И вдруг девушка говорит: «Достал ты меня уже вконец! Я обожаю гулять под дождем. Мне нравится босыми ногами пройтись по лужам. Иди-ка лучше отсюда!». Девушка испытывает определенную эмоциональную страсть к определенным удовольствиям, развлечениям и так далее. То есть ей нравится именно такая судьба в эмоциональном. Девушка склонна к эмоциональным  страстям, которые связаны с дождем. А значит, весь спектр действий основы героя – ей не подходит. Этому герою нужно искать того, которому не нравится такая судьба – и там его помощь будет к месту. Или наоборот,  этой девушке помогать так, чтобы  обеспечить ту страсть, которая нравится ей. Показать, где лужи длиннее, с безопасным дном и так далее.
Весь спектр помощи героя и его собственные достижения в качествах опеки направлены на то, чтобы сотворить метод эмоций, страсть, удовольствие, наслаждение и остальные подслои. Его действия направлены в итоге на творение эмоциональной судьбы! На  познание  методов эмоционального блага. Ибо для того чтобы творить, нужно понимать неизреченную суть,  ведь именно тогда станет ясно, какой именно должна быть проявленная функциональность благ.  Основа героев – качества опеки, прибавляем четыре и получим  слой познания  героев эмоциональные методы.
Очень интересный феномен произошел в земной культурной цепочке, касающейся героев.  Методы эмоционального блага – это возможности ученых, как вы помните. И поэтому в нашей цивилизации они чаще всего  воспринимаются именно так. А вот методы опеки – это инстинкты, уже хорошо известные и признаваемые всеми.  Но на земле  в этом контексте чаще всего   вспоминают именно животных, для которых это слой результатов.  И касательно слоя  познания героев  произошла  образная экстраполяция! Человек-паук, человек-летучая мышь, женщина-кошка.  Но тогда, если понимать это буквально –  человек-паук должен плести паутину  и ловить мух, а женщина-кошка драть когтями мебель. Но только  почему-то у человека паука паутина больше похожа на сверхпрочный материал, а летучая мышь скрывается и нападает в ночи.  Это и есть слой познания героев,  эмоциональные представления. Ведь не забывайте, не только слой познания творим личностью, но и наоборот,  в  определенной своей составляющей (той, что творится высшими слоями) – он определяет и возможности личности и ее условия жизни.  И в земных культурных цепочках очень точно показано – герою дается  один рисунок представлений  в эмоциональных благах. Или, говоря языком нашей цивилизации – одна возможность. А дальше он познает представления:  человек летучая мышь учится беззвучно ловить бандитов и темных олимпийцев, скрываться, как летучая мышь, ступать мягко и т.д. Его эмоциональные представления «как у летучей мыши». Человек-паук обладает благами качеств в опеке, которыми раскрываются «паучьи представления» Лезть как паук, цепляться как паук и т.д.    Однако подчеркну – я привел данный аспект для более глубокого понимания общей картины, но   это  не более чем экстраполяция на инстинкты, интуитивно отраженная в культурной цепочке про героев на земле.    Это как  если бы мы дэва, создающего  удел с колосящимися полями,   назвали бы  «королем хомяков». 

Слои выше основы в логике центрального времени

Вот герой создал крепкие бревна, еду с достойными качествами, хорошую к употреблению. Помог пройти в эти места желающим. Крепкими бревнами – нужно крепить пол,  чтобы гулять там, а не бить гостей.  Еду  разбрасывать по полу не нужно, пусть лучше поедят гости.  А если бы крепкого пола и хорошей еды не было бы – они бы не смогли ни  гулять, ни есть свежее. Итак, следующий слой – это слой совести героев и одновременно – слой влияния. Нужные качества, используемые нужным образом повлияют на активность среды.  Если бы вместо предоставленных качеств были бы другие, скажем – озеро с прозрачной водой и хорошим дном –   и активность в среде была бы иной, естественно.   Итак, благодаря эффектам от соответственных событий и качеств – среда становится активной нужным образом.
Результат же  работы всего этого – то же самое, что познают люди. Вот гуляющий народ  неплохо устроится благодаря созданным качествам, душа получит то, что любит эмоционально. И  сегодня герой притащит камни, пустит и очистит воду. Завтра улучшит еду и укрепит дом, послезавтра свежий запах хвои и добротные одежды для прогулок.  Цели героя!  Сегодня едим дома, завтра день купаний, послезавтра день прогулок и т.д. И что же дадут все цели вместе? Да-да, ту самую «судьбу лорда», помните по предыдущей книге? Слой познания героев логически соответствует основе дэвов.  Благополучие в развлечениях, наслаждениях и остальных подслоях. Эмоциональную судьбу.  

Слои выше основы в логике творения

Любое существо воспринимает мир вокруг, среду именно через свой слой познания. Рождается герой в своем мире, он тяготеет к познанию определенного  эмоционального метода, к определенной страсти, наслаждению, развлечению и т.д. И разница восприятия разительна! Даже рождаясь на земле, существо из высших миров воспринимает мир согласно именно своему слою  познания! Но земной языковой  запас достаточно ограничен, кроме того, зачастую просто нет повода  выразить в обыденном разговоре то, как личность воспринимает мир. Асур совершенно не так  воспринимает, например, дерево, как, скажем, человек. Понятийно, душевно – совершенно по-иному. Но если спросить у обоих – что вы видите, то  описывать они будут одними и теми же   словами, потому что внешне это и есть один и тот же земной объект. Зеленое, пахнет, листья двигаются от ветра и так далее.   А вот если расспросить о впечатлениях,  провести подробные исследования в этом направлении – то  результат будет поразительным! Я обязательно уделю больше внимания  этой области знаний   в одной из  следующих книг серии. Как  же воспринимает мир герой?  Совершенно не так, как человек  или асур, или любое другое создание. Душа воспринимает мир  через основу.  И для героя  зимний воздух трескуч и осязаем, мороз – на полную, все качества – очевидны герою.  В целом же – мир воспринимается как набор чудесных манящих возможностей (в страстях, наслаждениях и т.д.)  – раздольное гуляние по свежему воздуху, туманами и дождями простирается  к горизонту, скрывает далекие дали, крутые холмы да студеные реки.  Ну а  в корысти, конечно же,  это не останется без важных последствий.  Так, разбойник очень захочет – «вон ту деревню, в которой неплохо веселиться»
И  вот героя или  влечет познание или непосредственно мир  манит определенными методами. Все цели героя, все его чувства будут сплетены потом в этот метод! Гуляет герой по холмам – его чувства обретают эту окраску.  Ест сытный ужин – другую.   И тогда каждое из чувств составляющих судьбу – это одна из жизненных целей героя. Но что нужно герою, чтобы достичь целей?  В свою очередь каждое чувство состоит из метаболизма эмоций.  Это будут результаты  деятельности героя. Да и люди в округе ликуют, у них все хорошо. Потому что поля успешно орошаются, а злаки растут. Герой разбил камень, закрывающий путь воде на поля, очистил сами поля от тех же камней, и другое.  Функционально, по сути,  процессы будут такими же, и  когда герой действует в своем родом мире. Но, конечно же,  возможностей, разнообразия деяний – гораздо больше. В итоге  общая картина логики творения такова:  у героя есть представления, как жить в эмоциональном, эмоциональные методы.  Светлый герой  познает  неизреченную гармонию таких представлений, он знает, как нужно. И теперь он попытается провести эти представления в мир, то есть - влиять на представления так, чтобы они шли согласно неизреченному смыслу. В рамках своих жизненных возможностей, конечно же.   Эти представления продиктуют совокупность жизненных целей. Полнота чувств кругом, и герой их выстроит по своему разумению судьбы, в согласии с высшим. Олимпиец тут мог бы помочь пастухам и не смог бы разобраться  в эмоциональной жизни, скажем, рыболовов.   Древние греки это подметили – каждый олимпиец покровительствовал лишь одной человеческой профессии, которая вписывалась в его слой познания.  А вот для героя – каждая из целей достигаема и раскроется  необходимыми результатами  деяний, для ее достижения. Ну а эффекты от влияний основы эти результаты и обеспечат.  И концептуально   такой герой, заведующий местностью, очень напоминает феодала. Он выстраивает мирскую судьбу всей местности согласно своим представлениям (ведь любые методы – это представления). А вот  чем это будет – познанием и творением или темной эмпатией – зависит уж от самого героя.

 

 

Черты слоя познания героев

Гармония слоя познания героев первого подвида

Гармоничный герой первого подвида познает  эмоциональные методы первого подслоя, он познает страсть!  Чтобы это сделать, герою надо не взять то, что сулит страсть, а наоборот – вплетая свои основы в мироздание, гармонично сотворить страсть, несущую высший смысл.   Центральное время, текущее таким образом, делает героя отважным, готовым к подвигу.    Подвиг – то, что подвигло к действию. Героя подвигает эмоциональная страсть, энергия эмоционального действия.  Причем – познается первичная суть, поэтому герой может совершать действия, которые   и уменьшат масштаб  благ в явном аспекте. Ведь важен высший смысл!  Так что герой вовсе не действует как заведенный болванчик – пытаясь непрестанно улучшать и помогать и совершать подвиги. Существо именно познает слой, делая выводы согласно высшему смыслу, а стало быть, и его действия будут меняться согласно смыслу текущих представлений  и целей, будут осмыслены!
Познание светлого героя первого подвида  это   ненаучное изучение ненаучных знаний.  Изучение эмоциональных представлений. А научные знания, как вы увидите в следующей книге – это изучение методов более высокого мира.  Это самое первое прикосновение к представлениям, первый подслой.  Поэтому такое неизреченное познание похоже пока только на постановку вопроса: а что возможно в представлениях? Возможное будущее эмоционального благополучия.  Такой  герой –   исследователь страстей. Что и как  там.   «Ветер дует, солнце нагревает, умеренно. О, так здесь же гулять можно!»  А что еще можно, и главное как?   Ну а в созидании теперь уж одно ему точно ясно. Чтобы гулять хорошо, нужен, нужен свежий воздух. И легкая одежда. Или, скажем,   дети хотят играть в мяч. Герой решил   помочь этой страсти. Что нужно?  Что-то пружинистое и прыгающее  для мяча, и крепкая обувь, и  умение хорошо бегать, и  сытный обед перед игрой. Или после.  Высший смысл подскажет  в каждом конкретном случае.  Отсюда кстати, вполне очевидно следует, что герой первого подвида – романтик, житейский мечтатель.  
Энергетически такие порывы к ненаучному исследованию весьма точно показаны в фильмах «Железный человек  1-2-3». Когда персонаж  задумывается – какими бы еще возможностями наделить железного человека? А для этого нужно изучить страсти, то, какие вообще возможности могут быть.   Причем там показаны одновременно и светлые и высокомерные порывы. Как только персонажу советуют, что и как сделать – его высокомерие становится очевидным! Конечно, на самом деле герой не может напрямую внедрять возможности в технические устройства. В фильме энергетика такова только потому, что сам актер – герой.
В предыдущей книге были показаны черты высокомерного героя. Но  очевидно – персонаж  выше  вовсе не превращается в  настолько порочную личность. В  предыдущей книге описывались прицельно сами грехи высокомерия, вне контекста  светлых и темных существ. И там я   описал  темную  высокомерную личность.  Суть высокомерия, самого греха –  одинакова и у светлых и у темных личностей, поэтому я не делал разделения еще и по этому признаку. А вот результирующие черты жизненной деятельности будут весьма различаться, ибо у светлого существа высокомерие основы будет вовлекаться в светлую деятельность, а у темного – в эмпатию. 
У светлого невысокомерного героя энергетика основы  в образном восприятии  похожа на чудесную,  приятную игру бело-прозрачных искрящихся активных процессов опеки. Это достижения страсти, устойчивые качества страсти.   У светлого же и высокомерного –  она похожа на тоскующе-гневную обиду, касающуюся качеств опеки. Обиду и невежество созидания, которые окружающие иногда путают с   отстраненным равнодушием.  А он не равнодушен, он просто все больше не понимает, как действуют другие нетехнические объекты, отстраняясь от них и от событий с ними, а высоко мерит только определенный рисунок качеств. 

   Итого, светлый герой познает эмоциональные страсти, а  чтобы успешно сотворить такой метод, требуется все  множество качеств опеки,  о них герой и будет мечтать.  Мальчик пытается подтянуться, не дотягивается до планки. У него страсть  к меткости, и он  тренирует необходимые сопутствующие качества опеки, в том числе и сильные руки.  Герой с состраданием на него смотрит, решив, что пока еще он ни разу не Соколиный Глаз, но  порывы хороши.  И  герой будет мечтать о том, как создать  качества опеки, которые  помогут  достичь, развить в опеке. Ну а на земле – попросту подсадит ли  он его, или изобретет  хитрую систему блоков – это уже как пойдет.
И ни о какой темной эмпатии у такого светлого героя и речи быть не может.   Будут ли диктовать проявленные представления, если они подчинены высшему смыслу и сами рождены им? Высший смысл будет диктовать представлениям, а они будут меняться и расцветать высшей гармонией! Светлый герой уступчив, действует с оглядкой на высшую суть.  «Давайте сейчас поедем куда-нибудь в ресторан вкусно поесть?»  Нет? Мотивируйте! И  это не будет скрытой бандитской угрозой, герой хочет познавать высший смысл и готов менять представления во взаимном осмысленном диалоге с собеседниками, познавая неизреченную гармонию эмоциональных страстей.

Философский вопрос об эгоизме

Многие философы или мыслители подмечали – неэгоистичное действие сопутствует гармонии, свету и так далее. Поэтому появились такие призывы: живи для других, забудь о себе и т.д.   Но ведь неэгоистичное действие не гарантирует высшей гармонии как таковое, само по себе.  Так, герой действует бескорыстно вовсе не потому, что его цель – проявленные блага других. Герой действует бескорыстно, потому смысл его действий – не в корысти, не в эмпатии к благам, а в познании высшей сути. И одновременно он создает блага и себе, и для других. Если познается  часть предначертанной судьбы, где определенные лишения и трудности – герой пойдет на это. Если познается часть судьбы, где награда и благополучие – герой без колебаний и с удовольствием возьмет и блага. Но все равно главной сутью будет – высшее познание. Философ же, который берет внешнюю черту, следствие высшей гармонии, и не догадываясь о причине, возносит бескорыстную помощь другим в абсолютное достоинство –  приносит  этим огромный вред! Такой мыслитель не осознал причин, и считает проявленное следствие источником светлых черт личности.  Поэтому, по факту  мыслитель говорит следующее: «Ты сделал сапоги себе – плохо, тьма. Делай сапоги другим -  хорошо, свет». Покажем чистую логику: ты помогаешь в проявленных благах себе, забывая о высшей сути – плохо, тьма. Ты помогаешь в проявленных благах другим, забывая о высшей сути – хорошо, свет.  Но на самом-то деле: если сапожник забыв о высшем смысле – сделает сапоги себе для прогулок,  итог –  темная эмпатия. А если сапожник, забыв о высшем смысле,  сделает сапоги для прогулок  100 клиентам, даже бесплатно –  это стократная темная эмпатия!
Если же сапожник познает высшую суть – то светлым будет и действие для себя и действия для других. 
И что самое интересное – все деяния такого сапожника будут направлены на познание и светлое развитие  именно со смыслом. То есть гармоничный сапожник – не продаст сапоги тому, кто танцует  в трактире без устали ради темной эмпатии.  И продаст  очень дешево или даже отдаст бедной вдове, которой не в чем выйти за хлебом. 

Гордыня слоя познания героев первого подвида

Вы никогда не задавались вопросом, почему хулиган   не просто хулиганит время от времени, а практически в любой ситуации ведет себя именно хулигански?  Это вовсе не  сознательный момент вроде   «а  похулиганю-ка я  сейчас». Он просто такой. А почему разбойничьи банды  имеют очень характерное разухабистое поведение?  А почему есть личности, которые, не занимаясь по факту житейским криминалом,  имеют такой стиль поведения, будто у них за плечами 20 лет  грабежей и тюрем? Они плевали на высший смысл представлений о страстях, а значит и на проявленную гармонию. Они  распространяют свои представления о страсти на весь мир.  Если темного героя повлечет страсть пинать консервную банку ночью, он не будет думать, что другие спят, ибо ему страстно именно это. Более того, узнав, что другие испытывают  эмоциональное неудобство, он еще и порадуется. Почему? Да потому что это и есть экспансия. Его страсть подавляет все другие страсти и распространяется.  Если его эмпатия должна распространиться всюду и быть вечной, то отсюда следует очевидный вывод: ему все можно в страстях. Любая его страсть должна быть удовлетворена. А вот представления других в эмоциональном – по жизни неверные. Поэтому они лохи, они по определению обречены быть починенными его представлениями.
И герой манит всех своими представлениями. Но они заточены под него, это его эмпатия, поэтому всем другим она сулит обман житейской хитростью.  Как герой манит страстью? Ну, тут спутать сложно. Если в переулке к вам подходит неулыбчивый мрачный субъект и спрашивает: «Слушай, ты  того… денег хочешь?».   Естественно, в итоге его  представления  повернут не лучшую сторону для    прохожего. Также герой манит эмоциональными методами и в самом прямом смысле.  Помните,  олимпиец манил  чувством, представленным  веером инстинктов? А герой будет манить представлениями как совокупностью множества качеств. О да, уверяю вас, герой будет снимать рубашку в жаркий день перед женской аудиторией, а рядом – наготове топор и дрова. Что? Нет, помогать он не будет. Он будет позировать и «собирать сливки» с образа.  И полезет по канату, и чтобы зрители ахнули, когда он чуть не сорвался, но в последний момент  смог подтянуться на одной руке.  И, на самом деле  отлынивая от работы – будет  поправлять рукава, многозначительно стряхивать пыль с  прически, и так же многозначительно опираться о лопату.  Демонстрируя  представления  о работающем с  ракурса повыгоднее.  Герой играет в мяч, и каждый раз, когда ловит, старается задержаться в этой позе подольше, выгодное представление, на него зрители смотрят.  Кажется, вот-вот    он  начнет  им  ободряюще подмигивать и сгинать  руку, демонстрируя мышцы.
Мальчик, школьник стоит во дворе школы. Пришли другие школьники. И тут его понесло. Он и берет веревку, чтобы показать, как он ее разорвет, и картинно становится на камень ногой, вытягивая кстати сигарету и закуривая. И разводит руки, показывая, какого большого недруга он победил. Приговаривая и сплевывая, «как настоящий плохой взрослый»:
– Большой шкаф громко падает.
Как видите, он одержим порочными страстями, и пытается представить себя одноклассникам как владетеля  этих страстей, надеясь, что они тоже захотят их, и он тогда станет заправилой. Если он не высокомерен, то обман идет гораздо менее явно, вплоть до того, что в юридическом понимании состав житейского преступления исчезает. Но  смысл все равно остается тем же, даже если темный герой – вовсе и не разбойник. Любая деятельность, любые действия будут нести  корысть.
Страсти – основа дэвов. Есть животное по энергетике чрезвычайно сродственное дэвам.  Это корова. И очень много дэвов рождаются именно в телах коров, если уж дэву суждено реинкарнироваться в теле животного. Поэтому, как к  образу,  у корыстных героев к коровам отношение особое. Ведь для них это слой познания, дающий все блага.   «Это наша корова и мы ее доим». В девяностые годы был всплеск активности корыстных героев, и каждый темный герой хотел показать – вот, его представления очень значимы, очень. Его пальцы исподволь складывались в  символ страсти – рожками. Как они говорили – «топырит пальцы». Вот темный герой ведет диалог, и он совершает этим же знаком характерные захватывающие движения сверху вниз, он хочет нагибать всех вокруг своими представлениями.
Если же  такой герой высокомерен, то ситуация для героя гораздо  более трагичная. И в высшем смысле и в очевидном, внешнем.  Среди соответствующих личностей популярен такой слоган – девушки любят плохих парней.  Так вот, это и есть темный высокомерный герой. Это определенный типаж, с очень характерными чертами. Такой герой внешне – то есть иллюзорно, для поверхностного наблюдателя,  а тем более для  заинтересованного –  становится похож на очень  грустного поэта.  Грустящего  и житейски обижающегося по любому поводу.  И девушки – либо тоже темные герои, либо попросту обманутые экспансивной эмпатией  – путают эту обиду с поэтичной утонченностью,  со стремлением непризнанного таланта доказать всему миру, что все вокруг  заблуждаются.  И что на самом деле удар  цепью ничего не подозревающего торговца – задержания не заслуживает, и мечта о том, чтобы сбросить  горшок с цветами на голову прохожего – является  лишь  непонятым обществом бунтом.  А  два часа в день  этот «поэт» бьет мешок разными способами –  чтобы сексуально вспотеть для милой, и ни для чего больше.

Постепенно темная экспансия блокируется. Я обращаюсь с просьбой к соседу, он  поставил машину так, что мешал и мне парковаться.  Он уже сидел в машине,  я попросил его отъехать буквально на пол-метра, сосед мог сделать это абсолютно без проблем, за секунды. Возражать герой не стал, он как раз куда-то собирался, и   просто молча  уехал. Но перед этим посмотрел на меня таким пустым странным взглядом, что запомнилось надолго.  Это полное отсутствие эмоционального сострадания. В его представлениях  я значим для него  лишь как помогающий ему во всем простак. Но   в данном случае речь-то об этом не шла. Ему  почему-то не сказали: «О как круто и раскованно вы поставили машину где попало, вы настоящий bad boy, образец для подражания». А наоборот, возразили.    И в итоге его восприятием мои представления попросту исключены   из сферы его интересов как принципиально тупиковая ветвь.  Ибо и потребить не с руки, экспансия не получается, и разрушать возможностей особо нет. Да и блокировка уж начинается, можно сказать это и есть первые звоночки.   Когда хулигана в школе впервые отчитывают  на педсовете, он смотрит именно так.  О чем совещаются все эти граждане?  И такой взгляд – отражает принципиальную позицию непринятия невыгодных представлений.
Постепенно темная экспансия блокируется все больше, и герой начинает действовать все больше с оглядкой, вплоть до этапа сохранения имеющегося масштаба эмпатии. И вот герой, раньше он был похож на лирического поэта. А теперь он – мрачный нервный тип, косящийся по сторонам. Нервный в эмоциях, не спутайте с инстинктами. И темные герои в своей среде вполне находят описание такому состоянию. «Подрованный», «на вариантах».
Теперь он хозяйствует в имеющемся масштабе представлений о страсти, то есть пытается перенаправить все процессы территории на себя. Другим же, кто находится на данной территории –  пытается мешать это делать.  На земле,  в сообществе темных героев представления о страстях зачастую  называют  понятиями, и герои интригуют  друг с другом в эмоциях,  создавая  хитро заплетенные конструкции представлений.  А иначе говоря,  «грузят» друг друга.   В представлениях каждого героя все блага – ему.  Но  теперь рядом с ним такие же герои,  а  у них-то представления  в свою пользу! И вот они начинают выяснять между собой, кто с кем не поздоровался, чья очередь есть шоколад, кто стоял спиной к кому и так далее. Однако ситуация  не ограничивается просто спором в распределении благ. Каждый-то стремится себе все взять. И поэтому  они стараются найти якобы «ошибки» в представлениях другого.  И за эту ошибку тот, другой, должен отдать все блага. Темные герои обожают обвинять других в том, что они поступают неверно, не по их эмпатичным представлениям.
А в целом, каковы теперь черты эмоциональных представлений? О, они уже далеко от   внешне благообразных  представлений  начала предыдущего этапа, разрушающего хаоса все больше. Герой все также хочет показать представления, желательно получше, чтобы успешно хозяйствовать. Но они уже явно отмечены жуткой печатью хаотичного распада. Так, герой  подмигивает,  но он уже слишком нервный,  охвачен страхом потерять свою территорию, да и разрушающего хаоса немало, поэтому подмигивание превращается   в  разбойничью угрожающую гримасу а эмоциональные движения задиристы, нервозны и экономны. Да и в целом, страсти – извращаются!  Но этот упадок темные  герои видят лишь друг в друге. И вот один герой другому говорит: «Что ты прихорашиваешся,  словно  курица в теплую погоду?». А тот ему:  «Что ты сказал?    Ты ответишь за это по полной». Ну и дальше начинается дележ  представлений.
Мечты у героя на этапе  сохранения выглядят соответственно. Это мечты о подтасовках в свою пользу, об успешном хозяйствовании.  «Эх, а вот если бы ко мне подошли такие двое шкафа, а я им так – обнажаю грудь резко-резко:  глядите, я на колчаковских фронтах воевал, был ранен! И они ко мне – со всем уважением сразу! А что если прийти на рынок и обвинить продавца, что товар испорчен? И теперь  часть лотка – мне даром! Что? Нет, почему только сегодня?  Всегда.  А может подсунуть недругу   колбасу  в его запасы, и обвинить в краже?»   Кстати, не забывайте, что качества опеки  – это еще и  житейские события. Мечтает такой герой  «приглашу недруга на застолье, он придет – а я тут сижу с корешами, что покрепче, и указываю ему на соседний стол, отдельный, похуже. Сказав  таким образом, какого я о нем мнения. И чтобы  я подошел к велосипедисту и – раз его долой на землю. А он – ничего в ответ. А я: боишься – значит уважаешь!».
И здесь еще вот что интересно: зачастую   темные существа,  воспринимая самые разные явления слоя жизненных благ, пытаются подстроить их именно под свои цели, конечно же. Изначально слово «понятия» вообще имело хождение в узкой среде непосредственно  криминальных элементов, и содержало лишь небольшое количество  основных указаний  об иерархии их среды и регламент отношений.   Ясно, что эти правила светлыми также  не назвать, но нюанс в другом. Со временем     большое  количество темных героев  адаптировали понятия под свое восприятие и используют именно так,  как описано выше. И это уже вовсе  не несколько пунктов,  а огромное количество темных  житейских представлений.  И вот уже читаю статью  в интернете «Почему  воровские понятия стали частью субкультуры подростков?». Да не стали они частью их субкультуры! Зачем им воровские понятия, если они не занимаются воровством?  В их случае это вовсе не те  предписания для криминальных элементов, смысл термина совершенно изменился.  Теперь это разнообразные представления темных героев, которых немало  в тех самых субкультурах.
Постепенно   темное хозяйствование  блокируется свыше.  Теперь душа темного героя переполнена  грехами такого рода,  и полна  совершенно очевидным  невежеством, уже и в очевидной, проявленной форме.  Ведь герой уже не может прикасаться душою к этим процессам.  Понимаете, даже если он попытается –  «проект» его души теперь таков, что он не сможет это сделать.  Здесь, конечно, я имею ввиду не мирскую душу, не эмоции. Речь о более высоких слоях бытия. Теперь герой живет прошлым, имеющимися благами. И эмпатичен он исключительно к имеющимся эмоциональным представлениям, страстям. Это очень специфическое, легко узнаваемое отношение к окружающему миру.  Это эмпатия к страстям, которые  уже существуют, не меняются и должны оставаться таковыми вечно.   И вот герой обнимает статую девушки, смотрит с умилением на поющую птичку, на отдыхающего в тени, на проплывающие облака. В общем, это рекурсивная концентрация на имеющихся образах страсти. Образно это похоже на усталую  упадочную однообразную лирическую мелодию,  повторяющуюся снова и снова. Любые страстные явления по  теперешним «понятиям» героя не могут «ни вправо ни влево», не могут измениться ни на шаг.   Поэтому и восприятие соответственно:
«О, книга в прекрасном  переплете, я открою тебя и начну читать. Я открываю сидя под деревом, я открываю эту книгу. Я открывающий книгу, открывающий книгу в золотом свете,  падающим сквозь листву, в золотом свете, падающим сквозь листву, я открываю книгу». Что? Нет, до чтения дело скорее всего  не дойдет, а до понимания прочитанного тем паче.  Это застывший образ страсти.  Золотое древо играет бликами в солнечных лучах, играет воздух переливами солнца… спокойно и навсегда. В общем, такой герой обожает «плакаться с миром», рекурсивно концентрируясь на имеющихся образах страсти.  И он испытывает неизбывную боль от возможного или действительного краха любых страстей, того что страстно.  
Поэтому, как видите, все переживания на одно лицо. Именно такие печали составляют вполне заметную  часть лирической поэзии, особенно прошлых веков.  Той, что от темных героев.  «О птиченька, ты пела мне когда-то, а теперь хладна и недвижима» и т.д.
Мечты же темного героя направлены на то, чтобы его  имеющиеся блага никто не мог затронуть.  Светлый герой разбивает камень, мешающий ручью  орошать поля. А темному герою мечтается: о, если бы к моим благам подошли а тут – каменпад. О, а если бы – земля у них под ногами стала бы вязкой грязью. А вот – травмировавший колено путник,  какая радость! Ему мечтается о качествах  опеки, которые бы разрушали  любую новую  функциональность  на его территории имеющихся благ. И в своем родном теле герои именно так и действуют.
Но, темный – темному рознь. Вот темный герой, но не высокомерный, а   также признающий существование светлых сил и их гармонию. И он хотя бы немного способен  объективно раздумывать  о последствиях своих деяний.  Вот идут путники,  герой обрушивает камнепад – но рядом. Предостерегая. Потом отступая от светлых сил, однако же, возможно  и путники пока что раздумают.  А вот другой признающий высшие силы, но решивший схитрить: он без колебаний  создает  разрушительные качества, но  так, чтобы их возможно было  очевидно разглядеть. Выходит нечто  сродни задачке, но без разумной сути, от мира.  Он пытается смягчить грех, сделать его якобы  косвенным, снять с себя вину за него.  Конечно же, на самом деле такие деяния все равно будут греховными!  Бог все видит.    Но именно отсюда пошли   сюжеты преданий  и сказок  с     задачками и загадками от темных существ, на территорию которых зашли.  Такие задачки, по сути – нелогичный обман, и оперируют исключительно внешними, зачастую превратно истолкованными связями.    
– «Чем болтать-то – давай устроим состязание. Победитель диктует условия. Я предлагаю гонки отсюда до старой вербы на дамбе.
– Не знаю, где дамба и где старая верба.
– Если б знал, я предлагать бы не стал. Люблю состязаться, но не люблю проигрывать».
Анджей Сапковский

Гармония слоя познания героев второго подвида

Герой второго подвида познает эмоциональное раздолье.  Ненаучные исследовательские вопросы уже поставлены предыдущим подвидом. А второй подвид задается этими вопросами, он изучает глубинное временное течение процессов представлений. Поэтому познание такого героя похоже на   исследование вопросов эстетики, эстетических представлений. Как  может  протекать страсть?  А как должна протекать исходя из высшего смысла?  Чистая капля воды на листке,  земля напоенная солнцем, растут сочные травы, земля полна   подземными водами,  на вольных ветрах  из-под камней бьет ключом родник.  Ну а возможным все это становится, благодаря вееру    житейских истин. Там, где родник – лучше не топтать землю, трава будет сочной  при вполне конкретных условиях, когда солнце освещает почву в меру, тень – также должна прийти.
В образном понимании герои второго подвида  познают то,  что иногда  называют «ценностями старой Европы».  Есть веер деяний основ.  Пошел ливень – нужно закрыть окна, печенье – должно   быть душистым, еда усталому – сытной и т.д. А в итоге – получится мир,  в котором  мусор – бросают в мусорный ящик, а не где попало.  Еда – проверяется и верно хранится, водоемы – не загрязняют и так далее.
Обращаю внимание читателей на очень важный аспект, который  достаточно часто встречается  в книгах.  Может показаться, что дано повторение – очистить водоем – это деяние в опеке. Но чистый водоем –  вроде бы  тоже опека. На самом же деле  никакого повторения нет.  Смотрите на контекст,  суть и восприятие. Чистый водоем – это раздолье эмоций. Такое же, как вольные луга.  Причем и в очевидном контексте самой фразы  – водоемы содержатся чистыми, это судьба, длительный процесс представления именно о чистом водоеме.  Причем это вовсе не означает, что я вынужденно заменяю высокие структуры бытия приблизительными понятиями    человеческого мира. Наоборот, это в человеческом языке нет слова, напрямую обозначающего раздольные эмоции фактически присущие чистому водоему.   Но в контексте становится очевидным – речь именно об этом.  Причем вы, возможно, сами того не осознавая, используете такие контекстные обороты в своей речи очень часто,  которые  на самом деле обозначают сущности высоких миров. Ведь, в  конце концов, утверждение «чистая вода» может означать и  отсутствие разрушающих плоть хаотичных примесей.  Но мы же так не мыслим,  никому не придет в голову  в земных реалиях трактовать эту фразу с точки зрения нечистых слоев бытия. 
Что же касается всего веера влияний основ,  герой второго подвида – не помогает напрямую, это и не Тимур с командой, и  не  герой шестого подвида, каким его любят показывать на Западе. Герой второго подвида  помогает вмешательством в житейские истины, ведь второй подслой – это глубинные процессы.  И  где герой шестого подвида подставит плечу тому, кто ушибся, герой второго подвида еще ранее озаботится слишком крутым поворотом при  мокром грунте. Герой второго подвида вмешивается не там, где нужна внешняя помощь, а там, где что-то может пойти не так из-за неверно выстроенных житейских истин. Или, наоборот, когда их нужно улучшить согласно высшему смыслу слоя познания.   
Гармоничные герои второго подвида – очень чистые в опеке существа, будто капля росы, ведь благодаря познаваемой концепции раздолья  они детализируют весь веер  житейских истин, создавая их соответственно высшему смыслу.   Помню, стою я как-то на рыбалке. Пришли ребята на речку – два эльфа и герой. Герой всеми средствами старается показать эльфам, какой он герой. Пошел в речку плавать, эльфы смеются и  кричат: ты куда это вдруг устремился? Герой плавает, кого он только не изображал – и крики котика, и как дельфин играет, и как морской котик плещется.  Герой перебирает рисунки житейских истин, но животные лишь образ и повод,  на самом деле  все это связано с представлением раздолья у самого героя. Иначе говоря, раздольное поведение всех «животных», показанных одним героем, будет схоже.

Теоретическое отступление о высокомерии:
Свет светлого существа – вовсе не индульгенция от других грехов, как выше слоя познания, так и ниже.   Поэтому и светлый герой вполне может быть высокомерным. Высокомерный герой второго подвида, когда бежит и видит перед собой полосу разрытой земли, все равно продолжает бежать, спотыкаясь и падая. Из-за гордыни высокомерия.  У него все непременно должно получиться, во что бы то ни стало. Вот светлому герою познание высшего смысла  открывает желательное действие – растянуть ткани под деревом, чтобы плоды падали туда. Но он высокомерен, и он начнет растягивать их, хоть бы там целыми семьями сидели и отдыхали, вместо того, чтобы немного подождать или попросить подвинуться. Причем  десинхронизация высокомерия может привести и к достаточно разрушительным последствиям.  Герой хочет поправить у сына кепку, и поправляет. В этом есть смысл. Но в данный момент  сын идет кататься на роликах,   и в данный момент – хорошо бы поправить именно наколенники.  Подобная бесшабашность может привести к  нежелательному развитию событий и травмам.

Гордыня слоя познания героев второго подвида

На первом этапе темной деградации герой стремится распространить свои представления о раздолье на весь мир. И, конечно же, в этих эмоциональных представлениях именно он – главная фигура. Энергетика героев во времена феодального строя порождала соответствующие культурные явления. И еще с тех времен пошел  термин, очень точно отражающий подобные состояния души. Гусарство. Молодечество и удаль напоказ.  То есть  это  стиль поведения, а не звание или принадлежность к военным. Сами гусары могли иметь и светлую энергетику, в зависимости от собственных устремлений. Но с  другой стороны, гусары  в значительной массе имели именно  эти черты. Отсюда и термин.
Герой будет пропагандировать представления раздолья, с собой в главной роли. Такой  герой будет картинно сидеть  на коне вполоборота,  и чтобы белая рубаха раздувалась на ветру.  И закидывать руки за голову с колоском в зубах, и чтобы грудь на полный вдох – от полноты раздолья. И падать назад, не глядя, в толпу подхватывающих его друзей.   И верный выстрел с небрежным видом, будто его удали все нипочем. 
И что же, такие представления – греховные? Да, ибо это темная эмпатия к проявленному миру  и утверждение глубоко эгоистичного раздолья.  И вот  герой уже с небрежным видом картинно отряхивает пепел с сигареты на того, кто чистит ему сапоги. И вдруг решает бестолково заорать на ухо кому-то рядом. Ударяет другого, просто чтобы показать, какой он «удалой».   И такие же бестолковые попойки, лишь чтобы доказать, что раздолье пьянства – тоже его. Все больше темная эмпатия наполняется разрушающим хаосом, ибо с самого начала отрицает высшее.
К тому же  –  вся  темная эмпатия  активно продвигается, экспансия. Поэтому малейшее несоответствие  со своими представлениями приводит такого героя в очень специфическое эмоциональное возмущение. В среде современных героев это называют «быковать». В общем, как только герой на этапе экспансии контактирует с  новым раздольем – оно тут же наполняется брошенными перчатками,  с вызовом на стрелку или на дуэль,  угрозами с самым мрачным видом, мол – нераздолье тебе.  И  угрожающими упоминаниями  о нарушениях некой смутной «гусарской чести», сводящейся к тому, что всякий помешавший  эмпатичному  раздолью  – ее и нарушил.  Например, трактирщик,  который пришел за оплатой. Герой может сказать, что он не доверяет гусару, и что  это-то как раз и нарушение.
Что же касается всего веера деяний основ  – герой будет использовать житейские истины так, чтобы продвинуть свое раздолье и разрушить чужое.  Собственно, одно  перетекает в другое. Экспансия  подразумевает перестройку  бытия под себя, а значит,  разрушение всех противоречащих процессов. Свежее печенье свежо пахнет, а при ливне неплохо бы прикрыть окна. Да, но и огонь легко зажигает сваленное в чужом дворе добро,   колеса велосипеда можно перекачать, а тормоза – повредить. И темные герои ищут истины, разрушающие нежелательное для них раздолье, с кривой ухмылкой обещая друг другу «неприятностей».   Помню, наблюдал за одним героем, стоит – курит. И вдруг у него на лбу зарябили упрямо морщины, он тааак глубоко задумался, прищурившись и глядя по сторонам,  не спеша,  ритмично, и чуть ли не с сожалением бросив окурок в урну. Темный герой подсознательно  прикидывает порочные применения житейским истинам против недругов.  Он об этом даже не думал сознательно, но окурок темный герой  кидает так, будто нужно попасть в цель и поджечь, а штаны подтягивает – будто перед дракой. А уж когда кладет тяжелые железные ключи в багажник…  В общем, если недруг во время гусарского кутежа идет  по коридору, можно рвануть на себя ковер. Если же  по лестнице –   можно качнуть люстру.
Постепенно экспансия представлений блокируется. Образно говоря, гусар сверяется со все более длинным списком вечеринок, откуда его выгнали за неэстетичное поведение. И вот  идет герой  этакими рыскающими движениями, он все время будто подныривает подо что-то. Опять же, так подсознательно проявляется душевное состояние – он хочет быковать, но блокировок свыше все больше, и он, скажем так – выискивает варианты уклонения и сохранения. Герой приобретает очень характерный «набыченный» вид. Наступает этап «хозяйствования».  Но здесь нужно понимать:  его темные стремления никуда не делись. Просто теперь стремление быковать ограничено имеющимся масштабом эмпатии. И оно  меняется под эти новые условия. Как я уже рассказывал, со мной в одном классе учился как раз такой герой – и темный и высокомерный. Герой вдруг начинает без удержу  скакать на стуле в классе, он одержим  раздольем страсти.   Но теперь его движения не грозят экспансией, как на предыдущем этапе.   В каждом движении теперь отражается новая концепция. Теперь деяния героя упорно отстаивающие   «набыченные».  Сохранение территории.   Он стремится быть хозяином на «своей» территории. 
Раздолье состоит из веера житейских истин.   Как-то раз я арендовал офис, которым заведовала как раз  такая женщина, на этапе сохранения. Когда она заходила к нам пообщаться – то  немедленно, чрезвычайно настойчиво старалась поучаствовать  во всех житейских истинах.  И как лучше окно подпирать она знает,  и где меньше сквозняка тоже, и режим работы кондиционера укажет. И, казалось бы, вроде и вреда особого в  действиях и нет, но вот уже и все раздолье  перестроено под ее представления, а мы уже так, гости. А вот она выставляет  угощение всем посетителям в обеденный перерыв – конфеты, молоко, вафли – разное. И зорко смотрит, что посетителям нравится больше всего, а в следующий раз – убирает это. А нечего раздольничать    на ее территории.   Вообще, герои на данном этапе,  постоянно изворачиваясь в житейских истинах, приобретают характерный хитроватый  вид,  будто хотят сказать что-то вроде: «Эй! пс! контрабандные  свежие печеньки! Только у меня!».   На самом же деле, пытаясь «обнести» других в житейских благах, а сделать наоборот, гадость. Создать   житейские истины так, чтобы они были очередным вкладом в укрепление своего раздолья и ущемления раздолья чужого.  Это достаточно неприятное поведение, ибо  ни что иное, как постоянное стремление подгадить раздолью другого. Темные существа не относятся особо критически к собственной деградации, зато отлично  замечают ее  в других темных. И темные герои в своей среде часто говорят – как клятву очень значимую – «а вот гадом буду…»  - это как раз о таком поведении. Кстати, из той же оперы и петух, только это касается уже слоя  эмпатии.  В среде темных героев  он является крайне негативным символом. А разгадка проста. Петух – действует молодцевато. Просто данное животное  на этих слоях бытия  так устроено. И он образно напоминает темным героям на дальнейших этапах темной деградации о первом этапе – об экспансии. И поэтому – не приветствуется.
Но и в самом рисунке эмпатии – герой, конечно, хитрит также. Это что-то вроде упорного мнения о некой галантности, которой  должны все придерживаться. И в среде таких темных героев получается, что каждый из героев считает, что все вокруг должны быть галантными, а он сам – действует отнюдь не галантно.  Ибо на самом деле для каждого темного героя представления о галантности стянуты на него.  И вот они разбираются, кто кому плащ обрызгал грязью, кто кого  неаккуратно толкнул,  а это неизбежно,  ибо так называемая галантность  каждого – эгоистична и «набычена».   Однако стул,  на котором быкуют,  долго не выдержит, и жизнь такого героя неостановимо деградирует. Я учусь в институте  – девушка в группе – темный герой этого же подвида. Она буквально кружит вокруг разговаривающих  студентов – разговаривают про футбол,   она подходит – и конечно же, разбирается в футболе. Рядом говорят – нет, боевые  единоборства интереснее. Раз – и она уже там, и конечно же – она долго занималась и этим. Она старается «примазаться» к любому раздолью. (В  данном случае,  конечно, речь идет не о раздолье обсуждаемых тем,  а о раздолье самого веселого разговора в компании.) Но она ходит в институт с  авоськой вместо сумки,   эстетичность разрушается.

На этапе  отречения герой концентрируется на уже имеющемся раздолье, причем оно, как и любые проявленные блага уязвимы, а вот новых благ – больше не будет в рамках темного пути.  Но на последнем этапе нет и восполнения, потому что нет изменений. Поэтому герой погружается в специфическое, чрезвычайно слезливое состояние восприятия этого раздолья.  Что же касается образной энергетики представлений – то и на данном этапе герой «бычится» – однако же суть образного термина теперь снова соответственно другая. Герой изо всех сил сопротивляется любым изменениям представлений, упирается чувствами. Вообще, любое темное существо  на любых этапах темного пути  следует своей  эмпатии. Но на последнем этапе деградации эмпатия сводится к прошлому и поэтому герой сопротивляется изменениям уже имеющихся фактических благ. Любые изменения в раздолье такой герой воспринимает теперь чрезвычайно болезненно.  Он это воспринимает как живой образ беды, вот, прямо воочию приходящую и слоняющуюся рядом.  Непоправимого эмоционального неблагополучия. Группа ребят разговаривает возле подъезда, а восприятие героя  по степени непринятия видит их, будто рок-группу непотребно кочевряжущуюся и орущую, прямо возле дверей. Парень в подъезде ожидает почтальона, но для героя это смутная беда, надвинувшая капюшон до самых глаз, безмолвно ждущая возможности причинить неприятности.
Итак, в  жизненных благах герой живет прошлым. А вот касательно действий основы – есть важный нюанс: чтобы блага раздолья не менялись, весь веер составляющих их житейских истин  вполне должен функционировать, ибо их функциональность  эти блага как раз и составляет. Но – функционировать – неизменным образом. Именно тогда  раздолье в целом –  останется постоянным. Поэтому  в действиях основы герой на данном этапе  похож на завсклада, который зациклился на состоянии имеющихся запасов.  Он то и дело проверяет состояние житейских истин и качеств – мягкость набивки не уменьшилась ли? А условия хранения, припасов? А упаковка с молоком  точно целая? Что же касается «вредителей», занимающихся функциональностью слоя, то герой стремится отнять у них «опасные предметы» или разрушить их. Те предметы, которыми они могут раздолье изменять. И темный герой  зачастую не замечает тьмы  и остановки в своих действиях.  Наоборот,  он воспринимает свои действия как  героические! Ведь он только что остановил тех, кто покушался на его припасы! 

Гармония слоя познания героев третьего подвида

В предыдущей книге было показано, что внешнее будущее временных эмоциональных методов – это развлечения.  Но развлечения –  образный термин.  Слой можно описать и другим способом:  в человеческих языках представления  касательно внешнего временного будущего называют правдой. Стало быть,  третий подслой методов – это мирская правда. Ведь есть еще и другие слои правд, мы о них поговорим в следующих книгах.  И чаще всего слово употребляют именно в тех, более высоких контекстах.    Но когда  я описывал основу дэвов, я не использовал этот термин. Дело в том, что на земле правдой принято называть нечто достаточно объемлющее и  определяющее.  Так что  термин не вполне подходит для    основы, во всяком случае, в понимании землян.  Однако же именно поэтому высокомерные и темные дэвы постоянно хитрят. Меняют правды как перчатки, причем порочным образом. А вот для героев термин  «мирская правда» подходит как нельзя лучше. Так как в их случае – это охватывающий всю жизнь слой познания.  Итак, светлые герои третьего подвида познают житейскую правду или, образно – эмоциональные развлечения, увлечения.
Неизреченное познание светлых героев третьего подвида подобно решительно-устремленным попыткам по разрешению уже поставленного вопроса о неизреченном смысле представлений, вдумчивая озадаченность поставленным вопросом.  Образно такое восприятие похоже на состояние ученого-летчика-испытателя. Но – на  нижележащей параллели, ибо герой «испытывает» не научные концепции, а развлечения эмоций.   Познание высшей сути развлечений приведет  и к проявленной гармонии, процветанию слоя. В русском языке есть выражение, которое, хоть и заимствует более высокое понятие, но   применяется для описания гармонии именно третьего подслоя эмоциональных представлений.  Культура – это явление весьма высокого порядка. А вот выражение  «культурное поведение» –  применяют именно в отношении   эмоциональных представлений. Термин     зачастую употребляется  и в том смысле – что граждане не будут хулиганить, а их развлечения будут  носить вполне вменяемый характер.
Поэтому неизреченное познание светлых героев третьего подвида очень похоже на познание культуры поведения, но с  оговоркой: в  обыденной речи   культура поведения чаще всего применяется  в контексте взаимодействия личностей, отношений. Здесь же ее следует  понимать в более широком, академическом смысле –    культура методов,  культура поведения.  То есть герой задается вопросами неизреченного смысла будущего внешнего эмоционального благополучия.  Но и в отношениях он,  конечно,  учтив  и «культурен». Ведь это тоже   забота о внешнем  будущем эмоционального благополучия.
Ну а будущему благополучия поможет весь веер житейских замыслов. Так, в предыдущей книге описывался житейский замысел: герой создает замысел свежей воды и купания в реке.   Но зачем?  Очевидно, что купание в реке в хороших условиях опеки – часть единого развлечения, часть мирского благополучия. Что, вы хотите гулять парами и пить сок? Я кажется, знаю, какие житейские замыслы вам в этом помогут! А вы хотите  развлекаться на пляжах?  Сейчас разберемся, какое множество  качеств опеки  поможет вам в этом.  Соленые брызги, морской песок, эх, хорошо!
Подобная логика  и энергетика восприятия  неплохо показаны в клипе Натальи Ветлицкой «Теплая вода». Герой описывает собственные представления о развлечениях, но не прямым образом, ведь это – вся жизнь героя. А как совокупность житейских качеств. Кстати, житейские качества  на третьем подслое  можно назвать житейским величием, по аналогии с технологическим  величием асуров, высшей параллелью.  И внимательный слушатель заметит, что качества описываются именно в такой концепции как превосходные, великие. Хотя и житейски. «Крепки звенья золотой цепи». Кстати, энергетика клипа  – светлая. А вот высокомерия  – немало. 

Теоретическое включение о высокомерии

Иногда читатели спрашивают – так  неужели лишь из-за высокомерия герой может стать разбойником?  Поэтому уточню: реально светлое высокомерное существо разбойником  не станет. Ибо концептуально, в целом, вся его жизнь не станет жизнью разбойника. Но! Грехи высокомерия чрезвычайно разрушают деяния основы. И в итоге мы получаем не разбойника с разбойничьими поступками. И неужели даже и светлое существо может поступить как в анекдоте про героя из первой книги? Да, может. Герой творит свои дела житейского величия, большие камни уступают, открывая путь путникам, цепи крепкие разрываются или, наоборот, завязываются, не суть. Но герой высокомерен. И камень должен откатиться и освободить проход в любом случае, во что бы то ни стало. Нужна подача свежей воды на поля – а там хоть трава не расти. Кроме того, высокомерный герой не замечает много важных деталей. И вот кто-то очутился на пути воды.  Ну что же, он попал.  Кто-то, и  куда-то… Ведь в данном случае  это не сознательное желание сделать другому хуже, а  невежество созидания. Он не учитывает этой детали в своих действиях.   А вот другой герой хочет ехать повеселее да побыстрее. И бьет нагайкой кобылу безудержно, из-за высокомерия не желая понимать,  что «техпараметры» кобылы просто не позволяют это совершить.  Она должна и все тут. Совершенно ясно, что избиение ляжет на его душу значительным грехом.  Поэтому и получается, что высокомерие порождает тоскливый раздрай, устойчивое неврозное состояние, мандраж, сродни состоянию четвертого подвида, но этот – устремлен  в будущее, потому-то он и тоскливый. Тоска  не как сожаление, а как крах будущих житейских достижений.  Высокомерное обращение с замыслом неизбежно будет порождать житейские аварии.

Гордыня слоя познания героев третьего подвида

Самое-самое начало темного пути.  Очевидных разрушительных действий еще очень мало,   темная десинхронизация пока минимальна,  экспансия  зачастую бывает  успешной.  А вот идола темного пути,  темной эмпатии – хоть отбавляй! Таких часто называют «благородный разбойник».    «Дамочка, будьте добры ваше колье  – мне надо. А вы пожалуйста, спойте для меня, а вы – спляшите. Скрипачи – играйте, черт возьми, играйте!». 
У темного героя отношение к развлечениям особое. Все развлечения теперь – ему и для него.  Часто будущие разбойничьи банды  формировались  из коллективов темных героев одним и тем же образом. О чем они потом и рассказывали  после поимки. Приходят будущие разбойники, скажем, в село. Ах, не хотите хлеб-соль выносить? Не хотите чествовать?  И разбойники  начинали доказывать жителям, насколько они не правы. Потом в следующей, и в следующей.  И постепенно просто начинали грабить и разрушать, не дожидаясь конфликта представлений.  О чем потом со слезами на глазах и рассказывали в сыскной канцелярии: мы же просто правду свою хотели доказать. Да  вот только их  правда в том, что все благополучие и все развлечения – им.  Героя охватывает эмпатия к эмоциональным развлечениям. 
И герой старается показать всем, что мир – с ним. Будущее явного благополучия – его.  В общем, разбойник  вовсю старается показать свое мирское благородство, «породу». И здесь очень хорошо видно –  как  те же внешние блага, но  не ориентированные на неизреченный смысл  –  совершенно меняются по своей сути. Ведь вполне может существовать  темная эмпатия к культурным представлениям,   представления теперь сами по себе – самодостаточный кумир. Культурное поведение делал истинно  культурным  –  высший смысл, а не проявленный рисунок  представлений как таковой.  Теперь же  темный герой показывает –  как именно он берет цветок, и как он умеет поворачиваться и двигаться не просто так, а как надо, по правде, «культурно».  И расплывается в улыбке и золотой зуб блестит…  Ах, он нюхает цветок. Хорошо. Ах, он садится на прохладе.  Еще лучше.  Но это, очевидно, вовсе не культура поведения, а представления о  собственном  эмоциональном благополучии, эгоистичная эмпатия.  И   в этих представлениях другим определена роль шестерок, которые работают на  его развлечения и судьбу.
А весь веер доступных действий теперь уже темной основы должен заставить других следовать именно этому рисунку.  Герой только-только вступил на темный путь, и поэтому его нынешние владения эмпатии  – это, в значительной степени,  и предначертанные ему свыше аспекты бытия.  Поэтому на данном этапе   герой очень  часто безнаказан явным образом, и ему ошибочно кажется, что его действия неостановимы. И герой прямо таки расплывается в очень  характерной улыбке, наполненной радостной бодрой  угрозой, которая говорит:  я как подумаю, что вы, безнадежные шестерки,  столкнетесь с моими возможностями (житейского) величия, без шансов. Ну а события темных основ в  максимальном варианте высокомерия  хорошо знакомы по разбойникам.      А что, если пал по полям пустить?  А может, красного петуха по хатам в непокорной деревне? О!  Деревня-то под горой, а на ней – камни. Короче говоря, такие разбойники в том, что касается основ, рассуждают категориями житейского величия,  житейского «технологического» плана: тетива натягивается, пуля просвистит, ну а тяжелый бидон с бензином нужно разливать  на целевую область аккуратно, приставными шагами и порциями.
А вот герой вовсе и  не разбойник,  но его действия и стремления по целевой  логике влияния идентичны.  Герой ест, набив рот - брызги, частички еды летят на окружающих. И он так себя повел, по сути, специально.  Это дает ему ощущение размаха собственного благополучия, и одновременно ущемленности  благополучия других, а они желательно, чтобы еще и еду ему поднесли, попутно хваля его за то, что он такой резкий-резкий.  Герой пришел, смахнул   на стол  покупки,  так что бутылки едва не разбились, потеснив соседа по коммуналке.   А пусть знает! Благополучие от всех купленных запасов  – ему, а ты –посторонись, слабина!   Ведь он уверен, что его житейское величие необоримо. Пока уверен.
Но на следующем этапе экспансия блокируется. Он, возможно, совершал бы грехи и дальше, все более тяжкие. Но теперь  по всем направлениям экспансии его вопрошают:  позвольте,  а вот эти ваши, так сказать, деяния – разве они приводят к решению поставленных вопросов неизреченной реальности? Теперь герой уже не пытается завоевать вселенную своей  мирской правдой, навязать свои представления благополучия.  Теперь на ограниченной территории герой пытается уже не навязать, а отстоять свою «правду». Один нюанс: на этой территории зачастую есть и другие  темные герои, отстаивающие каждый свои   представления. 
И основы теперь соответствующие – житейское величие теперь не в возможностях экспансии, теперь это величие укрепления, отстаивания своего замысла от посягательств.  Ведь каждый из замыслов основы вносит свой вклад в  мирское благополучие.  Все это, и действия основы и специфические влияния порождают  чрезвычайно характерные черты таких героев. Вот герой хочет поесть, это  эмоциональный метод, который должен проявиться.   Образно говоря   поесть – это развлечение.  С  точки зрения эмоций, конечно, так как само явление – достаточно высокого плана.  И вот  герой размеренно присматривается, окидывая всех взглядом, оценивая собственные шансы хозяйствования, но и угрозы сопротивлений со стороны  других представлений.  Потом, размеренно, но и с неким нажимом, ища баланс между всем этим, «хозяйствуя», восклицает: «Братва, может, поесть пора?».  Все переглядываются, а вдруг помешают едой кому-то очень сильному, его благополучию и его житейским планам. Потом кто-то,  аккуратно, стараясь не сказать лишнего,  чтобы не дать повода очернить свои представления, дает добро. И вот он вытаскивает тарелку, проворачивая ее на столе, будто закрепляя. Народ медленно наваливает себе кашу, исподволь демонстрируя, как она валится – сытна нажориста и именно в свою тарелку, однозначно. Все движения серьезны, экономны и одновременно солидны.  Каждый держится за свое, и каждый знает, что каждый ищет слабину в каждом, не упустит шанса «перераспределить» лишний кусочек благополучия себе.  Едят, насупившись. Кто-то воткнул в стол нож рядом с собой, на всякий случай. Поели, размеренно вытирая остатки каши хлебом. Чинно облизывая ложки. Чтобы никто не смог сказать, будто  похотливо. Здесь чрезмерные страсти не в чести, экономить нужно.  В предыдущей книге похожие  деяния  основы описывались в разделе про героев третьего подвида. Это невысокомерные деяния, но темных существ.   Ведь  там   речь ведь шла только о гармонии основы. Впрочем,  следующей же фразой показаны и светлые деяния. 
Следующий этап – этап остановки. Герой погружается в лирическое волнение,  эмпатично болезненное   до слез, относительно уже имеющихся  представлений. В образе  такое восприятие мира весьма  точно  показано в «Полицейской академии» у главаря банды. Однако  сам актер  не герой. Эффект достигается исключительно за счет талантливейшей постановки сцен и проработки персонажа.  Возьмем простой пример. Охота – как  развлечение. Казалось бы – чтобы охотиться – нужно действовать. Каким же образом  это развлечение может остановиться? Да, чтобы охотиться, нужно действовать. А вот представления об охоте могут и не меняться. Они-то и будут остановившимся развлечением.  И вот герой берет футляр, проводит рукой по отполированному дереву оружия, оценивая представления. Надевает рог с порохом, примеривая, осматривая. Причем порох может быть и отсыревший, более того, желательно чтобы он был сырым. Так спокойнее.  Ведь представления меняться не должны и на  охоту идти никто не собирается. Лучше он спокойно погуляет в местах былой охотничьей славы.  И если приводить пример,  касающийся героев живущих на земле – то в качествах основы  такого героя манит и успокаивает рассохшаяся скрипящая дверь  и равномерная устоявшаяся работа мельничного колеса, а вот ведро полное краски… непорядок. Удар - эх, хорошо полилась. Вот теперь другое дело – где-то валяется старое ведро с засохшей краской,  в нем будто гниющая чернота, ибо эти качества теперь являют  собой тупики в житейских планах, охваченные хаосом распада.     А вон  телега лежит с давних пор,  вросла в землю прям,  эх лирично-поэтично! Что, ось сгнила и разломилась? А так даже лучше!
Помню любопытный случай. Ремонтирую машину, директор  ремонтной фирмы – как раз такой темный герой. Спрашиваю – а вот эта подкладка под пружину, что с ней случится, если и дальше ездить. Герой: ну так, ничего особо не случится, можно ездить, только на  ухабах она иногда так –  чвяк! До этой фразы он стоял, понурившись, а после прям приободрился и повеселел.  Поврежденная прокладка  по сути бесполезна, но зато не преподносит сюрпризов, и «протестует» против чрезмерно активной езды.
Если герой и темный и высокомерный, деяния совсем уж разрушительны и порочны. Вот     сидят  те герои,  каждый над своей кашей. А неподалеку, в сторонке сидит совсем уж мрачный и серьезный тип, которого никто не трогает и ни о чем не спрашивает. Не то чтобы он сильнее всех, просто при малейшем конфликте с его имеющимися представлениями он напрямую переходит к разрушению. Потому-то темные существа на последнем этапе и вызывают часто оторопь страха. Он и высокомерен и темен, да еще и на последнем этапе темного пути. Из-за невежества высокомерия он все больше переходит от  подходящих деяний для поддержания существующей эмпатии  к неподходящим деяниям, которые ничего поддержать не могут, а  только лишь разрушают.  И он понимает, что у него  получается эффективнее, поэтому все больше склоняется к безрассудному разрушению. Потому-то его все и боятся. Такое существо – разрушает и себя, и не колеблясь,  других, раз уж так. И у этого типа на любые претензии разговор короткий:  ломаются ваши кости, захлебнетесь кровью и так далее.  Замыслы разрушения.
Однако же в нашей цивилизации такие герои «далеко не пойдут», как-то не получается эффективно разрушать качествами опеки,  когда против брошены технические решения. Поэтому образ такого  темного героя,   внешне успешного  хоть на какое-то время – сохранился лишь в кино. Это очень специфический образ злодея, который во всех подобных кинолентах сидит и  размеренно гладит  злодейскую кошку, это и есть та самая  рекурсивная остановка  представлений  развлечений.  Причем даже в фильмах – такой герой  в реалиях современной  цивилизации выглядит гротескно. Например,  он говорит: у меня есть план! В эти летние праздники тысячи людей выйдут на площадь, а ни один фонтан не заработает. Хаос и паника воцарятся в городе! 

Гармония слоя познания героев четвертого подвида

«Живущие в условиях раздолья рано или поздно начнут играть и веселиться». Игра эмоций, веселье – это проявленное раздолье, и герои четвертого подвида познают игру эмоций, эмоциональное веселье. Гармоничный герой четвертого подвида вплетает в мироздание концепции использования объектов опеки таким образом, чтобы обеспечить гармоничную картину веселья, эмоциональной судьбы. Теперь и вопрос с Тимуром и бабушкой решился. Тимур приносит бабушке продукты, чинит теплицы – не  ради самих качеств, он все это делает, чтобы бабушке благополучнее, лучше и веселее  жилось. Но чтобы старушке истинно благополучнее жилось, необходимо познать высший смысл, чтобы действовать правильно, помочь чем нужно и кому нужно. И   герой четвертого подвида познает неизреченный смысл эмоциональной игры, судьбы эмоций. Четвертый подслой методов эмоционального блага. Отсюда, кстати, следует  возможно неожиданный для некоторых  читателей вывод: прикладное копирование таких действий, например, организация движения в государственном масштабе – отнюдь не гарантируют гармоничный по своей сути итог. Да, деяния светлого героя по внешней канве подобны деяниям     «тимуровца». Но наоборот-то не всегда справедливо!  Что, если герой будет   помогать старушке – но ведомый эмпатией к миру? Тогда это будет благополучие, отошедшее от высшего смысла, это будут темные деяния!
К неизреченному смыслу вопрос уже поставлен и решение  уже  есть. Теперь представления должны проявиться в четвертом подслое, но должны и соответствовать  эстетичности, культуре представлений.  Герой специфическим образом задается   верным протеканием неизреченного вопроса.  Это было бы не просто объяснить. Но  есть хороший образный пример, правда, из параллели выше. Спецслужбы, бойцы невидимого фронта, «личности в сером». Они запрашивают, например: а то, что вы делаете, каково само по себе, а соответствует ли сути самого вопроса, но даже если и соответствует - то нужно ли именно сейчас поступать именно так именно вам?   Это мораль. Но это параллель выше. А герои четвертого подвида творят мирскую мораль. То есть понимаете, уже известно, что, например -  страсть к еде – существует и имеет смысл, и известно, как именно можно пировать. Но что будет, и как можно пировать конкретно сейчас, и конкретно в этой ситуации? Ведь к решению можно подойти разными способами, да и сами решения могут различаться!
Проявленная в мире, гармонично выстроенная мирская мораль, игра эмоций – на земле  не имеет точного определения, но достаточно точно подпадает под образ «рыцарского поведения, рыцарского кодекса». Но, как и в других подобных случаях, касающихся проявленного рисунка слоя познания -   рыцарским   может быть названо и поведение светлого героя, и темного – тогда термин меняет смысл и становится эмпатичным. И в таком случае рыцарским называется поведение, пропагандирующее уже определенный рисунок благ мира.   Так, например в  СНГ, еще со времен СССР,  по какой-то причине  барды, почти все –  несут темный порыв,  их песни по сути воспевают разбойничьи ценности.

Философский вопрос - отрешенность

Философы земли зачастую   вполне точно излагают   факты, знания, связанные и с  весьма высокими явлениями. Но так как их причины и общее место в мироздании чаще всего остаются неясными, то сами явления очень часто трактуются как самодостаточные «эзотерические, высокие» ценности.   Особенно этим  грешат не столько собственно философы, которые заняты   общими размышлениями,  а эзотерики.  Поскольку им нужен и прикладной результат, вот и идет практическая, причем весьма искаженная трактовка. Так,  эзотерики    давно заметили – светлые личности  отрешены от благ мира.  Конечно, концепция светлых существ большинству из них может быть и незнакома – но вывод-то все равно делается по внешним, очевидным признакам. Эзотерик видит -  гармоничное   существо  –  отрешено. Да и во многих религиях также упоминаются «хорошие», светлые  существа из высоких миров,  часто упоминается и  их некая отстраненность от мирского.  И дальше эзотерик   развивает эту концепцию  уже лично, причем часто линейно и поверхностно.  Так как задачи  анализа или поиска причин изначально  не ставились.  Выглядит это приблизительно так: плохо на душе? Отрешайся!  Жадный? Отрешись от денег.  Обжора? Отрешись от еды!  В общем, точно так же, как щедрость светлых деяний становилась прикладным советом без понимания сути. Культ карго. На самом же деле, отрешенность – лишь следствие, а не исток гармонии.  Вот светлый герой четвертого подвида. И он отрешен от проявленных благ эмоциональной игры. Но почему он отрешен?  Да потому что он задается вопросами их создания и направления! Он их воспринимает  «сверху» из неизреченной реальности и с позиции неизреченной реальности. Иначе как он поймет, что делать? Он должен быть истинным восприятием там! Это-то и видно из проявленного мира как определенная отрешенность.    Образно, что то вроде:
– Хотите тысячу, на веселье?
– Секунду, запрос в центр,  подойдет ли это в данной ситуации, как именно  лучше веселиться?
– Ну а сто тысяч?
– Да неважно, любые вообразимые проявленные блага слоя, все равно запрос в центр.
Но то, что с точки зрения проявленного мира видно как  отрешенность, на самом деле является гармонией, процветанием и расцветом, истинным восприятием.  Ибо  из мира видно лишь, что личность по какой-то причине не погружается в блага, сохраняя некую отрешенность. А вот из вечности видно   другую, истинную сторону –  личность познает неизреченный смысл и  проводит неизреченный смысл  творения в эту вселенную, наполняя мир гармонией и расцветом, а вовсе не отрешенностью. Такие действия  обеспечивают и внешнюю канву благ, а без высшей сути проявленный мир не может обновляться и гармонично существовать. Потому-то  стагнирующий мир  темных существ  и становится подвержен разрушающему  хаосу,  деградирует. И даже когда светлые  личности непосредственно используют блага, а они вполне их используют – то  эмпатичной погруженности   в них не происходит. Вот скульптор – из его устройств появляется слепок женского лица невероятной красоты.  Скульптор любуется, восхищаясь. Попутно бормоча себе под нос: так, губы подправить, лоб повыше. Совершенно ясно, что в таком режиме темная эмпатия невозможна, охватывающего погружения в блага любого масштаба не произойдет. А вот темное существо увидит здесь лишь равнодушную черствость.    Так и светлый герой, контактируя со слоем познания с игрой эмоций – вполне получает  блага слоя, но как он может преклониться перед благами, если даже одновременно с непосредственным   получением благ  – он оценивает пути их  модернизации и перспективы изменения согласно высшего? Какой чудесный урожай, игра заката и вкус вина… неплохо, в этот раз совсем не плохо. Какие же компоненты можно поменять или добавить? Подобно этому, светлое существо «пробует» практически любой масштаб благ слоя познания (определенных высшим смыслом), но эти блага  не могут захватить темной эмпатией даже  теоретически, ибо это лишь плод создаваемый. Творец никогда не преклонится перед сотворенным. Сотворенное  действует согласно высшему смыслу, а не наоборот. Светлое существо будет использовать или разрушит, перестраивая великолепное творение, и ухом не поведет, и не будет захвачено, погружено в эмпатию.  Впереди неисчислимая вечность других творений, еще и лучше.  Что? Ухом не поведет, потому что создаст себе новые блага? Нет, потому что истинные цели в высшем!  Кстати, не путайте светлую отрешенность, не-эмпатию с действительным  равнодушием! Продавщица смотрит на покупателя как на пустое место. Так что, это потому, что она погружена в высший смысл? Нет конечно! Такое равнодушие – следствие отречения от высшего смысла,  но и в темном пути покупатель ей ничем  выгоден, она на ставке. 
Правда, насчет черствости есть один нюанс: вот светлый творец, сотворивший свое детище. Но почему он не просто отрешен, а действительно черство «рубит с плеча» в  решениях творчества, не слушает никого, ему почему-то совершенно наплевать и на советы и на похвалу. Он в гордыне своего высшего смысла. И что там окружающие, что их похвала или ругань. Все равно они не несут высшего смысла, только он сам.
Итак, продолжим.  Что  касается всего веера основ, то это использование объектов опеки, потому-то такой герой и похож на тимуровца – он создает житейские проекты (подтянуть теплицу, расставить готовые к использованию лейки и т.д.) – а все вместе они создадут мирское благополучие.
Но что, если эти деяния будут высокомерными? Есть куча анекдотов и сюжетов  о том, как появляются тимуровцы -  и окна кругом захлопываются, родители зовут домой детей с прогулки, а бабушки уходят с лавочек. Ибо по сути их деяния (по фактическим результатам) мало чем отличаются от хулиганства. А иногда могут даже быть хуже, ведь хулиган – опасается,  а светлый герой – нет, так как у него намерения-то светлые.  У высокомерного героя все  валится из рук, разбивается и ломается, а житейские проекты не срабатывают или вредят. Однако это вовсе не значит, что он в какой-то мере стал сродственен темному пути или похож на темного героя. Его слой познания вполне светлый, а вот гордыня на слое основы – приводит к десинхронизации, к разрушительным или бесполезным деяниям.

Гордыня слоя познания героев четвертого подвида

Для героя четвертого подвида образ эмпатии  – эмоциональная игра, и он воспринимает ее как существование некого идола максимально рыцарского поведения, которое даст все и, кстати – спишет все и оправдает любые действия, ведь высшего смысла в понимании героя нет, есть лишь мир. А он – как раз и является таким рисунком эмпатии. Начинается темная экспансия, причем себя такой герой воспринимает как рыцаря высшей пробы, а все то (включая и действия личностей), что не соответствует его рисунку эмпатии, он видит гнусным, низким. Вот  существо действует согласно другим представлениям. А темному существу кажется, что кто-то гнусно и криво  усмехаясь, мешает рыцарю
В темной экспансии герой действует всем веером основ, которые теперь направлены на экспансию именно его рисунка темной эмпатии на весь мир. И уже с самого первого этапа темного пути качества основы – глубоко порочны.   Ведь основа теперь создается не ради действий согласно высшему смыслу, а ради целей экспансии. Они  прицельно направлены на то, чтобы мешать любым процессам, отличающимся от образа эмпатии. А значит, они прицельно все больше  мешают и  первозданному хаосу, прохождению высшего смысла в мир. Основа героя четвертого подвида – это использование объектов опеки или качества, связанные с их использованием. Так как четвертый подслой – это проявленное временное течение процессов.  Поэтому героя четвертого подвида можно назвать житейским инженером.  А  мир темных героев четвертого подвида – это мир житейских хитростей и интриг. Герой старается помешать с помощью качеств опеки нежелательным течениям эмоций и обеспечить желательные.   Поэтому образно экспансия героев четвертого подвида подобна нападению варваров. С поворотными шестернями, устремленным на врага дрекольем, осадными катапультами, тыловыми поджогами, накладной броней и прочим. Но есть пример еще более точно отражающий энергетику. По факту он сказочный, то есть это не реальные существа,  но именно эта культурная цепочка  на земле подключилась к реальному слою темных героев   и передает энергетику точнейшим образом. Орки. В большинстве фентезийных сказок нападение орков весьма точно показывает энергетику деяний темной экспансии четвертого подвида. Но по сути, действия такого героя и  в современном мире –  мало чем отличаются от варварства. Вот девушка заходит в офис за бумагами. Сотрудничество не задалось, и девушка  оставляет после себя «подарочек» - мокрую вонючую ткань, заброшенную в укромное место. И девушка считает свой поступок – проявлением рыцарства высшей пробы, неотразимо проведенной операцией против этих гнусных личностей. А вот дама совершает пробежку по парку. У бордюра ребята играют в городки. Дама задевает городки так, чтобы скинуть  их  в овраг. И она считает свое поведение не просто допустимым, она это воспринимает как утонченную, достойнейшую хитрость, рыцарское поведение, ведущее к тому, как все должно быть  в эмоциях по-правильному.
А  с местами увеселений  у разбойников такие же «особые отношения», как и с развлечениями.   Пираты, те вообще жили в режиме – выезд  на заработки –  безудержное веселье – выезд на заработки. Собственно, грабежи  были лишь порочным творением ради известной цели – получить веселье. Поэтому деньги пираты   называли «веселые доллары».  Огромное количество разбойников на допросах писали, как под копирку, о том, как  они стали заниматься разбоем: «И вот выставили меня значит, за дверь. А я думаю – и что же? Другие будут пить да гулять, а мне значит – ничего? И пришла мне в голову одна штука…». Ну а что за штука  – ясно. О том, как использовать качества опеки   для подкопов, поджогов, грабежа, нападений и так далее. И если говорить  о сообществе таких  темных героев – то это мир кланов-банд, порочных житейских инженеров,  борющихся за экспансию. Что-то вроде: «Я слышал, финикийские доспехи не держат  прямой удар. А между тем охрана сегодня  оденет именно такие. Замки – хорошие, зато кровля внахлест.   Вот и нападем сегодня ночью, через крышу…»
И вдруг, в один прекрасный момент – герою, пытающемуся проводить экспансию, свыше говорится: секундочку, погодите это совершать, комиссия рассмотрит ваш запрос согласно неизреченному смыслу житейской морали. Но так как деяния темных героев, мягко говоря, моральными не являются – то везде, по всем возможностям экспансии, и самому герою становится очевидным (причем часто уже заранее) –  понимания такие предложения не найдут. Герой начинает сохранять имеющийся масштаб эмпатии. 
Здесь уместно еще раз подчеркнуть: черты существ вовсе не абстрактны. Как иногда воспринимают читатели, не осознающие фактическую реальность абсолютно всех слоев бытия.   «Ну вот эльфа метлива, или герой раздражен. Хорошо, пусть будет – будем считать, что они такие, там, где-то там. Ну или даже по факту, пусть здесь. Ну и что?» Такой читатель воспринимает описание подобных черт сродни абстрактной новости. «Ну, бегут  цветные квадратики внизу экрана. Да, там что-то – о   воздушном флоте… ну что ж, бывает». А вот когда  на него  падает тень от флота, он все же вполне начинает понимать, что это происходит, а не абстрактно декларировано  словами. И очень важно – флот из стали или из древесины? А капитан – гармоничный или неадекватный?  Черты  существ и функциональность слоев не только реальны, они и  определяют весь рисунок фактического существования, фактической энергетики и фактических действий существ. А если существа с одинаковой энергетикой собираются в коллективы  – то это  может давать черты  культурных направлений, а иногда  и целых  цивилизаций.
На этапе сохранения эмпатии герой уже не стремится к экспансии своего рыцарского образа. Этот образ уже отхватил, сколько успел.  Поэтому теперь герой воспринимает территорию эмпатии как некую рыцарскую вотчину, и есть залог ее сохранения –  особое, рыцарское поведение в этих вотчинах, то, как подобает, исключительно по некому этикету эмпатии.  Как вы помните, энергетика героев играла значительную культурную роль во времена   феодальных  королевств.   И во многих исторических фильмах можно заметить отражение    восприятия  таких темных героев. Вот бал на заунывной, повторяющейся скрипичной ноте. А танец представляет собой по сути последовательность поклонов. Все думают не столько о танце или о веселом времяпровождении –  сколько о том, чтобы этикет соблюсти, сохранить свое. А то мало ли…
В восприятии героя на этапе сохранения вокруг все больше множится чернь, от которой требуется защищаться.  В конце эпохи Возрождения – начале Средних веков иногда встречались весьма характерные рисунки. Художник самым прямым образом изображал на картине свое восприятие мира: вот  здесь конкретно  фрейлина, а вот,  конкретно  – чернь, с  характерно искаженными лицами, гримасами. Ему же надо показать, как плоха   игра эмоций у всех, кто мешает хозяйствовать.
Упадочность и недостаточность темных действий, все более примитивное и ошибочное использование качеств опеки, возрастающий разрушающий хаос привносят неизгладимые черты в такое общество.   Вот феодальный городок, улицы тонут в мусоре, который выбрасывается прямо из окон. Ведь у каждого своя вотчина дома, а вокруг – чернь,  подумаешь, мусор ей в самый раз. Каждая  девушка – фрейлина, идет и цены не сложит своей игре эмоций. Утонченная, и поступает как подобает. В собственных глазах. На самом же деле ни о каком истинном этикете речи не идет, это лишь образ эгоистичной эмпатии. Поэтому груба такая «фрейлина», как чернь, а когда она ругается и толкается на узкой улочке, становится очевидным  – это никакой не этикет, а лишь охрана своей территории  благополучия.  Использование объектов опеки также разрушительно. Купаться она опасается, зубы гниют из-за отсутствия ухода, волосы фиксируются жиром, а уж о паразитах никто и не думает.  Здесь следует заметить – там же, в те же времена жило немало и  темных дэвов, но если они высокомерны – то еще больше ухудшали   все ту же картину разрушенных представлений.
Если такой герой встречается в современном обществе – суть поведения остается такой же. Вот передо мной идет девушка в аккуратном головном уборе, ступающая выверенно и с расстановкой. Ей помешал пройти прохожий,  она восклицает басом: «Куда ты щимишся, а?». 
Вообще, на этапе сохранения  – это также мир житейских хитростей, но теперь не наступающих, а обороняющихся. Одно из любимых, достаточно частых действий такого героя – сделать объекты опеки защищенными от нежелательного использования, а потом сказать – ну да, не получается, потому что вы чернь, не по корове седло. Нечто вроде житейски зашифрованного способа использования. Чтобы только сам автор знал – как. На рисунках времен поздней эпохи Возрождения иногда можно увидеть такое восприятие основ художником. Камни, сложенные так, что их очень сложно обойти или убрать, корзина без   видимых ручек и т.д.  «Сарай с припасами закрыт и ключ выброшен для вас».

Теоретическое включение об отношении к первозданному хаосу и высшему смыслу.

Но вокруг такого героя есть не только другие темные. Первозданный хаос проходит уже и на территорию сохранения. Герой воспринимает такие процессы как чрезвычайно странное моральное требование. Почему странное? А потому что он давно уж в забвении о высшем смысле, однако теперь неизреченный моральный вопрос направлен именно на него! И герой иногда показным образом изображает смирение, сам же обдумывая очередную житейскую хитрость. Причем сама светлая постановка вопроса морали или запросы светлых личностей вызывают у темных  героев зачастую весьма интересное состояние, вроде эмоциональной истерики из  быстро перемежающихся противоположных состояний «вот светлый процесс, я должен  признать это» и «нет, это смешно, он слаб и это все  фантазии, неизреченного нет». Такая истерика возникает, когда есть одновременные   стремления и беспроблемно иметь темные блага, игнорировав неизреченный смысл, и все же  не нагрешить еще сильнее. С одной стороны возможен грех,  но и терять что-либо из своего рисунка благ не хочется, а с другой –   если неизреченного смысла   нет, то и греха нет, а светлое существо –  ничего не может и ошибается, оно просто в безумии.   Вот темное существо и колеблется, раздираемое сомнениями.    Помню, видел как-то похожую картину в явном виде –  девушка смотрит на асура, читающего научную книжку. Тут даже  угрозы ее территории напрямую нет, но ее терзает гордыня, трясет от гордыни, она никак не может решить, кто это – лишь дурачок, читающий книгу, вместо того чтобы жить «по настоящему», поклоняясь миру. Или ученый, обладающий необозримыми далями познания, а значит и огромными перспективами, как в непроявленном, так и в проявленном. Именно от такого восприятия появился парадоксальный шедевр темной мысли – фраза «тупой ученый». Он конечно ученый, но хорошо бы считать, что он тупой и дурачок,  ведь такой ничего не может толком,  а значит мир – в безопасности.    Если темное существо выбирает ошибочный вариант, то для него это весьма разрушительно: невежество о высшем смысле при таком импульсе гораздо быстрее увеличивается, чем когда наличие высшего смысла и светлых существ признается. Существо сознательно, значительным усилием хочет не знать, не верить в неизреченный смысл.  Поэтому, возможно, такое отношение может способствовать  ускоренному последующему перерождению в более низкие типы души. Здесь подчеркну   – пока я не изучал этот механизм прицельно, но то, что такое отношение вредит  – несомненно!  Иногда темное существо не только признает существование высшего смысла, но пытается и соответствовать. Но   поступать истинно морально темный герой не в состоянии (пока остается на темном пути), не в состоянии выйти за рамки категорий эмпатии к миру. И моральный «хороший поступок» сводится к той же эмпатии, он просто переносит свои же категории  эмпатии на другое существо, считая это не эгоистичным, а значит моральным и хорошим. «Ах, птичку жалко». А почему жалко?  А потому что у нее недостаточно благ мира, причем именно таких, какие описывает слой эмпатии. Тем не менее, это – все равно эгоизм. Просто не следует понимать эгоизм темных существ в прямом земном смысле. Очень часто темные существа и сострадают, и болезненно переживают о другом, и стенают о другом, когда у него мало… благ слоя эмпатии. Опять двадцать пять. На самом деле это все  тот же эгоизм. Ведь рисунок-то эмпатии все равно его,  он им управляет и это именно его жизненные блага. Жена говорит мужу – я так тебе сочувствую, потому что я тебе мало внимания уделяю. И что, у нее темная гордыня уменьшится?
Итак, на этапе отречения герой четвертого подвида живет прошлым, уже имеющимся рисунком эмоциональной игры. Эмоциональная игра вполне себе играет, но – все время одинаково.   Вот копейщик поднимает блестящее копье… и бессильно его опускает. И снова и снова рекурсивно происходит одно и то же. А вот всадник поднимет кулак, чтобы погрозить противнику и направить лошадь… но будто бессильно раздумав,  не  делает ничего.  И здесь иной светлый читатель резонно спросит: но что мешает? Вот прям ожидается действие,  новая игра эмоций, что же за бессилие их останавливает? Вот-вот копье будет  поднято, и конь подстегнут, а пространство огласится криками нападающих варваров. Но нет – те времена давно прошли. На самом же деле они вовсе не раздумали действовать, из-за какого-либо бессилия.  Ибо и не надумывали, и не собирались. На крайней степени темной деградации функциональности нет.  Понимаете, такая игра эмоций   не ведет никуда. Эта игра – эмпатичный памятник самому себе. Рекурсивный, остановленный рисунок. Копьеносец снова и снова картинно поднимает и опускает копье не потому, что с какого-то момента игра эмоций не может происходить   дальше. Он просто никуда и не собирался. Он  лишь показывает снова и снова то, что уже есть, позируя «рыцарством».   Ведь на последнем этапе темной деградации  герой воспринимает такие процессы как некий самодостаточный образ чрезвычайного рыцарского благородства. Как... звон шпор. Они есть,  играют эмоциями и этого уже достаточно, больше ничего и не требуется. Ведь звон шпор – рыцарски благороден, и точка.
Теперь это рыцарь печального образа. Зачастую формальная логика позволяет уточнить те черты, которые на земле описаны навскидку, интуитивно. Так, рыцарь печального образа в словаре показан как «наивный человек, бесплодный мечтатель». Теперь мы можем уточнить – бесплодный житейский прожектер. Ведь житейский мечтатель – это первый подслой, а не четвертый.   Однако же такое определение чересчур оптимистично. Ведь эта наивность весьма специфическая, и  проистекает в основном из концепции, что все вокруг – застывшие образы рыцарского благородства.  Такая наивность весьма агрессивна и разрушительна, полная оторопи последнего этапа деградации «не тронь»! Ведь   функциональность будет восприниматься как оскорбление благородного застывшего рыцарского образа!   И такой герой начинает всем мешать использовать объекты опеки. А это ни что иное как хулиганство.  Так вроде же мы уже обсуждали хулиганские страсти в разделе о первом подвиде? Понимаете, все темные герои, на всех этапах темной деградации в определенном смысле – хулиганы. Но именно четвертый подвид на последнем этапе  воспринимается как «классический» хулиган в СНГ. Он мешает использовать объекты опеки, делает их непригодными к использованию. Такой хулиган воспринимает   меняющих его мир как тех, кто плетет житейские козни против него; хитрецов, пытающихся расхитить ценности его прошлого, посягающих на них. А свои действия, мешающие житейским проектам он  трактует как  действия, которые восстановят спокойное рыцарство эмоционального образа прошлого.  
И здесь еще раз замечу:  темный – темному рознь. Вот я смотрю на темного героя, у него совершенно хулиганский вид,  ведь при очень сильной активности порочных действий –  часто это проявляется и в чертах внешности, причем даже и в человеческом теле. Мимические мышцы играют буграми так, как будто он положил  за губы  вату в рот. Ведь  он охвачен мрачной неприязнью ко всему, что не соответствует его «рыцарскому» образу.  А в его деяниях –  жуткие преступления. Именно этот герой – в своих действиях не мешал особо проявленному функционалу темных существ. Его хулиганства сознательно были направлены именно против  высшего смысла происходящего!  Но даже вот этот герой, который напрямую совершал действия, мешающие  реализации высшего смысла – он   тоже вовсе не хочет грешить и творить зло. Но тогда как он для себя обосновывает эти сверхпорочные действия и в чем разница  с другими темными? Он увиде